С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров




НазваниеС. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров
страница1/50
Дата03.02.2016
Размер31,8 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
УДК 316.4 ББК 60.54

3 17

Редакционный совет издательства «Academia»

С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров (председатель), В. П. Нерознак,

A. М. Панченко, Н. Я. Петраков, Р. В. Петров, Н. А. Платэ,

B. А. Попов (зам. председателя), К. А. Свасьян, В. П. Скулачев,

C. О. Шмидт, Е. П. Челышев, О. Г. Юрин, В. Л. Янин

Зайцев А. К. СОЦИАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ. Изд. 2-е. М.: Academia, 2001. 464 с. Библ.

Конфликтология — одна из бурно развивающихся научных дисциплин. Автор работы, предлагаемой вниманию читателей, обобщил фактически всю отечественную и значительную часть зарубежной литературы по этой теме, а также опыт практического разрешения различного рода конфликтов, главным образом в условиях предприятий и организаций.

Для научных работников и управленческого персонала.

ISBN 5-87444-133-6

А. Л. Зайцев, 2001 г. Издательство «Academia», 2001 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение.....................................................................................................5

Главапервая. Парадигмы конфликтологии...............................................11

1. Социально-биологическая парадигма...................................... 13

2. Классовая парадигма.................................................................. 22

3. Социально-психологическая парадигма.................................. 25

4. Структурно-функциональная парадигма...................................... 33

5. Диалектико-созидательная парадигма......................................... 34

6. Новая парадигма............................................................................ 43

7. Парадигма насилия........................................................................ 46

8. Парадигма ненасилия..................................................................... 59

9. Теория конфликта как метатеория................................................ 65

Глава вторая. Рынок и социальный конфликт

в России.......................................................................................... 68

Глава третья. Типология социальных

конфликтов.....................................................................................95

Глава четвертая. Динамика социального

конфликта.....................................................................................125

Главапятая. Действующие силы конфликта .......................................145

Глава шестая. Управление конфликтом...............................................167

Глава седьмая. Предупреждение социальных

конфликтов...................................................................................207

Глава восьмая. Забастовка....................................................................237

Глава девятая. Переговоры...................................................................281

Глава десятая. Действия переговорника

в конфликте...................................................................................305

Глава одиннадцатая. Посредничество.................................................309

Глава двенадцатая. Послеконфликтная стадия...................................331

Заключение..............................................................................................348

Библиография..........................................................................................352

Именной указатель .................................................................................451

Предметный указатель ...........................................................................456


Кто предостережен, тот вооружен. Пословица

ВВЕДЕНИЕ

Ортодоксальность восприятия конфликта в обыденном мышлении общеизвестна: мир черного и белого (конфликт, конечно же, только черное), борьба, стоять до последнего, не уступать ни пяди, у кого сила, тот и прав и т.п. Война, агрессия, насилие, ненависть и прочие не менее "сильные" стороны жизни, от которых большинству людей хотелось бы просто избавиться или хотя-бы держаться поодаль. Реальность же убеждает, что жизнь вне конфликта есть не что иное как утопия. И убеждаясь в этом, мы уже начинаем осознавать, что прожить вне конфликта и конфликтов невозможно и начинаем выстраивать собственное понимание конфликтного. Например, "конфликт есть драка с перспективой добрых отношений".

Что же в реальности?

Вместе сколлегами ужекоторый год анализирую действия руководителей в ходе забастовок, других социальных конфликтов. Во-первых, преимущественно в нашей стране стихийных. Во-вторых, преобладает стратегия ухода от конфликта. Вариантов поведения руководителей оказалось немного: "в кабинете закрылся", "уехал на дачу или в отпуск", "к рабочим не выходит", "не знаем, где находится". Куда реже: "выступает перед рабочими", "проводит заседание с "первыми" руководителями", "работает в антизабастовочном штабе", "проводит переговоры".

Некоторые спешат "запретить", "спросить с кого надо"... Чаще всего растерянными бьшают и профсоюзные работники. Хотя в последние годы осмысленность их поведения и действий стала намного больше. Сказывается опыт взаимодействия с судебной системой.

Лишь изредка узнаешь примеры куда более осмысленного поведения: создания согласительной комиссии, проведения переговоров, достижения решения, удовлетворяющего и бастующих, и администрацию предприятия, последующее эффективное восстановление нормальной работы предприятия. Но такие случаи -редкость. Куда чаще своеобразное страусиное поведение, когда самый острый конфликт пускается на самотек, "куда кривая вывезет". Рано или поздно забастовка оканчивается и все продолжается по-старому, как будто ничего и

6

Введение

не случилось. Но так с забастовками, а что если конфликт носит совершенно иной характер!?

В-третьих, и здесь налицо конфликты (войны) в Чечне, Абхазии, других горячих точках бывшего СССР,-выбор борьбы, насилия и агрессии как основных методов разрешения конфликтов. А когда государство ведет себя по-привычкекак первый и главный рекетир, то что можно сказать о криминализации жизни, когда рэкет является методом и способом урегулирования многочисленных повседневных производственных и бытовых столкновений людей. Как написано у Куваева, одна мера поощрения - стакан спирта с перцем, одна мера наказания - расстрел.

Наконец, в четвертых, явное использование самых разных социальных конфликтов в политических целях. Ответственность политической и деловой элиты за начало и исход многих бушующих сегодня политических, трудовых и межнациональных конфликтов исключительно велика.

Актуальность изучения социальных конфликтов не только в феноменологии происходящего. Как показывают данные со всего мира, конфликт есть весьма солидная часть деятельности руководителей разных уровней. Реальность такова, что управляющие предприятий тратят до четверти и более своего рабочего времени на урегулирование различного рода конфликтов и их последствий [см. Hart 198I, 13; Rahim 1990, 1]. Эта цифра увеличивается до 30 % для руководителей низшего звена [Дэна 1994, 15-16]. Ньюхаузер сообщает, что управляющие проводят от 25 до 60% своего рабочего дня занимаясь конфликтами или ссорами, исходящими из проблем взаимотношений людей [Neuhauser 1988, 3]. Дин Тисволд (Dean Tjosvold) утверждает даже, что "работать, управлять и жить в организации - это значит быть в конфликте" [в Rahim 1990, 15].

Д.Коул [Cole 1983, 1] приводит подсчеты экспертов, согласно которым конфликты и стрессы от неразрешенных конфликтов обходятся США в 100 млрд. долларов в год. По сообщению Д.Дэна [1994, 15], более 65 % проблем на производстве связаны с нарушениями отношений между сотрудниками, а не с недостатком навыков или мотивами поведения отдельных работников.

Однако, как подсказывает анализ практики, эмоциональность восприятия конфликтов, в том числе и руководителями, мешает их рационально-инструментальному анализу и последующему разрешению с наименьшими потерями и уж тем более с выигрышем для всех конфликтующих сторон. В этом плане мы можем говорить о двух точках зрения на конфликт. Первая есть социально-психологическая или эмоциональная, личностная точка или позиция восприятия конфликта. Взгляд обычного человека. И, естественно, конфликт тогда негативен. Есть и другая позиция - управленческая, социологическая, соци-

Введение

7

ально-философская. Здесь восприятие конфликта, как сказал бы философ, сущностное по определению. Анализ причин, поиск методов действий и разрешения и пр. При таком подходе появляется возможность не только уладить конфликт, но и увидеть его позитивную сторону.

Для управления необходима минимизация первого и максимизация второго, ибо управление в демократическом обществе есть непрерывное улаживание конфликтов разного уровня. При этом, как указывает А.Пшеворский, "демократия прочна, когда большинство конфликтов разрешается при посредстве демократических институтов, когда никому не позволено контролировать результаты ex post и они не предрешены ex ante; результаты значимы в известных пределах и вынуждают политические силы им подчиниться" [Пшеворский 1993, 3]. Добавим, что политические силы действуют не только в обществе, но и в социальных организациях.

Итак, исходная посылка: в демократическом обществе конфликт столь же нормален (естественно, в максимально цивилизованных формах), как и свобода слова, выборность, альтернативность и прочие атрибуты, нам известные или пока еще не совсем освоенные. Следовательно, должны быть и соответствующие правовые, организационные, научные и другие институты и механизмы, обеспечивающие этот нормальный для здорового общества процесс. Их же отсутствие открывает двери для самых жестких столкновений социальных сил.

И если Фишер и Ури заявляют, что "конфликт является, образно говоря, развивающейся индустрией" [Фишер и Ури 1990, 18], то для России и других стран бывшего социалистического лагеря возводить эту индустрию необходимо с элементарных первооснов. В том числе и в области теории. Нужны также новые законы, новые привычки и традиции.

Предмет этой книги - теория и технология социального конфликта применительно к российским условиям. И хотя немало указаний, что общей теории социального конфликта не существует [см., например, Дэна 1994, 16], тем не менее мы попробуем синтезировать имеющееся в мире многообразное знание о конфликте. Психология, полититология, биология, история, философия помогут нам в этом. Однако особое место будет отдано социологии как науке о целостном социальном, системном взгляде на обществе и его структуры. На наш взгляд, сегодня теория социального конфликта есть некоторое метапарадигмальное знание. И плодотворное его использование в практике как никогда требует именно синтезирования. Тем более, что в мире накоплено по поводу понимания и технологий разрешения социальных конфликтов весьма много знаний.

Итак, наша основная цель теоретическое и технологическое ос-

X

Введение

нащение развивающейся практики. И у руководителей, и у управленческих консультантов, и у рабочих "голубых воротничков", как и у специалистов ("белых воротничков"), не говоря уж о профсоюзных работниках, в нынешних условиях нет иного выхода как научиться владеть собой и методами воздействия на обстановку в условиях конфликта.

Акцент следует делать на решении нескольких основных вопросов. Применительно к промьпиленности они звучат следующим образом. Первый: "Как предупредить конфликт ?" Речь не идет о том, чтобы вообще избежать, например, забастовки. Но вот избежать так назьшаемой дикой забастовки чаще всего можно. А ведь наши забастовки в преобладании своем как раз дикие - вне всяких законных рамок, мгновенно, как порох, вспыхшзающие. Такой тип забастовок несет в себе наибольший потенциал агрессии, разрушения.

Второй вопрос: "Как действовать, если конфликт уже возник?". Здесь видятся два практических предложения. Во-первых, руководителю никогда не терять голову. Есть старая управленческая истина: "Руководитель не обижается, а думает". Я бы добавил лишь: "А потом уже действует". Здесь нужна элементарная выучка, умение ориентироваться в происходящем.

Во-вторых, нужна помощь консультантов и noqje.nHHKOB. В США, например, этим занимаются тысячи различных фирм. Мы пока таких структур почти не имеем.

Третий вопрос: "Что делать после конфликта?"

Забастовка, да и любой конфликт, - это всегда напряжение сил участвующих, нфедко предельное и даже запредельное. Не все испытьшают радость и эйфорию победы, в лучшем случае принимаются компромиссные, взаимно-обоснованные, чаще не всегда оптимальные решения. Проигрывать в конфликтах мы не умеем, к компромиссам снисходим далеко не всегда. Возникают мощные остаточные напряжения...

Социальные группы, охваченные конфликтом, действуют слепо, насильственно, разрушительно, до тех пор пока мы не познаем их и не поймем "технологию" протекания конфликта, не построим алгоритмы собственных рациональных действий по его разрешению. Знание в этой цепи начально.

Несколько слов об истории написания данной книги.Было три этапа. Во-первых, первичное накопление фактов о социальных конфликтах, которое происходило в 1970-1986 гг. в бытность автора заводским социологом. При подготовке диссертационного исследования на соискание степени доктора наук (она была написана на основании опыта становления коллектива КамАЗа), нам пришлось столкнуться с ма-лоописанным в отечественной литературе фактом наличия конфликта в практике почти всех социальных процессов, протекающих в круп-

Введение

9

ной социальной организации. Тогда мы использовали полученные данные для разработки и реализации целого ряда эффективных социальных технологий.

Второй этап совпадает со временем реализации исследовательского проекта Российского общества социологов (РОС) по изучению социальной напряженности на производстве. В рамках этого проекта под руководством и с участием автора был проведен ряд коллоквиумов и научно-практических семинаров [см.: Зайцев и Саушкина, 1989; Зайцев 1990а; Зайцев 19906; Зайцев 1991]. Так в декабре 1989 года в г.Обнинске рассматривались вопросы определения понятия социальной напряженности как процесса, позиции и роли социолога в конфликте.

В Пензе в феврале 1990 года более подробно обсуждались стадии процесса: латентная, формирования инцидента, спада и разрешения конфликта.

В Харькове в мае 1990 года изучалось влияние социальной среды на развитие социальной напряженности в коллективе предприятия.

Вторые Обнинские чтения, проведенные в декабре 1990 года, были посвящены исследованию действующих сил конфликта.

Стали традиционными майские международные калужские семинары на тему: "Социальный конфликт и организационные изменения". С 1991 года их было проведено семь.

Для Калужского института социологии эта деятельность результировалась созданием в 1993 году конфликтологической лаборатории. В тематике ее деятельности за прошедшие годы исследования параметров российских забастовок, особенностей действий социальных сил в ходе забастовок, выявление кросс-культурных различий забастовок в различных регионах России, проведение мониторинга социальной напряженности среди безработных центра России, управленческое консультирование по вопросам разрешения конфликтов, изучение особенностей и консультирование предприятий по конфликту акционирования, разработка комплекса социальных технологий по защите предприятия от забастовок или обеспечению оптимального выхода предприятия или его подразделений из социального конфликта, разработка и реализация цикла видеотренингов по навыкам общения и технике проведения переговоров. В сотрудничестве с управленческими консультантами Голландии с 1992 года действует месячная школа подготовки управленческих консультантов по разрешению социальных конфликтов. Специалисты лаборатории оказывают посреднические услуги по разрешению социальных конфликтов. С 1994 года выходит единственный в СНГ и восточноевропейских странах ежеквартальный журнал "Социальный конфликт".

Третий этап автор связывает с работой в библиотеках США в 1991,

10

Введение

1993 и 1996 годах, когда удалось буквально открыть новый мир конфликтологии с сотнями и тысячами действующих лиц и организаций. На фоне скудости отечественных библиотек несколько тысяч томов теоретических исследований и практических разработок и масса журнальных публикаций не могли не произвести должного впечатления.

Автор выражает искреннюю благодарность своим коллегам, принявшим активное участие в работе данных коллоквиумов и семинаров и высказавших на них немало ценных идей, которые не могли не повлиять на избранную нами научную и практическую позиции. Особую благодарность автор высказывает к.ф.н., доц. Ю.А.Барклянскому, д.ф.н., проф. Ю.Л.Неймеру, к.ф.н. В.В.Уланову, к.э.н. Я.Л.Эйдель-ману и многим другим участникам коллективного обсуждения и совместных семинаров.

Автору помог и регулярный диалог по вопросам конфликтологии, постоянно происходящий в КаИСе с сотрудниками лаборатории конфликтологии А.Я.Клементьевой, С.В.Усовой, В.Д.Попковым, Ю.В.Карпен-ковым, Е.Г.Дементьевой.

Неоценимый вкладе развитие конфликтологии в КаИСе внесли известные зарубежные управленческие консультанты из Голландии проф. В.Мас-тенброк, доктора Ф.ван ден Берг, М.Рубинстейн, проф. Э.Маркс, Д.Беге-манн и другие.

Логика изложения материала следующая: первая часть полностью посвящена теории социального конфликта. В первой главе дается краткий очерк развития науки о конфликтах, приводятся характеристики основных парадигм конфликтологии. Во второй показываются особенности ситуации социального конфликта в России. В главе третьей рассматриваются основные понятия теории социального конфликта, дается его определение и типология. Четвертая глава обосно вывает подход автора к анализу динамики социального конфликта. Основные действующие силы социального конфликта изучаются в пятой главе.

Вторая часть раскрывает тему "Управление социальным конфликтом". Глава шестая раскрывает со flqmamie понятия "управление конфликтом ". В седьмой главе рассматривается методика предупреждения, профилакгики социальных конфликтов. Восьмаяглава посвящена забастовке как особому типу социального конфликта. Девятая глава освещает особенность внутри-организационного конфликта. Главы десятая, одиннадцатая и двеннадца-тая показывают особенности переговорного процесса в ходе разрешения конфликта - действиям переговаривающихся сторон, технологии посредничества. Последняя - триннадцатая - глава анализирует послеконфликтную стадию.

В приложениях читатель найдет предметный и фамильный указатель, обширную библиографию отечественной и иностранной литературы по теме, методические материалы.

We have met the enemy and he is us. (Мы встретили врага и он оказался нами)

Пого

ГЛАВА ПЕРВАЯ ПАРАДИГМЫ КОНФЛИКТОЛОГИИ

Двадцатый век можно назвать веком насилия и веком наиболее активного поиска путей его преодоления. И бурный расцвет конфликтологических изысканий во второй половине века прямое тому свидетельство. Теория социального конфликта потому и получила такое развитие, что насилие окончательно дискредитировало себя как средство достижения общественно значимых целей и явственно просматривается бесперспективность этого инструмента "преобразований" для становящейся цивилизации с научно-информационным типом производства.

Вместе с тем историческая перспектива на фоне бущующих в мире, да и в России, только военныхконфликтов, которых насчитывают числом более пятидесяти, требуют некоторого концептуального обоснования возможности хотя бы минимизации насилия и тех колоссальных потерь, которые до сих пор несет человечество. Крах миротворческих усилий в ряде регионов мира тем более заставляет смотреть на конфликткак на весьма сложное образование, для управления которым наработаны далеко еще не все технологии и рецепты, так же, как впрочем, и научные основания.

На наш взгляд, ответ на этот вопрос-проблему связан с пониманием корней насилия (насилие во всем его многообразии мы считаем всего лишь одним метаметодом в разрешении социальных конфликтов). Традиционно, корневое в насилии исходит из понимания агрессивности человека и социальных общностей. Т.е., понимание насилия невозможно без объяснения агрессивности.

Традиции изучения конфликтов восходят к таким именам как Гегель, Карл Маркс, Фридрих Энгельс, В.И.Ленин, Георг Зиммель, Макс Вебер и др. Понятие "социология конфликта" было впервые введено в научный оборот Г.Зиммелем, немецким философом и социологом, который назвал так одну из своих работ, изданную в первой четверти этого века [см. Simmel 19556].

Сегодня теорией и практикой регулирования (разрешения) социаль-

12

Глава I

ного конфликта в западной социологии занимается целый ряд отраслей, входящих в весьма разветвленную научную область. Современная конфликтология есть система более или менее связанных научных парадигм, каждая из которых объясняет определенные стороны или типы социальных конфликтов, а, следовательно, и агрессии. Основные применяемые понятия- "социальный конфликт" (social conflict), "индустриальный конфликт" (industrial conflict), агрессия, насилие и ненасилие, "социальная напряженность"(5оаа1 tension), "управление конфликтом" (conflict management), переговоры (negotiation) и пр.

Отметим, что современная теория конфликта исходит из целого ряда посылок и не является теорией с преобладанием одной парадигмы. Можно лишь заявить о существовании определенного вектора развития конфликтологии. Точек зрения на социальный конфликт много, неодномерны и высказываемые различными авторами практические рекомендации.

Хаймс видит пять основных теоретических перспектив в объяснении социального конфликта: инстинктивную, напряженности, диалектического взаимодействия, структурную и фрустрационно-агрессивно-объяс-нительную [см. Himes, 1980, 36].

Обратим внимание на то, что в советской литературе понятие агрессии употреблялось большей частью в отношении к международному праву. Так в Советском Энциклопедическом словаре читаем: "Агрессия (от лат. aggressio -нападение), понятие современного международного права, которое охватывает любое незаконное сточки зрения Устава ООН применение вооруженной силы одним государством против суверенитета, тq)pитopиaльнoй неприкосновенности или политической независимости другого государства или народа (нации)." "Понятие агрессии включает в качестве обязательного признак первенства или инициативы..." [СЭС, 1990, 18]. Подобные же формулировки можно обнаружить ив других словарях. Исключение- "Краткий психологический словарь", в котором есть статья "поведение агрессивное". Под ним понимается "специфическая форма действий человека, характеризующихся демонстрацией превосходства в силе или применением силы по отношению к другому человеку или группе лиц, которым субъект стремится причинить ущерб" [1985, 245].

В мировой литературе, собственно, существует только два объяснения агрессивности (и насилия). Первое из них - в нескольких теоретических вариантах - исходит из естественной природы человека. Второе же обосновывает агрессивность-насилие социальными детерминантами, конкретными чертами и условиями жизни человека. К первому мы относим социально-биологическую теорию. Ко второму - социально-психологическую (теорию социальной напряженности), классовую и функционалистскую теории, диа-лектико-созидательную теорию.

Парадигмы конфликтологии

13

Согласно проведенному нами анализу, классификация имеющихся в конфликтологии парадигм имеет несколько оснований. Таких оснований мы видим два:

_ по способу объяснения (социально-биологический, классовый, социально-психологический, функционалистский, диалектико-созидатель-ный, новый - малтилоговый); - по способу взаимодействия конфликтующих сторон (насильственный, ненасильственный).

Рассмотрим каждую из выделенный парадигм в означенной выше последовательности более подробно.

1. Социально-биологическая парадигма

Ключевым в социально-биологической теории является понятие агрессии. Учитывая множественность существующих определений агрессии, проанализируем некоторые из них.

Согласно социально-биологическим представлениям конфликт и борьба присущи человеку, как и всем животным. Исследователи этого направления исходят из открытой Чарлзом Дарвиным теории естественного отбора и выводят из неё идею естественной агрессивности человека вообще, которая и проявляется в различного рода конфликтах. Люди объявляются "агрессивными, конфликтующими созданиями" [cM.:Himes 1980, 3].

И, на первый взгляд, проявлений архетипической агрессивности человека можно обнаружить немало. Возьмем, для примера, территориальную агрессию, которая отчетливо наблюдается при изучении взаимодействия между собой различных молодежных групп, происходящих между ними столкновений. Хойт Уиллер рассматривает индустриальный конфликт как агрессию рабочих против нанимателей [Wheeler 1985, 25]. Активно развивающееся сегодня забастовочное движение по определению включает в себя агрессию или ее элементы. "Агрессивная природа индустриального конфликта является одним из его решающих аспектов. Индустриальный конфликт не тот феномен, который основан только на тщательно рассчитанном взаимодействии. Организация, собственно забастовка и другие моменты индустриального конфликта представляют собой разновидность сражающегося поведения. Сам термин забастовка1 достаточно отчетливо показывает дух индустриального конфликта" [там же, 171]. Замечая, что агрессия против притеснителя лежит в самой сердцевине индустриального конфликта, Уиллер указывает три канала для проявления агрессии: фруст-

Здесь имеется в виду смысл аглийского глагола strike, от которого и пошел термин забастовка - буквально, "ударять, бить".

14 Глава I

рационная агрессия, угроза и рационально предусмотренное действие [там же, 172J.

Шерер классифицирует три возможных подхода к феномену агрессии: прирожденная сила или инстинкт агрессии; реактивный эмоциональный подъем, ведущий к агрессии, и, наконец, увеличивающаяся тенденция агрессивного поведения через процессы обучения [Scherer 1975, 94].

В рамках данной парадигмы агрессия рассматривается чаще всего как инстинктивно-обусловленное явление, характеризующее человеческое поведение. Примером можно взять взгляды Х.Лэборита (H.Laborit), который считаег, что "механизмы появления животной агрессивности также имеются и у человека: aqjeccmi хищника - врожденные поведенческие действия, мотивированные голодом; афесогаконкуренции, которая возникает при необходимости защиты территории, или агрессия самца всегда являются научаемым поведением, связанным с приобретением "объектов удовольствия" и установлением иерархии. Такое поведение может быть продемонстрировано как агрессивным отношением, так и реальной схваткой, и порождать эффект укрепления как акций хищника, так и агрессивного поведения доминирующего члена группы. Защитная агрессивность, как врожденный образец (модель) поведения, активируется стимулом боли, когда нет возможности избежать столкновения" [Violence 1981,41]. Кроме того, Лэборит отмечает схожесть между защитной агрессивностью и агрессивностью, исходящей из изоляции [там же, 56].

Дэна определяет агрессию как поведение, цаи>ю которого является ущемление интересов другого (других) [см.: Дэна 1994, 133]. "Поведение, при котором я нарушаю права другого человека" [там же, 55].

Шерер рассматривает агрессию как отличающуюся от насилия только в степени проявления и как потенциальный результат социального конфликта [Scherer 1975, 2]. Согласно его аргументации, такое определение, во-первых, "устанавливает рамки и общее между убийством и агрессией". Во-вторых," определение сфокусировано на личностных намерениях или целях его поведения... Наблюдая только одно поведение мы не может утверждать об его агрессивности. Нам необходимо понять личностное психологическое состояние в то время, когда человек инициировал поведение". "Мы можем определить поведение только в терминах воздействия поведения на другую личность... мы будем придерживаться в определении aiiieccnn терминами намерений действующего лица". "Нанесение ущерба по команде другого является агрессией" [Scherer 1975, 3]. В-третьих, "агрессия есть средство достижения желаемой цели... подобные акты "инструментальной" агрессии являются частью агрессии в общем..." Наконец, Шерер вклю-чаег и рассматривает мысли о желаниях обиды другому человеку и их

Парадигмы конфликтологии

IS

вербализацию как агрессию. "Человек может желать причинения физического ущерба другому, но по стечению обстоятельств он вынужден приостановить реализацию своих HaMq)eHi«i" [там же, 4].

Согласно Хоглунду, под агрессивным действием подразумеваются акты поведения в целях причинения определенных деструктивных последствий противоположной стороне (экономических потерь или физических повреждений) [Hoglund 1972, 76]. Рассматривая агрессию, врач Ж.Делгадо (J.Delgado) утверждает, что человеческая агрессивность есть поведенческая реакция, характеризующаяся демонстрацией силы в попытке причинения ущерба людям или собственности [Violence 1981, 112]. Социолог Хинде (Hinde) предполагает, что термин "агрессивное поведение" сводится к поведению, направленному на причинение физического ущерба другим (там же). В то же время Ковальский заявляет, что термин "агрессия" очевидно не приложим к использованию силы зависимыми людьми в защите их неотъемлемых прав к самоопределению [там же].

Есть агрессивность в психологическом понимании, в биологическом понимании, aqjeccHBHocTb как социальный феномен и, наконец, глобальная агрессивность, которая проявляется в войне [см.: Человек и агрессия 1993, 92].

А.Петровский рассматривает агрессию на поведенческом и характе-риологическом уровнях и выделяет три ее вида. Первый - реактивная агрессия (которая может быть компульсивной, импрессивной и экспрессивной) - это реакция на окружающий мир, она проявляется в различных состояниях (гнева, неудовольствия и т.д.). Второй вид- аутоагрессия, т.е. направленная на себя, на собственное "я". Третий вид - инструментальная агрессия, где цель занимает как бы нейтральную позицию, а сама агрессия используется как средство для дос- тижения цели. Необходимо различать агрессивность поведения и агрессивность как характериодо-гическую черту. Во втором случае-это врожденное свойство, яркое проявление характера; поведение же может быть ситуативным, вызванным какими-то внешними причинами, фрустрацией, которая возникает в результате нарушения гоместаза "я-природа" или "человек-социум" [Человек и агрессия 1993, 100].

Ж.Тедеши (J.Tedeshi) выделяет два важнейших класса агрессивных реакций: (а) инструментальную агрессию, в которой случаи нанесение ущерба или повреждений другому индивиду являются случайными к цели актора в ходе достижения некоторой другой цели и (б) агрессия гнева, в которой единственным объектом реакции актора является нанесение ущерба другому человеку или объекту" [см. Wheeler 1985, 21].

Вычленяются различные типы агрессивного поведения. Так у

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Похожие:

С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconОбластная научная медицинская библиотека
Васильев, А. Ю. Анализ данных лучевых методов исследования на основе принципов доказательной медицины [Текст] : учеб пособие / А....
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconОбластная научная медицинская библиотека
Васильев, А. Ю. Анализ данных лучевых методов исследования на основе принципов доказательной медицины [Текст] : учеб пособие / А....
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconВасильев Г. А. Маркетинг розничного торгового предприятия: учеб пособие / Г. А. Васильев, А. А. Романов, В. А. Поляков
Арсеньев Ю. Н. Управленческие решения: учеб пособие / Ю. Н. Арсеньев, В. Д. Киселев, Т. Ю. Давыдова. В 2-х т. Орел: Изд-во орагс,...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconОсновная литература
Васильев, А. А. Живопись натюрморта: акварель : учеб пособие : для студентов вузов, обучающихся по специальноси 030800 -изобраз искусство...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconПрограмма 09. 30-09. 45 Регистрация участников
Иноземцев В. Л. Ресурсные, индустриальные и постиндустриальные экономики в современном мире: несовпадение парадигм и противоречия...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconАмосов а а., Дубинский Ю. А., Копченова Н. В. Вычислительные методы для инженеров
Адигамов А. А., Макаров П. В. Усанова И. В. Сборник заданий по высшей математики. Часть I. М.: Типография мггу. 2005. 32 с
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconИ стория религий Востока Леонид Сергеевич Васильев

С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconАноо «С 7 Тренинг» фио руководителя: Васильев Олег Владимирович

С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconМакаров Л. М. Клиническое значение изменений циркадного ритма cердца при холтеровском мониторировании
Российский Федеральный детский центр диагностики и лечения нарушений ритма сердца. Московский нии педиатрии и детской хирургии Минздрава...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconВ. В. Макаров, Н. И. Гнатюк о моделировании исторической эволюции региональных университетов
В этой связи заметим: модели региональной экономики, как и модели «Римского клуба» только на первый взгляд не удовлетворяют определению...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница