Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз




Скачать 20,58 Kb.
НазваниеКомиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз
страница2/16
Дата03.02.2016
Размер20,58 Kb.
ТипУчебник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16
Горький М. Собр. соч. -М., 1955.-Т. 30. - С. 365-366.

11

руссии, Грузии и Казахстана, Армении и Эстонии, всех союз­ных республик.

Как и во всем мире, все более широкое распространение в Советском Союзе получают переводы всевозможных социаль­ных, деловых и научно-технических материалов, на долю кото­рых приходится около половины всех переводных изданий. Особое значение приобрел научно-технический перевод с ино­странных языков на русский, дающий возможность советским специалистам быть в курсе новейших достижений мировой на­уки и техники и обеспечивающий надлежащую эксплуатацию импортируемой техники. Все большее развитие получают и перевиды научного и прикладного характера с русского языка на иностранный, отражающие рост научных, экономических и культурных контактов СССР с зарубежными странами.

Большая общественная значимость и все увеличивающиеся масштабы переводческой деятельности не могли не привлечь внимания исследователей. На протяжении многовековой исто­рии перевода неоднократно делались попытки теоретически ос­мыслить и объяснить деятельность переводчиков, сформулиро­вать критерии оценки качества переводов, определить факторы, оказывающие влияние на ход и результат процесса перевода. Однако, как это часто бывает в других видах человеческой де­ятельности, переводческая практика значительно опередила те­орию перевода. Отсутствие теоретических работ в области пе­ревода и самой науки, в рамках которой подобные работы могли появиться, не означало, конечно, что никто не пытался размышлять о сущности, цели и способах осуществления пе­реводческой деятельности. В своей работе переводчик постоян­но сталкивался с необходимостью выбирать между различны­ми вариантами перевода, решать, что в переводимом тексте является наиболее важным и должно быть обязательно переда­но, отдавать предпочтение тому или иному способу преодоле­ния возникающих трудностей. Хотя в большинстве случаев та­кой выбор делался интуитивно, все же порой переводчик пы­тался осмыслить и объяснить свои предпочтения. Нередко та­кие предпочтения формировались в виде «принципов перево­да», которые переводчик излагал в предисловии к своей рабо­те, либо отстаивал позднее, часто в ответ на критические заме­чания в свой адрес.

Таким образом, первыми теоретиками перевода были сами переводчики, стремившиеся обобщить свой собственный опыт, а иногда и опыт своих собратьев по профессии. Понятно, что 12

с изложением своего «переводческого кредо» выступали наибо­лее выдающиеся переводчики всех времен и, хотя высказывае­мые ими соображения не отвечали современным требованиям научности и доказательности и не складывались в последова­тельные теоретические концепции, все же целый ряд таких соображений и сегодня представляет несомненный интерес.

Так, еще переводчики античного мира широко обсуждали вопрос о степени близости перевода к оригиналу. В ранних переводах Библии или других произведений, считавшихся свя­щенными или образцовыми, преобладало стремление букваль­ного копирования оригинала, приводившее порой к неясности или даже полной непонятности перевода. Поэтому позднее не­которые переводчики пытались теоретически обосновать право переводчика на большую свободу в отношении оригинала, не­обходимость воспроизводить не букву, а смысл или даже об­щее впечатление, «очарование» оригинала. Уже в этих первых высказываниях о целях, которые должен преследовать перевод­чик, можно найти начало теоретических споров нашего време­ни о допустимости буквального или вольного перевода, о необ­ходимости сохранить в переводе то же воздействие на читате­ля, которым обладает оригинал, и т.п.

Позднее отдельные переводчики пытались сформулировать некоторое подобие «нормативной теории перевода», излагая ряд требований, которым должен был отвечать «хороший» пе­ревод или «хороший» переводчик. Французский гуманист, поэт и переводчик Этьенн Доле (1509 -1546) считал, что переводчик должен соблюдать следующие пять основных принципов пере­вода: 1) в совершенстве понимать содержание переводимого текста и намерение автора, которого он переводит; 2) в совер­шенстве владеть языком, с которого переводит, и столь же превосходно знать язык, на который переводит; 3) избегать тенденции переводить слово в слово, ибо это исказило бы со­держание оригинала и погубило бы красоту его формы; 4) ис­пользовать в переводе общеупотребительные формы речи; 5) правильно выбирая и располагая слова, воспроизводить об­щее впечатление, производимое оригиналом в соответствую­щей «тональности». В 1790 г. в книге англичанина А. Тайтлера «Принципы перевода» основные требования к переводу были сформулированы следующим образом: 1) перевод должен пол­ностью передавать идеи оригинала; 2) стиль и манера изложе­ния перевода должны быть такими же, как в оригинале; 3) перевод должен читаться так же легко, как и оригинальные

13

произведения. Подобные требования не утратили своей значи­мости, хотя и кажутся нам сегодня самоочевидными.

Споры между сторонниками буквального и вольного пере­вода не миновали и Россию. Если ПА. Вяземский и особенно АА. Фет настаивали на необходимости максимального подобия оригиналу, даже в ущерб смыслу и красоте стиля, то такие из­вестные литераторы и переводчики, как Н.М. Карамзин, В.А. Жуковский, А.В. Дружинин и другие, отстаивали право переводчика на создание самостоятельного произведения, вер­ного духу оригинала, но вовсе не следующего за ним в дета­лях. Особенно большой свободы требовали они для стихотвор­ного перевода. Широко известны крылатые слова Жуковского: «Переводчик в прозе есть раб; переводчик в стихах-со­перник» (т.е. соперник автора оригинала, создающий собствен­ное произведение, не меньших достоинств).

Эти две противоположные концепции перевода продолжали разделять переводчиков и в двадцатом столетии. Одни пере­водчики превыше всего ставят точность, навлекая на себя под­час справедливые обвинения в буквализме, в нарушении норм Языка перевода, в пропаганде «переводческого языка», другие, ратуя за творческий, свободный перевод, уходят порой очень далеко от оригинала и подвергаются критике за «переводче­ский произвол» и искажение оригинала.

Высказывания переводчиков по поводу принципов, которы­ми они руководствуются в своей работе, представляют несом­ненный интерес и внимательно изучаются исследователями перевода, но они не составляют сколько-нибудь последователь­ной теории перевода и не могут заменить такую теорию. Вы­двигаемые в таких высказываниях принципы и рекомендации выводились из переводческой практики и сами по себе неос­поримы, но поскольку они не основывались на какой-либо на­учной теории, раскрывающей сущность переводческой деятель­ности, они обычно затрагивали лишь частные или поверхност­ные аспекты перевода. Фактам, на основании которых выво­дился тот или иной принцип, не трудно было противопоста­вить другие факты, подтверждавшие прямо противоположный принцип. Английский исследователь Т. Сэвори, попытавшись свести воедино основные требования, предъявляемые к перево­ду различными авторами, получил любопытный список, где рядом помещены взаимно исключающие принципы: 1) пере­вод должен передавать слова оригинала; 2) перевод должен пе­редавать мысли оригинала; 3) перевод должен читаться как

14

оригинал; 4) перевод должен читаться как перевод; 5) перевод должен отражать стиль оригинала; 6) перевод должен отражать стиль переводчика; 7) перевод должен читаться как произведе­ние, современное оригиналу; 8) перевод должен читаться как произведение, современное переводчику; 9) перевод может до­пускать добавления и опущения; 10) перевод не должен допу­скать добавлений и опущений; 11) перевод стихов должен осу­ществляться в прозе; 12) перевод стихов должен осуществлять­ся в стихотворной форме.

Первые попытки обосновать необходимость научного ос­мысления переводческой деятельности вызвали резкие возра­жения со стороны самих переводчиков, усматривавших в них стремление ограничить свободу творчества переводчика, выра­ботать какие-то нормы и правила перевода, которым перевод­чик должен будет подчиняться. Теория или наука перевода воспринималась ими как нечто в корне противоположное и даже враждебное искусству перевода. Они указывали, что та­лантливые переводчики создавали и создают шедевры перево­да, не имея понятия о какой-либо теории перевода и не нуж­даясь в ней. Да и вообще никакая наука о переводе невоз­можна, поскольку перевод - это искусство, недоступное для на­учного членения и анализа.

Но ведь то, что обычно называют искусством перевода, от­носится к области психологии переводчика, к его умению осу­ществлять переводческий процесс, создавать полноценный текст перевода, делать правильный выбор языковых средств, учитывая всю совокупность факторов, влияющих на ход и ре­зультат перевода. Отдельные переводчики в разной степени обладают этим умением, и учет подобных факторов происхо­дит во многом интуитивно, в результате творческого акта. Творческий характер переводческой деятельности не означает, разумеется, что сама эта деятельность или воздействующие на нее факторы не могут стать объектом научного анализа и тео­ретического описания. Трудность такого изучения, как и теоре­тического исследования любых видов мыслительной и речевой деятельности, ни в коей степени не ставит под сомнение его принципиальную возможность и необходимость.

Теория перевода непосредственно связана с переводческой практикой. Любые теоретические концепции должны опирать­ся на описание наблюдаемых фактов реального процесса пере­вода, обобщать и объяснять эти факты. В свою очередь, науч­ная теория перевода оказывает обратное влияние на перевод-

15

ческую деятельность, облегчая и обогащая ее. Это, разумеется, не означает, что любое теоретическое исследование должно обязательно иметь непосредственный «выход» в практику, что любые теоретические концепции могут быть прямо использо­ваны переводчиком в его работе. Связь теории и практики пе­ревода может носить и более сложный, опосредованный харак­тер. Всякое расширение наших знаний о процессах объектив­ной действительности имеет несомненную ценность, но далеко не всякое знание может быть тотчас же использовано для уп­равления этими процессами. Прежде чем ответить на вопрос «как надо переводить», теория перевода должна была изучить вопрос о том, «что значит переводить». Незначительная эври­стическая ценность первых попыток сформулировать общие принципы перевода и объяснялась, главным образом, тем, что они не были основаны на тщательном изучении фактического материала и подчас подменяли «то, что есть», тем, что, по мнению того или иного автора, «должно было быть».

Основы научной теории перевода стали разрабатываться лишь к середине двадцатого века, когда переводческая пробле­матика привлекла внимание языковедов. До этого времени считалось, что перевод никоим образом не может включаться в круг вопросов, изучаемых лингвистической наукой. Сами пе­реводчики полагали, что лингвистические аспекты перевода иг­рают в «искусстве перевода» весьма незначительную, чисто техническую роль. Конечно, переводчик должен был владеть как языком оригинала, так и языком перевода, но знание язы­ков было лишь предварительным условием перевода и не за­трагивало его сущность. Роль такого знания нередко сравнива­ли с ролью знания нотной записи для композитора. Без зна­ния нот сочинять музыку, конечно, нельзя, но это знание ни в коей мере не является составной частью самого музыкально­го творчества и не объясняет его.

Со своей стороны, сами языковеды не видели оснований включать переводческую деятельность в объект лингвистиче­ского исследования, коль скоро она не определялась лингви­стическими факторами. В центре внимания языкознания было изучение специфики языка, раскрытие его уникальной, непов­торимой структуры, особенностей грамматического строя и словарного состава каждого отдельного языка, отличающих его от других языков. Все это составляло своеобразие языка, его национальный «дух» и предполагало принципиальную не­возможность тождества двух текстов, написанных на разных 16

языках. А поскольку считалось, что перевод должен исчерпывающим образом воспроизводить оригинал, то перевод оказывался принципиально невозможным по чисто лингвисти­ческим причинам, не говоря уже о невозможности воспроизве­сти неповторимое своеобразие творческой манеры выдающего­ся поэта или писателя. Отношение языковедов к переводу чет­ко выразил В. Гумбольдт в письме к известному немецкому писателю и переводчику Августу Шлегелю: «Всякий перевод представляется мне безусловно попыткой разрешить невыпол­нимую задачу. Ибо каждый переводчик неизбежно должен раз­биться об один из двух подводных камней, слишком точно придерживаясь либо своего подлинника за счет вкуса и языка собственного народа, либо своеобразия собственного народа за счет своего подлинника»1. Подобные взгляды, получившие позд­нее название «теория непереводимости», разделялись многими лингвистами, в том числе и теми, которые сами много и весь­ма успешно выступали в роли переводчиков. «Теория непере­водимости» не оказала, разумеется, какого-либо влияния на пе­реводческую практику, поскольку переводчики продолжали вы­полнять «невыполнимую» задачу. Однако эта теория была од­ним из препятствий на пути лингвистического анализа перево­да.

К середине двадцатого столетия языковедам пришлось ко­ренным образом изменить свое отношение к переводческой деятельности и приступить к ее систематическому изучению Мы уже знаем, что в этот период на первый план начал вы­двигаться перевод политических, коммерческих, научно-техни­ческих и прочих «деловых» материалов, где особенности инди­видуально-авторского стиля, как правило, мало существенны. В связи с этим все более четко стали осознавать, что основные трудности перевода и весь характер переводческого процесса обусловливаются расхождениями в структурах и правилах функционирования языков, участвующих в этом процессе. Ну, а если речь идет о каком-то соотношении языков, то его изу­чением должны, естественно, заниматься языковеды. Кроме то­го, возросшие требования к точности перевода также подчерки­вали роль языковых единиц. При переводе материалов подоб-

1W. van Humboldt. Sein Leben und Wirken, dargestellt in Briefen, Tagebuchern und Dokumenten seiner Zeit // Федоров А.В. Основы общей теории перевода. - М., 1983. - С. 31.

17

ною рода уже нельзя было довольствоваться верностью пере­вода «в целом», одинаковостью воздействия на читателя ориги­нала и перевода. Перевод должен был обеспечить передачу информации во всех деталях, вплоть до значений отдельных слов, быть полностью аутентичным оригиналу. Все яснее ста­новилась языковая первооснова переводческого процесса. Необ­ходимо было выяснить, в чем состоит лингвистическая сущ­ность этого процесса, в какой степени он определяется собст­венно лингвистическими факторами, в каких пределах такие факторы ограничивают точность передачи информации.

Необходимость лингвистического изучения перевода обус­ловливалась и задачей массовой подготовки переводчиков. Те­перь уже переводческой деятельностью занимались не только особо одаренные люди, овладевшие умением переводить либо самостоятельно, либо методом «индивидуального ученичества» под руководством какого-нибудь мастера-переводчика. Для удовлетворения огромной потребности в переводчиках во мно­гих странах были созданы переводческие школы, факультеты и институты, перед которыми стояла задача обеспечить в уста­новленный срок подготовку значительного числа переводчиков достаточно высокой квалификации. Как правило, подготовка переводчиков осуществлялась на базе учебных заведений - уни­верситетов и институтов, - где изучались иностранные языки, и на долю преподавателей языков выпала задача создать рацио­нальные программы и учебные пособия для обучения перево­ду. А для этого было нужно раскрыть сущность переводческо­го процесса, уметь выделить лингвистические и экстралингви­стические факторы, влияющие на его ход и результаты. Спе­циалисты-языковеды должны были создать необходимую науч­ную базу для построения эффективного курса подготовки высо­коквалифицированных переводчиков.

Осуществление массовой подготовки переводческих кадров обнаружило недостаточность традиционной формулы квалифи­кации переводчика: «Для того чтобы переводить, необходимо знание двух языков и предмета речи». Оказалось, что факто­ры, указанные в этой формуле, сами по себе не обеспечивают умения квалифицированно переводить, что надо не просто знать два языка, но знать их «по-переводчески», т.е. в сочета­нии с правилами и условиями перехода от единиц одного языка к единицам другого. Теория перевода должна была оп­ределить эти правила и условия и показать пути создания по­добного «переводческого двуязычия».

18

Когда развитие переводческой деятельности в послевоенном мире потребовало от языковедов покончить с традиционным отрицательным отношением к переводу, сами языковеды были уже готовы к серьезному изучению переводческой проблемати­ки. Само развитие языкознания подготовило почву для возник­новения лингвистики перевода. Именно в этот период в цент­ре внимания языковедов оказались вопросы синхронного опи­сания современных языков. Получило всеобщее распростране­ние признание двустороннего характера языковых единиц, на­личия у них плана выражения и плана содержания. Были до­стигнуты значительные успехи в описании структуры плана выражения языка, и языкознание приступило к изучению пла­на содержания языковых единиц, разрабатывая теории семан­тического поля, семантических множителей, глубинных семан­тических структур и т.п. Несколько позднее были заложены основы лингвистики текста, началось изучение функционирова­ния языковых единиц в составе крупных речевых единиц, их взаимодействия с различными видами контекста, разновидно­стей смысла и коммуникативных функций высказывания. Изу­чение содержательной стороны языка и особенностей функцио­нирования языковых единиц в процессе речевого общения по­зволило по-новому подойти к выявлению и описанию лингви­стических аспектов перевода.

Развитию лингвистической теории перевода способствовало и то, что языковеды быстро обнаружили, что исследование пе­реводческого процесса может дать важные результаты для ре­шения многих других языковедческих проблем. Лингвопере-водческие исследования дают дополнительные сведения об ис­пользовании языка как средства общения, раскрывают харак­терные способы выражения мысли средствами различных языков, помогают разграничить языковое и когнитивное содер­жание в речевых высказываниях.

Сомнения в возможности изучать перевод лингвистически­ми методами рассеялись, как только языковеды начали рас­сматривать это явление не только как результат индивидуаль­ного творчества переводчика, но и как особый вид речевой де­ятельности, в ходе которой единицы языка перевода выбира­ются в определенной зависимости от языковых единиц, ис­пользованных в оригинале. Поэтому, как и в любом лингви­стическом исследовании, исследователи перевода занимались теперь не формулированием правил, которым должен следо­вать переводчик, а изучением соотношения языковых и рече-

19

вых единиц двух языков, устанавливаемого в процессе перево­да. «Полевым материалом» для исследования служат тексты оригинала и перевода, сопоставление которых дает объектив­ные фактические данные для последующих теоретических обобщений. Таким образом, изучение перевода ставит своей целью, в первую очередь, описание реальных переводческих фактов, т.е. носит дескриптивный, а не прескриптивный харак­тер. Выяснив действительное соотношение единиц двух язы­ков, возникающее в процессе перевода, теория перевода может затем вырабатывать рекомендации о том, какие методы целе­сообразно использовать переводчику, чтобы обеспечить пра­вильный выбор варианта перевода.

Начало серьезному изучению лингвистических аспектов пе­ревода положили советские языковеды. В 1950 г. Я.И. Рецкер опубликовал статью1, в которой высказал убеждение, что выбор переводчиком того или иного варианта перевода часто отнюдь не произволен, а закономерен и определяется соотношением единиц двух языков, участвующих в процессе перевода. Для многих единиц языка оригинала существуют более или менее регулярные способы перевода на язык перевода. Я.И. Рецкер назвал эти способы «закономерными соответствиями» и пред­ложил различать три типа соответствий: эквиваленты, аналоги и адекватные замены. Хотя эта классификация оказалась не вполне последовательной («адекватные замены» были фактиче­ски не особым видом соответствий, а различными типами преобразований, использовавшихся переводчиком при отсутст­вии словарных соответствий), само понятие «соответствие» прочно вошло в исследовательскую практику. Особенно важ­ным было утверждение метода сопоставления переводов с их оригиналами для выявления языковых закономерностей пере­водческого процесса. В последующие десятилетия к проблеме переводческих соответствий обращались многие авторы по от­ношению к разным комбинациям языков. Для английского и русского языков богатый фактический материал о типах и спо­собах применения соответствий содержится в книге Л.С. Бар­хударова «Язык и перевод»2. Этот материал широко использо­ван в главе VI настоящего учебника.

1 Рецкер Я.И. О закономерных соответствиях при переводе на родной язык // Вопросы теории и методики учебного перевода: Сб. СТ. / Под ред. КА. Ган­шиной и И.В. Карпова. - М., 1950.

2 Бархударов Л.С. Язык и перевод. - М., 1975.

20

В 1953 г. вышла книга А.В. Федорова «Введение в теорию перевода»1, в которой впервые была провозглашена необходи­мость и возможность создания лингвистической теории перево­да. Книга, в целом, имела общефилологический характер: в ней значительное место отводилось литературоведческим ас­пектам перевода, но в то же время подчеркивалась важность языковедческого анализа переводческой деятельности. А.В. Фе­доров предложил различать общую теорию перевода, выраба­тывающую рекомендации для любых комбинаций языков, и частную теорию перевода, описывающую соответствия между какими-либо двумя языками, указал на необходимость изучать особенности перевода текстов различных функциональных сти­лей и жанров, обосновал классификацию соответствий на лек­сические, грамматические и стилистические (см. Гл. VI)2, на­метил общие принципы оценки качества перевода. Хотя мно­гие положения о языковой обусловленности процесса перевода не получили в книге А.В. Федорова серьезного теоретического обоснования, она сыграла важную роль в развитии лингвисти­ческой теории перевода, привлекла внимание советских и зару­бежных языковедов к проблемам перевода и положила начало широкому обсуждению этих проблем в лингвистической лите­ратуре.

За рубежом первая книга, всецело посвященная лингвисти­ческим аспектам перевода, появилась в 1958 г. Ее авто­ры - Ж.П. Вине и Ж. Дарбельне - назвали свою работу «Сопо­ставительная стилистика французского и английского языков»3. В книге проводится сопоставительный анализ этих языков с целью выявить единицы, которые могли бы заменять друг друга при переводе, хотя при этом не всегда указывается, про­верялись ли выделенные соответствия путем сопоставления в реальных переводах или они были выбраны лишь потому, что имеют одинаковые значения в системах двух языков. Бо­гатый фактический материал, собранный в книге, показывает большие перспективы разработки частных теорий перевода, и по ее образцу были написаны аналогичные работы по другим парам языков. Важной заслугой Ж.П. Вине и Ж. Дарбельне является попытка систематизировать различные способы пере-

1 Федоров А.В. Введение в теорию перевода. - М., 1953. J Ссылки даются на соответствующие главы настоящего учебника. 3 Vinai J.P. et Darbelnet J. Stylistique сотрагбе du ft-ai^ais et de 1'anglais. - Paris, 1958.

21

вода, что было позднее использовано при описании переводче­ских трансформаций, с помощью которых осуществляется про­цесс перевода (см. Гл. VII).

В привлечении внимания языковедов к переводческой про­блематике большую роль сыграла статья Р. Якобсона «О линг­вистических аспектах перевода»1, в которой автор высказал убеждение, что «процесс перевода должен находиться под неу­сыпным наблюдением языкознания». Р. Якобсон первым ука­зал на большую теоретическую значимость перевода для дру­гих областей языкознания. Он отметил, что практически лю­бое преобразование высказываний при сохранении инвариант­ного смысла является своего рода переводом, и предложил различать внутриязыковой перевод, межъязыковой перевод и межсемиотический перевод, где преобразуется одна знаковая система в другую.

Серьезную попытку показать важность использования до­стижений современного языкознания для изучения перевода предпринял в 1963 г. Ж. Мунэн. Этот видный французский лингвист, опубликовавший впоследствии ряд других интерес­ных работ по теории перевода, посвятил свою книгу «Теорети­ческие проблемы перевода»2 анализу тех ограничений, которые налагает различие в системах двух языков на полное воспро­изведение содержания оригинала при переводе. Особое внима­ние Ж. Мунэн уделил расхождениям семантических структур языков, специфике членения в каждом языке данных опыта, отражению в языке особенностей культуры и истории говоря­щего коллектива. Подчеркивая, что данные контрастивной лингвистики свидетельствуют о несовпадении в разных языках не только означающих, но и означаемых, Ж. Мунэн убеди­тельно показывает, что перевод - это не простая подстановка слов одного языка вместо слов другого языка, что он всегда связан с определенными преобразованиями, зависящими от со­отношения языков. Вместе с тем невозможность непосредст­венного переноса содержания текста из одного языка в другой не означает для Ж. Мунэна «принципиальной непереводимо­сти» или отлучения перевода от языкознания. Напротив, он считает необходимым всесторонне изучать языковую специфи­ку перевода, чтобы определить его возможности и границы.

1 Jakobson R. On Linguistic Aspects of Translation // On Translation / Ed. ItA. Brower.- Cambridge (Mass.), 1959.

^ Mounin G. Les problemes thdoriques de la traduction. - Paris, 1963.

22

В 1964 г. появились две работы, значительно способствовав­шие развитию общей теории перевода. Хотя книга американ­ского лингвиста Ю. Найды «К науке переводить»1 посвящена специфическим проблемам перевода Библии, эти проблемы рассматриваются с позиций теоретического языкознания, и многие положения, выдвигаемые автором книги, имеют отно­шение и к переводам текстов иного характера. Для Ю. Найды проблемы перевода - это прежде всего проблемы семантиче­ские, связанные с интерпретацией переводчиком содержания текста оригинала и интерпретацией рецептором (получателем) перевода содержания текста на языке перевода. В книге под­робно рассматриваются методы анализа семантики языковых единиц и способы передачи на другом языке различных ти­пов значений - референтных, эмотивных и собственно лингви­стических. Ю. Найда убедительно доказывает плодотворность использования в теории перевода различных методических приемов лингвистического исследования: компонентного анали­за, семантических преобразований, прямых и обратных транс­формаций и т.п. Ему принадлежит заслуга введения понятия «модель перевода», с помощью которого процесс перевода представляется в виде ряда преобразований единиц оригинала в единицы текста перевода (см. Гл. VII). Большое внимание в книге уделено обеспечению необходимого воздействия на ре­цепторов перевода. Ю. Найда вводит понятие «динамическая эквивалентность», для достижения которой переводчик должен ориентироваться не на формальные особенности оригинала (что часто делали переводчики Библии), а на реакцию рецеп­торов перевода, добиваясь максимальной понятности и естест­венности перевода, соблюдения всех норм языка, на который делается перевод. В книге, как и в более поздних работах Ю. Найды, представлен богатый фактический материал, и в ней можно найти немало ценных наблюдений, касающихся техни­ки перевода, использования при переводе опущений, добавле­ний, перемещений и пр.

В этом же году появилась работа И.И. Ревзина и В.Ю. Ро-

1 Nida E. Toward a Science of Translating. - Leiden, 1964. Некоторые положе­ния книги были намечены автором значительно раньше. См. статью Ю. Найды: Linguistics and Ethnology in Translation Problems // Word. - N.Y., 1945. - No. 2.

23

зенцвейга «Основы общего и машинного перевода»1, в которой рассматривается ряд принципиальных вопросов построения те­ории перевода. Авторы работы справедливо указывают, что ос­новная задача лингвистической теории заключается не в том, чтобы формулировать какие-то априорные требования к пере­воду, а в том, чтобы изучать и описывать объективную реаль­ность. Иначе говоря, теория перевода должна иметь дескрип­тивный, а не прескриптивный характер. Любые нормативные рекомендации должны быть результатом описания процесса перевода, а не предшествовать этому описанию. В книге под­черкивается важность использования дедуктивного метода при построении теории перевода, распространения на переводче­ский процесс общелингвистических концепций. Рассматривая процесс перевода как преобразование текста оригинала в текст перевода, И.И. Ревзин и В.Ю. Розенцвейг считают необходи­мым различать два пути осуществления такого преобразова­ния: «собственно перевод», когда происходит непосредственный переход от единиц одного языка к единицам другого языка, и «интерпретацию», когда переводчик сначала уясняет, какая действительность стоит за единицами языка в оригинале, а за­тем описывает эту действительность средствами языка перево­да. Хотя противопоставление собственно перевода и интерпре­тации подверглось критике в ряде более поздних публикаций2, идея об осуществлении переводческого процесса путем обраще­ния к действительности нашла свое воплощение в ситуатив­ной модели перевода (см. Гл. VII).

Примером успешного распространения на перевод обще­языковедческих концепций может служить работа Дж. Кэтфор-да «Лингвистическая теория перевода»3, опубликованная в 1965 г. Дж. Кэтфорд справедливо считает, что центральной проблемой теории перевода является раскрытие понятия пере­водческой эквивалентности, выявление степени смысловой бли­зости между соотнесенными высказываниями в оригинале и переводе. По его мнению, эквивалентность должна определять­ся эмпирически, путем сопоставления реально выполненных

1 Ревзин И.И., Розенцвейг В.Ю. Основы общего и машинного перево­да. - М., 1964. Некоторые положения этой работы выли ранее изложены автора­ми в статье: К обоснованию лингвистической теории перевода // В Я. —1962.— № 1.

2 См.: Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. - М., 1973. - С. 29 - 31.

3 Cat ford J.C. A Linguistic Theory of Translation. - London, 1965. 24

переводов с их оригиналами. Исходя из положения, что план содержания единиц языка столь же специфичен, как и их план выражения, Дж. Кэтфорд утверждает, что при переводе отнюдь не происходит переноса или воспроизведения значений единиц оригинала, а лишь замена значений в одном языке значениями в другом языке. Применяя компонентный анализ значений слов и грамматических единиц, он показывает, что в основе такой замены лежит лишь частичное совпадение сем-ного состава соотнесенных высказываний в оригинале и пере­воде. Проведенный Дж. Кэтфордом анализ подтвердил возмож­ность осуществления процесса перевода в рамках семантиче­ской модели (см. Гл. VII), хотя дальнейшие исследования по­казали, что эквивалентность перевода далеко не всегда основы­вается на частичной общности сем.

Большую работу по разработке принципов лингвистическо­го подхода к изучению перевода проделал болгарский исследо­ватель А. Людсканов. В фундаментальной работе «Человек и машина в роли переводчика»1 А. Людсканов дает обзор основ­ных направлений научного анализа переводческой деятельно­сти, определяет предмет и разделы переводоведения. Рассмат­ривая перевод как средство межъязыковой коммуникации, он видит задачу перевода в обеспечении возможности такой ком­муникации путем замены знаков одного языкового кода знака­ми другого языкового кода при сохранении инварианта переда­ваемой информации. Особо подчеркивается, что задача переда­чи инвариантной информации стоит перед переводчиком во всех случаях, независимо от цели самого передаваемого сооб­щения. Поскольку речь идет о преобразовании знаковых сис­тем, теория перевода должна развиваться, по мнению А. Люд-сканова, как особая ветвь семиотики. Предлагается различать «универсальную теорию перевода», являющуюся частью общей семиотики, «общую теорию перевода», основанную на лингви­стике, которая рассматривается как семиотика естественных языков, и «специальные теории перевода», описывающие пре­образования между субкодами естественных языков, между ес­тественными и искусственными языками и между искусствен­ными языками и языками машинного программирования. Центральное место в книге А. Людсканова занимают вопросы машинного перевода и использования искусственных языков.

Людсканов А. Превеждат човекът и машината. - София, 1967.

25

Значительный вклад в развитие лингвистической теории перевода внесли лингвисты Германской Демократической Ре­спублики. В 1968 г. были опубликованы материалы научной конференции по теоретическим проблемам перевода, состояв­шейся в Лейпциге в октябре 1965 г.1. Они отразили результа­ты широкого круга исследований в области частной теории пе­ревода с различных языков на немецкий язык и с немецкого языка на другие языки, а также в области теории синхронного и технического перевода. Высоким теоретическим уровнем бы­ли отмечены работы О. Каде и А. Нойберта, которые рассмат­ривали ряд важных вопросов, связанных с коммуникативными функциями перевода. По этим работам можно судить о посте­пенной эволюции понятия «общая теория перевода». Станови­лось ясно, что она является «общей» не только потому, что охватывает любые комбинации языков, но прежде всего пото­му, что занимается фундаментальными проблемами лингви­стики перевода, раскрывает внутренний механизм перевода как средства и условия межъязыковой коммуникации. Особое вни­мание привлекла сформулированная А. Нойбертом концепция прагматики перевода, постулировавшая необходимость экспли-цирования при переводе информации, которая подразумевается в оригинале, но может быть упущена рецептором перевода (см. Гл. IX). А. Нойберт предложил интересную, хотя и не бесспорную, прагматическую классификацию переводимых тек­стов, которая стимулировала дальнейшую разработку проблемы переводческой классификации текстов. Следует также отметить работу А. Флейшмана о переводе субстандартных форм, спо­собствовавшую уяснению прагматической роли отклонений от общенародной нормы языка (см. Гл. IX).

О высоком уровне лингвопереводческих исследований в ГДР в рассматриваемый период можно судить по монографии О. Каде «Случайное и закономерное в переводе», опубликован­ной в 1968 г.2. Эта работа во многом определила общие прин­ципы изучения -перевода в современном языкознании (см. Гл. I). Перевод в ней рассматривается как преимущественно лингвистический процесс, обеспечивающий двуязычную (иначе

1 Grundfragen der Ubersetzungswissenschaft: Materialien der Wissenschaftlichen Konferenz. - Leipzig, 1968.

2 Kade O. Zufall und Gesetzmassigkeit in der Ubersetzung // Beihefte zur Zeitschrift Fremdsprachen. - Leipzig, 1968.

26

межъязыковую) коммуникацию. Анализируя факторы, оказыва­ющие влияние на ход и результат процесса перевода, О. Каде убедительно показывает, что среди них наиболее объективны­ми и определяющими являются факторы лингвистические и прежде всего соотношение языка оригинала и языка перевода. Большое место в работе уделено рассмотрению места лингви­стической теории перевода в ряду других лингвистических дисциплин.

Многочисленные работы О. Каде сыграли важную роль в становлении современной общей теории перевода. Для этого широко образованного языковеда и талантливого переводчика было характерно стремление охватить различные аспекты межъязыковой коммуникации, рассматривать перевод как один из видов языкового посредничества, раскрыть большую обще­ственную значимость разносторонней деятельности переводчи­ков. Усилиями О. Каде и его коллег Лейпциг превратился в крупный центр лингвопереводческих исследований, где публи­куется большое число работ по лингвистической теории пере­вода. Особенно важную роль в развитии этой дисциплины иг­рает журнал «Фремдшпрахен», регулярно публикующий в каче­стве приложения монографии и сборники статей по пробле­мам перевода.

Весьма плодотворными для развития лингвопереводческих исследований оказались 70-е годы XX века. За период с 1970 по 1980 годы было опубликовано больше книг по лингвистике перевода, чем за предыдущие 20 лет. Именно в это время бы­ли разработаны и сведены воедино теоретические концепции, изложенные в данном учебнике. Ценный материал можно об­наружить во многих периодических изданиях, посвященных проблемам перевода1. Ниже мы кратко остановимся лишь на некоторых, наиболее значимых работах.

Особенно большой вклад в разработку лингвистической тео­рии перевода внесли в этот период советские ученые. Для большинства их работ характерно стремление четко опреде­лить лингвистическую основу переводческих исследований, рас­сматривать перевод как часть объекта языковедческой науки. Обычно описанию переводческих фактов предшествует изложе­ние лингвистических концепций, распространяемых автором

1 См. многочисленные публикации в «Тетрадях переводчика», журналах "Fremdsprachen", "Meta", "Babel" и др.

27

на область перевода. Это обеспечивает рассмотрение переводче­ской проблематики собственно лингвистическими методами и делает описание переводческого процесса значительно более конкретным и доказательным. Следует также отметить, что ис­следование, как правило, ведется на большом материале фак­тически выполненных переводов. Сопоставление таких перево­дов с их оригиналами позволило выявить особые закономерно­сти функционирования языковых систем в процессе межъязы­ковой коммуникации.

Прежде всего можно упомянуть небольшую работу Ю.В. Ванникова «О едином комплексе переводческих дисцип­лин»1, опубликованную в самом начале этого периода. В рабо­те сформулированы общие принципы классификации основ­ных разделов теории перевода и предложены определения по­нятий общей, специальной и частной теорий перевода, кото­рые были впоследствии приняты многими авторами (см. Гл. I).

В начале 1973 г. появилась книга В.Н. Комиссарова «Слово о переводе», главные положения которой получили дальней­шее развитие и уточнение в последующей работе того же ав­тора «Лингвистика перевода» (М., 1980). В этих работах делает­ся попытка свести различные аспекты лингвистического анали­за перевода в единую теоретическую концепцию, рассматривая их как взаимосвязанные разделы лингвистики перевода. Особое внимание уделяется разработке принципов лингвистического анализа перевода (см. Гл. I) и проблеме переводческой эквива­лентности (см. Гл. II и III). Наряду с рассмотрением различ­ных способов описания переводческого процесса и моделей пе­ревода, вводятся и определяются понятия прагматической «сверхзадачи» перевода (см. Гл. IX) и нормы перевода (см. Гл. X).

Большой комплекс лингвопереводческих проблем рассмат­ривается в книге АЛ- Швейцера «Перевод и лингвистика» (М., 1973)2. Автор книги рассматривает возможность использования при анализе процесса перевода методов порождающей грамма­тики и семантики, а также компонентного анализа. Широко используя предложенную В.Г. Гаком классификацию моделей

1 Вопросы теории и техники перевода: Сб. / Под ред. Б. Ларина. - М., 1970.

2 Дальнейшее развитие взгляды автора получили в книге: Швейцер А.Д. Те­ория перевода. - М., 1988.

28

языкового синтеза, АД. Швейцер предлагает различать в про­цессе перевода грамматические трансформации, лексико-семан-тическое перифразирование и ситуативные преобразования. Особый интерес представляют разделы книг, посвященные стилистическим проблемам перевода, где приводится обшир­ный материал, иллюстрирующий особенности перевода газет-но-информационных текстов. Анализ этого материала реализу­ет ряд принципов построения специальных теорий перевода (см. Гл. IV и V).

В 1974 г. вышла книга Я.И. Рецкера «Теория перевода и переводческая практика» (М., 1974), в которой автор подробно изложил основы теории закономерных соответствий, намечен­ной им, как уже отмечалось, еще в 1950 г. В книге уточняется классификация типов соответствий, описываются различные виды лексических и грамматических трансформаций при пере­воде (см. Гл. VI). Особое внимание автор уделяет вопросам перевода фразеологических единиц и передачи в переводе экс­прессивных и модальных аспектов содержания оригинала.

Серьезным вкладом в развитие лингвистической теории пе­ревода явилась уже упоминавшаяся работа Л.С. Бархударова. В работе четко раскрываются основные проблемы, возникающие при передаче в переводе различных типов значений языковых единиц: референциальных, прагматических, внутрилингвисти-ческих и грамматических. Особенно детально описываются различные виды переводческих трансформаций. Следует отме­тить очень удачный подбор иллюстративного материала, про­сто и убедительно раскрывающего излагаемые положения (этот материал широко использован в Гл. VI и VII).

В работе ЛА. Черняховской «Перевод и смысловая струк­тура» (М., 1976) рассматриваются различные типы грамматиче­ских преобразований при переводе, которые связаны с переда­чей с языка на язык компонентов актуального (тема-рематиче-ского) членения высказывания. Сопоставление способов смыс­лового членения высказываний в русском и английском язы­ках дает возможность показать, что основная информационная структура оригинала должна быть сохранена при переводе, для чего в процессе перевода осуществляется ряд закономерных преобразований.

Наряду с исследованиями отечественных ученых, ряд зна­чительных работ в области лингвистической теории перевода

29

был опубликован в этот период и зарубежными языковедами1. Прежде всего следует упомянуть о книге Г. Егера «Перевод и лингвистика перевода»2, в которой анализируются социальные и коммуникативные аспекты переводческой деятельности и оп­ределяются основные понятия лингвистики перевода. Г. Егер выдвигает также оригинальную концепцию эквивалентности перевода, различая «коммуникативную» и «функциональную» эквивалентность. Реально достижимой является лишь функци­ональная, которая достигается путем передачи в переводе функциональной ценности оригинала, представляющей собой совокупность его актуального сигнификативного значения, акту­ального членения и внутрилингвистического прагматического значения. Значительное место в работе уделяется и методам лингвистического описания переводческого процесса.

Существенный вклад в разработку принципов классифика­ции различных видов перевода и методов оценки выполнен­ных переводов внесли работы К. Раис3. К. Раис делит перево­ды в зависимости от характера текста оригинала на: 1) ориен­тированные на содержание, 2) ориентированные на форму и 3) ориентированные на обращение (или призыв). В работе рас­сматриваются лингвистические и прагматические аспекты тек­ста, которые должны быть воспроизведены в переводе, а также некоторые виды адаптации исходного текста в процессе пере­вода.

Следует также отметить работу западногерманского лингви­ста В. Вилсса4, где рассматривается широкий круг переводче­ских проблем, В книге сопоставляются точки зрения западных теоретиков перевода относительно принципов разработки тео­рии перевода, способов изучения процесса перевода, понятия переводческой эквивалентности, соотношения теории перевода и лингвистики текста. Существенный недостаток обзора пере­водческой проблематики, предпринятого В. Вилссом, заключа­ется в незнакомстве автора с работами советских теоретиков перевода. В то же время несомненной заслугой автора книги

1 Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике: Сб. / Под ред. В.Н. Комиссарова. - М., 1978.

2 Juger G. Translation und Translationslinguistik. - Halle (Saale), 1975.

3 Reiss K. Moglichkeiten und Grenzen der Ubersetzungskritik. - Munchen, 1971. Reiss K., Vermeer H.J. Grundlagen einer allgemeinen Translationstheorie. -Tubingen, 1984.

4 Wilss W. Ubersetzungswissenschaft: Probleme und Methoden. - Stuttgart, 1977.

30

является рассмотрение ряда прикладных аспектов переводове-дения, к которым он относит типологию переводческих труд­ностей, вопросы методики преподавания перевода, анализ пе­реводческих ошибок и критику переводов. Заключительная гла­ва книги посвящена проблемам машинного перевода.

Фундаментальный труд О. Каде «Языковое посредничество как общественное явление и предмет научного исследования»1 впервые подробно рассматривает социальные функции перево­да и других видов языкового посредничества. Заслугой О. Каде является четкое разграничение перевода и адаптивного транс­кодирования (см. Гл. I). Значительное место в книге уделяется проблеме переводческой эквивалентности. О. Каде формирует понятие «коммуникативной ситуации», воспроизведение кото­рой обеспечивает «динамическую эквивалентность» перевода. Он также предлагает различать максимальную, оптимальную, обусловленную и частичную эквивалентность, учитывая разни­цу между теоретически возможной близостью текстов оригина­ла и перевода, практически достижимой и реальной близо­стью, достигнутой данным переводчиком при данных услови­ях.

Среди работ более позднего периода следует отметить «Курс перевода» Л.К. Латышева2 и книгу П. Ньюмарка «Под­ступы к переводу»3. В книге Л.К. Латышева делается попытка решить проблему переводческой эквивалентности на основе разграничения понятий «функция текста» и «содержание тек­ста». В различных ситуациях общения текст с одним и тем же содержанием может иметь различные функции (коммуни­кативные задания). Так, высказывание «У меня болит голова» может сообщать о самочувствии говорящего, объяснять его от­каз идти танцевать и т.п. И, наоборот, тексты разного содержа­ния могут иметь одну и ту же функцию. Предлагается разли­чать два вида эквивалентности при переводе: функциональную, когда воспроизводится лишь функция оригинала, и функцио­нально-содержательную, когда воспроизводится и функция, и содержание. В работе рассматриваются проблемы, возникаю­щие при передаче в переводе содержания иноязычного текста,

1 Kade О. Die Sprachmittlung als gesellschaftliche Erscheinung und Gegenstand wissenschaftlicher Untersuchung. - Leipzig, 1980.

2 Латышев Л.К. Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы ее достижения. - М., 1986.

3 Newmark P. Approaches to Translation. - Oxford, 1981.

31

в котором автор предлагает различать четыре типа содержа­ния: денотативное, сигнификативное, содержание на уровне ин­терпретатора и внутриязыковое содержание.

В книге П. Ньюмарка затрагивается большой круг вопро­сов, которые переводчику приходится решать в процессе пере­вода. Вместе с тем автор выдвигает некоторые теоретические концепции и делает ряд интересных обобщений, относящихся к интерпретации текста оригинала и к процедуре подбора оп­тимальною варианта перевода. Предлагается различать два ви­да перевода: «коммуникативный» и «семантический». Коммуни­кативный перевод стремится произвести на читателей перевода тот же эффект, который возникает у читателей оригинала. Се­мантический перевод стремится передать контекстуальный смысл оригинала так точно, насколько это позволяют семанти­ческие и синтаксические структуры языка перевода. По мне­нию П. Ньюмарка, при коммуникативном переводе переводчик улучшает оригинал, делая повествование более логичным, уст­раняя неясные и неуклюжие обороты, повторения и двусмыс­ленности, исправляя фактические ошибки и оговорки и т.п. Во многом понятие «коммуникативный перевод» совпадает с по­нятием «динамическая эквивалентность» Ю. Найды и «функ­циональная эквивалентность» Г. Егера. Однако П. Ньюмарк особо подчеркивает важность семантического перевода, обеспе­чивающего наиболее полное воспроизведение оригинала. Он полагает, что переводчик сначала должен обеспечить такое вос­произведение и лишь потом постараться сделать свой перевод более «коммуникативным», т.е. более доступным и эффектив­ным для тех, кому он предназначается (понятие коммуника­тивного эффекта подробно разбирается в Гл. IX).

Важное направление в развитии лингвистической теории перевода намечает А. Нойберт в книге «Текст и перевод»1. Ав­тор делает попытку переформулировать ряд переводческих проблем в свете положений лингвистики текста. Переводчик имеет дело с текстом (оригинала) и создает текст. Поэтому А. Нойберт считает необходимым выделять в процессе перево­да этапы создания текста определенного типа. Особое внима­ние уделяется проблеме понимания текста, созданного и живу­щего в рамках иной лингво-культурной общности. В книге подробно рассматривается роль в переводе таких факторов тек­стуальности, как «интенция», «приемлемость», «принципы со-

1 Neubert A. Text and Translation. - Leipzig, 1985.

32

трудничества», «ситуативность», «информативность», «целост­ность» и «связность». Ведущая роль текста в процессе перево­да подчеркивается многими переводоведами, однако возмож­ность использования понятий лингвистики текста в теории пе­ревода остается недостаточно исследованной. Работа А. Нойбер-та вносит значительный вклад в решение этой проблемы.

В большинстве работ, посвященных разработке лингвисти­ческой теории перевода, общетеоретические проблемы перево­да рассматриваются на основе более или менее подробного описания переводческих соответствий, преобразований и тому подобных явлений, относящихся к определенной паре языков. В результате этих исследований оказалось возможным сформу­лировать основные положения не только общей, но и частных теорий перевода (см. Гл. VI). В последние десятилетия значи­тельное развитие получили и специальные теории перевода (см. Гл. IV и V), посвященные изучению отдельных видов пе­реводческой деятельности. Такие исследования также способст­вовали более глубокому пониманию сущности перевода вообще и конкретизации ряда положений общей теории перевода. Особенно успешно развивается изучение различных видов уст­ного перевода1 и перевода научно-технической литературы2.

В результате работ, которые были упомянуты в этом крат­ком обзоре, и большого числа других лингвопереводческих ис­следований были созданы предпосылки для разработки после­довательной лингвистической теории перевода, основные поло­жения которой излагаются в этом учебнике.

* См.: Миньяр-Белоручев Р.К. Общая теория перевода и устный пере­вод. - М., 1980; Последовательный перевод. - М., 1969; Чернов Г.В. -Теория и практика синхронного перевода. - М., 1978; Ширяев А.Ф. Синхронный пере­вод. - М., 1979; Seleskavitch D. Zur Theorie des Dolmetschens // Ubersetzer und Dolmetscher / Hrsg. V, Kapp. - Heidelberg, 1974; Interpretation. A Psychological Approach to Translation // Translation / Ed. R. Brislin. - N.Y., 1976.

2 См.: Скороходько Э.Ф. Вопросы перевода английской технической литера­туры. - Киев, 1963; Стрелковский Г.М., Латышев Л.К. Научно-технический пе­ревод. - М., 1980; Комиссаров В.Н. Лингвистические основы научно-технического перевода // Пособие по научно-техническому переводу. - М., 1980. - Ч. I; Jumpelt R.W. Die Ubersetzung natuiwissenschaftlicher und technischer Liter-atur. - Berlin, 1961; Maillot J. La traduction scientifique et technique. - Paris, 1969; Spezialprobleme der wissenschaftlichen und technischen Ubersetzung: [Beitra-ge]. - Halle (Saale), 1972.

2- 156


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз iconКомиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз
Материал основан на работах в области перевода как советских, так и зарубежных лингвистов
Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз iconРабочая программа дисциплины дв 03. 02 Актуальные проблемы методики преподавания перевода для 032700. 68 Филология. Магистр Магистерская программа «Теория и практика перевода»
Рабочая программа составлена в соответствии с фгос впо по направлению подготовки 032700. 68 Филология. Магистр, Магистерская программа...
Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз iconМетодические рекомендации студенту по изучению дисциплины «теория и практика перевода» рабочая программа по дисциплине «Теория и практика перевода» содержание дисциплины (лекционные, практические занятия, самостоятельная работа студентов)
Содержание дисциплины (лекционные, практические занятия, самостоятельная работа студентов)
Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз iconПрограмма вступительных испытаний для поступающих в магистратуру по направлению подготовки 035700 «лингвистика»
«Теория и практика перевода в сфере профессиональной коммуникации», «Теория и практика преподавания иностранных языков в учреждениях...
Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учеб­ное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с
Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учеб­ное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с
Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз iconА. М. Тюрин, 2009 год Венгры, Лингвистика Анализ лингвистических данных
«Лингвистические маркеры Руси-Орды» и «Лингвистические проявления дохристианских культов». Предков венгров, пришедших на Среднедунайскую...
Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз iconТеория и практика современного менеджмента Учебно-методический комплекс
...
Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз iconИ. Е. Денежкина вычислительные аспекты
Рецензент: О. Е. Пыркина, доцент кафедры «Теория вероятностей и математическая статистика»
Комиссаров В. Н. Комиссаров В. Н. К 63 Теория перевода (лингвистические аспекты): Учеб для ин-тов и фак иностр яз icon-
С 59 Общая теория социальной коммуникации: Учеб­ное пособие. — Спб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002 г. — 461 с
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница