§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения




Скачать 29,54 Kb.
Название§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения
страница1/3
Дата03.02.2016
Размер29,54 Kb.
ТипРеферат
  1   2   3
Содержание

стр.

Введение. Слово к читателю

Глава I. Из истории края во второй и третьей четверти

18 века

§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки

§ 2. Село Бакалы: история возникновения

Глава П. Крестьянская война 1773-1775 гг. на территории края

Глава Ш. Бакалы и окрестные деревни в конце 18 – первой половине 19 вв

§ I. Этносословная структура населения в 1795 г

§ 2. Быт и занятия населения в первой четверти 19 века...

§ 3. О событии 1842 года

Глава 1V. Бакалы в 1874 году

§ I. О проекте преобразования села Бакалы в уездный город

§ 2. Историко-статистическое описание села Бакалы

Глава V. Село Бакалы и край в конце 19 века

§ I. Село Бакалы и Бакалинская волость

§ 2. Куручевская волость

§ 3. Нагайбакская и Заитовская волости

Глава V1. Бакалы накануне первой мировой войны

Глава VII. Край в 1917 году


Слово к читателю

_

Данная работа имеет цель рассказать широкому кругу читате­лей о малоизвестных страницах истории Бакалинского края. Следу­ет указать, что это не первая попытка автора. Отдельные статьи, посвященные истории деревень (Катаеве, Токтагулово, Старое Куручево и Юрминка) опубликованы в районной газете. Поэтому это наше очередное исследование является продолжением ранее начатой темы. Хотя оно охватывает многие аспекты истории родного края, его не следует рассматривать как исчерпывающее. По понятным при­чинам здесь нет повторения ранее написанного и опубликованного автором. Будем надеяться, что эта работа не станет последней попыткой заглянуть в прошлое нашей маленькой Родины. Мы и дальше намерены продолжить рассказ об истории возникновения и развития населенных пунктов района. Рамки же данного, пусть и обширного труда не позволяют охватить все аспекты истории родного края. Тем не менее мы уверены, что читатель найдет ответ на многие ин­тересующие вопросы.


Глава I. Из истории края во второй и третьей четверти 18 века.

1. Нагайбакская крепость и нагайбаки


Нагайбакская крепость и нагайбаки вызывали немалый интерес у исследователей разных времен и поколений. Одни (историки) рас­сматривали эти вопросы при изучении правительственой колонизации Башкирии, другие (филологи) - при выявлении особенностей языка татарского народа. Наша задача заключается в том, чтобы дать мак­симально полное изложение проблемы с привлечением ряда источников (в том числе неопубликованных) и литературы.

О Нагайбакской крепости и нагайбаках написано немало. Первые сведения о них еще в 18 веке оставил исследователь П.И. Рычков в своих знаменитых трудах "Топография Оренбургская" (Санкт-Петер­бург, 1762) и "Журнал или дневные записки путешествий" (Санкт-Петербург, 1770). Другие поколения историков часто ссылаются на эти работы. Среди них большого внимания заслуживает историк В.Н. Витевский, который во втором томе своей книги "И.И.Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г." (Казань, 1897) сообщает достаточно интересные сведения. Прежде чем дать им собственную оценку, необходимо ознакомить читателя с некоторыми выдержками из этой книги.

Витевский пишет, что "нагайбаками назывались выходцы из кир­гизского плена, селившиеся в окрестностях Нагайбацкой крепости и представлявшие, по выражению поэта, самую разнообразную "смесь одежд и лиц, племени, наречий, состояний". Нагайбакская крепость была основана в 1736 г., по случаю башкирского бунта на Казанской дороге. По преданию, сообщаемому Рычковым, на месте Нагайбацкой крепости в старину находился ногайский город (в ХV-ХVI вв. в Вос- точном Закамъе проживали кипчакско-ногайские тюркоязычные груп­пы населения. - Т.К.), на что, между прочим, указывает и назва­ние протекающей здесь речки Кала-Елга (городовая речка), а в полуверсте от ее устья доселе заметны остатки рва и вала, кото­рый состоит из черноземной насыпи и в виде полукруга идет на про­тяжении 74 саж., вышина вала от одного 2,5 аршин [..."]• Когда ногайцы удалились на Кубань, здесь кочевал башкирец Нагайбак, по имени которого и самый юрт стал называться деревней Нагайбаковой. Близость рек Ика и Камы и другие природные удобства к поселению издавна привлекали сюда башкир, татар и других инородцев, здесь, например, жили известные башкирские возмутители Кусюм и сын его Акай; Кусюм юрт или жилище находилось версты на три от Нагайбадкой крепости, вниз по течению р. Ика, а становище Акая - верстах в пяти на заречной стороне при озере, которое от него и получило свое название Акай-Куль (Акаеве озеро). На выселение сюда казан­ских татар указывает сходство обычаев и языка нагайбаков с казан­скими татарами и название деревни Казанчи, состоящей в приходе села Нагайбака. В окрестностях Нагайбака доселе еще можно видеть остатки нехристианских кладбищ: одно из них находится в 50 саж. от села при дороге в д. Смысловку, другое - в двух верстах от села на берегу Ика; далее в одной версте отсюда на северо-восток имеется еще одно кладбище на горе, где попадаются намогильные камни с татарскими надписями, но без обозначения годов. Впослед­ствии Нагайбацкая крепость и ее окрестности сделались средоточи­ем всех выходцев из киргизского плена, пожелавших креститься [...]. Обыкновенно же выходцев из киргизских степей крестили в Уфе и Оренбурге и поселяли на жительство в Нагайбайкой крепости или в приписанных к ней поселках . […] Все крестившиеся выходцы точном Закамье проживали кипчакско-ногайские тюркоязычные груп­пы населения. - Т.К.), на что, между прочим, указывает и назва­ние протекающей здесь речки Кала-Елга (городовая речка), а в полуверсте от ее устья доселе заметны остатки рва и вала, кото­рый состоит из черноземной насыпи и в виде полукруга идет на про­тяжении 74 саж., вышина вала от одного 2,5 аршин [...]. Когда ногайцы удалились на Кубань, здесь кочевал башкирец Нагайбак, по имени которого и самый юрт стал называться деревней Нагайбаковой. Близость рек Ика и Камы и другие природные удобства к поселению издавна привлекали сюда башкир, татар и других инородцев, здесь, например, жили известные башкирские возмутители Кусюм и сын его Акай; Кусюм юрт или жилище находилось версты на три от Нагайбац-кой крепости, вниз по течению р. Ика, а становище Акая - верстах в пяти на заречной стороне при озере, которое от него и получило свое название Акай-Куль (Акаеве озеро). На выселение сюда казан­ских татар указывает сходство обычаев и языка нагайбаков с казан­скими татарами и название деревни Казанчи, состощей в приходе села Нагайбака. В окрестностях Нагайбака доселе еще можно видеть остатки нехристианских кладбищ: одно из них находится в 50 саж. от села при дороге в д. Смысловку, другое - в двух верстах от села на берегу Ика; далее в одной версте отсюда на северо-восток имеется еще одно кладбище на горе, где попадаются намогильные камни с татарскими надписями, но без обозначения годов. Впослед­ствии Нагайбацкая крепость и ее окрестности сделались средоточи­ем всех выходцев из киргизского плена, пожелавших креститься [...]. Обыкновенно же выходцев из киргизских степей крестили в Уфе и Оренбурге и поселяли на жительство в Нагайбайкой крепости или в приписанных к ней поселках • [• • 3 Все крестившиеся выходцы из киргизского "полону" также стали называться нагайбаками по местожительству. Между самими нагайбаками существует предание, что они - потомки арских татар, крестившихся при Грозном, вскоре по завоевании Казани, в числе коих были и татарские мурзы. Несом­ненно также, что в состав нагайбаков вошли впоследствии и креще­ные калмыки и другие инородцы: самый язык нагайбаков отчасти ука­зывает на то, что он когда-то принадлежал смешанной расе, орга­низовавшейся из самых разнообразных элементов, в числе которых главное место принадлежало татарам и калмыкам (Стариков. Откуда взялись казаки, С. 185-188. Здесь приводится количество калмыков, вошедших в состав нагайбаков за 1843-1844 гг.). Рычков говорит, что в состав нагайбаков входили также авганцы, арабы, аравитяне, армяне, бадашканцы, бухарцы, каракалпаки, кубанцы, персиане, та-лыжцы, турки, узбеки и хивинцы; число таких выходцев в половине 18 в. равнялось 212 чел., (см. Топография Оренбургской губернии, С. 136. Изд. 1887 г.) из коих 68 чел. приняли крещение и были поселены среди крещеных нагайбаков (в числе 68 чел., просвещенных св. крещением, было 45 персов, 12 арабов, 3 бухарца и 2 каракал­пака. Там же) (Витевский В.Н. И.И.Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Т. 2. - Казань, 1897. - С. 439-441).

Вышеприведенный отрывок из книги В.Н.Витевского дает полное представление о времени основания крепости и происхождении нагай-баков-казаков. Что здесь заметно, автор не имеет каких-либо осо­бых мнений относительно сообщаемых в трудах своих предшественни­ков сведений (они использованы им достаточно широко).

Безусловно, исследователи правы, когда говорят о дате осно­вания крепости и происхождении нагайбаков-казаков. Однако требуется внести некоторую ясность на вопрос о том, почему крепость получила такое название. На мой взгляд, более вероятно, что оно связано с ногайцами (вспомним, что исследователь Рычков сообщает, что здесь находился ногайский город). Возможно, что это был го­род ногайского бека, т.е. князя (отсюда - Ногайбек или более ру­сифицированное Нагайбак). Что касается кочевника - башкирца Но-гайбака, то человек с таким именем в архивных и других источниках не упоминается. Поэтому о его существовании можно строить только догадки. В то же время сведений о других названных лицах (Кусюм, Акай) нетрудно найти в многотомном сборнике документов "Материалы по истории Башкирской АССР" и других изданиях, посвященных истории Республики Башкортстан.

Заслуживает внимания документ 1746 г., опубликованный в "Материалах по истории Башкирской АССР". В нем сообщаются следую­щие дополнительные сведения: "13. Всему народу довольно известно, Г. .,]из мухамметан и из идолопоклонников кто воспримет христиан­скую веру без принуждения по своему желанию, тех наградить от пла­тежа податей на урочные годы льготою. А издревля имелись Уфимско­го уезду новокрещены около тысячи полторы душ, жительство имели во оном уезде на Казанской, Осинской и Сибирской дорогах в разных деревнях з башкирцами и с татарами и в дальних местах от россий­ских городов и сел, особливо для их церквей и священников не бы­вало. А в прошлом 1736-м году бывшей стацкой советник Кирилов, увидя оныя их непорядки, построил на Ику реке городок, называе­мую Ногайбацкою Крепость, где имеется командир из штаб-офицеров и для обучения их священник, в котором их собрал з женами и з деть­ми, и определен над ними из русских атаман, есаул и писарь. Сло­жа с них положенной ясак, определил их в казачью службу и отведе но им пахотных земель и сенных покосов с протчими угодьи доволь­но без всякой платы из башкирских земель (Бюлярской, Ирехтинской, Каргизской, Табынской и Юрминской волостей. См. Еахматуллин У. X. Население Башкирии в ХУП-ХЖ вв. - Москва, 1988. - С. 55. - Т.К.), кои служили при той крепости, и положенной ясак поныне счисляет­ся в доимке, а с протчими казаками нигде в службах не бывали. Точию после этого указу от тамошних бывших командиров ради пох-лебства разселены из оной крепости по прежнему в разные дороги и деревни з башкирцами и татарами на башкирской вотчинной земле без всякой же платы. И происком своим умышленно выходили указ ис Казанской духовной кансистории и построили церковь на Казанской дороге в деревне Бакалах/... ] (Материалы по истории Башкирской АССР. Т. 3. М.-Л., 1949. - С. 558).

Как видно, документ показывает один из распространенных ме­тодов христианизации нерусских народов, а также отражает своеоб­разие процесса колонизации Башкирии. Новокрещеные были освобожде­ны на определенный срок от платежа податей, затем определены на казачью службу. При этом они получили "без всякой платы" башкир­ские земли. После того как значительная часть нехристианского на­селения края насильственно была переселена (или вынуждена была уйти) в другие места, этносословная структура ряда деревень силь­но изменилась.

Возьмем для примера деревню Килеево. В 1713 г. там прожива­ли башкиры-вотчинники Булярской волости (РГАДА, фонд 1324, опись I, дело 3912, л. 53). А вот после 1736 г. сословный состав ее населения другой.

Вернемся к труду Витевского. Автор пишет, что "отдаленность Нагайбацкой крепости от Уфы и Оренбурга (от Оренбурга до Нагай бака 400 в., а от Уфы - 208 в.) и русских селений, а также и не­достаток духовного влияния на крещеных нагайбаков было главною причиною того, что нагайбаки-христиане почти ничем не отличались от иноверцев, будучи христианами только по имени. Неплюев (Орен­бургский губернатор. - Т.К.), как христианин, не мог оставаться равнодушным. Чтобы устранить влияние иноверцев (в данном случае мусульман. - Т.К.) на крещеных нагайбаков, он вошел в Сенат с представлением об отделении первых от последних. Вследствие это­го ходатайства иноверцы, жившие здесь, были выселены на другие места: сходцы, вошедшие в подушный оклад по первой ревизии (она была проведена в 1719-1722 гг. - Т.К.), были высланы на прежние места жительства, а явившиеся сюда до ревизии и не попавшие в податные списки "на прежних жительствах" были поселены в дерев­нях на большой Московской дороге от Оренбурга на Казань, где их и записали в подушный оклад. Б 1757 г. Сенат, по ходатайству Неплюева, освободил их от рекрутчины "в том рас суждении, что они отправляемую из Оренбурга и в Оренбург почту и посылаемых курье­ров должны от жительства отправлять без платежа им прогонных де­нег (Топография Оренбургской губернии. Изд. 1887 г., с. 382).

Отделив иноверцев от крещеных нагайбаков, Неплюев не пере­
ставал заботиться о христианском просвещении последних: в 1746 г.
благодаря его заботам, в Нагайбацкой крепости была построена цер­
ковь во имя Пресвятыя Троицы, уцелевшая до сего времени" (Там же.-
С. 441,442).

Итак, Оренбургский губернатор И.И.Неплюев с еще большим рве­нием продолжил начатую И.К.Кирилловым правительственную колониза­цию Западной Башкирии. А завершена была она в крае главным обра­зом в последней четверти 18 века, когда поэтапно было осуществле­но переселение нескольких больших групп русских крестьян.

§ 2. Село Бакалы: история возникновения


Б "Топогра(|ии Оренбургской" (Санкт-Петребург, 1762. -С. 207) П.И.Рачков пишет: "Во всем Нагайбацком округе имеется их (казаков. - Т.К.) ныне десять деревень и одно село с церковию. Во оных и с Нагайбацкою крепостию служилых казаков числится 1359 человек, которые получают жалование, провиант и фураж тогда токмо, когда от своих жилищ далее ста версть командированы быва­ют. А иначе будучи достаточно удовольствованы пахотною землею и всякими угодьи, должны служить без жалованья . "

Данный отрывок из труда П.И.Рычкова,написанного в 1760 г., характеризует численность и условия службы (на Оренбургской пог­раничной линии) нагайбакских казаков. Под фразой "одно село с церковью" автор имеет в виду Бакалы (там церковь построена в 1742 году).

Более раннее упоминание села находим в документах, опублико­ванных в "Материалах по истории Башкирской АССР".

Об одном из них, датируемом 1746 годом, было уже сказано, другой же относится к 1755 году. Он начинается так: "Лета 1755-го году марта четвертого на десять дня (т.е. 14 марта. - Т.К.). Казанской епархи, Елабужского заказу, села Покровского, Бакалы тож, Покровской церкви пономарь Иван Иванов, будучи в пригороде Каракулина отставному прапорщику Алексею Данилову сыну Гребенщи­кову в том, что поступился он, Иванов ему, Алексею, по силе дан­ной Уфимского уезду, Казанской дороги, Кыргызской волости от баш­кирцев старшины Бекбатыра Исаева с товарищи записи пашенную зем­лю с лесом и с сенными покосы и хмелевые щипанье, и рыбные ловли, и всякие угодьи, имеющиеся по оной записи, - пятой в деревне, называемом Узун-Куле, пай свой [. .,] (Материалы по истории Башкирской АССР. - М., 1956. - С. 96).

Из этого короткого отрывка документа ясно, что село имеет два названия - Бакалы и Покровское. О происхождении последнего нетрудно догадаться (так называлась церковь). В источниках оно упоминается крайне редко.

Вроде бы нетрудно (по крайней мере человеку, знащему татар­ский язык) объяснить и происхождение основного названия села. До­кумент, который подтвердил наши догадки, хранится в Российском государственном архиве древних актов (он приводится во главе Ш). В нем упоминается озеро Бакалы (в переводе на русский язык - ля­гушачье). Это озеро перестало существовать сравнительно недавно. В далеком прошлом в нем водилась рыба, и вода была чистая, годная для питья. Отличалось оно всегда от других озер обилием лягушек, беспрестанное кваканье которых слышно было на всю округу. Эту его особенность верно приметили наши предки, что вполне логично отра­зилось в названии водоема. С образованием деревни у озера, и она стала называться так.

Нужно предположить, что ранее здесь были владения башкир-вотчинников Киргизской волости. В обширной территории волости ес­тественные угодья (озера, речки и др.) имели свои названия, что видно из архивных и других документов. По ним определялись грани­цы того или иного владения. Поэтому появление таких названий, как Бакалы (Балыклы тоже), не случайно.

Вопрос состоит в том, когда возникла деревня. Автор-состави­тель нескольких статистических трудов, член-секретарь Статистичес­кого комитета Уфимской губернии Н.А.Гурвич в 1874 г. написал, что "село Бакалы существует со времен Петра Великого; первые жители его были казаки Оренбургского казачьего войска [. . ,] (полис документ приводится в главе 1У, § 2 настояцей работы).

Нам известно, что состояцая из новокрещен большая груг переселенцев была переведена в казачье сословие только с 1^ Можно допустить, что некоторые из них жили здесь еще во вре царствования Петра I по договору с башкирами-вотчинниками.

Однако нужно учитывать, что еще до первой ревизии (17! 1722 гг.) здесь проживали "иноверцы", которые "были выселе] другие места" (об этом пишет Витевский, см. § I данной гла: Поэтому вполне возможно, что они также являлись первыми жи1 села Бакалы.

К сожалению, Н.А.Гурвич не сообщает источник своих св< Мы полагаем, что он опирался главным образом на показания жилов. Хотя они также ценны при изучении истории населенны тов, тем не менее во многих случаях не могут внести полную ность.

Таким образом, мы в принципе согласны с мнением Гурви что "село Бакалы существует со времен Петра Великого". Одн категоричное утверждение о казаках, как о первых жителях с считаем (по вышеуказанным причинам) бездоказательным Глава П. Крестьянская война 1773-1775 гг. на территории

Края/

Основные события на территории края связаны прежде всего с Нагайбакской крепостью. Емельян Пугачев придавал важное значе­ние захвату этого укрепленного района. Поэтому он назначает ата­маном Нагайбакской крепости Василия Торнова с наказом "набрати команду и не допускать башкирцев до раззорения жительства, а также препятствовать военным командам в походе на Оренбург". В декабре 1773 года Василий Торнов (Персиянинов) "с пятью его това­рищи" выехал из Берды (там располагалась пугачевская ставка) в Нагайбакскую крепость. К нему в отряд с "охотою" "со многих сто­рон", кроме 300 нагайбакских казаков, присоединились до 100 та­тар, башкир и новокрещенов. В его команду вступили в полном сос­таве отряды старшин Караная Муратова и Кидряса Муллакаева (Заин-ская энциклопедия. Казань, 1994. -С. 232,233).

Далее известно, что "приехав в Нагайбацкую крепость, Перси­янинов "объявил" манифест "находящемуся народу", "все письменно обязались быть ему, Пугачеву, в верности". Пробыв пять дней и, между прочим, "приказав отпустить в домы их" троих, "в то время приведенных в ту крепость, пленных Нагайбаками офщеров", Персия­нинов вернулся к Пугачеву, по приказу которого тут же был "наз­ван сотником" (чрез самозванцова секретаря яицкого казака Горшко­ва и отправлен с 200 чел. в деревню Стерлитамак (нынешнее село Верхнее Стярле Азнакаевского района. - Т.К.), "неподалеку от На-гайбака" с целью "недопущения Российских войск", причем "и по прочим деревням стояло той же воровской шайки человек до семи­сот". Через неделю "прибывшая воинская команда", несмотря на соп­ротивление, выгнала их, вместе с "находящимися при них, злодеями в татарские деревни Бешкурас [. . .] (Пугачевщина. Т. 2. М.-Л., 1931. - С. 411).

Однако дополнительные сведения показывают, что Нагайбакская крепость досталась восставшим нелегко - лишь после осады и боев. О том, что была осада,свидетельствует описание одного события, связанного с именем пугачевского полковника Бурмистрова. Тот не­далеко от Елабуги призывал под знамена крестьянского царя мест­ное население. Но "три свяценника - Александров, Троянский и Ро­манов - схватили пропагандиста, связали его, посадили в куль и лично повезли в Казань для предания властям.В Танайке (в 7 вер­стах от Елабуги. - Т.К.), где они проездом остановились, им приш­лось жестоко поплатиться за арест пугачевского полковника, штели Танайки из любопытства окружили их и, услыхав из куля человечес­кий голос, освободили связанного пугачевца. Освобожденный, остри­женный в кружок по казацки, назвал себя полковником государя Пет­ра Федоровича. Бурмистров скоро успел привлечь на свою сторону танайцев и восстановить толпу против священников. Их начали бить, топтать ногами и волоча по земле, таскать за волосы, затем хоте­ли посадить в кули и бросить в Каму. Только по настоянию некоторых стариков, боявшихся законной ответственности, их не утопили в реке, а отправили на суд самого Пугачева. Избитых, израненных, измученных физически и нравственно привезли в становище пугачев­цев, которые в это время осаждали Нагайбак. Начальник укрепления выкупил свяценников из плена за 400 руб. ассигнациями" (Россия. Полное географическое описание нашего Отечества (Под ред. В.П.Семенова-Тянь-Шанского). Т. 5. Урал и Приуралье. - Санкт-Петербург, 1914. - С. 542,543).


По сведениям русского исследователя-путешественника Н.П.Рычкова, "во время пугачевского бунта здесь, по преданию, находился лагерь сообщников Пугачева, которые, разорив Нагайбацкую крепость, перебили ее жителей и сами же сложили тела убитых в одну могилу, находящуюся теперь в огороде при доме приходского священника; на могиле водружен столб с крестом на подобие часов­ни (Штевский Б.Н., И.И.Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Т. 2. - Казань, 1897. - С. 439,440).

Восставшие крестьяне были еще малочисленны; не хватало и пушек. Это видно из документа, который называется "От его высокогравского сиятельства Ивана Никифоровича Чернышева находящимся в Нагайбакской крепости командиру Торнову и старшине Абдулкариму Рахманкулову ордер". "Граф" Иван Чернышев 17 января 1744 г. пи­шет: "Репорт ваш мною получен, которым требуйте присылкою к вам ружейных команду казаков, а по неимению здесь таковых, много ру­жейных послать неково. А сверх сего старатся вам, сколько можно, собирать казаков из тамошних пределов. Да и пушек ныне еще (зделанных) из завода привезенных, нет; а когда будить зделаны и привезены, тогда и к вам присланы быть имеют" (Пугачевщина, Т. I. - С. 132,133). Таким образом, отряд Василия Торнова должен был в предстояцих боях с правительственными войсками рассчиты­вать на собственные силы.

Все же просьба В.Торнова была удовлетворена. На помощь ему послали отряд яицкого казака Ильи Ульянова. Рассказывая о своих действиях в Бакалах, последний на допросе в Казанской Секретной Комиссии дал следующие показания: "Недели за две до масленицы, Зарубин (полковник Пугачева. - Т.К.) послал ево, Ульянова, в Бакалы (здесь и далее подчеркнуто мною. - Т.К.), дав ему в ко­манду двести человек и пять пушек с картузами, по тритцати на каждую; в Бакалах же стоял тогда атаман злодейский Торнов с двумя тысячам! разного звания людей, то чтоб сею, находяцеюся с ним Ульяновым, сволочью умножить его Торнова, толпу и пять пушек на помощь отвесть. А, приехав в Бакалы, увидели они, что в порохе великий недостаток, то и поехал он, Ульянов, назад без команды к Зарубину и требовал от него пороху; но Зарубин отоз­вался, что также имеет в том великий недостаток. Почему он при­нужден был ехат к самому самозванцу в Берду, а, приехав, пороху изтребовал и получил боченок, причем самозванец, обещал ево, Ульянова, наградить полковником. А как получа оной порох, при­ехал к Зарубину, то самозванец прислал за ним же свой указ о награждении ево Ульянова, полковником. И он, разделя с Зарубиным порох пополам, поехал в Бакалы и имел тут в своей команде чело­век до тысячи, которые охотно из башкирцев и мещеряков к нему приехали, и четыре пушки, ожидая на себя, как слышно было, верних (т.е. правительственных. - Т.К.) войск идущую команду, кото­рую считал не в большом числе и устоять против оной надеялся.

Но как на второй неделе Великого Поста в Бакалах дождался ту военную команду, имев с оною сражение, не мог более сопротивлять­ся, обратился в бег, пушки, имеющие с собою, увез и пришел с ос-тавшею при себе сволочью в Чесноковку к Зарубину и обо всем произшедшем рассказал, но Зарубин положил ожидать на себя военные команды и делать им отпор. А на четвертой недели Великого Поста пришедшею военною командою, над которую командиром был подполковник Михельсон, все разбиты, и он Ульянов, с Зарубиным и с уфимским казаком Губановым, спасая живот свой, скакали к городу Табынску, зная, что тутошние жители к самозванцу все были склонны, а притом из Табынска хотели послать к самозванцу с извесомей о истреблении Зарубиной толпы. Но как лишь только при­ехали в Табынск, то их жители и переловили, ибо они уже были известны, что самозванец под Татищевою крепостью разбит, чего Зарубин и он, Ульянов, еще не знали. Из Табынска жь отосланы в Уфу, где содержались под караулом, а сего августа 15 числа при­сланы в Казань [. , .] (Там же, Т. 2. - С. 1-26,127).

Как видно, село Бакалы также являлось опорным пунктом пов­станцев на территории края. Б.Торнов и И.Ульянов не смогли дать достойный отпор правительственным войскам, которые как по числен­ности, так и по вооружению намного превосходили противника.

Кроме И.Ульянова, такая же горькая участь (предательство) постигла и В.Торнова. Недалеко от Нагайбака он предательски был связан старшиной Кидрясом Муллакаевым и передан отряду полковни­ка Ю.Бибикова и отправлен в Казань в Секретную комиссию. Но во время штурма пугачевцами города Казани в июле 1774 года Василий Торнов был освобожден и до конца дней своих служил крестьянско­му царю. и —-г

После поражения пугачевцев на Нижней Волге под Черным Яром в конце августа 1774 года В.Торнов вместе с М. Голевым - пугачев­цем из села Александровской Слободы (ныне - село Заинского рай­она Республики Татарстан. -Т.К.) - добровольно явились с повин­ной. В городе Симбирске допрошен, а затем отправлен в Москву. По приговору суда в числе четырех активнейших сподвижников Е.Пуга­чева (Падурова, Перфильева, Шатаева) В.Торнов был казнен 10 янва­ря 1775 года в Москве на Болотной площади. Приговор гласил: "[...] яко сущего злодея и губителя душ человеческих, разорившего Нагайбацкую крепость (подчеркнуто мною. - Т.К.) и некоторые жи­тельства и потом вторично прилипавшагося к самозванцу – повесить в Москве" (Заинская энциклопедия. - С. 233).

Вот так закончилась судьба одного из видных руководителей повстанческих отрядов Емельяна Пугачева. Читателю будет интерес­но узнать некоторые биографические подробности этого деятеля до известных: нам событий.

Во время допроса в 1774 году "Василий Иванович Персиянинов (он же Торнов) показал: "От роду ему 37 лет", "природою он пер­сидской нации города Мешхеда". Будучи взят в плен 18 тому лет назад "трухменцами" (турками. - Т.К.) и продан ими киргиз-кайсакам "жительствующим за Яиком", он, Василий, бежал от них в

'

Гурьев, оттуда "привезен в Оренбург", здесь "крещен в веру гре­ческого исповедования и поселен в Ставропольском уезде в селе Лебяжье". В 1773 г., "в бытность его для торгового промыслу в Оренбургском уезде около Адабердинской мельницы, наехавшие зло­дейской Пугачевой толпы калмыки взяли его и отвезли к самому зло­дею Пугачеву, который тогда находился в Берде". В виду выражен­ного им, Василием желания служит, Пугачев определил его в коман­ду "называющегося полковником Оренбургского депутата Падурова". А через неделю Падуров уже отправил Василия с увещевательным ма­нифестом в Нагайбак . ." (Пугачевщина. Т. 2. - С. 411). Дальней­шие события в Нагайбаке и Бакалах, связанные с именем Василия Торнова, читателю уже известны.

Кроме Нагайбака и Бакалы, где происходили основные события, восстанием были охвачены и другие населенные пункты края. Об этом можно судить по документу 1775 г., который называется "Ве­домость Уфимской провинциальной канцелярии, присланная в Орен­бургскую губернскую канцелярию, о нерусском населении Уфимской провинции, принимавшем участие в восстании". В числе деревень, примкнувшихся к восстанию, показаны Мустафино, Старое Урманаево (обе деревни Юрминской волости), Токтагулово, Камаево, Куручево, Килькабызово, Катаеве, Токбердино, Куяново, Сакатово, Устюмово и Камышлы (все - Киргизской волости).

Однако это участие носило стихийный и эпизодический харак­тер. Так, из "репорта" 19 января 1774 г. походных старшин есаула Еремкина и сотника Алчинова "благородному господину Нагайбацкой крепости командиру Василию Ивановичу Торнову" ясно, что в Нагай-бакской крепости "ни одной команды башкирской и татарской не имеется, ибо все разбежались" (Пугачевщина. Т. I. - С. 152,153). Отсутствие твердой, достаточно надежной опоры среди коренного населения - одна из причин мольбы о помощи В.И.Торнова (об этом здесь было сказано) "от его высокогравского сиятельства Ивана Никифоровича Чернышева"


  1   2   3

Похожие:

§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения iconИстория Мамонтовой пустыни. Этапы возрождения
Николо – Радовицкого монастыря Рязанской губернии обживала село Мамонтовская и возводила в нем в 1582 году первую деревянную крепость....
§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения iconМуниципальное образовательное учреждение
История возникновения и развития поселка Новосинеглазовский
§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения iconПлан работы муниципального общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы
...
§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения icon«История возникновения счета»
В истории математики традиционно выделяются несколько этапов развития математических знаний
§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения iconТворческая работа тема «История возникновения моего поселка»
Рождение поселка
§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения icon«История возникновения и развития рекламы за рубежом»
Рекламные тексты античности. Формы рекламной деятельности в западно-европейском средневековье. Западная реклама в 18-19 веке. История...
§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения iconСергей Георгиевич Кара-Мурза Оранжевая мина
Кратко изложены история возникновения и развития доктрины «цветных» революций и причины беспомощности постсоветской государственности...
§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения iconДик К. Дж. Радикальная реформация. История возникновения и развития анабаптизма
Тема 1: Причины появления и развития Протестантской Реформации и Католической Реформы в Европе
§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения iconПрограмма обучения населения муниципального образования «Село Чаган»
Утвердить Программу обучения населения муниципального образования «Село Чаган», не занятого в сфере производства и обслуживания в...
§ I. Нагайбакская крепость и нагайбаки § Село Бакалы: история возникновения iconАдминистрации муниципального образования «село поды» черноярского района астраханской области от 29. 12. 2012 г. №61 с. Поды
Об утверждении Положения об организации обучения населения в области гражданской обороны", и от 45 сентября 2003 г. №547 "О порядке...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница