Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки»)




Скачать 30,55 Kb.
НазваниеОбраз воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки»)
страница1/14
Дата03.02.2016
Размер30,55 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Министерство образования и науки Российской федерации

ФГБОУ ВПО «СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

На правах рукописи


ДЕРЕВЯШКИНА Алена Петровна


ОБРАЗ ВОДЫ И ВОДНОЙ СТИХИИ

В СИСТЕМЕ ГОГОЛЕВСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ АРХАИКИ

(НА МАТЕРИАЛЕ ЦИКЛА

«ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ДИКАНЬКИ»)


10.01.01 – Русская литература


ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Научный руководитель –

доктор филологических наук,

Т.К. Черная


Ставрополь – 2012


Содержание

Введение

Глава 1. Мифопоэтика воды: теория вопроса.

    1. Понятие «архетип» в теоретическом и историко-литературном аспекте

    2. Архетип воды как один из компонентов древнего мифотворчества

    3. Смысл циклообразования в аспекте проблемы архетипа в художественном творчестве

Выводы по первой главе

Глава 2. Сущность и функции архетипа воды в первой части цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки»

2.1. «Сорочинская ярмарка»: роль архетипа в системе празднично-ритуального действия

2.2. «Вечер накануне Ивана Купала»: стихия воды в ипостаси крови (идея религиозного страха)

2.3. «Майская ночь, или Утопленница»: семантика водной стихии как основа сюжетосложения.

2.4. «Пропавшая грамота»: композиционная роль архетипа воды и архетипа огня

Выводы по второй главе

Глава 3. Расширение эстетических, философских и религиозных смыслов архетипа воды во второй части цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки»

3.1. «Ночь перед Рождеством»: идентификация архетипа воды в зимнем, рождественском мотиве цикла

3.2. «Страшная месть»: границы и синтез миров

3.3. «Иван Федорович Шпонька и его тетушка»: новые страхи

3.4. «Заколдованное место»: символика предупреждения

Выводы по третьей главе

Заключение

Библиографический список


Введение.


Изучение творчества Н.В. Гоголя имеет свою историю. Начиная с прижизненной критики, все отмечали непохожесть писателя ни на кого другого в Европе и России. Н.Г. Чернышевский прямо утверждал, что «Гоголю предшественников не было» («Очерки гоголевского периода русской литературы» (издание 1984 г.)). Такое мнение сохраняется до сих пор.

Попыткой ответить на вопрос «что является причиной уникальности Н.В. Гоголя» выступает вся наука о писателе. Можно выделить несколько магистральных линий, фиксирующих основные стороны гоголевского художественного таланта. Все они имеют право на существование и не столько отменяют, сколько дополняют друг друга.

Изучение творчества Н.В. Гоголя, рассуждения о его произведениях в исторические периоды были тесно связаны с литературной и общественной борьбой и обусловленным ею различием позиций критиков, писавших о Н.В. Гоголе. В результате связи с развитием общественной и критической мысли история изучения творчества этого писателя представляет особый интерес, так как на протяжении более чем столетия отражает в себе напряженную борьбу мнений, характерную для каждой новой исторической эпохи.

История критического осмысления и изучения Н.В. Гоголя может быть рассмотрена в рамках следующих периодов:

1. прижизненная критика Н.В. Гоголя (1830– 1852 гг.)

2. критика 2-ой половины XIX века (1853 – 1890 гг.)

3. основные концепции изучения творчества Н.В. Гоголя в эпоху «Серебряного века» (1890 – 1920 гг.)

4. этап изучения творчества Н.В. Гоголя в период классического академического литературоведения (1930 – 1960 гг.)

5. обобщение научного материала предыдущих эпох и выработка методологических принципов изучения творчества Н.В. Гоголя в советский период (1960-1980 гг.)

6. основные достижения в современном гоголеведении (1990-2011 гг.)

При жизни творчество Н.В. Гоголя неоднородно воспринималось современниками. Когда писатель появился на литературной сцене, к нему сразу же обратились взгляды критиков. Критическая деятельность этого периода была направлена на рассмотрение изображаемой действительности, авторской субъективности в произведениях Н.В. Гоголя. Жесткая полемика между критиками была сосредоточенна вокруг поэмы «Похождения Чичикова, или Мертвые души» и «Выбранные места из переписки с друзьями». Эти два произведения выступали переходными явлениями в творчестве самого писателя и критической деятельности современников (В.Г. Белинский, Н.А. Полевой, О.М. Сомов, К.С. Аксаков, С.П. Шевырев и др.).

В ХIХ веке наметились две противоположные концепции в определении типа творческого сознания Н.В. Гоголя. Одна из них была представлена В.Г. Белинским, а затем Н.Г. Чернышевским и Н.А. Добролюбовым, увидевшими в писателе основоположника и последовательного выразителя русского реализма. Другая - в конце века - Н. Котляревским, Г.И. Чудаковым, С. Шамбинаго, связывавшими творчество Н.В. Гоголя с романтизмом.

В период, который принято называть «Серебряный век», творчество Н.В. Гоголя становится предметом анализа в основном философов (И.А. Ильин, Д.С. Мережковский, П.А. Флоренский, В.В. Розанов и др.). В центр внимания ставится изучение духовного, религиозного в творчестве писателя и предметом рассмотрения становятся «Выбранные места…».

В период классического академического литературоведения Н.В. Гоголь воспринимается как художник, экспериментатор и эгоцентрик, изучающий и изображающий мир от себя (Д.Н. Овсянико-Куликовский), В. Гиппиус исследует творчество писателя по некоторым линиям общей схемы, которой соответствует творческий путь Н.В. Гоголя, а также в исследовании частных вопросов гоголевского творчества. Н. Котляревский в исследовании «Н.В. Гоголь» (1915 г.) рассматривает историю художественного творчества Н.В. Гоголя в связи с главными моментами его душевного развития и параллельно с этим излагает историю русской повести и драмы с конца XVIII в. и по сороковые годы, связывая Н.В. Гоголя с художественным творчеством В.А. Жуковского, А.С. Пушкина, И.И. Лажечникова, А.А. Бестужева, Б.Н. Полевого, князя В.Ф. Одоевского, Н.В. Кукольника, В.Т. Нарежного, А.С. Грибоедова и других беллетристов и драматургов. Одновременно Н. Котляревский пересматривает и суждения русской критики, выраставшей вместе с художественной литературой. Таким образом, Н.В. Гоголь оценивается в связи с общим ходом русской литературы.

В советском литературоведении доминировала точка зрения на Н.В. Гоголя как на реалистического писателя, вышедшего из романтизма, но «преодолевшего» его (В.Ф. Переверзев, Г.Н. Поспелов, Г.А. Гуковский, М.Б. Храпченко и др.). Данная точка зрения преобладает в литературоведении по сей день. Помимо этого, изучение творчества Н.В. Гоголя в советском литературоведении приобретет иную направленность, чем в предыдущие периоды. Так, на первый план исследователи ставят отражение реальности в произведениях писателя: изображение помещиков, их нравов, быта, крепостное право, борьба простых людей за свои права, за свою свободу (Л.И. Еремина, С. И. Машинский, М.Б. Храпченко и др.).

Глубокое рассмотрение творчества писателя привело в последние десятилетия к появлению в отечественной науке ряда работ, в которых акцентируется связь Гоголя с романтизмом (H.JI. Степанов, Ф.З. Канунова, Ю.В. Манн, И.В. Карташова, Т.А. Грамзина, М.Н Виролайнен, Е.А. Смирнова и др.). Некоторые из названных исследователей, анализируя особенности романтизма Н.В. Гоголя, анализируют проблему художественного пространства Н.В. Гоголя, что абсолютно закономерно, т.к. эти две проблемы взаимосвязаны, ведь в каждом авторском индивидуальном сознании присутствует «пространственно-временная концепция своего времени, культуры» (А.Я. Гуревич, В.Н. Топоров).

Для современного периода в исследовании творческого наследия Н.В. Гоголя характерно обращение литературоведов к психологической стороне произведений писателя. Развиваются и разрабатываются мысли предыдущих исследователей о карнавализиции, о присутствии народной культуры на страницах произведений Н.В. Гоголя (А.И. Иваницкий, М.М. Бахтин, М.Я. Вайскопф и др.).

«Гоголь глубоко чувствовал миросозерцательный и универсальный характер своего смеха и в то же время не мог найти ни подобающего места, ни теоретического обоснования и освещения для такого смеха в условиях "серьезной" культуры XIX века. Когда он в своих рассуждениях объяснял, почему он смеется, он, очевидно, не осмеливался раскрыть до конца природу смеха, его универсальный, всеобъемлющий народный характер; он часто оправдывал свой смех ограниченной моралью времени. В этих оправданиях, рассчитанных на уровень понимания тех, к кому они были обращены, Гоголь невольно снижал, ограничивал, подчас искренне пытался заключить в официальные рамки ту огромную преобразующую силу, которая вырвалась наружу в его смеховом творчестве» [23, с. 246].

В последние десятилетия внимание научной мысли сосредоточилось на глубинных основах гоголевской поэтики, на тайне самого художественного слова, способного выразить так много и так внушительно. В определенной степени на эти процессы повлияло активное развитие в последние годы исторической поэтики, обратившей внимание на сам процесс формирования художественного слова как образа. В последние годы на первый план вышло представление о многослойности гоголевского текста, о связях поэтики писателя с мифопоэтической (Д.Н. Медриш, А.И. Иваницкий, В.Ш. Кривонос, М.Н. Эпштейн), гностико-мистической (М.Я. Вайскопф), христианской (В.В. Виноградов, И.А. Есаулов, П.В. Михед, С.А. Гончаров, В.В. Воропаев) традициями. В исследованиях Е.А. Смирновой, Е.И. Анненковой и А.В. Моторина была поставлена проблема соотношения языческого и христианского начал и намечены пути ее решения.

Н.В. Гоголь творил на рубеже двух эпох исторической поэтики: традиционалистской, или эйдетической поэтики (термин С. Бройтмана) и поэтики художественной модальности (по терминологии того же ученого), или поэтики художественной индивидуальности. Художественная индивидуальность определяется несколькими ведущими факторами: спецификой образа, особенностями сюжетостроения, субъектно-объектной сферы, нарративной системой. В художественной системе индивидуального авторского мышления создается свой хронотоп, своя композиционная структура. Композиция, организуя авторский художественный мир, телеологически осуществляет идею миротворчества автора.

В завершении периода эйдетической поэтики открывается неразделенность двух исторических типов сознания – античного и христианского, а внутри последнего – традиционалистского и поствозрожденческого. Новая эпоха – эпоха художественной модальности – раскрыла личность во всей ее самоценности и неповторимости. В личности теперь ценится отличие ее от других людей при автономной причастности к ним, ее уникальность. Образ приобретает свою собственную содержательность.

А.Я. Эсалнек указывает на преобладание мифологизма в архетипическом художественном мире Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского и А. Белого, но это нельзя считать общепринятой точкой зрения. Архетипическими сюжетами богато творчество каждого писателя, вопрос состоит только в том, что у кого-то из писателей это проявляется в большей степени, а у кого-то в меньшей, не такой явной. В «Вечерах на хуторе близ Диканьки» очевиден архетип ритуально-праздничного веселья (карнавальность); в «Тарасе Бульбе» доминирует сюжетный мотив поединка отца с сыном, воссозданный в атмосфере эпиче ского мира как абсолютного прошлого времени, а в петербургских повестях – на первый план выходит пространственная архетипическая оппозиция Север-Юг. В разных произведениях Ф.М. Достоевского явно проступают архетипы ритуальных космогонических оппозиций, космоса и хаоса, своего и чужого и др. Их наличие отмечают М.М. Бахтин, Е.М. Мелетинский, В. Топоров, В. Ветловская и др.

Основное направление нашей работы находится в русле этих поисков. В центре внимания в работе находятся законы внутренней, не явно выраженной, но тем не менее основательной поэтики, свидетельствующей о многослойности, многоступенчатости и многофункциональности гоголевского художественного мышления и создаваемого им образа.

Объектом исследования являются повести Н.В. Гоголя, входящие в цикл «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Предмет диссертационного исследования – художественные функции архетипических образов воды и водной стихии, их системообразующее и циклообразующее значение в «Вечерах на хуторе близ Диканьки», роль поэтической архаики в индивидуально-авторской системе мышления Н.В. Гоголя.

Актуальность и новизна диссертационного исследования определяются тем, что исследование поэтики художественного творчества Н.В. Гоголя в последние годы требует методологической корректировки, в частности, с точки зрения исторической поэтики, а также с позиции рассмотрения его наследия как единого эстетического явления.

Цель диссертации – показать значение и функцию образов и мотивов, восходящих к архетипу воды, в жанрово-эстетической системе «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Н.В. Гоголя; выявить степень воздействия архетипического образа воды на художественную индивидуальность писателя.

Цель исследования связана с решением следующих задач:

1) представить новый вариант классификации понятия «архетип» в современной научной мысли, проанализировав имеющиеся в литературоведении классификационные признаки архетипа и архетипического образа, выявить способы выражения и трансформации классификационных параметров понятия «архетип» (конкретно – архетипа воды) в творчестве Н.В. Гоголя;

2) изучить раннее творчество Н.В. Гоголя (цикл «Вечера на хуторе близ Диканьки») с точки зрения развития первоэлементов художественного сознания о мире в их содержательной и эстетической функциях;

3) определить смысл и художественное значение архетипа воды в поэтике цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки»;

4) показать системный характер художественного функционирования архетипа воды в едином пространстве цикла гоголевских повестей, выявить сюжетообразующий, характерологический, хронологический и циклообразующий смысл архетипического образа воды;

5) рассмотреть проявление художественной индивидуальности Н.В. Гоголя в развитии одного из важнейших компонентов его поэтического мышления, а именно, архетипа воды, создающего в совокупности с другими архаическими элементами творческую картину мира «Вечеров на хуторе близ Диканьки».

Теоретическую основу исследования составили работы по исторической поэтике (А.Н. Веселовский, С.Н. Бройтман, М.Я. Вайскопф и др.); по изучению понятия «архетип» (М.М. Бахтина, Е.М. Мелетинского, А.И. Иваницкого, Ю.В. Доманского, М.Я. Вайскопфа, В.А. Маркова, Н.С. Кавакиты, А.Х. Гольденберга, Я.В. Погребной); по теории творческой индивидуальности писателя (Ю.В. Манн, Ю.М. Лотман, М.Я. Вайскопф, С.Г. Бочаров, В.В. Жданов, В.Ш. Кривонос, С.А. Гончаров, Т.К. Черная и др.).

Научная новизна диссертационного исследования определяется совокупностью избранных подходов и способов изучения в литературоведческой науке гоголевского цикла. Подходы с позиций мифопоэтики в нашей работе нацелены на выявление взаимосвязи и взаимодействия одного из основополагающих компонентов космогонического мифа, а именно архетипа воды как первоэлемента мира, в системе его вхождения в авторскую картину мира, а также на определение его роли в художественном единстве всего цикла в целом.

Научно-практическая значимость. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы при чтении лекционных курсов по истории русской литературы XIX в., в разработке спецкурсов по творчеству Н.В Гоголя, а также при научном изучении других произведений Н.В. Гоголя, равно как и иных писателей.

Принципы и методы исследования. В основе исследования лежат общие положения изучения архетипа в литературоведении, разрабатываемые М.М. Бахтиным, Е.М. Мелетинским, А.И. Иваницким, Ю.В. Доманским, М.Я. Вайскопфом, В.А. Марковым, Н.С. Кавакитой, А.Х. Гольденбергом и др. на основе теории архетипа К.-Г. Юнга и его учеников и последователей (Дж. Кэмбелл, М. Бодкин, Г. Леви и других представителей кембриджской школы).

Методологическая основа. Используются способы изучения литературы, сложившиеся в исторической поэтике, прежде всего, в области мифопоэтики (миф, мифологема, мифологический мотив, мифопоэтика, мономиф, реконструкция мифа, текст-вариант, текст-продолжение, коллективное бессознательное, архетип, архетипический мотив, архетипический образ). С позиций исторической поэтики внутри художественной системы гоголевских повестей особое внимание уделяется движению образа от архетипа к авторско-индивидуальному образу, который является одним из основных параметров нашего исследования.

В исследовании также используется феноменологический метод, который предполагает выявление сознания автора через его произведение; метод структурно-эстетического анализа и системного изучения художественного произведения; в необходимых случаях мы опираемся на культурно-исторический метод, который трактует литературу как запечатление духа народа в разные этапы его исторической жизни.

Необходимым в нашей работе стал и герменевтический анализ, способствующий обнаружению глубинных связей между частями (отдельными повестями) и целостным смыслом цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки».

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка, включающего 280 источников. Общий объем работы 220 страниц.

Положения, выносимые на защиту:

1. Имеющаяся на сегодняшний день в литературоведческой науке классификация архетипов существенно дополняется введенной в данной работе классификацией по признакам, важным особенно для изучения художественной литературы: по содержанию, по происхождению и по функциям, – способствующей рассмотрению авторской художественной картины мира с позиций системности.

2. Архетип воды в цикле Н.В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки» – и по содержанию, и по функции многозначен. Он открывает смыслы, укорененные как в мировой, так и в славянской мифологии: граница миров, движение, в том числе движение жизни, очищение через омовение и др. Сохраняя древнюю архетипическую память, эти образы развивают авторскую идею в каждой отдельно взятой повести и во всем цикле, превращаясь в метафорически и символически окрашенный мир, многоаспектно выявляющий понимание Н.В. Гоголем сущностных начал этого мира.

3. Проблема циклообразования «Вечеров на хуторе близ Диканьки» напрямую соотносится с архетипией гоголевского художественного мышления. Архетип воды играет здесь важнейшую роль, образуя сцепление глубинных смыслов, переходящих из повести в повесть. Архетипические контексты повестей (в нашем диссертационном исследовании контексты архетипа воды) обладают эстетически-организующей функцией, помогая выстраивать внутреннюю логику художественного развития отдельных повестей, а также цикла в целом. Часто архетип воды вступает в связке с архетипами других стихий, особенно огня.

4. Внутреннее развитие архетипически глубинного содержания реализуется в жанровых аспектах повестей, в свою очередь определяемых фоновыми архетипическими значениями.

Основная гипотетическая концепция работы заключается в следующем. Общая циклообразующая идея – движение от страха к смеху на фоне постоянной борьбы с нечистой силой, со злом. В целом совокупность всех архетипических образов и мотивов водяной стихии представляет собой в цикле контекстовую картину мира, где существуют сами явления, их отражения и отражения других явлений в них, берега и границы, разные варианты конкретных проявлений стихии и соединений между ними. В то же время эта картина мифологически оживлена, наделена этическими и судейскими константами, способствующими выявлению авторской позиции.

Архетипика Н.В. Гоголя особенно интересна для исследования. Возможно, ни у кого из писателей архаические структуры не определяли в той мере мировоззрения и мироощущения, как у Н.В. Гоголя. В архаическом выражении существует у этого писателя и проблематика нового времени.

А.И. Иваницкий утверждает, что Н.В. Гоголь интересен не только как чудом сохранившийся реликт архаической душевной мифологии. Интересно то, в каких модальностях архаика переживалась автором как человеком нового времени. В гоголевском художественном мире можно увидеть, как сопрягаются между собой изначальные архетипы и созданные человеком артефакты (дом, дорога, экипаж), которые постепенно получали архетипическую роль в человеческом душевном бытии.

Архаика диктовала формы гоголевского мировосприятия, т.е. рождала проблемы его творчества и образы, в которых они воспринимались и осваивались. Поэтому троп выступал как фундаментальный сюжет. Это обусловливает особую поэтическую и смысловую диахронию практически каждого гоголевского текста. Формально архаика из означаемой реальности становится означающим – средством языка. На деле же, образуя душевную морфологию, она оказывается фундаментальной реальностью. Троп становится главным сюжетом.

«В ранних произведениях Н.В. Гоголя архаика выступает на уровне сюжета, и только некоторые мифологические мотивы – на стилистическом уровне; в более поздних творениях Н.В. Гоголя архаика и фантастика еще ярко отражается в различных сравнениях и других тропах, на что неоднократно указывали исследователи, в особенности в недавнее время (Ю.В. Манн и А.И. Иваницкий)» [152, с. 72].

Архетипические мотивы в ранней прозе Н.В. Гоголя, как уже отмечалось выше, тесно связаны с празднично-ритуальным фоном. Сам писатель подчеркивал связь праздника и старины. В ранних повестях демоническими силами являются ведьмы, черти, колдуны, контакты с которыми происходят в переломный момент жизни героя. У писателя обращение к древнейшим архетипам происходит через волшебную сказку, редко через бытовую, через так называемые сказки о глупом черте, часто через быличку и легенду.

Уже в «Вечерах на хуторе близ Диканьки» проявилось замечательное свойство творчество Н.В. Гоголя – его способность к типическому обобщению явлений, сказавшаяся в острой сатирической подчеркнутости детали, казалось бы второстепенной, но вместе с тем весьма важной для раскрытия самой сущности явлений. «Пользуясь меткой деталью, писатель дает точную социальную характеристику персонажа... Отрицательное в людях показано при помощи неожиданного, сатирически развернутого сравнения, заостряющего те черты, которые раскрывают саму сущность характера» [215, с. 74].

Созданные образы, благодаря своей жизненной правдивости и силе социальной обобщенности и типичности, сохранили свое значение вплоть до нашего времени.

Величайший мастер слова, Н.В. Гоголь показал, какое важное значение имеет поэтическое слово, поскольку в языке, в его изобразительной мощи обретает художественный образ свое полноценное воплощение.

В описаниях природы, которые создают особую атмосферу творчества Н.В. Гоголя, широко используются яркие сравнения, метафоры, гиперболы, расцвечивающими речь, придающими ей ту живописность, которая выражает поэтичность народной жизни. Чаще всего писатель обращается к сравнениям и метафорам, взятым из народного быта и фольклора, особенно наглядным и конкретным. В «Пропавшей грамоте» речка, вздрагивавшая, как «польский шляхтич в казачьих лапах», или поле, по которому «пестрели нивы, что праздничные плахты чернобровых молодиц», – сравнения удивительные по своей зрительной конкретности. Поэтические сравнения и метафоры приоткрывают внутренний, лирический подтекст повестей. В «Ночи перед Рождеством» – «снег загорелся широким серебряным полем и весь обсыпался хрустальными звездами». Это уподобление усиливает общий нарядно-праздничный колорит всего пейзажа, оптимистически светлую тональность повести о любви Вакулы и Оксаны.

Совсем не случайно, что Н.В. Гоголь – один из наиболее часто и удачно иллюстрировавшихся писателей. Его портреты, пейзажи, описания полно и ярко могут быть переданы таким искусством, как живопись. Его внимание постоянно обращено на живописную, зрительную выразительность предметов. Своеобразие художественного мира Гоголя, на начальном этапе его творчества, во многом и состояло в обращении к этой словесной живописи, к предметным изображениям, к передаче полноты ощущения жизни, вещественной, материальной стороны жизни.

Помимо живописи, многие художественные творения писателя послужили источником для создания музыкальных произведений благодаря своему музыкальному строю.

Великий вклад Н.В. Гоголя в литературу определяется не только тем, что он открыл ей новые пути гротескного обнаружения исчерпавших себя форм жизни, создал характеры, в которых был найден почти недоступный прежней литературе синтез социального и общечеловеческого. Писатель приоткрыл необъяснимую тайну соединения в ярком, точном языке своих произведений «видимому миру смеха» и «незримых, неведомых ему слез».

Однако вклад Н.В. Гоголя заключается еще и в том, что он утверждал новый в русской литературе тип отношений художника и к действительности, и к творчеству: творческое и нравственное самосожжение, готовность все искания и раздоры своей души отдать искусству, отказаться от права на свое, отдельное от творчества бытие. Традиция рассматривать мир через нравственную проблематику и одновременно, что очень важно, сознавать и оберегать право искусства на свое видение, буквально воплощать пушкинские слова, обращенные к художнику, - «ты сам свой высший суд», - эта гоголевская традиция будет продолжена в творчестве Ф.М. Достоевского, Н.С. Лескова и других писателей как ХIХ, так и ХХ в.

Н.В. Гоголь единодушно был признан замечательным юмористом, который был не только великим художником, но и учителем нравственности, и христианским подвижником, и мистиком. В произведениях этого великого писателя под одним, первичным, слоем скрыты другие, более мелкие, но не менее значимые. Так, под юмором и веселостью у Н.В. Гоголя живет мрачная демонология.

Созданное писателем, украинцем по происхождению, вливалось в русло широко распространившегося в русском обществе интереса к украинскому народному творчеству, быту, образу жизни, что, в свою очередь, выходило за рамки интереса к определенной конкретной народности. Обращение к Украине аналогично «тому зондированию средневековья, которое велось западно-европейскими романтиками в поисках коренных, первоначальных основ своих национальных культур» [195, с. 189].

Создавая «Вечера на хуторе близ Диканьки», Н.В. Гоголь опирался на фольклорный, исторический и бытовой материал. Любовно изучал он украинские песни, думы, легенды, сказки, предания. Писатель воссоздавал поэтический облик народа, воплощающий его лучшие черты, нравственное здоровье и духовные силы. Читателю открывается чудесный красочный мир, показавший народ в его внутренней красоте, в богатейших творческих возможностях.

Сочетание в «Вечерах...» русского и украинского материала определило ряд особенностей книги, своеобразие характеров и архаического колорита. Н.В. Гоголь стал вровень с этим общеевропейским направлением и в самом существе своих творческих усилий. Писатель поставил перед собой задачу открыть цельный и полноправный народный мир в свободно воссозданном им собственном художественном мире. Это была свободно-творческая и притом художественно реализовавшаяся концепция Украины как целого материка на карте вселенной, с Диканькой как своеобразным его центром, как средоточием и национальной духовной специфики и национальной судьбы.

Н.В. Гоголь решительнее, чем кто-либо другой, порывал с идиллическими представлениями об Украине, сложившимися в русской литературе ХIХ в. под влиянием сентиментализма. Миру гоголевских «Вечеров...», изначально конфликтному, чужды всякая идилличность и прекраснодушие.

Но наличие архаической и архетипической образной составляющей явно ведет цикл к идеям общечеловеческим, аксиологическим и онтологическим. Тем более, что на языческий архаический пласт накладывается христианская мифопоэтика.

При этом важно, что художественные особенности «Вечеров...» определены в основном романтическими средствами, иначе говоря, обусловлена новой эпохой исторической поэтики. Свойственные романтизму резкие контрасты добра и зла, необычность многих ситуаций, обилие гиперболических черт соответствовали своеобразию материала и характеров, взятых из фольклорно-этнографических источников, и в то же время мотивированы авторским идейными установками.

Такие особенности художественной индивидуальности Н.В. Гоголя, как гротескный характер, неподвижно-мертвенная символика портрета, моторные образы в описании nature morte и вообще вещей, гротескно-фантастическая линия поэтики, историко-философская направленность, а также мучительные поиски идеала, глубокая нравственно религиозная проблематика, находясь в настоящее время в актуальной сфере восприятия творчества писателя, требуют все более тщательного изучения, во избежание всяческой субъективности и новых переходов.

В нашем диссертационном исследовании акцентируются те специфические особенности гоголевского слова, которые свидетельствуют о его глубокой укорененности в древнем народном мировосприятии. Проблематика работы разрабатывается в русле архетипической поэтики, мифологического сознания автора.

Мы в данной работе обращаемся к проблемам типологии архетипов с различных позиций смыслообразования, формообразования и функционирования, вводя с помощью системно-типологического анализа типологическую сущность архетипа в художественную систему гоголевского произведения. Эта задача решается на материале цикла «Вечера на хуторе близ Диканьки», смыслового, формального и функционального бытования в нем архетипа воды.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки») iconСовершенствование содержания и структуры занятий в учебных заведениях культуры и искусства (на материале подготовки педагогов для работы в современной системе дополнительного образования)
На материале подготовки педагогов для работы в современной системе дополнительного образования
Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки») icon«Мониторинг водной экосистемы» Выполнила Кутурова Майя, 10 класс
Вода Казалось бы, что может быть проще! Мы настолько привыкли использовать это вещество в своей жизни, что истинную его ценность...
Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки») iconКонцепты Тоска и Радость в художественной картине мира (на материале лирики И. А. Бунина, Ф. Сологуба, И. Ф. Анненского)
Ведущая организация: гоу впо «Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского»
Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки») iconРуководство по вопросам водоснабжения и санитарно-профилактических мероприятий при чрезвычайных погодных явлениях Представлено председателем Целевой группы по вопросам
Уже было проведено два заседания группы (в Мадриде, 22 октября 2008 г., и в Риме, 23–24 февраля 2009 г.). В подготовку и рассмотрение...
Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки») iconФразеологические единицы в повествовательном дискурсе (на материале русской художественной прозы XIX-XX веков)
Работа выполнена на кафедре русского языка гоу впо «Костромской государственный университет им. Н. А. Некрасова»
Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки») iconМетодические рекомендации применения цор
Урок Искусство слова. Отличие художественной литературы от литературы научной. Художественный образ
Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки») icon«В науку шаг за шагом» Определение качества питьевой воды в домашних условиях
Целью данной работы является исследование зависимости времени закипания воды от её качества и определение экономически выгодного...
Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки») iconМ. А. Грачёв использование арготизмов в художественной литературе
Между тем процесс проникновения арготизмов происходит на наших глазах, и необходимо объективно разобраться в его особенностях. Это...
Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки») iconСостоялись заседания двух секций: «Байроновская мастерская» и«Интерпретация фаустовского сюжета в кинематографе, театральном и изобразительном искусстве». Этот
...
Образ воды и водной стихии в системе гоголевской художественной архаики (на материале цикла «вечера на хуторе близ диканьки») iconЭволюция лингвокультурного типажа «русский интеллигент» (на материале произведений русской художественной литературы второй половины XIX начала XXI вв.)
Защита состоится 23 декабря 2011 г в 12. 00 час на заседании диссертационного совета д 212. 027. 01 в Волгоградском государственном...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница