5. Рассказы А. П. Чехова о детях




Скачать 21,01 Kb.
Название5. Рассказы А. П. Чехова о детях
страница2/6
Дата03.02.2016
Размер21,01 Kb.
ТипРассказ
1   2   3   4   5   6

4 выступающий Антон всегда умел сделать так, что братьям стыдно становилось за свои слова, поступки. Он ненавидел ложь, несправедливость; ему казалось, что они больше всего унижают человека, его человеческое достоинство. И теперь в семье все чаще слышались его слова: «Это неправда», «Нужно быть справедливым», «Не надо лгать».
Когда Антон был на втором курсе, брат Иван выдержал экзамен на учителя и получил место в маленьком городке Воскресенске, недалеко от Москвы. Иван жил один, квартира у него была просторная, и Евгения Яковлевна с младшими детьми, Михаилом и Марией, стала ездить к нему на летние каникулы. Сюда же приезжал, освободившись от экзаменов, и студент Чехов. Он ходил в черной крылатке и широкополой черной шляпе, как ходили тогда многие молодые люди. Веселый, общительный, он очень скоро перезнакомился с Воскресенскими жителями.
В двух километрах от Воскресенска находилась Чикинская больница, и Чехов стал работать в больнице практикантом-медиком. Главный врач этой больницы был известный земский врач Архангельский, и около него всегда собиралось много молодежи, особенно из медиков.
Чехов проводил в больнице целые дни. Он работал, как рассказывает Архангельский, не спеша, со вниманием и любовью к больным, которых осматривал. Никогда не повышал он голоса и всегда терпеливо отвечал на все вопросы больных.
После работы молодежь часто собиралась у Архангельского. Там читали, обсуждали литературные новинки, пели хором народные песни, декламировали стихи Некрасова.
Студенческие годы Чехова подходили к концу. Он был уже на четвертом курсе. Занятия в университете, зачетные работы, экзамены требовали большого напряжения сил. Много сил отнимала у него и литературная работа, которой становилось все больше. Отказываться от нее он не мог и не хотел — литература давала заработок и все больше привлекала и захватывала.
Весной 1884 года Чехов сдал последние экзамены, окончил университет и уехал в Воскресенск.
«Природа кругом великолепная. Простор и полное отсутствие дачников. Грибы, рыбная ловля и земская лечебница... Тем много, но писать решительно не в состоянии...» — писал он в июне редактору одного из журналов, в котором сотрудничал.
В том же месяце вышел первый сборник его рассказов под псевдонимом «Антоша Чехонте». Сборник назывался «Сказки Мельпомены»; в нем было шесть рассказов, печатавшихся раньше в разных юмористических журналах.
Вернувшись осенью в Москву, Чехов повесил на входных дверях своей квартиры вывеску «Доктор А. П. Чехов» и стал принимать больных. Практики было много, так как много было знакомых, но половина больных лечилась у Чехова бесплатно — это были такие же бедняки, как он сам.
Доктор Чехов не бросал литературу; он подписывался «Антошей Чехонте», «Человеком без селезенки», «Братом своего брата» и другими псевдонимами и писал множество коротеньких рассказов. Когда много лет спустя один из его друзей спросил, сколько он написал рассказов в первые годы своей работы, Чехов ответил: «Около тысячи».
Все это давалось ему нелегко. На последнем курсе университета он чувствовал себя постоянно утомленным, жаловался на нездоровье и в конце 1884 года писал: «Вот уже три дня прошло, как у меня ни к селу ни к городу идет кровь горлом. Это кровотечение мешает мне писать, помешает поехать в Питер...» Сам он не придавал значения своей болезни, мало заботился о себе, не хотел показываться врачам. Живя в Воскресенске, Чеховы познакомились и очень сдружились с семьей Киселевых, которые жили километрах в трех от города в своей усадьбе Бабкино. Это была прекрасная, очень благоустроенная усадьба на крутом берегу реки. Соседей вокруг не было. Киселевы были образованные, милые люди, у которых постоянно гостили писатели, художники, музыканты. Мария Владимировна Киселева была детская писательница, сотрудничала в детских журналах того времени.
Чеховы сняли небольшой флигель в этой усадьбе и с 1885 года три года подряд ездили в Бабкино на дачу. Очень скоро в соседних деревнях узнали, что в Бабкине живет доктор. Стали съезжаться и сходиться к нему больные, и Чеховы устроили в Бабкине настоящий амбулаторный прием, даже аптеку завели.
Однажды из деревни пришла к доктору Чехову жена местного горшечника и сказала, что болен ее жилец, художник Тесак Ильич. Выяснилось, что это Исаак Ильич Левитан, друг семьи Чеховых. Никто из них не знал, что он приехал сюда писать этюды. Братья тотчас же отправились к нему, и через несколько дней Левитан переселился в маленький флигелек в Бабкине. Жизнь пошла веселая, шумная, деятельная; много гуляли, читали. У Киселевых была хорошая библиотека, выписывались все толстые журналы и газеты. Вечерами все собирались вместе, и тогда шуткам, остротам, всевозможным выдумкам не было конца.
Жизнь в Воскресенске, в Бабкине очень много дала и доктору и писателю Чехову. Он нашел здесь сюжеты, темы, людей, которых хотелось описывать.
Время было тяжелое, шли 80-е годы — мрачные годы в истории России. Тюрьмы были переполнены, закрывались журналы и газеты. Запуганные обыватели прятались от жизни, они боялись, как писал Чехов в рассказе «Человек в футляре», «громко говорить, посылать письма, знакомиться, читать книги, ...помогать бедным, учить грамоте», они боялись, как бы чего из всего этого не вышло, как бы какой-нибудь унтер Пришибеев не заподозрил их в чем-нибудь, не донес по начальству...
А унтеры Пришибеевы, добровольные соглядатаи и доносчики, жили по всем городам, селам и деревням России и везде наводили пришибеевские порядки.
Пришибеевых Чехов видел и в Москве и в Воскресенске, он знал, что их много, что все они думают только о своем благополучии, всего боятся и пресмыкаются перед начальством.
Вот маленький чиновник в рассказе «Смерть чиновника». Он сидит в театре, смотрит пьесу. Нечаянно чихнул и обрызгал лысину генерала, сидящего впереди. От страха впасть в немилость и лишиться службы чиновник умирает. Жалко чиновника, но как отвратительны его подхалимство, его страх перед генералом! Таким сделала его жизнь, служба в дореволюционной России, весь строй тогдашней жизни.
А вот через базарную площадь какого-то захолустного городка идет полицейский надзиратель. Чехов назвал его Очумеловым. Он идет с узелком в руке, за ним городовой с решетом, наполненным крыжовником. Очевидно, это дань, собранная ими за какой-нибудь «беспорядок, который они только что пресекли».
И снова «беспорядок»: чья-то собачонка укусила за палец мастерового Хрюкина. Очумелов принимается разбирать «дело». Сначала он берет под защиту потерпевшего Хрюкина и требует наказать хозяина собаки, потом, узнав, что собака принадлежит генеральскому брату, он, как ящерица-хамелеон (потому Чехов и назвал этот рассказ «Хамелеон»), меняет свой облик и обрушивается на мастерового: «Нечего свой дурацкий палец выставлять! Сам виноват!»
Все эти пришибеевы, хамелеоны, беликовы душили все живое в России, губили много хороших, честных людей, одаренных талантом, глубиной и свежестью чувств, делали невыносимой и страшной жизнь детей.


5 выступающий


Чехова всегда волновала судьба детей и особенно судьба детей из народа, которым в то время жилось очень тяжело. С детства он помнил мальчиков, служивших в лавке отца,— Андрюшу и Гаврюшу, потом много встречал таких же беззащитных детей и описал их жизнь в замечательных рассказах «Ванька», «День за городом», «Спать хочется» и других.
Ваньке всего девять лет, он живет «в мальчиках» у сапожника. За три месяца, которые он прожил «в ученье», он успел испытать и колотушки, и голод, и насмешки. И вот теперь, оставшись под праздник один, Ванька решил написать письмо единственному близкому человеку — дедушке.
«А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул, — писал Ванька. — ...Подмастерья надо мной насмехаются, посылают в кабак за водкой и велят красть у хозяев огурцы, а хозяин бьет чем попадя. А еды нету никакой...» Долго еще описывал Ванька свою жизнь и просил дедушку взять его домой. На конверте, купленном накануне за копейку, Ванька написал адрес: «На деревню дедушке». Ванькино письмо, конечно, не дошло до дедушки, а если б оно и дошло, дед все равно не мог бы взять Ваньку домой, изменить его жизнь: сам он — слуга, жил «из милости у господ». А для господ это Ванькино горе было чужим горем.
В этом отрывке из письма проходит перед нами вся Ванькина жизнь — жизнь обездоленного, забытого всеми ребенка. Он никому не нужен, жаловаться ему некому, он обречен на гибель.
Так уже в начале своего творческого пути Чехов рассказывал о современной ему русской жизни, о людях с их достоинствами и пороками, с их несчастьями и радостями. Он писал очень короткие рассказы, на первый взгляд как будто бы простые, обыкновенные и о простых и обычных делах и днях. Читателям иногда казалось, что это смешные рассказы, но стоило над ними немного задуматься, заглянуть в них поглубже, и становилось грустно и страшно — так много было в них правды о русской жизни, той «безусловной и честной правды», которую всегда и прежде всего требовал от себя писатель Чехов.
В начале 1886 года Чехов получил письмо от Дмитрия Васильевича Григоровича — известного писателя, автора повестей «Деревня», «Антон Горемыка», «Гуттаперчевый мальчик».
«Около года тому назад я случайно прочел... ваш рассказ; названия его теперь не припомню, помню только, что меня поразили в нем черты особенной своеобразности, а главное — замечательная верность, правдивость в изображении действующих лиц и также при описании природы. С тех пор я читал все, что было подписано: «Чехонте». Дальше, приветствуя настоящий, большой талант Чехова, он писал: «...Вы, я уверен, призваны к тому, чтобы написать несколько превосходных, истинно художественных произведений. Вы совершите великий нравственный грех, если не оправдаете таких ожиданий. Для этого вот что нужно: уважение к таланту, который дается так редко. Бросьте срочную работу. Я не знаю Ваших средств; если у Вас их мало, голодайте лучше, как мы в свое время голодали, поберегите Ваши впечатления для труда обдуманного, отделанного, писанного не в один присест, но писанного в счастливые часы внутреннего настроения».
Письмо это взволновало и поразило Чехова. Он не представлял себе, что так велико его значение как писателя и что глубоко трогают читателей его маленькие рассказы. До сих пор еще он считал себя по преимуществу врачом. «Я врач и по уши втянулся в медицину», — говорил он. Но чем больше наблюдал и изучал Чехов окружающую его жизнь, чем больше он писал, тем яснее и определеннее понимал, что призвание его не медицина, а литература.
Семья Чеховых жила в эти годы на Садово-Кудринской улице в Москве, в небольшом доме, который шутливо называли комодом. Здесь всегда было людно, оживленно и весело. Приходили писатели, художники, музыканты, бывали Левитан, Петр Ильич Чайковский. Здесь впервые Владимир Галактионович Короленко увидел Чехова и писал о нем: «Передо мною был молодой и еще более моложавый на вид человек, несколько выше среднего роста, с продолговатым, правильным и чистым лицом, не утратившим еще характерных юношеских очертаний... Простота всех движений, приемов и речи была господствующей чертой во всей его фигуре, как и в его писаниях... Казалось, из глаз его струится неисчерпаемый источник остроумия и непосредственного веселья, которым были переполнены его рассказы. И вместе угадывалось что-то более глубокое, чему еще предстоит развернуться, и развернуться в хорошую сторону... мне Чехов казался молодым дубком, пускающим ростки в разные стороны, еще коряво и порой как-то бесформенно, но в котором уже угадывается крепость и цельная красота будущего могучего роста».
Чехову в это время было двадцать шесть лет. Он был уже автором множества рассказов, и с каждым новым рассказом совершенствовалось его мастерство.
«Чехова, как художника, нельзя даже и сравнить с прежними русскими писателями — с Тургеневым, с Достоевским или со мною. У Чехова своя собственная форма... И вот еще наивернейший признак, что Чехов — истинный художник: его можно перечитывать несколько раз»,— писал Толстой и сам читал и перечитывал и про себя и вслух своим гостям рассказы Чехова.
А Чехову хотелось написать что-то особенно значительное, чему можно было бы отдать свои самые дорогие «картины и образы». Одним из самых дорогих и светлых воспоминаний детства была для Чехова степь, в которой он родился и вырос, и он задумал написать небольшую повесть о степи, о степных людях, птицах, ночных грозах. На родине, в степных местах, он не был со времени окончания гимназии и, прежде чем начать работу над повестью, решил поехать в Таганрог — освежить свои детские впечатления.
Снова, как в детстве, степь восхитила Чехова. «Пахнет степью, и слышно, как поют птицы. Вижу старых приятелей—коршунов, летающих над степью», — писал он с родины.
Вернувшись, Чехов тотчас же засел за работу, и ему казалось, что, пока он пишет, вокруг него опять пахнет летом и степью.
По этой степи едет маленький, девятилетний Егорушка, может быть, немного похожий на самого Чехова. Его везут в город, чтобы отдать в гимназию.Он впервые уезжает от матери, переживает много приключений, впервые узнает степь. Он видит ее и ранним утром, когда «тихо, без хлопот» принимается за работу солнце и степь сбрасывает с себя «утреннюю полутень, улыбается и сверкает росой», и в часы ее тихой, задумчивой грусти, и ночью, когда небо усыпано крупными, звездами, и во время грозы.
По-своему, по-детски, всем своим существом чувствует Егорушка жизнь этой сказочной, прекрасной и непонятной ему степи: «Что-то необыкновенно широкое, размашистое и богатырское тянулось по степи вместо дороги; то была серая полоса, хорошо выезженная и покрытая пылью, как все дороги, но шириною в несколько десятков сажен. Своим простором она возбудила в Егорушке недоумение и навела его на сказочные мысли. Кто по ней ездит? Кому нужен такой простор? Непонятно и странно. Можно в самом деле подумать, что на Руси еще не перевелись громадные, широко шагающие люди, вроде Ильи Муромца и Соловья Разбойника, и что еще не вымерли богатырские кони. Егорушка, взглянув на дорогу, вообразил штук шесть высоких, рядом скачущих колесниц, вроде тех, какие он видывал на рисунках в священной истории; заложены эти колесницы в шестерки диких, бешеных лошадей и своими высокими колесами поднимают до неба облака пыли, а лошадьми правят люди, какие могут сниться или вырастать в сказочных мыслях».
Люди, которые едут с Егорушкой по степи, кажутся ему необыкновенными и непонятными: смелый и сильный озорник Дымов, музыкант Емельян, веселый кучер Дениска... Они не похожи на дядю Кузмичева, которому степь кажется серой и скучной и которому вместе с таинственным и неуловимым Варламовым надо только заработать побольше денег.
Широкая, богатая, пестрая жизнь открывалась Егорушке. Многого он в ней не понимал, многого боялся, но в душе у него навсегда осталось чувство большой, могучей, удивительной степи.
Родине, ее просторам, ее сказочной красе и силе посвятил Чехов повесть «Степь». Он писал ее новыми словами и красками — такими же, как друг его Левитан писал свои картины, полные поэзии и любви к родине.
«Голубчик, Антон Павлович!.. Не мог оторваться, начавши читать. Короленко тоже... Это такая прелесть, такая бездна поэзии, что я ничего другого сказать вам не могу и никаких замечаний не могу сделать — кроме того, что я в безумном восторге. Эта вещь захватывающая, и я предсказываю вам большую, большую будущность», — писал, прочитав «Степь», поэт Плещеев.
В конце 1887 года в Московском театре Корша была поставлена пьеса Чехова «Иванов». Написал он ее по просьбе Корша и актеров театра, которые уверяли его, что он непременно напишет хорошую пьесу. Первые же представления вызвали большие и оживленные споры; говорили, что никогда и ни об одной пьесе так не спорили, как об «Иванове».
«Учительная пьеса. И все хорошо, и замысел, и типы, и язык — у всех свой, живой, и самое название, обобщающее, самое родовое... К сожалению, слишком много у нас «Ивановых», этих безвольных, слабых людей, роняющих всякое дело, за которое ни возьмутся. Умная пьеса! Большое драматургическое дарование!» — Так говорил о пьесе писатель Николай Семенович Лесков.
Новые темы, новые люди постепенно входят в творчество Чехова. Рассказы его делаются больше, шире, глубже захватывают они жизнь. Перед читателями проходят картины нищей, разграбленной помещиками и кулаками деревни, сонные провинциальные города, грубые, невежественные, бесцветные люди. А рядом с ними показывает Чехов других людей, простых, незаметных тружеников — народных учителей, врачей, агрономов, крестьян, самоотверженных русских ученых.
Перед этими людьми Чехов преклонялся всегда, говорил о них с уважением. Он рассказывал, как оскорбляли, унижали и не умели ценить их в царской России, как трудно им жилось, как часто они погибали. Но Чехов верил в них, в их будущее и с большой любовью всегда говорил о них: «Как богата Россия хорошими людьми!»

1   2   3   4   5   6

Похожие:

5. Рассказы А. П. Чехова о детях iconУстный журнал «Страницы жизни и творчества А. П. Чехова»
Уважаемые коллеги, предлагаю разработку урока по творчеству А. П. Чехова. В этом (2010) году ему исполнилось бы 150 лет со дня рождения,...
5. Рассказы А. П. Чехова о детях iconКонтрольная работа «Творчество А. П. Чехова» 1
...
5. Рассказы А. П. Чехова о детях iconТема: Мифы Древней Греции
Греции, обучать диалогической и монографической речи, продолжать работу над техникой чтения, развивать в детях познавательную активность,...
5. Рассказы А. П. Чехова о детях iconЛитература о жизни и творчестве 8 Вокруг Чехова. А. П. Чехов и его современники «Насмешливое мое счастье»
В россии 2010 год пройдет под знаком Антона Павловича Чехова. 29 января исполнилось 150 лет со дня рождения великого писателя, во...
5. Рассказы А. П. Чехова о детях iconОбластной конкурс к 150-летию со дня рождения А. П. Чехова «Сколько прекрасного встретишь в человеке, где и не ожидаешь (В. В. Розанов) Тема «Душевная боль человека» в рассказе А. П. Чехова «Палата №6»
...
5. Рассказы А. П. Чехова о детях iconКаталог выставки книг "Издательство имени Чехова"
Чехова» в фондах Рязанской областной библиотеки имени Горького : каталог выставки / гбук ро «Рязанская областная универсальная научная...
5. Рассказы А. П. Чехова о детях iconДоклад моу «Средняя общеобразовательная школа имени А. П. Чехова» г. Истры
«Средняя общеобразова- тельная школа имени А. П. Чехова» г. Истры Московской области одно из старейших учебных заведений Истринского...
5. Рассказы А. П. Чехова о детях iconВ своей книге «Каролинские рассказы» автор ознакомит читателей с важнейшими событиями, имевшим место в истории населенных мест на нынешней территории Ельского
В очередной книге «Каролинские рассказы» земляки и читатели ознакомятся с версиями автора по названиям поселения Ельска или Каролина,...
5. Рассказы А. П. Чехова о детях iconСобрание сочинений А. П. Чехова, А. С. Пушкина, М. Е. Салтыкова-Щедрина Атлант расправил плечи Айн Рэнд

5. Рассказы А. П. Чехова о детях iconУрок 7: «Сатирическое изображение эпохи: рассказы М. Зощенко, «Двенадцать стульев» и«Золотой теленок» И. Ильфа и Е. Петрова»
Урок 7: «Сатирическое изображение эпохи: рассказы М. Зощенко, «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» И. Ильфа и Е. Петрова»
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница