Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию




Скачать 45,02 Kb.
НазваниеДэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию
страница4/34
Дата03.02.2016
Размер45,02 Kb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
Глава 4. Причины неразумия


Как повезло стоящим у власти, что люди не думают.


Адольф Гитлер


Разнородная картина нашего интуитивного самопознания, представленная в главе 3, аналогична такой же картине нашей рациональности. Какой вид из живущих на Земле более заслуживает имени Homo sapiens — человек разумный? Наша когнитивная мощность превосходит самые быстродействующие компьютеры при распознавании известного, интерпретации сказанного и обработке абстрактной информации. Наша обработка информации особенно эффективна. Очевидно, что при такой небывалой скорости обработки мы практикуем методы мышления, которые требуют наименьших затрат времени и сил. Ученые удивляются той скорости и простоте, с которой мы формируем впечатления, мнения и объяснения. В большинстве ситуаций наши мгновенные общие реакции — такие, как реакция «Это опасно!» — адаптивны. Они помогают нам выжить.

Однако же наши адаптивные навыки не безупречны — мгновенные реакции порой бывают ошибочны. Стратегии, которые весьма полезны с точки зрения упрощения сложной информации, иногда могут сбить нас с толку. Чтобы повысить силу своего критического мышления, давайте обсудим пять основных причин неразумного поведения — пять основных способов, с помощью которых люди формируют и подтверждают свои ошибочные убеждения:

1. В своих интерпретациях мы руководствуемся собственными предубеждениями.

2. Мы переоцениваем правильность собственных суждений.

3. Зачастую мы руководствуемся случайными сведениями, а не статистическими данными.

4. Мы находим корреляцию и контроль там, где их нет.

5. Наши убеждения могут генерировать собственные подтверждения.


В своих интерпретациях мы руководствуемся собственными предубеждениями


Ранее мы уже отмечали существенный факт, касающийся человеческого мышления: предубеждения сильно воздействуют на то, как мы воспринимаем и интерпретируем информацию. Люди признают, что их предубеждения влияют на социальные суждения, однако им трудно осознать, насколько велико это влияние. Предубеждения также влияют на то, как человек воспринимает и интерпретирует информацию. Это было трагически продемонстрировано в 1988 году, когда экипаж USS Vincennes ошибочно принял иранский авиалайнер за военный самолет и уничтожил его. Как заметил во время расследования этого инцидента в конгрессе социальный психолог Ричард Нисбетт (Richard Nisbett, 1988): «Эффект ожидаемого результата ошибочной теории может быть очень драматичным».

То же самое относится и к социальному восприятию. Эксперимент Роберта Валлоне, Ли Росса и Марка Леппера (Robert Vallone, Lee Ross & Mark Lepper, 1985) демонстрирует, насколько сильными могут быть предубеждения. В этом эксперименте двум группам студентов — произраильски и проарабски настроенных — показали фрагменты из шести программ новостей, где говорилось об убийстве беженцев в Ливане в 1982 году. Из рис. 4-1 видно, что каждая группа воспринимала программы как враждебные по отношению к ним. Это обычное явление: кандидаты в президенты и их сторонники почти всегда считают, что средства массовой информации не сочувствуют их убеждениям. Опрос Гэллапа в 1994 году показал, что афроамериканцы сочли предвзятым освещение средствами массовой информации ареста чернокожего убийцы О. Дж. Симпсона. Спортивным болельщикам всегда кажется, что арбитр пусть немного, но все же подыгрывает команде соперников. Люди, попавшие в конфликтную ситуацию (супружеская пара, начальник и подчиненный, представители конфликтующих расовых групп), видят в беспристрастных посредниках людей, настроенных против них.




[Восприятие теленовостей, Произраильские, Нейтральные, Антиизраильские, Произраильски настроенные студенты, Проарабски настроенные студенты]

Рис. 4-1. Произраильски и проарабски настроенные студенты, смотревшие программу новостей, посвященную «бейрутской бойне», были уверены, что освещавшие это событие относились с предубеждением к их точкам зрения. (По данным Vallone, Ross & Lepper, 1985)


Наши общие представления о мире могут даже явные доказательства «против» превратить в доказательства «за». Примером служит опрос, в котором Росс и Леппер, помогавшие Чарльзу Лорду (Charles Lord, 1979), попросили студентов оценить результаты двух предположительно новых научных исследований. Половина студентов выступала за смертную казнь, половина — против. Первое исследование укрепляло веру студентов в устрашающий эффект наказания, второе, напротив, убеждало в обратном. В результате и сторонники, и противники смертной казни с готовностью признавали свидетельства, укрепляющие их собственное мнение, и весьма критично были настроены при рассмотрении свидетельств, говорящих об обратном. Ознакомление обеих сторон с одним и тем же разнородным материалом, содержащим свидетельства как в пользу смертной казни, так и против, не уменьшило разногласий между ними, а, напротив, увеличило. Каждая из сторон воспринимала только свидетельства, поддерживающие их собственные убеждения, которые в результате укреплялись.

Не потому ли в политике, религии и науке информация, допускающая двоякое толкование, часто только усугубляет конфликты? Президентские теледебаты в США обычно лишь укрепляют мнение, бытующее до дебатов. В теледебатах 1960, 1976 и 1980 годов примерно девять из десяти тех, кто поддерживал того или иного кандидата, после участия в телепрограмме воспринимали своего избранника уже победителем (Kinder & Sears, 1985).

Эксперименты показывают, что, ловко манипулируя предубеждениями людей, можно оказывать влияние на их интерпретацию увиденного. Майрон Ротбарт и Памела Бирелл (Myron Rothbart & Pamela Birell, 1977) предложили студентам университета штата Орегон оценить выражение лица человека, фотографию которого мы приводим на рис. 4-2. Те, кому сказали, что этот человек являлся одним из руководителей гестапо, виновным в варварских медицинских экспериментах над узниками концентрационного лагеря во время второй мировой войны, оценивали выражение его лица как безжалостное. (Вы видите эту презрительную усмешку?) Те же, кто считал его лидером антигитлеровского подпольного движения, чье мужество спасло жизнь тысячам евреев, утверждали, что у него доброе и открытое лицо. (Взгляните еще раз: видите этот неравнодушный взгляд и эту мягкую улыбку?) Итак: в своих интерпретациях мы руководствуемся своими предубеждениями.


Рис. 4—2. Фотография «Курта Уолдена», продемонстрированная Майроном Ротбартом и Памелой Бирелл. Судите сами: жесток или добр этот человек?


Мы переоцениваем правильность своих суждений


«Интеллектуальная заносчивость», столь очевидная в суждениях о прошлом («Я знал все это заранее»), распространяется и на оценку знаний нынешних. Чтобы изучить этот феномен самонадеянности, Дэниэл Канеман и Эймос Тверски (Daniel Kahneman & Amos Tversky, 1979) задавали людям вопросы «на злобу дня», попросив их заполнить бланки по примерно следующему образцу: «Я на 98 % уверен, что воздушная линия Дели — Пекин имеет протяженность более __ миль, но менее __ миль». Большинство участников опроса переоценили свои знания: в 30 % случаев правильные ответы не укладывались в указанные ими рамки.

Для того чтобы выяснить, распространяется ли самонадеянность на социальные суждения, Дэвид Даннинг и его коллеги (David Dunning, 1990) провели следующий эксперимент. Они просили студентов Стэндфордского университета предположить, как ответят незнакомые им сверстники на серию вопросов примерно такого типа: «К трудному экзамену вы предпочитаете готовиться в одиночку или с товарищами?» или: «Как вы считаете, ваши конспекты — аккуратные или неряшливые?» Зная типы вопросов, которые могут быть заданы, но не сами вопросы, участники эксперимента сначала расспрашивали своих подопечных об их происхождении, увлечениях, академических интересах, устремлениях, астрологических знаках — словом, обо всем, что могло бы быть полезным. Затем, после того как подопечные письменно ответили на первые 20 вопросов, участникам эксперимента было предложено предсказать дальнейшие ответы их подопечных, попутно оценивая вероятную точность своих прогнозов.

Участники эксперимента оказались правы в 63 % предсказаний, а уверены в своих прогнозах они были в среднем на 75 %. Когда же им предложили предсказать ответы их соседей по комнате, они были на 68 % точны и на 78 % уверены в своей точности. Кроме того, уверенные в себе люди с большей вероятностью ошибаются в оценках таких вещей, как сексуальный опыт их партнеров или предпочтительные занятия соседей по комнате (Swann & Gill, 1997).

А как обстоят дела, когда мы предсказываем свое собственное поведение? Чтобы проверить это, Роберт Валлоне и его коллеги (Robert Vallone, 1990) попросили студентов колледжа в сентябре составить прогнозы на будущий учебный год: не бросят ли они обучение на курсе, выберут ли профилирующий предмет, захотят ли жить в студенческом общежитии и т. д. Хотя студенты были уверены в правильности ответов на 84 %, они ошибались почти в два раза чаще, чем думали. И даже когда они были на 100 % уверены в своих прогнозах, ошибка составляла 15 %.

При оценке своих возможностей достижения определенной цели — например, сдать важный экзамен — уверенность людей в себе достигает высшей точки задолго до «момента истины». Чем ближе день экзамена, тем более угрожающие размеры приобретает вероятность провала, уверенность в себе заметно падает (Gilovich & others, 1993). Роджер Бюлер (Roger Buehler, 1994) и его коллеги утверждают, что многие студенты также постоянно недооценивают количество времени, необходимого для завершения курсовых работ и выполнения других заданий. В этом они не одиноки.

- Плановики обычно недооценивают продолжительность и стоимость проектов. В 1969 году мэр Монреаля Жан Драпо гордо заявил, что к Олимпийским играм 1976 года будет построен стадион с раздвижной крышей, общей стоимостью 120 млн. долларов. Однако возведение крыши завершилось лишь в 1989 году, и только ее строительство обошлось в 120 млн. долларов.

- Эксперты по инвестициям продают свои услуги, самонадеянно полагая, что смогут поколебать привычный ход развития событий на фондовой бирже. При этом они забывают, что на каждое «Продаю!» (по объявленной цене) биржевого маклера или покупателя всегда найдется тот, кто скажет: «Покупаю!» Биржевая цена — это точка равновесия двух хорошо взвешенных, уверенных решений. Экономист Бертон Малкил (Burton Malkiel, 1985, 1995) сообщает факт, который может показаться невероятным: ценные бумаги инвестиционного фонда, выбранные экспертами по инвестициям, работают не лучше, чем взятые наугад.

- Самонадеянные решения могут привести к хаосу. Именно уверенный в себе Адольф Гитлер с 1939 по 1945 годы воевал против всей Европы. Именно уверенный в себе Линдон Джонсон в 60-е годы под лозунгом спасения демократии направил американское оружие и солдат в Южный Вьетнам. Именно уверенный в себе Саддам Хусейн в 1990 году ввел иракские войска в Кувейт.

Какие уроки можно извлечь из исследований самонадеянности? Самый главный урок: нужно с большой осторожностью относиться к догматическим высказываниям других людей. Даже когда люди кажутся уверенными в своей правоте, они могут ошибаться. Уверенность и компетентность не всегда совпадают.

Избавиться, хотя бы частично, от излишней самоуверенности можно двумя способами. Первый — это почаще использовать мгновенную обратную связь (Lichtenstein & Fischhoff, 1980). Синоптики и делающие ставки на бегах ежедневно получают ясный ответ на свои ожидания. Поэтому и те, и другие в повседневной жизни довольно правильно оценивают точность своих прогнозов (Fischhoff, 1982).

Когда люди размышляют, почему их идея могла бы быть верной, эта идея начинает им казаться действительно правильной (Koehler, 1991). Таким образом, второй способ борьбы с чрезмерной самонадеянностью состоит в том, чтобы заставить людей задуматься о причинах, по которым их суждения могли бы быть ошибочными, т. е. заставить их рассмотреть информацию, опровергающую их убеждения (Koriat & others, 1980). Менеджеры высказывали бы более реалистичные суждения, если бы помнили о том, что любое предложение и любая рекомендация содержат изъяны, из-за которых могут не сработать.

И все же нужно проявлять осторожность, чтобы не подорвать у человека уверенность в себе до такой степени, что он, глубоко погрузившись в самоанализ и погрязнув в сомнениях, полностью утратит свою решительность. В тот момент, когда нужно проявить активность, человек, утративший уверенность в себе, может уклониться от высказывания своего мнения и принятия жестких решений. Излишняя самоуверенность может дорого нам обойтись, но адекватная — адаптирует к действительности.


Мы часто руководствуемся случайными сведениями, а не статистическими данными


Случайные сведения достаточно убедительны. Группа исследователей под руководством Ричарда Нисбетта (Richard Nisbett, 1976) изучали тенденцию злоупотребления такой информацией. Они показывали студентам Мичиганского университета снятые на видеокассету интервью с некими людьми, якобы участниками эксперимента, в котором большинство из них не оказало помощи прохожему, когда у того случился внезапный сердечный приступ. Тот факт, что студенты были осведомлены о действиях большинства, почти не повлиял на их прогнозы по поводу поведения человека, интервью с которым они видели. Произведенное им приятное впечатление оказалось более ярким и убедительным, чем реальная правда о действиях большинства: «Тед кажется мне таким приятным человеком, что я не могу себе представить его безучастным к чужой беде».

Этот эксперимент иллюстрирует ошибку обоснования оценки: концентрация внимания на характерных особенностях человека может отодвинуть на задний план полезную информацию о популяции, к которой этот человек относится, и исказить наше представление об истинном положении вещей в целом.

Без сомнения, это положительное явление: рассматривать человека как индивидуальность, а не просто как статистическую единицу. Но проблема возникает, когда мы составляем свое мнение о людях в целом, основываясь на наблюдениях лишь за отдельными индивидами. То, что мы сосредоточиваем внимание на избранных, искажает представления о реальном положении вещей. Наши впечатления о группе, например, имеют тенденцию быть слишком зависимыми от ее крайних по своим взглядам и поведению членов. Одна попытка покушения на президента Рейгана стала причиной того, что люди заговорили: «Небезопасно уже просто выходить на улицу» и продолжали: «Это болезнь всего американского общества». Как сказал психолог Гордон Оллпорт (Gordon Allport): «Бросив щепотку фактов, мы торопимся получить целую бочку обобщений».

Исследования выявили основной принцип социального мышления: люди не спешат выводить частное из общего, но с удивительной быстротой делают обобщения на основании ярких жизненных примеров. Неудивительно, что, читая о случаях изнасилований, разбоев и избиений, девять из десяти канадцев переоценивают (и значительно) количество преступлений с применением насилия (Doob & Roberts, 1988).

Иногда ярким примером служит личный опыт. Перед покупкой новой «хонды» я решил ознакомиться с обзором предлагаемых автомобилей в Consumer Reports и нашел там сообщение о «кольте», который в то время считал вполне достойным внимания. Спустя какое-то время я рассказал о своем интересе к «кольту» знакомому студенту. «О нет,— воскликнул он,— не покупайте «кольт»! Я прошлым летом работал в гараже и обслуживал два «кольта», которые разваливались буквально на глазах, пришлось менять деталь за деталью». Как я использовал эту информацию и горячие заверения еще двоих своих друзей, владельцев «хонды»? Просто добавил к мнениям, высказанным в обзоре Consumer Reports о машинах «хонда» и «кольт», еще по два? Хотя я знал, что по логике вещей так и следовало поступить, я не смог проигнорировать свою информированность об этих двух ярких жизненных примерах. Я купил «хонду».


Эвристический подход


Как по-вашему, буква «к» чаще стоит в слове на первом или третьем месте? А где больше население: в Камбодже или в Танзании?

Ответы, вероятно, будут зависеть от того, что придет вам в голову в первую очередь. Если в вашей памяти быстро всплывут слова, начинающиеся с буквы «к», и мысль, что камбоджийцев должно быть больше, то вы придете к заключению, что это и есть более вероятные ответы. Чаще всего так оно и есть,— нам нередко помогает когнитивный практический метод, называемый эвристическим подходом.

Эвристическим подходом можно объяснить, к примеру, почему слухи, передаваемые от одного к другому, чаще убеждают людей, чем обоснованная статистическая информация, и почему воображаемый риск зачастую плохо согласуется с реальным. Так как наша память всегда готова воссоздать кадры новостей с авиакатастрофами, многие полагают, что подвергаются большему риску, когда путешествуют самолетом, а не в автомобиле. На самом же деле статистика говорит, что в 80-х годах американцы имели вероятность погибнуть в автомобильных авариях в двадцать шесть раз большую, чем при авиакатастрофе самолета, покрывавшего то же самое расстояние (National Safety Council, 1991). В течение 27 месяцев — с 22 марта 1992 года — на основных авиалиниях США было совершено более 16 миллионов рейсов без единого смертного случая. Так что для большинства летающих самолетами самым опасным отрезком путешествия является поездка на автомобиле в аэропорт.

Или рассмотрим еще один пример: результат трех авиакатастроф в день с гибелью всех пассажиров на борту не превысит урон, который наносит человечеству курение. Если бы смерти из-за курения были ужасными катастрофами, то результатом этого уже давно бы стало запрещение сигарет. Однако такие смерти проходят под маскирующей вывеской «рак» или «инфаркт» и рассеяны по страницам некрологов в различных газетах, мы их практически не замечаем. И поэтому, вместо того чтобы исключить эту опасность, правительство США продолжает субсидировать табачную индустрию, которая незаметно, не привлекая общего внимания, убивает своих потребителей. Мораль такова: драматические события ярко запечатлеваются в нашем сознании, и мы, с легкостью воскрешая их в памяти, то есть прибегая к эвристическому подходу, говорим о том, что эти события непременно случатся и в будущем.


Мы находим корреляцию и контроль там, где их нет


Дополнительное влияние на привычный ход наших мыслей оказывает поиск закономерности случайных событий — тенденция, которая может увести нас очень далеко от правильного пути.


Иллюзорная корреляция


Очень просто увидеть взаимосвязь там, где ее нет. Предполагая наличие взаимосвязи, мы с легкостью связываем случайные события, выстраивая иллюзорную корреляцию. Уильям Уорд и Герберт Дженкинс (William Ward & Herbert Jenkins, 1965) показали группе людей результаты гипотетического 50-дневного эксперимента по «сгущению облаков». Они сообщили участникам эксперимента, в какие из 50 дней сгущались облака и шел дождь. На самом деле эта информация была не более чем случайным смешением результатов: иногда после сгущения облаков шел дождь, иногда — нет. Однако люди — в соответствии со своими идеями об эффекте сгущения облаков — были убеждены, что они действительно наблюдали взаимосвязь между сгущением облаков и дождливостью.

Результаты других экспериментов также подтвердили, что люди легко ошибаются, воспринимая случайные события как подтверждение их убеждений (Crocker, 1981; Jennings & others, 1982; Trioler & Hamilton, 1986). Веря в наличие взаимосвязи, мы с большей вероятностью заметим и вспомним подтверждающие примеры. Если мы верим, что событиям предшествуют предчувствия, мы отметим и запомним случаи, когда мы заранее думали о чем-то и впоследствии это происходило. И в то же время мы редко отмечаем и запоминаем случаи несовпадения событий. Например, если мы вспомним о друге и он тут же нам позвонит, мы отметим и запомним это совпадение. А если мы думаем о друге, а он не звонит, или если он звонит, а мы о нем до этого не вспоминали, то такие случаи останутся незамеченными.


Иллюзия контроля


Наша тенденция воспринимать случайные события взаимосвязанными подпитывает иллюзию контроля — идею о том, что мы в состоянии влиять на случайные события. Это то, что обычно сопутствует азартным играм и заставляет людей верить в приметы.


Азартные игры


Эллен Лангер (Ellen Langer, 1977) продемонстрировала иллюзию контроля в экспериментах с азартными играми. Люди, вытянувшие выигрышный билет сами, при просьбе продать его требовали взамен сумму в четыре раза большую, чем те, кому этот билет просто дали. Если противником испытуемых в игре со случайным исходом был неловкий нервничающий человек, то их ставки были гораздо выше, чем при игре с проворным, уверенным в себе соперником. Так или иначе, в более чем 50 экспериментах всегда находились люди, действующие так, как будто они могли предсказать или проконтролировать случайные события (Presson & Benassi, 1996). Более того, чем больше люди нуждались в случайном результате (например, съедобный приз более желанен голодному, чем сытому), тем в большей степени они чувствовали иллюзорную уверенность (Biner & others, 1995).

Наблюдения за игроками в азартные игры подтвердили результаты, полученные в экспериментах. Игроки в кости бросают мягче, когда им нужно малое количество очков, и жестко, когда — большое (Henslin, 1967). Индустрия азартных игр процветает за счет иллюзий игроков. Игроки приписывают выигрыши своему умению и предвидению. Проигрыши воспринимаются ими как «внезапная осечка» или «везение противнику» — в спортивной игре это может быть несправедливый свисток судьи или неожиданный рикошет мяча (Gilovich & Douglas, 1986).


Возврат к среднему


Тверски и Канеман (Tversky & Kahneman, 1974) подметили еще один путь возникновения иллюзии контроля: мы не замечаем статистического феномена возврата к среднему. Поскольку сдаче экзамена сопутствует некий элемент случайности, большинство студентов, получивших самые высокие оценки на первом экзамене, будут иметь более низкие результаты на следующем. Поскольку их первая оценка была максимальной, вторая скорее понизится до среднестатистической, чем поднимется выше максимальной. (Вот почему студент, который хорошо учится на протяжении всего обучения, даже если он никогда не бывает лучшим, иногда заканчивает курс одним из первых.) И напротив, у студентов, получивших самые низкие баллы на первом экзамене, есть шансы улучшить показатели успеваемости. Если «двоечник» после провала первого экзамена обратится к преподавателю за консультацией, то при следующей сдаче экзамена тот наверняка почувствует, что студент существенно повысил свои знания, даже если на самом деле эффект от консультации был нулевой.

Действительно, когда дела идут плохо, мы перепробуем все, и не исключено, что все, что бы мы ни пытались делать — обращаться к психотерапевту, испробовать новую диету или читать брошюры из серии «Помоги себе сам», — все пойдет нам на пользу, а не во вред. (Вознесясь слишком высоко или упав слишком низко, мы имеем тенденцию возвращаться к своему нормальному среднему состоянию.)


Наши убеждения могут генерировать собственные подтверждения


Еще одной причиной, почему наши интуитивные убеждения противоречат реальности, является то, что иногда они заставляют нас действовать способами, которые вызывают их очевидные подтверждения. Таким образом, наши мнения о других становятся самореализующимися пророчествами.

Роберт Розенталь (Robert Rosenthal, 1985) в своих широко известных экспериментах по «предвзятости экспериментатора» обнаружил, что иногда испытуемые ведут себя так, как того от них ожидают.

В одном из исследований экспериментаторы попросили испытуемых оценить, насколько успешны в жизни люди, изображенные на фотографиях. Экспериментаторы зачитали участникам одни и те же сопроводительные тексты и показывали одни и те же фотографии. Тем не менее те из исследователей, кто ожидал получить более высокие рейтинги людей, изображенных на фотографии, действительно получили более высокие, чем те, кто ожидал, что испытуемые увидят на фотографиях неудачников. Еще более поразительными и спорными являются сообщения о том, что мнения преподавателей о студентах становятся самореализующимися пророчествами.


Действительно ли ожидания преподавателей влияют на успехи учащихся?


Преподаватели и в самом деле ожидают от одних учеников большего, чем от других. Быть может, вы уже сталкивались с этим, если ваши брат или сестра учились в той же школе, что и вы, но раньше и зарекомендовали себя там «одаренным (-ой)» или «неспособным (-ой)»; или разговоры в учительской создали вам репутацию еще до того, как вы перешагнули порог школы; или новый учитель внимательно изучил ваше личное дело, или ему стал известен социальный статус вашей семьи. Действительно ли сложившиеся таким образом ожидания влияют на успеваемость учащихся? Очевидно, что оценки преподавателей связаны с успехами учащихся: преподаватели хорошо думают о тех учащихся, которые хорошо успевают. В основном это происходит потому, что преподаватели правильно оценивают способности и достижения своих учеников (Jussim, 1989, 1991; Jussim & others, 1996). Но действительно ли ожидания учителя также влияют на успехи учащихся? Чаще нет. Но в 39 % из 448 опубликованных экспериментов они повлияли (Rosenthal, 1991).

Почему ожидания иногда так много значат? Розенталь и другие исследователи сообщают, что преподаватели чаще улыбаются и кивают «ученикам с более высоким потенциалом». Выбранной наугад десятисекундной записи учительского взгляда или учительского голоса было достаточно, чтобы зрители — и дети, и взрослые — поняли, какой перед ними ученик, плохой или хороший, и нравится ли он преподавателю. Мы не ошиблись, именно 10 секунд! Хотя учителя, возможно, считают, что могут контролировать свои чувства, но ученики очень чувствительны к мимике и жестам наставников. Учителя могут также больше заниматься со своими «одаренными» учениками: ставить перед ними более высокие цели, чаще вызывать их к доске и предоставлять им больше времени на ответ (Cooper, 1993; Harris & Rosenthal, 1985, 1986; Jussim, 1986).

Знакомство с экспериментами, в которых исследовались учительские ожидания, натолкнуло меня на мысль изучить, как влияют ожидания учащихся на преподавателей. Несомненно, уже при первых посещениях нового курса лекций нередко можно услышать: «Профессор Смит такой интересный» или: «Профессор Джон такой скучный». Чтобы увидеть, будет ли проявляться этот эффект и в условиях реального обучения, группа исследователей под руководством Дэвида Джемисона (David Jamieson, 1987) провела эксперимент в четырех классах школы в Онтарио, где занятия начала вести новая учительница, ранее преподававшая в другом месте. Во время индивидуальных собеседований экспериментаторы сообщили ученикам двух классов, что другие учащиеся и сами экспериментаторы очень высоко оценивают новую учительницу. По сравнению с контрольными классами, где экспериментаторы не пытались поднять рейтинг преподавателя, учащиеся, настроенные на позитивные ожидания, были более внимательными на занятиях. В конце семестра они получили более высокие отметки и утверждали, что эта учительница излагает материал очень внятно. Оказывается, отношение класса к преподавателю столь же важно, как и отношение преподавателя к учащимся.


Действительно ли мы получаем от других то, что ожидаем?


Итак, ожидания экспериментаторов и преподавателей иногда действуют как самореализующиеся пророчества. Как это объяснить? Мы получаем от других то, что ждем? Иногда случается, что отрицательные ожидания толкают нас быть исключительно любезными с человеком, от которого мы ничего хорошего не ждем; а он в ответ любезничает с нами — и тем самым разрушает наши ожидания. Однако чаще всего мы в какой-то мере действительно получаем именно то, что ожидаем (Olson & others, 1996).

В играх, смоделированных в условиях лаборатории, враждебность почти всегда порождает враждебность: люди, воспринимающие своих оппонентов как лиц, не склонных к сотрудничеству, сразу же вызовут естественное нежелание сотрудничать с ними (Kelley & Stahelski, 1970). Самореализующиеся пророчества процветают там, где возникают конфликты. Если одна сторона считает другую агрессивной, обидчивой и мстительной, то другая сторона начинает вести себя так в порядке обороны, замыкая тем самым порочный круг. То, чего я ожидаю от своей жены,— приветливой улыбки или мрачных укоров, — влияет на мое отношение к ней, таким образом, побуждая ее подтвердить мои ожидания.

Итак, действительно ли близкие отношения процветают, когда партнеры идеализируют друг друга? Являются ли позитивные иллюзии относительно достоинств другого самореализующимися? Или они чаще — саморазрушающиеся, так как создают ожидания, которые не могут быть выполнены, и в конце концов чары спадают? Согласно исследованиям Сандры Мюррей (Sandra Murray, 1996) для молодых людей и девушек из числа студентов университета в Ватерлоо идеализация партнера была хорошим предзнаменованием. Идеализация помогает сглаживать конфликты, способствует получению удовлетворения от общения друг с другом. Чудо сбывается: лягушки превращаются в принцев и принцесс. Если кто-то любит нас и восторгается нами, это помогает нам становиться в большей степени таким человеком, каким нас представляют.

Несколько экспериментов, проведенных Марком Снайдером (Mark Snyder, 1984) в Миннесотском университете, продемонстрировали, как, однажды сформировавшись, ошибочное мнение о социальном окружении может спровоцировать и других подтверждать такое мнение,— этот феномен получил название бихевиоральное подтверждение. В классическом исследовании Снайдера, Элизабет Тэнк и Элен Бершайд (Mark Snyder, Elisabeth Tanke & Ellen Berscheid, 1977) студенты-юноши разговаривали по телефону с девушками, о привлекательности которых они судили по фотографии. Анализ женских реплик показал, что девушки, которых мужчины посчитали привлекательными, разговаривали с большей теплотой, чем те, фотографии которых не произвели должного впечатления. Ошибочное мужское предубеждение стало самореализующимся пророчеством, поскольку повлияло на девушек и заставило их следовать стереотипному мнению, что красивые девушки — это девушки милые и желанные.

Ожидания влияют и на поведение детей. Увидев большое количество мусора в трех классных комнатах, Ричард Миллер (Richard Miller, 1975) и его коллеги попросили учителей и других работников школы почаще напоминать ученикам одного из классов, что они должны быть чистоплотными и аккуратными. После частых и настойчивых просьб количество мусора в бачках, пусть и ненадолго, но все же возросло с 15 % до 45 %. Детей из другого класса, где тоже только 15 % мусора складывалось в корзину, начали хвалить за то, что они такие аккуратные и чистоплотные. И уже через две недели дети оправдали ожидания: в мусорной корзине оказывалось более 80 % всего мусора. Почаще говорите детям, что они добрые и трудолюбивые (а не злобные и ленивые), и, возможно, они начнут действовать в соответствии с вашими словами.

Рассмотренные эксперименты помогают нам понять, каким образом общественное мнение,— например, стереотипы относительно людей с физическими или умственными недостатками либо другой расы или пола — может стать самореализующимся пророчеством. Все мы вносим свой вклад в реальную жизнь нашего общества. Окружающие относятся к нам так же, как мы относимся к ним.


Заключение


Мы могли бы расширить свой список причин неразумного поведения, из-за которых люди начинают верить в то, что не соответствует истине. Мы не можем не принимать во внимание результаты экспериментов, ведь в основном их участниками были люди умные — чаще всего студенты ведущих университетов. Искажения в прогнозах и предубеждения возникали даже тогда, когда у людей была мотивация получения вознаграждения за правильные ответы. Как сказал один исследователь, эти иллюзии «устойчивы в отличие от недолговечных иллюзий восприятия» (Slovic, 1972).

Исследования в области когнитивной социальной психологии являются отображением довольно пестрой общей картины человечества, представленной в литературе, психологии и религии. Многие исследователи-психологи всю свою жизнь посвятили изучению возможностей человеческого разума, внушающих поистине благоговейный трепет. Мы достаточно умны, чтобы взломать свой генетический код, чтобы создать говорящие компьютеры, чтобы послать человека на Луну. Трижды ура человеческому разуму.

Ну ладно, дважды ура — так как «в награду» разуму за его эффективные суждения наша интуиция оказывается куда менее защищенной от ошибок, чем ожидалось. С удивительной легкостью мы формируем и подтверждаем наши ошибочные убеждения. Ведомые собственными предрассудками и самонадеянностью, с легкостью подпадающие под впечатление ярких примеров, усматривающие взаимосвязи и контроль даже там, где их нет, мы формируем свои убеждения, а затем воздействуем на других, чтобы подтвердить их. «Голый интеллект,— замечает писательница Мадлен Л'Ингл,— инструмент в высшей степени неточный».


Понятия для запоминания


Бихевиоральное подтверждение (Behavioral confirmation) — тип самореализующихся пророчеств, посредством которых социальные ожидания заставляют людей действовать таким образом, что их поведение служит основанием подтверждений этих ожиданий.

Возврат к среднему (Regression toward the average) — статистическая тенденция: экстремальные достижения или экстремальное поведение возвращаются к своему среднему значению.

Иллюзия контроля (Illusion of control) — восприятие неконтролируемых событий так, как будто они подвергаются контролю.

Иллюзорная корреляция (Illusory correlation) — восприятие взаимосвязи там, где ее нет, или восприятие взаимосвязи более тесной, чем она есть на самом деле.

Ошибка обоснования оценки (Base-rate fallacy) — тенденция игнорировать или не полностью использовать основную информацию (информацию, описывающую большое количество людей), находясь под влиянием характерных особенностей рассматриваемого случая.

Самореализующиеся пророчества (Self-fulfilling prophecy) — тенденция, выраженная в том, что ожидания вызывают поведение, их подтверждающее.

Феномен самонадеянности (Overconfidence phenomenon) — тенденция быть скорее уверенным, чем точным, то есть переоценивать правильность своих убеждений.

Эвристический подход (Availability heuristic) — эффективный, но ненадежный практический метод, в котором вероятность вещей оценивается с точки зрения их доступности в памяти. Если примеры легко приходят на ум, мы полагаем, что они являются общепринятыми.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Похожие:

Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию iconИнтенсивный курс повышения грамотности М. А. Павлова Интенсивный курс повышения грамотности на основе нлп москва
Но если можно учить легко и успешно, то что мешает вам сделать это? Когда вы закончите чтение, возможно, у вас появятся свои собственные...
Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию iconПрограмма включает Цели освоения дисциплины, место дисциплины в структуре ооп бакалавриата, компетенции обучающегося, формируемые в результате освоения дисциплины «Введение в клиническую психологию»
Составитель: Цветков Андрей Владимирович, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии. Программа по дисциплине...
Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию iconУчебный курс «Феминология и гендерная социология» входит в выборную часть профессионального цикла дисциплин фгос впо по направлению «Социальная работа»
«Социальная психология» и «Ювенология и социология молодежи» и учитывает как общие, так и особенные черты современной социальной...
Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию iconУчебный курс «Зоопсихология и сравнительная психология»
Зорина Зоя Александровна, д б н., профессор, кафедра общей психологии. Курс предназначен для студентов, обучающихся по направлению...
Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию iconДисциплины «педагогическая психология» Ростов-на-Дону 2010 Учебно-методический комплекс включает
Педагогическая психология позволяет приблизить академическую науку психологию к педагогической практике, способствует становлению...
Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию iconЭлективный курс по химии: «Творим и изучаем вместе на занятиях по химии» для учащихся 9 класса
Элективный курс призван развивать интерес к химии, развивать аналитические способности учащихся, расширять их кругозор, формировать...
Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию iconРабочая программа включает в себя следующие разделы: цели освоения дисциплины «Психология влияния»
Рабочая программа предназначена для студентов (бакалавров), обучающихся по направлению «Психология», профиль подготовки «Практическая...
Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию iconЛекция №1. Введение в клиническую психологию
Учебно-методический комплекс предназначен для студентов изучающих психологию, подготовка которых включает курс клинической психологии....
Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию iconРабочая программа включает в себя следующие разделы: цели освоения дисциплины «Психология социального поведения»
Рабочая программа предназначена для студентов (бакалавров), обучающихся по направлению «Психология», профиль подготовки «Практическая...
Дэвид Майерс Социальная психология. Интенсивный курс. Exploring Social Psychology Изучаем социальную психологию iconИнтенсивный курс подготовки к егэ по русскому языку
Курс содержит рекомендации для успешной сдачи экзамена, материал для самопроверки, справочный материал, тренировочные задания. Материал...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница