С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров




НазваниеС. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров
страница6/50
Дата03.02.2016
Размер31,8 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
53

но так начинаются погромы, национальные и религиозные войны, в которых нет правых и виноватых, а есть лишь механизмы реализации накопленного зла [там же].

Разработано несколько типологий насилия. Опишем их дополнительно к тем, которые указаны нами выше.

П.Вер выделяет два типа насилия. Первое из них - поведенческое насилие относится к тому, что мы обычно и считаем насилием - тому, что причиняет несомненный ущерб-повреждение индивидам и вещам. Второе - структурное насилие. Оно включает социальное и индивидуальное на -силие, являющееся результатом действий несправедливых, репрессивных и деспотических социополитических структур [Wehr 1979, 14].

Д.Галтунг считает, что обоснованная типология насилия должна отвечать двум критериям: Во-первых, объяснять насилие таким образом, чтобы все подпадающие под концепцию насилия феномены имели своим основанием что-то чрезвычайно общее. Иначе невозможно создать классификацию, которая, в конце концов хотя бы в некоторых случаях, была нетривиальной. Во-вторых, подразделять насилия вдоль некоторого измерения, которое является ключевым в теории насилия, что позволило бы нам утверждать что-то нетолько о различиях между типами, но также и о взаимоотношениях между типами насилия [J.Galtung в: Violence 1981, 83-84].

Три задачи должны быть выполнены: относительно ясная концепция насилия должна быть создана; некоторое значимое измерение должно быть введено в эту конфигурацию, устанавливая подконфигурации и, наконец, что более тривиально, следует проверить все ли явления, относящиеся к "насилию" исходя из определения, попадают в одну и только одну из этих подконфигурации [там же, 83].

Критикуя существующие типологии насилия, Галтунг сначала анализирует две, по его мнению, наиболее известные. nq)Bafl из них рассматривает агрессивное против защитного насилия. Вторая - намеренное против ненамеренного насилия. На этой основе формируется шкала форм насилия, начинающаяся с "наихудшей" формы HaMqjeH-ного агрессивного насилия, затем ненамеренного агрессивного насилия... Четвертая комбинация не рассматривается как бессмысленная. Эта классификация сосредотачивает внимание на том, "кто начал" и отношениях между действующим лицом (актером) и актом насилия.

Две других классификации, согласно Галтунгу, хорошо известны, но так же неудовлетворительны. Первая из них, игравшая определенную роль в самых ранних исследованиях проблем мира, относится к Концепциям насилия (мира, конфликта), разработанным психологами, социологами, экономистами, социальными психологами и т.д. Когда одно относилось к предмету дисциплины А, другое к предмету дис-

54 Глава I

циплины Б и т.п. Фактически получилась не типология насилия, а типология социальных наук и коллекция несовместимых концепций. И поэтому была отвергнута прямо с порога.

Другая представляла собой более продвинутую типологию, которая играла и играет весьма заметную роль, не разрывая связей с предшествующей типологией, но будучи более усложненной терминами уровней социальной организации, на которых насилия проявляется: межличностное насилие, внутриличностное насилие, межгрупповое насилие (с межклассовым как специальным случаем), межобщественное насилие (международное как специальный случай) [цит. соч., 85-87].

Однако этот подход не позволяетразличать типы насилия на горизонтальном уровне. Для преодоления этого препятствия, Галтунг предлагает исходить из теории потребностей. Он выделяет четыре типа насилия в тех случаях, когда потребности не удовлетворяются.

Первый тип - "классическое" насилие. Сюда относится внезапное нанесение телесных повреждений руками индивида, нaмq)eвaвшeгocя продемонстрировать насилие. Галтунг относит к этому типу и психологическое насилие.

Далее идут структурные типы насилия.

Второй тип - бедность, отсутствие удовлетворения базовых материальных потребностей. "Насилие может быть применено к человеческому телу и другими способами". Насилие от эксплуатации ("вертикального разделения труда"). Сюда относится " вертикальное прямое насилие направленное против верхов", революционное насилие, освободительная борьба или "противонасилие".

Третий тип - подавление, депривация прав человека. Речь идет о "подавляющей нетерпимости". Насилие от автономности. Или "вертикальное прямое насилие, направленное против низов", контрреволюционное насилие, насилие для подавления, иными словами контр-противо-насилие.

Четвертый тип - отчуждение, депривация высших потребностей. Речь идет о структурно-обусловленном отчуждении или "подавляющей терпимости". Насилие как следствие фрагментации и маргинализации. Данный тип относится к горизонтальному насилию [Galtung в: Violence 1981, 89-91].

Галтунг также обращает внимание на существование очевидных взаимосвязей между вопросом происхождения насилия и вертикальной теорией: через теорию условий и теорию "спускового крючка". Согласно теории условий человек рождается "белой доской" (tabula rasa) относительно насилия. Но определенные структуры или опыт

Парадигмы конфликтологии

55

могут встроить в него предрасположенность к насилию в обществе, наполненном структурным насилием или прямым насилием, представленным в концентрированной и объемной форме средствами массовой информации.

По теории "спускового крючка" склонность к деструкции или/и доминированию латентны для человека и могут быть приведены в действие ("спуском крючка") специальными внешними стимулами, некоторые, если не все, из которых могут быть гтоклассифицированны как прямое и структурное насилие. "Согласно первой теории, человек нейтрален, но программы насилия могут быть встроены в него обучением от окружающей среды. Согласно второй теории, человек уже запрограммирован на насилие любого типа" [Galtung in: Violence 1981, 94].

Д.Галтунгу принадлежит и первая систематизированная и многомерная типология насилия (см. схему № 3).

Схема №3 Типология насилия по Галтунгу



(Galtung в: Violence 1981, 169).

В.К.Кантор рассматривает насилие генетически и выделяег три типа насилия. 1. Первый тип является как бы основополагающим, через который прошли все человеческие племена, но вместе с тем и наиболее неконструктивным, антиисторическим, более того, враждебным любому историческому обществу, -разрушительным, варварским. Как пример - движение племен в эпоху переселения народов - IV-U вв. Такой тип поэтому лишь поставляет человеческий материал для дальнейшей исторической жизни на развалинах рухнувшей под его удара-Ми цивилизации. 2. Второй тип - не менее жестокий, приводящий пона-

56 Глава I

чалу к разрушению традиционных обществ и войне всех против всех (классовая борьба, внутриевропейские войны и т.п.), в дальнейшем порождает сам из себя механизмы, способствующие развитию правовых структур и прочих норм цивилизации, как возможных гарантов преодоления насилия, которое и в этом случае никуда не исчезает, оставаясь фактором, будоражущим общество, заставляющим его искать новых и новых способов самозащиты. 3. И, наконец, третий тип, предохраняющий общество от развития, консервирующий его, а для того постоянно провоцирующий появление насилия, чтобы, подавляя его сверхнасилием, отсечь все возможные выходы из стагнации. Разумеется, провокация в данном случае понимается не фискально-полицейс-ки, а на культурно-генетическом уровне. Два последний типа насилия играют вполне продуктивную историческую роль и определяют своеобразие культур и способов их существования.

О.Клинебергклассифицирует насилие пятью основными теориями.

1. Фрустрационно-гнево-агрессивной теорией, развитой на основе эмпирических свидетельств Джоном Доллардом (Dollard).

2. Концепцией относительной депривации Гурра (Gurr).

3. По принципу J-образный кривой Дэвиса (Davies).

4. Теорией Феерабенда-Несволда (Feirabends and Nesvold) о социальном изменении и систематической фрустрации.

5. Теорией модернизации, обусловливающей насилие в переходных обществах, разработанной Самуэлем Хантингтоном (Huntington). Остановимся на этих теориях несколько подробнее.

[1] Доллард поддерживает точку зрения, что первичным источником способности человека к насилию судя по всему выступает фруст-рационно-агрессивный механизм. Индуктированный фрустрацией гнев создает мотивационную силу, которая предрасполагает человека к агрессии.

[2] Относительная депривация определяется Гурром как воспринимаемое расхождение между ценностными ожиданиями человека и нереализованными ценностными возможностями. Ценностные ожидания выступают необходимыми качествами и условиями жизни, на которые люди по их убеждениям имеют обоснованное право. Нереализованные ценностные возможности являются необходимыми качествами и условиями жизни, которые они могут достичь и поддерживать всеми возможными для них социальными средствами. Депривационно-индукти-рованная неудовлетворенность является главным стимулом к действию. Причинно-следственная связь имеет следующий порядок: во-первых, первичной причиной политического насилия выступает развитие неудовлетворенности; во-вторых, происходит политизация этой

Парадигмы конфликтологии

57

неудовлетворенности; и, наконец, все это выливается в насильственные действия против политических объектов и действующих лиц.

Гур видит три уровня насильственных политических действий. Во-первых, беспорядки, относительно спонтанное, неорганизованное политическое насилие с существенным участием населения, включающее насильственные политические забастовки, нарушения общественного порядка, политические столкновения, демонстрации, локализованные восстания. Во-вторых, тайный сговор, высокоорганизованное политическое насилие с ограниченным участием, включая организованные политические террористические акты, маломасштабный терроризм, небольшие партизанские войны, перевороты, мятежи и т.д. В-третьих, внутренние войны, высокоорганизованное политическое насилие с широким народным участием, организованные для свержения режима или разрушения государства. Включает широко-масштабный терроризм, партизанскую войну и революции.

[3] Дэвис объясняет революционные взрывы фрустрациями, которые являются результатом спада, следующим за долговременным улучшением, порождающим ожидания продолжения роста. Он полагает, что в противовес ожиданиям Маркса или же предположениям Алексиса де Торквиля и других, революции не происходят во время периодов продолжительных несчастий или ухудшающихся ситуаций социальной депривации. Все наоборот. Революции случаются в периоды относительного процветания и улучшения. Для объяснения этого феномена Дэвис выдвинул идею J-образной кривой, показывающей когда разрыв между "достижениями" и "ожиданиями" становится непереносимым.

[4] Фейерабенд и Несволд развили гипотезу о "систематической фрустрации", которая, согласно их аргументации, приложима к любому анализу агрегированного насильственного политического поведения в социальной системе. "Систематическая фрустрация" определяется как коллективно испытываемая внутри обществ фрустрация. В развитии базовой гипотезы фрустрации-агрессии они выдвинули четыре общих гипотезы для эмпирических исследований: (а) систематическая фрустрация в любое данное время есть функция расхождений между наличествующими социальными ожиданиями и стремлениями, с одной стороны, и социальными достижениями, с другой; (б) представления о настоящем (т.е. ожидания будущих фрустраций или удовлетворений) детерминируют уровень действительных фрустраций или удовлетворенности; (в) неопределенности в социальных ожиданиях (например, принесет ли будущее катастрофу или спасение) сами по себе увеличивают ощущения систематической фрустрации; (г) конфликта-

58 Глава I

рующие желания и конфликтирующие ожидания составляют другой источник систематической фрустрации.

[5] Хантингтон утверждает, что причины насилия и нестабильности в развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Америки могут быть обнаружены в разрыве между развитием жизнеспособных политических институтов и процессами социальных и экономических изменений. Принимая развитую функционалистами трехуровневую парадигму разделения обществ на традиционные, переходные и современные, Хантингтон считает, что первые и последние менее склонны к политическому насилию и нестабильности. Наиболее подвержены этому переходные общества. Революционные подъемы, военные путчи, восстания, партизанские войны и террор являются обычной чертой традиционных обществ. Хантингтон отвергает "тезис бедности", согласно которому не бедность и отсталость, а именно желание стать богатыми и современными порождает насилие и нестабильность. Он утверждает обратное: в модернизирующихся странах насилие, беспорядки и экстремизм обнаруживаются куда чаще в более зажиточных частях страны и общества, чем в более бедных. Согласно его мнению, некоторые явные признаки экономического роста необходимы для возможности нестабильности. Уходя не слишком далеко от идей Феерабенда и Гурра, Хантингтон доказывает, что социальная мобилизация куда более стабилизирующа, чем экономическое развитие. Урбанизация, грамотность, образование и средства массовой информации подвергают традиционного человека соблазну новых возможностей удовлетворения. Однако, возможности переходного общества удовлетворить эти новые стремления возрастают куда медленнее; соответственно возникает разрыв или лаг между ожиданиями и устремлениями. Этот разрыв генерирует социальную фрустрацию и неудовлетворенность, которые ведут к требованиям к правительству и экспансии политической мобилизации и участия в целях принуждения реализации этих требований. Отсутствие адекватных политических институтов затрудняет процесс выражения этих требований с помощью легитимных средств, если не делает даже невозможным для модернизации и агрегирования политической системой.

Следовательно, быстрое развитие участия в политике ведетк политической нестабильности и насилию.

Согласно О.Тоффлеру, во всех индустриальных странах государственное насилие заменило частное насилие [Toffler 1991, 38], а "закон есть сублимированное насилие" [там же, 39].

Общество сопротивляется государственному насилию в форме протестов. Согласно Портеру, протесты бывают успешными в следующих случаях: объект протеста ясен, объектов для протеста не очень

Парадигмы конфликтологии 59

много, методы протеста соотносимы с целью, общественность, к которой они обращены, образована и вовлечена в действие, способствующее успеху протеста, и противодействие неэффективно. Если хотя бы одно из этих требований неясно, не заявлено или непоследовательно, то протест может оказаться безуспешным [Porter 1987, 42].

Репрессии - наиболее вероятный ответ на протест. Они могут быть использованы в виде цензуры, конфискации капиталов и имущества, разрыва средств сообщения, экономического давления, арестов, заключения в тюрьму, принудительной мобилизации, концентрационных лагерей, использования провокаторов, угрозы наказания, избиений, пыток, введения военного положения, казней и актов мести. Масштаб и вид репрессий будут зависеть от различных факторов. Так как репрессии в случае ненасильственных действий могут быть неэффективными по отношению к целям оппонента, то они могут быть более ограниченными, чем те, которые применяются против восстания, использующего насилие, а также обычной или партизанской войны.

Согласно М.Бергу, человек, опьяненный жаждой насилия, напоминает подчас лунатика, точно ориентирующегося на карнизе, или полусума-шедшего садиста, который, однако, не бросается с кулаками на трамвай, а выбирает себе жертву по силам [см. Берг 1992].

Групповое насилие своей основой обычно имеет коллективное чувство "врага ". А далее от поиска "козлов отпущения" до восстаний. Именно подобное коллективное чувство объединяет толпу и отворяет створки для ее атаки против означенного этим чувством объекта. И атака ничем обычно не ограничивается.

В этом и скрывается "секрет" внимания к насилию. Ибо насилие по сути своей есть элементарно-животный (человечески-беспредельный) способ разрешения возникающих проблем и противоречий.

8. Парадигма ненасилии

Особое место в теории конфликта занимают взгляды М.Ганди с его системой ненасильственных действий, восходящей к идеям великого русского писателя Л.Толстого. Основное в подходе Ганди к борьбе сводится к переориентировке фокуса борьбы от личностей к принципам. Согласно Е.Б.Рашковскому, принцип универсализации человеческого существования, принцип движения от человеческого убожества к сверхбытийственному самораскрытию [Рашковский 1993, 155]. На этом-то общем и строится решение проблемы, предложенное Ганди. Суть решения - процесс самораскрытия личности в ненасилии. Имя Же этому процессу -Сатьяграха. Открытие идеи Сатьяграхи приходится на 1906 год.


60

Глава I

Ненасильственные действия вовлекают личность или группу в совершение или не совершение действий, которые принуждают оппонента к поведению в желаемой форме [Moore 1986, 68].

Ганди было выработано десять основных правил ведения борьбы:

1. Не избегай конфронтации.

2. Будь открыт к общению и сам окритике.

3. Находи решение и быстро двигайся к нему.

4. Относись к своему оппоненту как к потенциальному союзнику.

5. Выбирай соответствующую целям тактику.

6. Будь гибок.

7. Умей выигрывать время.

8. Будь взвешенным в своих действиях.

9. Будь дисциплинированным.

10.Знай, когда надо остановиться (приводится по Juergensmeyer 1986,63-

64).

В современной истории эти правила получили воплощение в 60-е годы этого столетия в борьбе американских негров. Их лидер, Мартин Лютер Кинг, в своей книге "Путь к свободе" объяснил собственное понимание принципов ненасилия.

Первый принцип ненасилия утверждает, что ненасилие - это метод борьбы, и как всякая борьба оно требует мужества. Ненасилие - не для трусов, и оно ничего не стоит, если к нему прибегают не по убеждению, но лишь потому, что нет возможности прибегнуть к насилию или по малодушию.

Второй-в борьбе нельзя унижать противника, наоборот, нужно следовать заповеди: "Любите врагов наших" - и видеть конечную цель борьбы не в победе над противником, но в построении достойного общества.

Третий принцип заключается в том, что ненасилием мы боремся со злом, но не с теми, кто вольно или невольно стал его жертвой; борьба направлена против сил зла, а не против конкретных людей, которые его осуществляют.

Четвертый принцип состоит в том, что вставший на путь ненасилия должен быть готовым принял, страдания и не должен стремиться ответигь ударом на удар.

Пятый - духовное насилие недопустимо так же, как и физическое; следует подавлять в себе ненависть к другим, ибо ненависть является одним из источников насилия.

Шестой принцип гласит, что справедливость является одним из вселенских начал, и она коренится в мировом порядке; неважно, представляют ли люди этот порядок, исходя из религиозных или естественно-научных представлений, главное чувствовать, что, содействуя справедливости, утверждая через любовь и ненасилие правду, мы воспол-

Парадигмы конфликтологии 61

няем досадные проблемы в общественном устройстве и вносим свой вкладе гармонию Вселенной.

Обобщая опыт Ненасилия-Сатьяграхикак особой формы освободительной социальной практики, прорастающей и? процесса внутреннего самоосвобождения, немецкий ученый-политолог Райнер Хильдебрандт условно свет этот опьггк следующим пяти позициям:

1) Правдиво говорить о наличных формах несправедливости; уметь выбирать такие формы борьбы, которые, сочетая внутреннюю выдержанность и внешнюю оригинальность, могли бы привлечь союзников; уметь выявить несправедливости системы таким образом, чтобы и самих деятелей системы делать более сговорчивыми.

2) Избегать насилия, и не только в делах, но и насилия словесного. Ибо цель - не разгромить оппонента, но самого его привести к изменению формы правления. А если случится отстранить его от власти - то никакого отмщения.

3) Избегать односторонней трактовки конфликта, но уметь разглядеть его и глазами оппонента. (В языке ненасильственной борьбы слово "враг" недопустимо, ибо борьба - не против людей, но против "системы"). Сегодняшний оппонент может завтра превратиться в союзника.

4) Избегать сотрудничества с оппонентами во вред делу, но по возможности готовить почву для компромисса и постепенного сближения. Как говорил Кинг, "Слово "победа" - из лексикона кулачных бойцов. В борьбе же ненасильственной компромисс и есть победа".

5) Энергия практикующего ненасилие расходуется про трем направлениям:

• в борении с системой-оппонентом;

• в контактах с соратниками ради солидарности и соблюдения ненасильственных принципов борьбы;

• в работе над собой, т.е. в собирании внутренних сил и в самокритике, столь необходимых для прояснения и корректировки своих же собственных мотивов и интересов" [приводится по Рашковский 1993, 171-172].

Ненасильственная борьба представляет собой полиптческую технику, Которую необходимо понять исходя из ее собственной природы, а не обьяс-Нять или оценивать ее по а ссоциации или сходству с другими явлениями. Эта Техника скорее использует социальные, психологические, экономические и Полштгееские методы воздействия на оппонента [Шарп 1992,30].

Согласно учению ненасилия, субъекта, против действия или поли-Тикикоторого ведется борьба, следует не называть врагом, противником, а оппонентом. Тем самым вьфажается принципиальная готовность К взаимпониманию, диалогу, сотрудничеству.


62 Глава 1

Распад СССР и последовавшие многочисленные конфликты повлекли за собой дискуссии о ненасилии и в отечественной литературе. Так, по утверждению А.Гжегорчика, действие является ненасильственным тогда, когда в нем отсутствует насилие. Насилием же он называет принуждение людей к принятию определенных условий или к какому-то поведению с помощью (чаще всего воображаемого) разрушения их биологической или психической жизни либо с помощью угрозы такого разрушения.

Ненасильственные действия - это последовательное в этическом отношении поведение, направляемое отчетливым моральным идеалом, основанным на уважении и любви к противнику.

Ненасильственное действие или, наоборот, поведение, основанное на насилии, принадлежит обычно к более широкой праксеологической области, которая может быть описана с помощью категорий намеренных воздействий.

То, что не уменьшает свободы действия, не является фактором, разрушающим жизнь, не принадлежит к насильственным действиям и может быть причислено к ненасильственным действиям.

К такого рода намеренным воздействиям, которые не уменьшают свободы и относятся к ненасильственным действиям, принадлежат:

1. Совет.

2. Предложение.

3. Некоторые виды нажима [Гжегорчик 1992, 54-56]. Р.М.Илюхина считает, что в широком смысле слова ненасилие имеет

три аспекта: первый - мировоззренческий, включающий в себя идейную концепцию, этику ненасилия. Второй - это конкретная политика ненасильственных действий определенных общественно-политических кругов. И третий аспект проблемы ненасилия - это широкие движения ненасильственного протеста, акции гражданского неповиновения и другие формы ненасильственной борьбы народов в истории [Ненасильственные движения... 1992, 17].

В свою очередь Н.Мириманова дает четыре трактовки понятия термина "ненасилие": во-первых, философские, моральные и религиозные принципы; во-вторых, способ разрешения конфликтов; в-третьих, ненасильственные действия в социально-политической сфере и, в-четвертых, создание образа будущего ненасильственного мира, основанного на справедливости [там же, 17].

На этические аспекты дилеммы насилие-ненасилие указывает А.А.Гусейнов. Он пишет, что констатация неизбежности и неистребимости насилия переходит в его оправдание. Согласно его взглядам, идея ненасилия представляет собой в первую очередь и главным образом определенный социальный и личностный проект, который задает

Парадигмы конфликтологии 63

не просто цели, но вместе с ними совершенно конкретную технологию деятельности. Мера истинности ненасилия как и всякой аксиологической программы определяется мерой ее осуществимости [там же, 13-14].

Т.Г.Румянцева считает, что имеется четыре основных "механизма" изменений, которые происходят в ненасильственных действиях. Это - 1) обращение, 2) приспособление, 3) ненасильственное принуждение и 4) р аз рушение.

При обращении, в результате действий ненасильственной группы, оппонент принимает цели группы как приемлемые. Однако такое изменение позиции оппонента происходит достаточно редко. В случае приспособления, оппонента не обращают в свою веру и не подвергают ненасильственному принуждению, однако элементы этих способов или каждый по отдельности влияют на решение оппонента пойти на уступки группе ненасильственных действий. В случае приспособления оппонент удовлетворяет все или некоторые требования безосновательного изменения своего мнения по спорному вопросу. Оппонент делает [Это, ибо считает лучшим, что он может сделать. Он может стремиться к (тому, чтобы снять внутренние разногласия, свести к минимуму потери, (помочь избежать значительных бедствий или сохранить свою репутацию. Представляется, что это - наиболее распространенный механизм изменения позиции.

Приспособление является, следовательно, сходным с ненасильствен-рым принуждением и разрушением в том, что успех здесь основывается на социальной, экономической или политической ситуации, а также широких слоев населения, а не на убеждении и обращении оппонента. Базисное соотношение сил изменяется так же, как меняется полная картина конфликта. Посредством ненасильственного принуждения можно достигнуть целей "притесняемой" группы и добиться успеха вопреки стремлениям оппонента. Ненасильственные действия становятся средством принуждения, когда борющиеся группы прямо или косвенно достигают успеха на основе существенного лишения оппонента источников силы. Ненасильственное принуждение может быть использовано тогда, когда воля оппонента блокирована. Это может произойти I следующих случаях: 1) когда открытое неповиновение становится

Iэстолько распространенным и массовым, что уже не можетконтроли-оваться репрессивным аппаратом; 2) когда система парализована или ) когда способность оппонента применять репрессии и полицию ре-кительно пресечена благодаря повсеместным мятежам солдат и полиейских, широкомасштабному отказу от помощи со стороны бюрок-|атии или массовому отступлению властей и поддержке населения.

64 Глава I

При этом у оппонента сохраняется некоторая сила и он продолжает существовать в качестве органа, который может капитулировать или подвергнуться принудительным изменениям.

Разрушение четвертый способ - имеет место, когда источники силы правителей настолько иссякли или разъединены, что они просто перестают существовать как группа. Даже чтобы принягь поражение, не остается никакого органа. Сила оппонента просто не существует [см. Румянцева 1992, 38].

Шарп указывает, что ненасильственное действие может снизить действенность каждого из источников политической силы следующими путями:

1) В л а с т ь . Ненасильственный вызов оппонентам представляет собой демонстрацию того, в какой степени их власть уже уменьшилась. Борьба может способствовать отчуждению большинства людей от правителей. Иногда возможно перемещение доверия от оппонента к другой власти, даже к параллельному правительству.

2) Ч е л о в е ч е с к и й фактор. Широво распространенные ненасильственные действия могут даже уменьшить или свести на нет людские ресурсы путем уклонения от повиновения и сотрудничества основной массы подданных, которые поддерживают и приводят в действие систему. Наглядное количественное увеличение несотрудничающих, непослушных и действующих вызывающе членов "притесняемой" группы создает серьезные проблемы правителям.

Отлив людей воздействует и на другие необходимые источники силы (навыки, знания и материальные ресурсы). Таким образом, правители начинают нуждаться в огромных силах в то самое время, когда их способность к принуждению уменьшается. Если сопротивление растет параллельно с ослаблением силы оппонентов, в конечном итоге режим может оказаться бессильным.

3) 3 н а н и я и навыки. Некоторые люди или qjynnbi людей обладают специальными навыками или знаниями особой важности. Это - специалисты-администраторы, официальные лица, специалисты, консультанты. Их отказ от поддержки правителей непропорционально ослабляет власть. Не только полный отказ специалистов, но даже недостаточная или намеренно некомпетентная помощь может сыграть важную роль.

4) Скрытые факторы. Привычка к повиновению ИЛИ лояльность по отношению к властям угрожает масштабному ненасильственному действию.

5) М а т е р и а л ь н ы е ресурсы. Ненасильственное действие может сократить или дезорганизовать снабжение материальными ресур-

Парадигмы конфликтологии

65

сами оппонентов: контроль над экономической системой, транспорт-ром, средствами сообщения, финансами, сырьем и т.п.

6) Санкции. Ненасильственные действия могут отрицательно влиять даже на способность оппонента применять санкции. Отказ иностранных государств продавать оружие или забастовки на военных заводах, на транспорте могут представлять угрозу вооруженным силам правителей. В некоторых случаях число агентов репрессий - полицейских и войск - может быть сокращено из-за уменьшения числа добровольцев или отказа служить потенциальных военнообязанных. Полиция и войска могут вьтолнять приказы неэффективно или могут отказаться вьтолнять их вообще, что становится фактором ненасильственного воздействия на правителей или их дезинтеграции как жизнеспособной группы [Шарп 1992,38-39].

Вероятность репрессий является сильным доводом в пользу того, что ненасильственное действие представляет реальную угрозу установленному порядку, они косвенно подтверждают силу ненасильственной техники.

. /

у/
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Похожие:

С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconОбластная научная медицинская библиотека
Васильев, А. Ю. Анализ данных лучевых методов исследования на основе принципов доказательной медицины [Текст] : учеб пособие / А....
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconОбластная научная медицинская библиотека
Васильев, А. Ю. Анализ данных лучевых методов исследования на основе принципов доказательной медицины [Текст] : учеб пособие / А....
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconВасильев Г. А. Маркетинг розничного торгового предприятия: учеб пособие / Г. А. Васильев, А. А. Романов, В. А. Поляков
Арсеньев Ю. Н. Управленческие решения: учеб пособие / Ю. Н. Арсеньев, В. Д. Киселев, Т. Ю. Давыдова. В 2-х т. Орел: Изд-во орагс,...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconОсновная литература
Васильев, А. А. Живопись натюрморта: акварель : учеб пособие : для студентов вузов, обучающихся по специальноси 030800 -изобраз искусство...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconПрограмма 09. 30-09. 45 Регистрация участников
Иноземцев В. Л. Ресурсные, индустриальные и постиндустриальные экономики в современном мире: несовпадение парадигм и противоречия...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconАмосов а а., Дубинский Ю. А., Копченова Н. В. Вычислительные методы для инженеров
Адигамов А. А., Макаров П. В. Усанова И. В. Сборник заданий по высшей математики. Часть I. М.: Типография мггу. 2005. 32 с
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconИ стория религий Востока Леонид Сергеевич Васильев

С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconАноо «С 7 Тренинг» фио руководителя: Васильев Олег Владимирович

С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconМакаров Л. М. Клиническое значение изменений циркадного ритма cердца при холтеровском мониторировании
Российский Федеральный детский центр диагностики и лечения нарушений ритма сердца. Московский нии педиатрии и детской хирургии Минздрава...
С. С. Аверинцев, В. И. Васильев, М. Л. Гаспаров, В. Л. Гинзбург, В. Л. Иноземцев, И. М. Макаров iconВ. В. Макаров, Н. И. Гнатюк о моделировании исторической эволюции региональных университетов
В этой связи заметим: модели региональной экономики, как и модели «Римского клуба» только на первый взгляд не удовлетворяют определению...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница