М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт!




НазваниеМ. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт!
страница1/43
Дата03.02.2016
Размер16,4 Kb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru

Мир без конфронтации

Москва «БОНФИ»

2002

КНИГА

М.С. Хромченко Б.И. Хасан



Мир без конфронтации

или Да здравствует конфликт!

Вместо предисловия

Выпускник юридического факультета Красноярского университета Борис Хасан после окончания аспирантуры заинтересовался проблемой возникновения и разрешения конфликтов и вернулся в родные пенаты, где присоединился к группе единомышленников – преподавателей мате­матики, физики, филологии, не удовлетворенных качеством среднего и высшего образования. Вместе они искали новые методы обучения, экспе­риментируя в подшефной школе, ныне университетской гимназии «Уни-верс». Одновременно коллеги разработали и реализовали проект нового психолого-педагогического факультета, в котором доктор наук Б.Хасан возглавил кафедру психологии развития. А три года назад, став еще и ди­ректором «внедренного» в гимназию Института психологии и педагоги­ки развития, Борис Иосифович создает городскую организацию (движе­ние) «Мир без конфронтации», в котором подростки и взрослые в совме­стной деятельности учатся решать возникающие между поколениями кон­фликты.

Мы знакомы более 15 лет, неоднократно встречались, и вот по ини­циативе Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) я, журналист Матвей Хромченко, лечу в Красноярск готовить цикл бесед с давним дру­гом. Накануне командировки узнаю, что профессор Хасан – еще и экс­перт по проблемам толерантности и гражданского общества. Вокруг этой темы и должны были разворачиваться наши беседы.

КНИГА 1. МИР БЕЗ КОНФРОНТАЦИИ ИЛИ ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОНФЛИКТ

День первый

...Если мы сегодня не озаботимся строительством школы, адек­ватной возрастам, то наши дети обязательно будут сопро­тивляться обучению. Любому.

И при этом, говорю я, школа непременно становится местом, где ребенок обретает первый опыт... интолерантности! Потому что мир в лице взрослых его не понимает и не прини­мает, с ним не считается, насилует, держит за недоумка, дол­жного быть только послушным.

Что придумал Коммениус...

Борис Хасан (далее Б.Х.) Начну с того, что в первую очередь я педа­гог и возрастной психолог, и только опираясь на многолетний опыт ра­боты в сфере высшего и среднего образования – со студентами и препо­давателями университета, со школьниками и педагогами – могу быть экс­пертом по проблемам толерантности и гражданского общества. И пото­му хотел бы начать нашу беседу именно с проблем образования. У меня есть несколько гипотез относительно того, что в этой сфере происходит и чего быть не должно. Считай это моим обращением ко всем, кто «дер­жит» школу – к учителям и управленцам. Обрати внимание: держит, а не делает – потому что школа давно «сделана». Я знаю разве что трех чело­век, которые пытаются делать свою школу.

Матвей Хромченко (далее М.Х.) Новую? За последнее десятилетие в России возникло много вариативных школ -лицеев, гимназий, учебных цен­тров, хотя, намой взгляд, чаще это – «хорошо забытое старое».

Б.Х. Вот именно. Словечко «новая» – спекулятивно: многие думают, что творят нечто небывалое, но потом это оказывается примитивной та­буреткой. Я же говорю о новом типе школы, например, работающей по Эльконину и Давыдову, а точнее – по Выготскому, на концепцию которого соавторы опирались, или родившуюся в Англии школу Саммерхил. Все

МИР БЕЗ КОНФРОНТАЦИИ

остальное – варианты традиционной школы Коменского, которую Дьюи, Штайнер, Панкхерст, Монтессори и иже с ними лишь адаптировали к но­вым условиям, меняя в ней те или иные установки.

Своим обращением я надеюсь задеть всех начиная с учителя, кто пре­тендует на удержание школы как института воспроизводства. В этом ме­сте я схулиганю и скажу, что они держатся за традиции, как подпирающие друг друга инвалиды. И это не случайно: им больше не за что держаться.

М.Х. Учитель учит и воспитывает, других традиций вроде бы и нет.

Б.Х. Соглашусь, но быть учителем – не значит быть предметником и воспитателем. Воспитывать – это вообще непонятно что. Кто-то подразу­мевает под этим информальное содержание образования, формальным считая преподавание учебных предметов, а неформальным то, что на человека «надевают» или на что сам человек «натыкается». Скажем, под­росток в подворотне или в туалете впервые закуривает сигарету, старшек­лассники показывают ему, как это делается. Здесь тоже складываются нор­мы поведения, отношения, статусы, компетентность, здесь много чему учат, например умению воровать...

С моей же точки зрения, информальное образование – это такая дей­ствительность, которая нигде как учебная не представлена, но как бы сама собой проявляется в любом взаимодействии. Вот сейчас я не просто про­говариваю некий текст, я его переживаю как субъект этого текста, я к нему отношусь. И такое мое переживание заставляет слушателя, в данном слу­чае тебя, мне доверять или мне возражать, то есть быть причастным.

Например, два учителя математики проходят с учениками одну и ту же тему. В одного сходу влюбляются, слушают, раскрыв рты, впитывают не столько что, а как он говорит, хотят ему – как человеку – подражать. При этом он не специально так говорит, он «просто» открыто, увлеченно жи­вет своим делом. И это пробуждает доверие, которое становится тем кана­лом, по которому сообщаемая информация проходит энергичнее и усва­ивается гораздо эффективнее, чем в другом классе, у другого учителя, даже если тот все делает правильно, по методике, но информальные характери­стики его действования совсем другие.

Если бы мне после окончания 9-го класса сказали, что я буду работать в школе, я посчитал бы этого человека больным. Но в начале следующего учебного года к нам пришел новый директор, молодой, ему тогда едва тридцать лет исполнилось, и перевернул мои представления о жизни, бук­вально все. Он был учитель от Бога, мы души в нем не чаяли, и благодаря встрече с ним, как я понял гораздо позже, мои планы изменились кар­динально.

КНИГА 1. МИР БЕЗ КОНФРОНТАЦИИ ИЛИ ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОНФЛИКТ_________________7

Поэтому я согласен с другом и коллегой Сашей Ароновым, который утверждает, что школа – это не место, куда я прихожу, а то, что в нас. Мы ее на себе и в себе несем. Иными словами, учитель проявляется безотно­сительно к школе как Институту.

М.Х. Без специальной подготовки?

Б.Х. Вполне. То, что сегодня называется педагогическим образовани­ем, следует называть как-то иначе.

М.Х. В таком случае сколько в педагогике как сфере деятельности может быть учителей от Бога? Единицы?

Б.Х. Обсуждая сферу образования, не надо говорить о школе. Сегодня она – один из «участков» отраслевого ведомства, соответствующего ми­нистерства, ее устройство – исключительная прерогатива, говоря словом Солженицына, «образованцев». И потому в решении образовательных проблем крайне редко участвуют политики, хозяйственники, предприни­матели, что, на мой взгляд, неправильно и плохо.

Приближаюсь к тезису, который хочу предложить для обсуждения с учителями. В истории образования был создан всего один эффективный образовательный институт – начальная школа: не младшая, а именно начальная, которую гениально придумал Коменский. Школой для детей младшего возраста, и калькой для старших она стала потом. У самого Яна-Амоса идеи возраста не было. Он решал две проблемы, объединен­ные идеей порядка. Первая: его народ оказался выдворенным со своей родины в диаспору, в мироздании возник беспорядок, и это проявлялось в отношениях между людьми, конфессиями.

Забавно: все то же самое мы имеем сегодня. Казалось бы, прошло не­сколько столетий, мы многому должны были бы научиться – научились ли хоть чему-то?

М.Х. Прости, но то, что история учит тому, что ничему не учит, -это самая банальная из всех банальностей.

Б.Х. Да, и потому я утверждаю, что нет никакой осмысленной исто­рии – есть хроники, свалка дат и событий, и пополняют ее не историки, а романисты, которых просто интересно читать.

Вторая задачка, которую решал Ян-Амос, вытекала из первой: сохра­ниться в условиях диаспоры, в окружении чужого языка и чуждых тради­ций, для чего необходимо свою идентичность каким-то образом транс­лировать идущим следом поколениям.

Получив университетское образование, Коменский знал, что порядку в мире должен предшествовать порядок в головах людей, которые в нем живут и пытаются преобразовывать. А чтобы «упорядочить голову», надо

8_________________________________________________________МИР БЕЗ КОНФРОНТАЦИИ

навести порядок в знаниях, придумав формы «упаковки» транслируемого знания в «продукт» и организуя их передачу. С этой целью были разрабо­таны учебные предметы, которые «несли» появившиеся учителя. А еще надо было организовать пространство, в котором эти предметы должны будут усваивать молодые оболтусы, которых жизнь учила лишь воевать и в ди­аспоре выживать. Так была придумана классно-урочная система, собрав­шая в одном месте владельцев и получателей знаний.

Ян-Амос исходил из двух моделей порядка. Одну позаимствовал у при­роды с ее всегда одной и той же сменой суточных и сезонных циклов: за утром следует день, весна всегда сменяет зиму и т.д. Вторую модель он извлек из культуры: самым упорядоченным общественным институтом всегда была... армия – взводы, батальоны, роты, полки, дивизии и неукос­нительная система передачи приказов по иерархической вертикали. В этом идеальном образце нет человека, нет мальчиков и девочек – есть единицы участников, поглощающих предметные знания. Да и учителя как такового здесь не стало: прикрепив к учебному предмету, связав с идеей трансляции и порядка, его лишили творческой свободы. В итоге он ока­зался элементом конвейера, его функциональным местом.

К слову, с чего это школьная форма мальчиков в России всегда была похожа на армейскую, а девочек – на сестер милосердия?

М.Х. Но не только же у нас?

Б.Х. Не только. Однако в тех странах, где педагоги отказались жестко следовать идее порядка, униформы уже давно нет. А в Российской импе­рии даже лицей был задуман как учебное заведение, в котором изначаль­но закладывалась идея государственной службы. И ныне кадетские кор­пуса, возрождаемые в стране, реализуют все ту же идею государственной машины, видя во всех, кто идет сюда учиться, будущих служак. Но это не образование, а подготовка к функционированию в машинах разного типа с их последующим воспроизводством. Не может быть открытой школой и гражданским институтом место, в котором человека нет, в котором уча­щийся получает лишь опыт послушного солдата. Потому что солдат, да простят меня люди в шинелях, это принципиально не гражданин.

М.Х. Открытая школа, она же гражданский институт – чем отли­чается от традиционной?

Б.Х. Принципиально тем, что учитель уже не может оставаться только и единственно специалистом, намертво прикрепленным к своему учеб­ному предмету, да еще к тому же из года в год повторяющим, как граммо­фонная пластинка, одно и то же. Темп современной жизни стал столь ди-

КНИГА 1. МИР БЕЗ КОНФРОНТАЦИИ ИЛИ ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОНФЛИКТ_________________9

намичным, а она столь многообразной, что в глазах также быстро взрос­леющего ребенка такой учитель оказывается ограниченным человеком. Даже ученики младших классов уже давно живут не только в семье и клас­се. Причастные к разным формам бытия, они смотрят телевизор, путеше­ствуют по Интернету, а потому, хотим мы того или нет, начинают быстро разбираться в статусах взрослых. Открывать мир нынешнему ученику ог­раниченный своим предметом учитель уже не способен, а потому пере­стает выполнять важнейшую функцию «общественного взрослого». И я спрашиваю: хотим ли мы сохранить Учителя как социально и культурно значимую фигуру?

Открытая школа не должна копировать замкнутый мир монастырс­ких келий со своим отличным от внешнего мира уставом. И учителем в ней – помимо, разумеется, увлеченности своим предметом – можно быть только в том случае, если одновременно включаться в другие виды дея­тельности исследователем, консультантом, разработчиком социокультур­ных проектов, значимым общественным деятелем хоть местного, хоть рос­сийского масштаба, экспертом, действующим спортсменом и т.д.

М.Х. Допустим. Так в чем обещанный тобой тезис?

Б.Х. Тезис и призыв к коллегам: давайте вместе двигаться к открытой школе или, более жестко, искать пути ее де-фельдфебелизации!

М.Х. Звучит!

Б.Х. Если тебя это шокирует, я проиллюстрирую это документально.

М.Х. Хорошо, мы еще вернемся к необходимости борьбы с казармен­ным устройством школы, но почему в традиционной школе учитель не может быть свободным?

Б.Х. Его держит единая образовательная программа. Он подчиняется навязанным школьным ритмам – дневному, недельному, учебной четвер­ти. Он ведом не своей индивидуальной мыслью и не спонтанностью ре­бенка, то есть не тем, что для него, для ребенка, становится со-бытием.

М.Х. Но школа была и до Комениуса.

Б.Х. Была, но совсем не так устроена. В школе Сократа, в академии Платона, в цеховом обучении у мастера все было индивидуально, штуч­но. А Коменский решал – и решил – задачу массовой подготовки, приду­мал отчуждаемую от уникального мастера технологию. И это принципи­ально.

АО______________________________________________________________МИР БЕЗ КОНФРОНТАЦИИ

Недоросль против Коменского

М.Х. Значит, на протяжении трех веков Школа Коменского устраи­вала весь мир, все цивилизованные страны. Отчего же она перестала ус­траивать век нынешний?

Б.Х. Назову несколько причин, хотя их много больше. Необходимость массового однотипного воспроизводства становится все менее насущной, и одновременно растет цена, как когда-то, профессиональной «штучнос-ти». В обществах зрелой демократии нарастает протест против казармен­ного устройства школы. Цивилизационная динамика вступает в противо­речие с темпами взросления детей и прежними способами передачи им норм и традиций.

Вдумайся: все знания, необходимые для передачи следующим поко­лениям, Коменский собрал в одной книге! Да и написал-то всего две, прав­да, замечательные – «Компендиум» и «Великая дидактика», они перевер­нули мир. Именно с этого момента появилось то, что сегодня называется традиционным образованием, традиционной школой, предметно-про-граммным обучением и классно-урочной системой.

Мало того, что последние десятилетия знания обновляются гораздо быстрее, нежели их способны усваивать ученики – исчезает осмыслен­ность монопредметного образования: современный мир требует комп­лексных знаний, интегрированных одно в другое. До начала XX века пра­во на такую сборку отдавали какой-либо высшей инстанции, например Богу или Природе, а преемственность поколений обеспечивало препода­вание философии, древних языков, классической литературы. Ныне пре­емственность ничто не обеспечивает, и это чревато большими потрясе­ниями.

Ситуацию усугубило удлинение – с «появлением» подростка – детства: подростковый возраст был осознан как специфический социокультурный феномен, как отдельный, выделенный из единого детства возраст. Реаль­но это начало проявляться с середины прошлого века по мере усложне­ния производственных, затем социальных технологий. В какой-то момент общество убедилось, что допускать к общественной практике тысячи лю­дей, у которых только-только завершился этап полового созревания, нельзя, это опасно, а заодно и неэффективно.

М.Х. Не наш ли Фонвизин первым подметил этот нарождавшийся феномен – недоросля с его знаменитым «не хочу учиться, хочу жениться»?

Б.Х. Вполне возможно. Кстати, в королевских семьях Европы подрос­тки звались инфантами: они претендовали на трон, но по причине своей

КНИГА 1. МИР БЕЗ КОНФРОНТАЦИИ ИЛИ ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОНФЛИКТ1 1

недостаточной взрослости, недоразвитости не могли его занять, почему и возникла необходимость в институте регентства. Осознав, что такие «недоросли» уже не дети, но еще не взрослые, общество вынуждено было придумать, что с ними делать, куда поместить, чем занять. Детей тогда учи­ли четыре года, максимум пять лет, ни средней, ни старшей школы в по­мине не было, после младшей школы или домашнего образования пред­ставителей определенных социальных слоев индивидуально готовили к университету.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   43

Похожие:

М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт! iconСамостоятельна работа по теме «конфликт»
Основой любого конфликта являются накопившиеся противоречия, объективные и субъективные, реальные и иллюзорные. Достаточно незначительного...
М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт! iconАлександр Александрович Зиновьев Глобальный человейник Зиновьев Александр глобальный человейник от
Это был, может быть, последний человеческий век. На смену ему надвигается громада веков сверхчеловеческой или постчеловеческой истории,...
М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт! iconВикентий Викентьевич Вересаев да здравствует весь мир ! (О льве толстом)
Как будто из мрачного подземелья вдруг вышел на весенний простор, грудь дышит глубоко и свободно. Вспоминается далекое, изжитое детство:...
М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт! icon«Взаимодействие цивилизаций: диалог или конфликт?»
Различные социокультурные сообщества не могут больше развиваться изолированно друг от друга, но их несхожесть, а также попытки притирки...
М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт! iconЭффект Мёссбауэра или ядерный гамма-резонанс, открытый в 1957 или
Институте им. М. Планка в Гейдельберге (фрг), состоит в резонансном испускании или поглощении гамма-фотонов без изменения фононного...
М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт! iconЖизнь и творчество И. А. Гончарова
Цели урока: познакомить учащихся с судьбой писателя; дать общее представление о его романах, в которых писатель исследует один и...
М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт! iconАнтиномии Канта и современный интуиционизм
«мир конечен или мир бесконечен» в виде Р(а) Ú Ø Р(а), как его понимает логика общая, не будет, согласно кантовской идее реформы...
М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт! iconДетектив умер, да здравствует детектив!!!” Размышления любителя жанра Вступление
Детектив это интеллектуальный жанр, основанный на фантастическом допущении того, что в раскрытие преступления главное не доносы предателей...
М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт! iconМир сказки и мир фэнтези: сходства и различия на примере произведения Джона Толкиена Властелин колец
Сегодня авторская сказка очень популярна. Весь мир зачитывается произведениями популярного английского писателя Джона Рональда Роула...
М. С. Хромченко Б. И. Хасан Мир без конфронтации или Да здравствует конфликт! iconОт конфронтации к сотрудничеству. Италия во внешней политике советского союза:
«От конфронтации к сотрудничеству. Италия во внешней политике Советского Союза: 1953-1964 гг.»
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница