Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны




Скачать 27,49 Kb.
НазваниеРоман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны
страница2/2
Дата03.02.2016
Размер27,49 Kb.
ТипУрок
1   2



-Что отличного от взгляда историков предлагает автор романа-эссе?

Во втором томе романа В. Чивилихин анализирует, в частности, национальный состав татаро-монгольского войска, пришедшего в ХIII в. на Русь, а также армии Мамая, которую он привел в 1380 г. на поле Куликово.    Повнимательней присмотримся, что собою представляли к 1380 году Золотая Орда и, в частности, войско Мамая с этнической и религиозной точек зрения.


- Строго говоря, оно не было «татаро-монгольским» или «монголо-татарским».
     В самом деле, о каких монголах на Волге к концу XIV века может идти речь, если за полтора столетия до этого с Батыем осталась в его отцовском, джучиевом улусе совсем небольшая горстка коренных монголов, которая теряла уже свои национальные признаки из-за многочисленных смешанных браков с иноплеменницами? И, видно, недаром русский летописец среди народов, пришедших на Русь в орде Батыя, ставит на первое место «куманов», то есть кипчаков, половцев, недаром в старых русских исторических трудах и даже справочниках Золотая Орда называлась также «Кипчакской». Арабский же историк Эломари, касаясь основного этнического состава Золотой Орды XIV века, совсем не упоминает монголов: «В древности это государство было страною кипчаков, но когда ими завладели татары, то кипчаки сделались их подданными. Потом они (то есть татары) смешались и породнились с ними, и земля одержала верх над природными и расовыми качествами их (то есть татар), и все они точно стали кипчаками, как будто одного рода с ними». Быстро растворялись в местном населении не только разноплеменные монголы, для коих время и события готовили быстрое и окончательное разрешение родового единения, но и довольно стойкие племенные монгольские образования. В фундаментальном труде Б. Д. Грекова и А. Ю. Якубовского «Русь и Золотая Орда» (М.-Л., 1950) рассказывается о двух многочисленных монгольских племенах, этнические судьбы которых были прослежены учеными. Джалаиры и барласы в результате захватнических военных походов степняков первой половины XIII века оказались в Семиречье среди коренного тюркского населения. Оттуда во второй половине XIII века джалаиры перекочевали в район Ходжента (Ленинабад), а барласы в долину реки Кашкадарьи. «Два этих больших монгольских племени - джалаиры и барласы - пришли из Семиречья в какой-то мере отюреченными в смысле языка. На новом месте они настолько уже были отюречены, что в XIV веке, во второй его половине, считали своим родным языком тюркский язык».
    


- Для немногочисленных потомков основателей Золотой Орды стали совсем чужими их далекая родина, язык предков, суровый степной уклад жизни, сменившийся паразитическим сибаритством. Их давно уже не объединяли ни жесткие каноны устной Чингисовой ясы, совершенно забытой, ни древние верования, потому что даже среди первых монголов-европейцев были и христиане-несториане, и буддисты, и язычники-шаманисты, а с начала XIV века все больше становилось мусульман. Что же касается культуры, объединяющей тот или иной народ, то ни о какой собственно золотоордынской культуре нельзя даже и заикаться. Археологические находки в районе бывшей золотоордынской метрополии рассказывают о материальной культуре покоренных земель и народов, о культуре разноплеменных и разноязычных степных народностей, веками формировавшейся на евразийских просторах, о культуре городских рабов-ремесленников, согнанных в Бату-Сарай из Хорезма, Руси и Венгрии, с Кавказа и Поволжья. Завоеватели-пришельцы не умели писать на своем забытом языке, не умели ни строить, ни ваять, а первоначальное этническое и расовое растворение в различных народах усилилось в тюркоязычных половцах, сменившись последующим и окончательным - в хорезмийцах, из которых несколько поколений чингисидов-джучидов набирали советников, чиновников, евнухов, писцов, сборщиков дани, военачальников. Так что монголов на Волге в конце XIV века нельзя рассмотреть даже в самые сильные исторические микроскопы.
     «Татары», как я уже писал, - собирательное, условное летописное название разноплеменного войска, нападавшего на Русь в 1223, 1237, 1239 и 1240 годах, - прямого этнического отношения к предкам современных поволжских татар не имели. Центральноазиатские племена татар (та-та, та-тар), согласно монгольским источникам, почти полностью были уничтожены еще ордами Чингиса, и если их числить монгольскими, то остается загадкой, почему, в отличие, скажем, от калмыков, ни астраханские, ни касимовские, ни барабинские, ни кузнецкие, никакие другие татарские этнические группы не сохранили в достаточной степени заметных языковых, расовых и антропологических признаков своих монголоидных предков.
    


-Таким образом, самые мощные этнические корни поволжских (казанских) татар уходят в глубь времен - к многочисленному и стойкому тюркскому народу, создавшему еще в домонгольское свое средневековье богатое и сильное государство - Волжскую Болгарию (Булгарию). Вместе со своими родственниками и соседями, свободолюбивыми степными рыцарями башкирами (башгирдами), волжские болгары первыми побили Субудая в 1223 году, потом стали первой жертвой первого похода Бату - Субудая на запад, первыми отчаянно восстали в глубоком тылу их войск, сделались, как и русские, данниками Орды, и неверно с исторической и нелепо с лингвистической точки зрения повторять сегодня слова о татарском иге, да еще к тому же... над татарами.
     Привычные выражения «монголо-татарские завоевания» или «татаро-монголъское иго» недостаточно полно отражают этнический состав степняков, напавших на Русь в XIII веке.
Эксплуататорская власть Золотой Орды распространялась на огромную территорию Евразии, ее контуры являли собой гигантский многоугольник, по границам которого находились районы сегодняшней Молдавии, Кемеровской области, Крыма, Азербайджана, пермских лесов, Среднего Урала, бассейна Оби, низовьев Сырдарьи и Амударьи. Гнет Золотой Орды, разъедаемой спонтанными противоречиями и внешнеполитическими факторами, в середине XIV века слабел повсюду, и жалкий авантюрист Мамай лишь сделал попытку приостановить колесо истории.
     К походу на Москву Мамай готовился два года и собрал всех, кого мог собрать с помощью денег, посулов и плетей. Тотальной мобилизацией и скупкой вооруженных орд были охвачены не только подвластные ему земли, но и далекие их окраины, евразийские глубинки. Мамай «даваше обильно всем и посла во многие страны» уговаривателей-эмиссаров с торбами, наполненными данническим и награбленным русским серебром и заемным генуэзским золотом. «И снидошася к нему от многих стран Татарове на ласкание его и даяние»...
   


-  Татары? Вовсе нет! Этим словом летописец назвал невообразимое по национальной и религиозной пестроте полчище наемников.
     Среди профессиональных степных грабителей и усмирителей, составлявших значительную часть вооруженных сил Золотой Орды и поскакавших на легкую, как им казалось, поживу за авантюристом, наверняка было немало тайных и явных язычников. Автор летописной повести «о Побоищи, иже на Дону, и о том, князь великий како бился с Ордою», пишет, что Мамай пришел «с единомысленники своими и со всею силою татарьскою и половецкою», отличая половцев как многочисленную группу степняков, которые, безусловно, еще не были полностью мусульманизированы. Не исключено, что в орде Мамая находилось также некоторое число «татаро-монгол», заброшенных судьбой и событиями из бывшей далекой метрополии с ее столицей Пекином. Кто они были по вероисповеданию? Только не мусульманами! Г. Е. Грумм-Гржимайло отмечал, что еще и в XVI веке господствующей религией в Монголии был, наряду с буддизмом, древний шаманизм.
Конечно, мусульман хватало в войске Мамая, и летописец, очевидно, не зная их этнической принадлежности, обобщенно пишет о «бесерменах» (басурманах). И несомненно, что в полчище Мамая влились отряды кочевников из Заволжья, с границ Синей Орды - язычники, мусульмане и язычники-мусульмане, в чудовищной и часто спорной этнической пестроте коих не могут разобраться поколения ученых. Г. Е. Грумм-Гржимайло приводит умопомрачительный список племен и родов, составивших основу, например, «степных узбеков», которые в XVI веке заняли богатые земледельческие районы Средней Азии и слились с коренными жителями древнего Хорезма. В состав степного узбекского союза входили тюркские и отуреченные динлинские роды и племена - канглы, кипчак, киргиз, уйгур, карлык, аргын, алагин, тогус, юс, кучин; монгольские - хорлас, нукуз, кьжот, джалаир, ойрат, дорбет, онгут, татар, хонкират, мангыт, монгол, хатачин; не то тюркские, не то монгольские, не то тунгусские - кераит, найман, ктай (кидань), баргут; совершенно неизвестного этнического происхождения - меркит, минг, кенегес, кынгыт... Всего, как пишет ученый, «до сотни, да и эта цифра не является еще окончательной».
    


-В подвластных Мамаю районах прошла повальная мобилизация. Летописи называют мордовских князьков, а также ясов и черкесов. Ясы, предки осетин, были в то время частью язычниками, частью православными христианами, а собирательным именем «черкесы» тогда и позже называли разноплеменные народности Северного Кавказа и Прикаспия. Приняв христианство еще от первых византийских миссионеров, они упорно продолжали исполнять языческие обряды и обычаи даже после прихода сюда через несколько столетий ислама шиитского толка. Летопись числит в Мамаевом войске также буртасов - народность мадьярских этнических корней и языческих, как и мордовцы, верований, жившую в Прикавказье и Поволжье.

-Почти неизбежно в бешеный круговорот тотальных военных сборов были втянуты и русские «вольные люди», жившие грабежом летописные бродники, будущие казаки, несомненно, православные христиане; еще при Калке они целовали крест Мстиславу и тут же во главе со своим атаманом Плоскиней предали киевского князя. Позже они платили дань Золотой Орде, о чем сообщал венгерский король Бела IV в письме римскому папе. Шли с Мамаем, очевидно, и мелкие отряды литовцев.
     Летописец, перечислив очевидную часть, так сказать, наличного состава войск Мамая, добавляет: «и иные с ним». Не будем долго гадать, кто были эти «иные.
     Вражеское войско на Куликовом поле не представляло никакого «мусульманского суперэтноса», в полчищах Мамая были не только представители всех мировых религий, но и последователи множества их разнотолков и ответвлений.
    

Меньше всего в полчище Мамая находилось монголов и татар. Это было разноплеменное и разноязычное скопище разноверцев, обманутое, соблазненное, принужденное или купленное международным авантюристом XIV века, движимым непомерным воинским честолюбием, властолюбием и звериным политическим цинизмом, так что Куликовская битва, широкое празднование любого юбилея которой не может оскорбить ни исторической памяти, ни национального достоинства или религиозного чувства кого бы то ни было из живущих, священна для всего цивилизованного человечества, потому что знаменовала собой особую, исключительную веху в мировой истории.

Нет, совершенно не случайно В.Чивилихин уделил так много места в своём романе – эссе «монгольской» Руси. Это страницы славного прошлого, страницы, посвящённые героизму и созидательному таланту наших предков. Я специально остановилась на теме монголо – татарского ига. Хотя минувшее скрыто от нас веками. Трудно сейчас выяснить было это или нет. Откуда нам известно, например, о Куликовской битве? Из летописей и литературных источников, датированных разными годами. Симеоновская летопись – первая половина шестнадцатого века. Софийская и новгородская летописи – примерно 1418 год. Литературный памятник – «Задонщина» - восьмидесятые годы четырнадцатого века. Только интересно, что все тексты написаны спустя несколько десятилетий после названного события. Почему? Спор о Куликовской битве продолжается. Интересный материал был напечатан в газете «Красная звезда» от 3 февраля 2001 года. Прочитайте на досуге.

Опять над полем Куликовым

Взошла и расточилась мгла,

И, словно облаком суровым,

Грядущий день заволокла.


За тишиною непробудной,

За разливающейся мглой

Не слышно грома битвы чудной,

Не видно молньи боевой.


Но узнаю тебя, начало

Высоких и мятежных дней!

Над вражьим станом, как бывало,

И плеск и трубы лебедей.


Не может сердце жить покоем,

Недаром тучи собрались.

Доспех тяжел, как перед боем.

Теперь твой час настал.- Молись!






- Много новых, свежих наблюдений сдела­но Владимиром Чивилихиным по истории нашествия Батыя на Северо-Восточную Русь. Это и опровержение «традиционного» обвинения владимирского и черниговского князей в их «нежелании» помочь Ря­зани; писатель доказывает, что они не могли этого сделать. Это и предпо­ложение писателя о «Народной войне» и лесных завалах, которые задерживали про­движение завоевателей, и объяснение упор­ных приступов орды к Торжку наличием там «больших запасов зерна», и аргументи­рованные доказательства того, что никакой «оттепели», будто бы помешавшей походу Батыя на Новгород, быть не могло — у не­го «было в запасе по крайней мере полтора месяца, чтобы дойти до Новгорода прочны­ми и ровными ледовыми дорогами», и мно­гое-многое другое.

- Показательно, что писателя заставля­ют задуматься вопросы, мимо которых про­ходят историки. Вот, например, вопрос: «А чем татары кормили своих коней?» Этот вопрос не может не прийти в голову любознательному читателю. Влади­мир Чивилихин подробно разоб­рался и доказал, что проблема корма для конницы явилась важным фактором, повли­явшим на военные события зимы 1237/38 года! И так во всём. Любая «загадка» имеет убедительное решение. Мне недавно попалась статья С.Лексутова «Марш-бросок железного спецназа Чингизхана». Она написана по поводу книги С.Валянского и Д.Калюжного «Другая история Руси», где авторы утверждали, что никакие татаро-монголы и монголы-татары на Русь не приходили.

Кстати, Л.Н.Гумилёв категорически отвергал «монголо-татарское иго», называл его «мифом», военно-политическим союзом золотоордынских ханов и русских князей.

Цитирую С.Лексутова:

«Расстелил я на полу весьма подробную карту Азии, рядом положил атлас народонаселения, где указаны всякие народы, проживающие на нашей благословенной планете, и занялся опровержением. Первое, что делает полководец, намереваясь кого-то завоевать, это прокладывает самый легкий и удобный маршрут для своего войска. Вот и я, представив себя Железным Темучином, принялся прокладывать маршрут для своих железных туменов. И тут же понял, что не видать мне Руси, как своих ушей без зеркала: в с е м о и к о н и с д ы х а л и н а л ю б о м м а р ш р у т е н а п е р в ы х ж е с т а к и л о м е т р а х пути!

В отличие от профессионального историка, я окончил биофак Томского университета, а потому отлично знаю, что лошадь – существо живое, а потому должно ежедневно кушать: траву, овес, зимой может питаться сушеной травой, в просторечии именуемой сеном, а богатые владельцы лошадей могут и вовсе баловать своих любимцев – кормить отборной пшеницей и ячменем. Помните, как в русских сказках богатыри и витязи холили своих коней? А вот историки за несколько веков развития истории даже не подумали, что на долгом пути через пустыни, горы и степи лошадям нужно что-то есть и пить. Первым усомнился в том, что монголо-татар было полмиллиона человек, еще Ключевский, а потом число их неуклонно снижалось; академик Рыбаков пишет о ста двадцати, ста сорока тысячах. А когда-то известный писатель Чивилихин в своей книге “Память”, доказывает, что татар было каких-то тридцать тысяч человек. А все потому, что Ключевский и Чивилихин единственные, кто подумал о бедных лошадках. О тридцати тысячах Чивилихина поговорим позже, когда будем штурмовать какой-нибудь русский город».

-Сколько же было монголо-татар?


- В самом деле, сколько их пришло на Русь? Начнем выяснять.

Российские дореволюционные источники упоминают о "полумиллионной монгольской армии".

Писатель В. Ян, автор знаменитой трилогии "Чингиз-хан", "Батый", "К последнему морю", называет чуточку меньшее число - четыреста тысяч.

Но эти цифры абсурдны. Любой воин кочевого племени отправляется в поход, имея три лошади (как необходимейший минимум - две). Одна везет поклажу (небольшой "сухой паек", подковы, запасные ремни для уздечки, всякую мелочь вроде запасных стрел, доспеха, который нет нужды надевать на марше, и т.д.). Со второй на третью время от времени нужно пересаживаться, чтобы один конь все время был чуточку отдохнувшим - мало ли что стрясется, порой приходится вступать в бой "с колес", т.е. с копыт.

Примитивный подсчет показывает: для армии в полмиллиона либо четыреста тысяч бойцов необходимо около полутора миллионов лошадей, в крайнем случае - миллион. Такой табун сможет продвинуться самое большее километров на полсотни, а вот дальше идти окажется не в состоянии - передовые моментально истребят траву на огромном пространстве, так что задние сдохнут от бескормицы очень быстро. Сколько овса для них ни запасай в тороках (да и много ли запасешь?).

Напомню, вторжение "монголо-татар" в пределы Руси, все главные вторжения развернулись зимой. Когда оставшаяся трава скрыта под снегом, а зерно у населения предстоит еще отобрать - к тому же масса фуража гибнет в горящих городах и селах...

Могут возразить: монгольская лошадка прекрасно умеет добывать себе пропитание из-под снега. Все правильно. "Монголки" - выносливые создания, способные прожить всю зиму на "самообеспечении". Я сам их видел, чуть-чуть проехался однажды на одной, хотя наездник никакой. Великолепные создания, я навсегда очарован лошадьми монгольской породы и с превеликим удовольствием обменял бы свою машину на такую лошадку, будь возможность держать ее в городе (а возможности, увы, нет).

Однако в нашем случае вышеприведенный аргумент не работает. Во-первых, древние источники не упоминают о лошадях монгольской породы, имевшихся "На вооружении" орды. Наоборот, специалисты по коневодству в один голос доказывают, что "татаро-монгольская" орда ездила на туркменах - а это совсем другая порода, и выглядит иначе, и пропитаться зимой без помощи человека не всегда способна...

Во-вторых, не учитывается разница между лошадью, отпущенной бродить зимой без всякой работы, и лошадью, вынужденной совершать под седоком длительные переходы, а также участвовать в сражениях. Даже монголки, будь их миллион, при всей своей фантастической способности пропитаться посреди заснеженной равнины, перемерли бы с голоду, мешая друг другу, отбивая друг у друга редкие былинки...

А ведь они, кроме всадников, вынуждены были нести еще и тяжелую добычу!

А ведь у "монголов" были с собой еще и немаленькие обозы. Скотину, которая тащит повозки, тоже надо кормить, иначе не потянет повозку...

Одним словом, на протяжении всего двадцатого века число напавших на Русь "монголо-татар" усыхало, как знаменитая шагреневая кожа. В конце концов историки со скрежетом зубовным остановились на тридцати тысячах -- опускаться ниже им просто не позволяют остатки профессионального самолюбия.

Сегодня в учебниках истории за 10 класс численность указывается в пределах 120-140000людей.


-Меня особенно захватили страницы, посвящённые обороне города Козельска.

Послушайте, что сказал Сергей Пикунов в стихотворении «Падение Козельска»:


Скрипели битые ворота,

Когда влетало в них бревно,

Ссыпалась наземь позолота,

В бочонках щерилось вино.


Как ветром унесло икоту

При взгляде в мутное окно:

В степи, в лесу и по болотам

На Русь татары шли давно.


Шипела кровь, свистели стрелы,

Слетали головы с плечей,

Жестоко в плен брались уделы…


Лишь он один стоял семь дней.

Врезались в бой козельцы смело,

Не зная суть своих смертей…


В.Чивилихин этим городом восторгался: «Удивительное зрелище являет собой Козельск ранним туманным утром!» Автор книги «Память» задавался вопросом: »Воздадут ли далёкие забывчивые потомки героизму его, вспомнят ли великие муки этого обыкновенного русского городка, пережившего…множество междоусобных войн и опустошительных набегов, нашествий иноземцев?» Мы помним! Примером этому служит наш урок.

Талантливый русский поэт 19 века А. А. Навроцкий в поэме "Злой город", посвященной обороне Козельска, пишет:


"Погибнем, но с честью, как гибнут орлы,

Гнездо от врагов защищая,

Отвагой и силой могучей полны,

Пощады не ждя и не зная,

Докажем, что взять нас в неволе нельзя,

Пока у нас жизнь не отнимут...

Клянемся, братья, что каждый из вас

На смерть будет драться с врагами...

Клянемся дружно в торжественный час:

Изменников нет между нами,

А трусом никто никогда не посмел

Назвать нас, и впредь не решиться.

Ребенок - и тот уж отважен и смел,

Когда он в Козельске родиться."


Сожжен Владимир. Спален Торжок. Но нет уж сил у хана для взятия Новгорода и Пскова. Повернул он вспять коней своих - покинуть скорее "урусову землю". Но встал на пути маленький городок Козельск. Встал, как вызов всей степной орде. Об этом пишет в своей поэме «Холмы» калужский литератор Виктор Пухов:

"...Втоптал он в пыль

И в пепел города...

И, как коваль,

Торчала борода:

-Рубите лес,

Пробейте в стенах ход!

Злой город Козельск

И злой народ!

И Субудай

От ярости ослеп.

Поди, узнай -

Кто в крепости засел?

А в ней - Василий,

Отрок, пять годов.

И мать спросила:

- Выдадим ли его?

И был ответ

Защитников один:

- Ни чести, ни побед

Не предадим.

Скрепили эту клятву

На крови

И вместе с князем свято

Полегли..."

В летописи до обидного мало сказано об осаде города Козельска. Жители этого города в течение семи недель выдерживали осаду, и враги прозвали за это Козельск «злым городом». Захватив его, завоеватели жестоко расправились с жителями.

Владимира Чивилихин в "Памяти" объясняет причину, по которой Батый так упорно штурмовал город, примерно так: причина такого особого отношения к городку, по мнению автора, более практическая, нежели моральная. Козельск находился в треугольнике у слияния рек. С двух сторон крутые речные берега, со стороны суши довольно приличные укрепления. В результате такого удачного расположения городок стал перевалочным торговым местом. Осенью после обмолота с верховьев рек и притоков на лодках в город свозилось зерно. Мелкие купцы арендовали ,а крупные имели в Козельске свои склады. В городе содержалась дружина, небольшая, но с учетом прочной обороны, вполне достаточная, чтобы отразить обычный по тем временам набег. Купцы, видимо, оплачивали содержание дружины. Весной после ледохода зерно на ладьях уходило вниз по реке на продажу. Дело, похоже, было выгодное, поскольку к этому времени цена на зерно повышалась. Конница Батыя в конце зимы испытывала недостаток корма для лошадей. Кони, хоть и были выносливой породы, но все же не могли добывать корм из- под снега. Таскать за собой огромные обозы с сеном не имело смысла (да и привычки). Зерно более калорийно (что немаловажно для боевого коня) и более компактно в перевозке. Батый узнал, что в Козельске находятся огромные запасы зерна. Возможно, он сначала хотел договориться "по- хорошему", но получил отказ. Город мог выдержать длительную осаду, учитывая запасы пищи и воды (из колодцев). Таким образом, он был вынужден штурмовать "Злой город". Батыю не привыкать штурмовать города, и не такие крепости брал, но всё же город дался ему нелегко. Но главную задачу он, похоже, не решил. В конце концов жители просто подожгли склады, когда увидели ,что оборона не выдержит. При раскопках старого города было найдено большое количество горелого зерна. Вот такие несговорчивые оказались козельцы.

Схожие ситуации - приличные укрепления, дружины, запасы провизии и фуража, все это можно отнести и к другим городам. Но, увы , остальные сдавались без боя или сопротивлялись подозрительно короткое время. Почему?

- А ты обратил внимание на страницы, посвящённые обороне Киева? Перечитай ещё раз. Сразу в трёх летописях упоминается об этом. В.Чивилихин пишет о защите города в течение двух с половиной месяцев. Город брался по частям. Оборонялась каждая улица, каждый храм, дом. Киевская оборона 1240 года – Брест нашего средневековья! Попробуй найти ответ самостоятельно.


Заключительное слово учителя


Трепетное отношение Чивилихина к памяти поколений не выглядит стран-ностью, ибо за ним чистота и искренность, приобретающее оттенок высо­кой значительности и мудрости. Писатель решительно защищает и ут­верждает духовно-нравственное богатство предков, накопленное столетиями, в борьбе с ложными псевдонаучными концепциями буржуазных, а подчас к отечественных теоретиков. Вот почему роман» «Память» выдви­нулся на авансцену идеологической борьбы.

Чивилихин полемизирует не по историческим частностям, а по кардинальным

вопросам отечественной истории: что вынудило Орду поворотить

от Новгорода — народная стихия, снежные заносы, бездорожье или все более возрастающее сопротивление, мужество и героизм русского народа…

Обратите внимание и на летописные источники.

Послесловье

Роман «Память» сюжетно многопланов, задуман он как широкоформатное эпическое полотно, психологически углубленное и ёмкое. Прошлое и настоящее… Они идут рядом, между ними нет демаркационной линии. Порой уходят друг от друга, порой пересекаются, но они всегда соприкасаются внутренне, не на поверхности сюжетных ходов, сопрягаясь невидимыми нитями, во имя главного – нетленной человеческой памяти.


Итоги урока


Д/з. а) В. Чивилихин и «Слово о полку Игореве».

б)Составьте список вопросов, на которые вы бы хотели получить ответ.

в)Приготовьте мнения других учёных и писателей по поводу авторства «Слова».

7) Проверьте свои знания:

  • Какой город монголы-татары назвали «злым городом»?

  • Куликовская битва произошла

8 октября 1380г.

8 сентября 1380г.

8 сентября 1480г.

26 августа 1380г.

  • Почему археологам во время раскопок на Куликовом поле почти не удалось найти оружия, которым пользовались участники сражения?











1   2

Похожие:

Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны iconЗадание для эссе по дисциплине «Организационное поведение», 2013 год Срок сдачи эссе – 9 апреля
Эссе представляет собой анализ статьи, опубликованной на английском языке в последние годы в одном из ведущих международных академических...
Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны icon«Кэрролл Дж. Голос нашей тени: Роман»: М.: Эксмо; спб.: Домино; 2004

Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны iconВвдение 3
Сибири, об истории этой страны, оказывающей серьёзное влияние на жизнь нашей планеты очень мало известно. Пусть Сибирь восхищает,...
Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны iconМетодические рекомендации по написанию эссе по краеведению
Во время проведения муниципального и регионального этапов олимпиады по краеведению написание эссе предлагается участникам в качестве...
Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны iconСовременное эссе как коммуникативная форма: траектории чтения
Анализируются эссе из книг современных поэтов и эссеистов Александра Скидана, Шамшада Абдуллаева и Аркадия Драгомощенко, представляющих...
Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны iconКаталог Эссе по обществознанию. Егэ алгоритм написания эссе
В этой части работы нужно кратко, чётко раскрыть актуальность проблемы, а так же очертить рамки исследования ( освещать проблему...
Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны iconСмятение горький мед – 2
Глэдис встречает миллионера Пола Уорда, недавно похоронившего жену. Их бурный роман продолжается неделю, а затем Пол, мучимый раскаянием,...
Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны iconПушкин Роман «Капитанская дочка»
Роман написан от первого лица, в форме мемуаров главного героя Петра Андреевича Гринева
Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны iconЛекции о воспитании детей
Воспитание детей самая важная область нашей жизни. Наши дети-это будущие граждане нашей страны Они будут творить историю. Наши дети...
Роман-эссе В. Чивилихина «Память» иистория нашей страны iconСодержани е
Русское государство в эпоху Средневековья стала важнейшей вехой в истории народов нашей страны и его соседей в Европе и Азии
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница