С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров




НазваниеС. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров
страница2/50
Дата03.02.2016
Размер31,8 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
16

Глава I

С.Вильсона (S.Wilson) их восемь: 1) территориальная агрессия; 2) агрессия доминирования; 3) сексуальная агрессия; 4) агрессия родителей; 5) агрессия ребенка; 6) моралистическая агрессия; 7) агрессия гра" бителя; 8) агрессия защиты против грабителя [приводится по Schellenberg 1982, 34].

Подобных определений можно привести еще не один десяток. Суть в том, что все авторы согласны, что агрессия имеет своим результатом ту или иную форму разрушающего воздействия на оппонирующих индивидов или группы. И весь вопрос в том, каковы корни агрессии, что ее обуславливает.

Первым к выводу о существовании инстинкта агрессивности пришел в 20-е годы З.Фрейд. Фрейд связывал инстинкт агрессивности с инстинктом смерти, стремлением всего живого к смерти. Согласно классическому психоанализу, агрессия есть перевод инстинкта смерти с себя на других.

Вклад Фрейда в учение об агрессивности человека исключительно велик. Предложенный им метод психоанализа позволяет объяснять весьма сложные явления человеческой жизни. В понимании агрессивности Фрейдпользо-вался так называемой "гидравлической моделью "психики. В чем она заключается? У человека бессознательная сфера порождает огромное количество различных импульсов, побуждений, влечений. Не находя выхода в культуре (в широком понимании), они проявляются в агрессивности. Значит, для того чтобы снизить агрессивность, нужен какой-то выход в направлении культуры. И здесь следует упомянуть работу Фрейда "Культура и агрессивность", в которой показано, что культура носит репрессивньш характер, она давит необузданные инстинкты человека.

В 50-х годах были обнародованы опыты Ж.Делгадо, показавшие, что имеются неврологические механизмы, согласно которым в озвет на раздражение этих структур головного мозга возникает выраженная агрессивная реакция [приводится по кн.: "Человек и агрессия" 1993, 93].

Следующий этап понимания агрессивности был связан с эндокринной теорией. Суть эндокринной проблемы агрессивности заключается в следующем. Оказалось, как показали специальные эксперименты, что если некоторые крысы проявляют выраженный агрессивный инстинкт, то у других он значительно слабее. Дальнейшее развитие учения об агрессивности связано с изучением пептидных гармонов. Было обнаружено, что в организме есть не только вещества, усиливающие агрессивность, какими являются андрогены, половые гормоны, но есть и вещества, которые снижают уровень агрессивности эндорфины. Отечественные специалисты указали на ситуационные и возрастные моменты подобного взаимодействия. Психоэндокринологами озмече-

Парадигмы конфликтологии

17

но, что все гармоны действуют в разных ситуациях по-разному. Психоанализ это трактует так: каждой фазе психологического развития, от рождения и до смерти, соответствует одна или несколько определенных ключевых потребностей, которые этой фазой должны был, удов-/ летворены [Человек и агрессия 1993, 97].

На наш взгляд, наиболее фундаментальные работы по теории агрессии принадлежат К.Лоренцу. Во-первых, Лоренц был убежден в том, что "наблюдаемая у животных агрессия, направленная против собратьев по виду, вообще говоря, никоим образом не вредна для этого вида, а, напротив, необходима для его сохранения... Как раз знание того, что агрессия - подлинный инстинкт, первичный, направленный на сохранение вида, позволяет нам понять, насколько она опасна. Главная опасность инстинкта состоит в его спонтанности. Если бы он был лишь реакцией на определенные внешние условия, что предполагают многие социологи и психологи, то положение человечества было бы не так опасно, как в действительности. Тогда можно было бы основательно изучить и исключить факторы, порождающие эту реакцию" [Лоренц 1990, 59].

Во-вторых, согласно Лоренцу, "накопление агрессии тем опаснее, чем лучше знают друг друга члены данной qjynnbi, чем больше они друг друга понимают и любят. В такой ситуации... все стимулы, вызывающие агрессию и внутривидовую борьбу, претерпевают резкое снижение пороговых значений" [там же, 61].

В-третьих, Лоренц показал способы социализации против агрессии: "Смещение, переориентация нападения это, пожалуй, гениальнейшее Я>едство, - пишет он, - изобретенное эволюцией, чтобы направить агрессию в безопасное русло" [там же, 62]. Об этом же позже писал Шерер: "Если агрессивная мотивация инстинктивна, то может быть замещена другими деятельностями" [Scherer 1975,49].

В этой же связи интересны рассуждения Лоренца о роли ритуалов в жизни общества (собственно, он развивает, детализирует точку зрения Фрейда на роль культуры в сдерживании агрессии). Как yTBqmflaer Лоренц, "самая сущность ритуала как носителя независимых мотивирующих факторов ведет к тому, что он перерастает свою первоначальную функцию коммуникации и приобретает способность выполнять две новые, столь же важные задачи, а именно -cдq)живaниe агрессии и формирование связей между особями одного и того же вида. Третья функция -запрега борьбы между членами группы, удержания их в замкнутом сообществе и отграничения этого сообщества от других подобных групп..."[-там же, 65].

И гут же идет исключительно точное для сегодняшних обстоятельств соображение о тех же нормах и их роли в обществе: "Как раз неруши-

18

Глава I

мость социальных норм и ритуалов,в которой состоит их величайшая ценность, может привести к самой ужасной из войн -к религиозной войне, и именно она грозит нам сегодня" [там же, 67].

Многие из вышеприведенных рассуждений прекрасно размещаются в картине мира, опирающейся на идеи становления человеческого общества, отличные от так называемой "трудовой гипотезы", согласно которой труд создал человека.

В.М.Вильчек пишет: "...очевидное, не требующее доказательств, т.е. аксиоматическое отличие человека от животного деятельность не по инстинкту, не по "мерке вида" (Маркс), а по неврожденной программе..." [Вильчек 1989, 13]. Далее он поясняет: "Животные имеют врожденный, инстинктивный (или хорошо согласованный с инстинктами - "видовой") план жизнедеятельности, а человек его не имеет. Зта самоочевидная истина и дает нам ключ к тайне происхождения человека. Приматы - не венец эволюции. Прачеловек -это очень пластичное, слабо специализированное, т.е. как и другие приматы относительно низкое стоящее на лесенке биологической эволюции существо, в отличие от других обезьян утратившее достаточно надежную коммуникацию с природной федой и себе подобными: инстинктивную видовую программу жизнедеятелънос-ти"[там же]. Отсутствие же такой программы потребовало замещения, функцию которого и выполняет культур а.

В. Дольник детализирует ситуацию до требований морали. Опираясь на идею Лоренца о том, что "сила моральных запретов соответствует силе оружия", он сравнивает "вооруженность" живых существ и человека. "У мощно вооруженных видов сильная мораль, а у слабовооруженных- слабая. Ведь последние не могут причинить соперникам серьезного уще])ба, даже если подерутся всерьез.Человек и его ближайшие предки были слабовооруженными животными, даже укусить (в отличие от обезьян) и то толком не могли. Поэтому у него изначально слабы инстинктивные запреты, слаба естественная мораль... Врожденные запреты у человека соответствуют этому древнему состоянию "[Дольник 1994, 129].

Отсюда логически вытекает, что беда человека не в его высокой агрессивности, а в его недостаточной изначальной инстинктивной - моральности. Собственно это и есть еще одно подтвдэждение гипотезы Виль-чека о стертости инстинктивной программы у человека.

Теория агрессии, сформулированная Фрейдом, за последние годы подверглась серьезному пересмотру. С одной стороны, существует врожденный агрессивный феномен. "Это та агрессия, которая направлена на адаптацию" [Человек и агрессия 1993, 97]. Iilqjq) считает понимание агрессивности как результата врожденных внутренних сил активной теорией. Реактивные же теории основываются на предположении, что агрессия

Парадигмы конфликтологии 19

вызывается обстоятельствами среды. Кроме того, он указывает на общее двух этих теорий - "веру, что мотивация основывается на напряжениях антипатии" [см. Scherer 1975, 77]. Остановимся подробнее на активной теории (реактивная теория будет нами рассмотрена ниже в связи с другими парадигмами в объяснении социальных конфликтов).

Активная мотивация агрессии должна отвечать трем критериям: (1) агрессивное поведение должно быть спонтанным; (2) энергия агрессии должна производиться и аккумулироваться до тех пор, пока организм не выбросит ее залпом через агрессию; и (3) должны существовать специфические агрессивные цели или мишени, которые могут служить для уменьшения агрессивной энергии (там же). При этом, если агрессия является только врожденным явлением, она, возможно, не является основным инстинктом, а скорее подинстинктом таких основных инстинктов как спаривание и забота о семье.

Развивавшуюся в последние годы этологическую теорию агрессии, которая вновь вызвала к осмыслению понятие врожденных агрессивных побуждений (drives), Шерер относит к одной из последних версий активной теории агрессии.

Агрессия относится к обучаемому поведению и в ней действует закон эффекта: "Любой организм будет стремиться повторить поведение, которое было подкреплено в прошлом" [Scherer 75, 86]. Подреп-ление, согласно мнению психолога Кларка Халла, есть уменьшение напряженности, произведенное дисбалансом в удовлетворении базовых-основных потребностей организма. Агрессивное поведение само по себе может быть вознаграждающим, если оно уменьшает напряженность с помощью таких эмоциональных подъемов как гнев, катарсис. Такой эффект понижения напряженности может быть следствием либо психофизиологического истощения активности под воздействием гнева или же снятием фрустрирующего агента или объекта, которые блокировали удовлетворение потребности или достижение цели-реакции. "В последнем случае агрессия будет инструментальной по достижению субьектом цели и таким образом вознаграждаемой" [там же]. Само же вознаграждение как результат агрессии может быть не только в получении материальных ресурсов и поощрений, но и в удовлетворении нематериальных потребностей.

Сточки зрения психоанализа и этологии aqjeccHfl выполняет крайне важную роль в разрешении конфликтов в чьих-то интересах. И дискуссия здесь идет вокруг вопросов мотивации агрессии. Очевидно, что агрессия не может быть рассматриваема как нечто только негативное. Так С.Ениколопов обращает внимание на тесную связь агрессивности с интеллектуальным развитием. "Фактически то, что во многих определениях агрессии отражена проблема деструктурализации внешнего

20

Глава 1

мира - это и есть проблема интеллекта. Я деструктурулизирую внешний мир, затем перестраиваю его по-своему - и я творец. Корреляция агрессивности и творчества хорошо видна на примере ученых" [Человек и агрессия 1993, 102]. Отсюда и связь оптимистической перспективы не с психотерапией, а с возможностями творчества. Сублимация агрессии в интеллектуальном, научном творчестве - это один из выходов. Но выходов для каких социальных групп?

Итак, суммируем некоторые выводы по проведенному выше анализу.

Во-первых, агрессия есть (а) спонтанное или обдуманное поведение, (б) направленное на самого себя, другого человека-группу или замещающие вещи и явления окружающей среды, (в) связано с нанесением физического или морального ущерба этам объектам.

Во-вторых, социально-биологическая парадигма есть активная теория, показывающая врожденные корни агрессивности человека. Два крайних толкования в понимании данной стороны конфликтологии: (1) есть инстинктивные программы в человеке, которые реализуются в его агрессивном поведении; (2) человек агрессивен в силу стертости его инстинктивных программ, отсутствия врожденных моральных программ поведения.

В-третьих, естественно-обусловленная агрессивность противостоит естественно развивающейся культуре: чем меньше куль туры, тем больше агрессивности. Культура снимает и замещает агрессию.

Подчеркнем некоторые идеи, обусловленные проведенным нами анализом различных взглядов на агрессию. Первое. Агрессия имеет как естественные, природой человека обусловленные причины, так и общественно-обусловленные. Второе. Агрессию может сдержать и сдц)живает только культура.

Остановимся на этих тезисах несколько подробнее.

Любые перемены в нашей жизни, по крайней мере для основной массы людей, связаны с энергетическим фактором. Естественный энергетический потенциал человека не получает привычного канала его использования. В возникающей неопределенности неиспользование накапливающейся энергии и приводит к нарастанию агрессии. И весь вопрос куда и на что она будет направлена: в новую деятельность конструктивного содержания или же в деструктивное- собственно насилие или саботаж, суицидальное поведение. Энергия в определенной степени может быть поглощена и замещающей деятельностью типа спортивных состязаний (как непосредственное участие, так и созерцание зрелища).

С точки зрения тематики социального конфликта в современном обществе, нельзя не согласиться, что "человечеством не выработано

Парадигмы конфликтологии 21

механизма безболезненной реализации человеческой агрессивности" [Берг 1992]. Как, впрочем, и сточкой зрения, что "проекты избавления человека от агрессии бесперспективны" [Человек и агрессия 1993, 102]. Тем более, что общество многие десятилетия воспроизводило ма-лоразмышляющих "борцов-агрессоров". Вместе с тем на что способно общество напрочь лишенное здравой толики агрессии? Энергетика общества и отдельного человека нуждается в создании адекватных историческим обстоятельствам каналов самореализации. И агрессия есть в таком случае ситуативный метод их поиска в случае их недостатка или отсутствия (см. схему № 1).

Схема № I О соотношении энергии, агрессии и культуры



Таких методов довольно много: алкоголизм, наркомания, другие виды суицидального поведения. Имеются соотвегсгвующие наблюдения поведения безработных. И та часть из них, которая демонстрирует элементы агрессивного поведения, как правило, рано или поздно находит ту или иную форму занятости. Анемичные же безработные без специальных мер поддержки извне чаще всего остаются вне работы.

Отсюда агрессии всех ее типов противостоит культура в двух смыс-лахее понимания. В широком -когда говорят о каналах и способах самореализации личности и социа.ш,ных общностей в условиях динамичного, меняющегося мира. Вся прошлая культура, как момент социализации личности, социальных групп. Образ будущего социализация к будущему, которое все более отличается от прошлого. Культура развития. И Отсюда потребность в iienpqjbmnoM перенормировании человеческой деятельности и методов существования.

Культура в узком смысле - культура конфликтироваиия. В ее законодательных, организационных, практических навыках: от элементарного Понимания, что происходит, до все более совершенствуемых методов общения (переговорных техник, например).

В этих ликах культуры и скрывается "секрет" технологий прёодо-

22 Глава I

ления-минизации насилия. Вся суть попыток цивилизирования социальных конфликтов и обосновывается, явно или неявно, желанием избежать или хотя-бы минимизировать насилие. Культурно его "подавить".

Следующая группа теорий социального конфликта, имеющих собственное объяснение агрессии, может быть названа социально-ориентированными, социально-обусловленными. Или, в истолковании Ше-рера, реактивными.

2. Классовая парадигма

Вторая точка зрения на конфликт в обществе, а исторически она первая, может быть названа классовой: социальный конфликт воспроизводится обществами с определенной социальной структурой. Мы бы ее назвали с точки предмета данного исследования теорией активируемого насилия, когда для решения определенных политических целей предлагается сначала расжечь пожар, а затем еще и "подлить в уже разгоревшийся огонь керосину"для достижения целей политической и социальной революций.

Среди авторов подобных взглядов на конфликт - Карл Маркс, Ф.Энгельс и их последователи - Tep6q5T Марку зе, С.Райт Миллс, Ленин, Мао Дзедун и другие.

Обратим внимание на роль К.Маркса, который является основателем как теории конфликта, так и конфликтной теории общества и его развития. "Маркс, конечно, был как конфликтным теоретиком, так и теоретиком конфликта" [Schellenberg 1982, 67]. Первым из многих ныне.

Карл Маркс считал, что классовый конфликт заложен в самое основание общества. Классовый конфликт происходит из-за разделения людей на различные классы в соответствии с их положением в экономической системе. По Марксу, основными классами общества являются капиталисты и наемные рабочие. Эти группы людей не объединены общими ценностями и интересами, более того, в цели капиталистов входит господство и эксплуатация рабочих. Отсюда постоянная вражда этих двух классов между собой. Классовая борьба является источником большинства политических конфликтов.

Конфликт в этом случае видится не как нечто мешающее развитию общества, а, наоборот, как необходимое столкновение, которое нужно умел, организовать во имя ускорения динамики общества. Конфликтрас,-сматриваетсякак повивальная бабка истории. Насилие оправдывается задачами созидания грядущего общества.

История России отчетливая иллюстрация качества рождающегося в таком пламени общества с освобожденным насилием. Как песо-

Парадигмы конфликтологии 23

гласиться с Р.Дарендорфом (R.Dahrendorf), который считал "революции меланхоличными моментами истории. Короткая вспышка надежды остается утопленной в страданиях и разочарованиях" [Dahrendorf 1988, 1]. По Рукавишникову "революция как болезнь, с которой общественный организм может справиться и продолжить созидательную деятельность, но может и не справиться" [Рукавишников 1993, 38].

Данную теорию характеризуют как теорию классового насилия. И это никакая не натяжка, ибо взгляды авторов этой теории на насилие хорошо известны,также, как впрочем, и результаты проведенных под их руководством социальных экспериментов. Читаем Маркса и Энгельса: "Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя..." [К.Маркс..,4, 459]. Теперь приведем пару цитат из Ленина: "...Беспощадности, необходимой для успеха социализма, у нас все еще мало..." [Ленин, 36, 305]. "Мы всегда стояли за применение насилия как в массовой борьбе, так и в связи с этой борьбой" [Ленин, 30, 182-183].

К сожалению, в силу исторически сложившихся условий, в нашей стране преимущественное развитие получила именно данная теория социального конфликта - теория перманентной социальной революции, основанная на идее классовой борьбы как движущего механизма конфликта. Антагонистические конфликты между классами приводят к революциям, которые являются ускорителями истории. Как писал К.Маркс, "революции-локомотивы истории" [Маркс, 7, 86]. Можно утверждать о том, что Маркс концептуализировал негативную сторону конфликта.

Согласно данной теории общество в целом рассматривается как конфликтное. Социалистическое общество объявляется обществом с обостряющимся классовым конфликтом [Сталин, Мао Дзедун, Пол-Пот], затем провозглашается идея освобождения общества от социального конфликта вообще.

С сегодняшних позиций наиболее уязвимым в этой концепции является представление о классе и классах, как о носителях антагонистических противоречий, конфликта. Легко просматриваемое снижение численности кресть ян -фермеров до 1-1,5 % от численности населения, а рабочих до 5-7 % в наиболее развитых странах даже на количественном уровне снимают вопрос или гипотезу о классовой гегемонии.

Марксизм, делая исключительный акцент на социально-классовой Природе эксплуатации и отчуждения, не только освящал насилие, видя в нем "повивальную бабку истории", но и прошел мимо глубинных


24 Глава I

истоков агрессивного поведения человека - его биологических, антропологических и психологических истоков. И в этом плане данная теория есть по терминологии Шерера "реактивная теория" со свойственными ей ограничениями. М.Лебедева в свя эй с этим обращает внимание на другую сторону проблемы. Рассматривая революционный способ разрешения конфликтов в терминах теории игр, она приравнивает его к играм с нулевой суммой, в которых выигрывает одна сторона (более про1Т)ессивная) в результате борьбы. И при таком видении противоречий и их разрешений практически не остается места для каких-либо механизмов и процедур для управления конфликтом (переговоров и посредничества), потому что подобные процедуры и механизмы связаны с развитием эволюционного процесса, в котором обе стороны изменяют друг друга с помощью дискуссий [Lebedeva 1992,

7]-

Да и о революции мы после М.Вебера можем сказать, что "вслед-ствии катастрофы, которую обыкновенно именуют революцией, сейчас, может быть, совершается некое преобразование. Но "может быть" не значит "определенно" [Вебер 1990, 687]. С другой точки зрения смотрит на революцию Р.Дарендорф. По его мнению, модель Маркса слишком стройная, чтобы соответствовать реальности, имеет мало общего с историческим опытом. Она ошибочна уже в определении условий возникновения революций, которые Маркс понимал как ситуацию, когда существование угнетенных классов становится невыносимым и возникает настоятельная необходимость перемен. В действительности, считает Дарендорф, наиболее нуждающиеся в переменах не способны к активным действиям, а постоянное угнетение подавляет сопротивляемость. Взрывы происходят, когда возникает малейшее изменение искра надежды, искра гнева или часто проявляется слабость власть придержащих, намечается политическая реформа. Но главную ошибку Маркса Дарендорф усматривает в том, что он вкладывал в понятие "революция" однозначное содержание, не учитывал, что это понятие используется для обозначения двух совершенно различных типов изменений. Один из них - глубокая трансформация коренных структур общества, требующая длительного времени, которую можно назвать "социальной революцией". Другой быстрое поверхностное изменение, замена стоящих у власти часто путем насильственного действия, т.е."политическая революция" [см. Дарендорф 1991, 7].

Критикуются не только методологические установки по поводу роли конфликта в обществе, но и более частные моменты. Так Питер Хайн (P.Hain) считает, что марксистское представление забастовки как способа политической трансформации не оправдало себя, например, в Англии [Наш 1986, 15].

Парадигмы конфликтологии 25

И вместе с тем, в определенных условиях классовая борьба становится реальностью. История это доказала. Но вот качество получающегося развития вызывает существенные сомнения, что позволяет опять-таки на основе реальной истории отрицать ее роль важнейшей формы прогресса и взаимоотношений между людьми. Неслучайно, в настоящее время наибольшего прогресса достигли не те страны, в которых имели место непримиримые социальные конфликты, а те, где такие конфликты были как бы приглушены или вообще отсутствовали (например, Швеция, Голландия, Швейцария, Япония).

Можно утверждать, что в данном случае диалектически]! подход использовался явно односторонне и механистично. В целях обоснования политических методов ускорения общественного развития. Нельзя не согласиться с В.Н.Амелиным, что "классовое, при всей его исторической важности, все же носит подчиненный характер по отношению к общечеловеческому и национальному. Более того, на определенном этапе, по-видимому, нужны не только рабы, но и рабовладельцы, не только крестьяне, но и помещики, не только рабочие, но и капиталисты" [Амелин 1991,64].

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Похожие:

С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconОбластная научная медицинская библиотека
Васильев, А. Ю. Анализ данных лучевых методов исследования на основе принципов доказательной медицины [Текст] : учеб пособие / А....
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconОбластная научная медицинская библиотека
Васильев, А. Ю. Анализ данных лучевых методов исследования на основе принципов доказательной медицины [Текст] : учеб пособие / А....
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconВасильев Г. А. Маркетинг розничного торгового предприятия: учеб пособие / Г. А. Васильев, А. А. Романов, В. А. Поляков
Арсеньев Ю. Н. Управленческие решения: учеб пособие / Ю. Н. Арсеньев, В. Д. Киселев, Т. Ю. Давыдова. В 2-х т. Орел: Изд-во орагс,...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconОсновная литература
Васильев, А. А. Живопись натюрморта: акварель : учеб пособие : для студентов вузов, обучающихся по специальноси 030800 -изобраз искусство...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconПрограмма 09. 30-09. 45 Регистрация участников
Иноземцев В. Л. Ресурсные, индустриальные и постиндустриальные экономики в современном мире: несовпадение парадигм и противоречия...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconАмосов а а., Дубинский Ю. А., Копченова Н. В. Вычислительные методы для инженеров
Адигамов А. А., Макаров П. В. Усанова И. В. Сборник заданий по высшей математики. Часть I. М.: Типография мггу. 2005. 32 с
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconИ стория религий Востока Леонид Сергеевич Васильев

С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconАноо «С 7 Тренинг» фио руководителя: Васильев Олег Владимирович

С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconМакаров Л. М. Клиническое значение изменений циркадного ритма cердца при холтеровском мониторировании
Российский Федеральный детский центр диагностики и лечения нарушений ритма сердца. Московский нии педиатрии и детской хирургии Минздрава...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconВ. В. Макаров, Н. И. Гнатюк о моделировании исторической эволюции региональных университетов
В этой связи заметим: модели региональной экономики, как и модели «Римского клуба» только на первый взгляд не удовлетворяют определению...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница