В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа*




Скачать 12,08 Kb.
НазваниеВ ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа*
страница1/47
Дата03.02.2016
Размер12,08 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47




Журнал практической психологии и психоанализа 2006, №1


- М.: Институт практической психологии и психоанализа. - 2006, - 169 стр. Главный редактор Ягнюк К.В.


Основан в 2000 г. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций.

Образовательная деятельность в ИППиП ведется с 1991 года. Институт является одним из первых учебных заведений, начавших выпуск специалистов по различным направлениям практической психологии: «Психология», «Клиническая психология» (специализация – психологическая коррекция и психотерапия).


Содержание.


Специальная тема: Современный кляйнианский психоанализ.

В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа
И.Ю. Романов.

Цель психоанализа в теории и практике.
Дж. Стайнер.

Эдип на депрессивной позиции.
Р. Бриттон.

Клинический опыт проективной идентификации.
Э. Ботт Спиллиус.

Перенос: тотальная ситуация.
Б. Джозеф.

Проработка в контрпереносе.
И. Бренман Пик.


Теоретические размышления.

Эмоциональные основы агрессии.
Ю.Б. Можгинский.


Клиническая практика.

Групповая арт-терапия с маленькими детьми и их родителями.
Л. Пролкс.

Наблюдение и рефлексия: отреагирование воспоминаний и представление будущего посредством фотографии.
Р. Мартин.


Мастерская.

Игра в семейной психотерапии.

И.В. Добряков.


Классика.

Краткое изложение теории личности с точки зрения объектных отношений.
Р. Фэйрберн.

Шизоидные факторы в личности.
Р. Фэйрберн.


Материалы конференции.

Тревога неопределенности и проблемы формирования психоаналитического сообщества в России.
Л.Э. Комарова.


Просвещение.

Психоаналитические афоризмы VIII. - Джойс МакДугалл.


В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа*)

И.Ю. Романов
психолог, психотерапевт, кандидат философских наук, доцент кафедры философии Харьковского национального университета им. В.Н.Каразина. Практикует психоаналитическую психотерапию и групповой анализ. Тренер Украинского союза психотерапевтов, руководитель обучающих программ Харьковского областного психоаналитического общества. Кандидат Психоаналитического института для Восточной Европы им. Хан Гроен-Праккен.
i_romanov@mail.ru


В этой статье мне бы хотелось остановиться на некоторых особенностях современного кляйнианского психоанализа. В своем обзоре я буду отталкиваться, во-первых, от значимых отличий данного подхода от классической аналитической теории и техники - отличий, мало соответствующих распространенным на сей счет предрассудкам, однако, несмотря на это имеющим место. Во-вторых, я постараюсь следовать основным линиям развития кляйнианской школы - от открытий Мелани Кляйн и ее ближайших соратников до нововведений современных кляйнианских аналитиков. Как в первом, так и во втором пункте мое рассмотрение будет ограничено личным опытом и точкой зрения, и за редким исключением тематикой представленных в данном выпуске журнала статей.

Внутри кляйнианского подхода довольно трудно провести демаркационную линию между теорией и практикой.1) Тем не менее условно эту границу установить можно. Следуя несколько ироничному наименованию двух томов сборника "Мелани Кляйн сегодня", я остановлюсь последовательно на "главным образом теории" и "главным образом практике". Однако начну я с небольшого отступления.

Обучение на опыте


Интерес к психоанализу может быть только личным и всегда имеет историю. Поэтому мне бы хотелось начать статью с нескольких личных замечаний. Мой интерес к теории Мелани Кляйн в значительной степени развивался "против течения" (то же самое можно сказать о психоанализе как таковом, и эта аналогия мне кажется неслучайной). Учебником, на который ориентировались начинающие психотерапевты 80-х - 90-х годов, было руководство Р. Гринсона "Практика и техника психоанализа" - прекрасное, сугубо эго-психологическое пособие, содержащее многочисленные выпады в адрес кляйнианского подхода (Гринсон, 2003). Карикатурный образ кляйнианского аналитика, делающего "прямые" и "глубокие" интерпретации "содержания", не считаясь с "рабочим альянсом", "сопротивлениями" и "эго-защитами" пациента, вызывал естественное негодование, но вместе с тем и неподдельный интерес. Наверное, здесь сказывалось выработанное советской гуманитарной литературой отношение к критике: зачастую читать следовало как раз то, что критикуют, не особо озадачиваясь аргументами "критиков в штатском" (Романов, 2005). Так и получилось, что когда возникло предложение редактировать перевод "Развития в психоанализе" (Кляйн и др., 2001), я с радостью отозвался. Чтение текстов Кляйн и ее соратников, а чуть позже - обзорных теоретических работ (как, например, "Словарь кляйнианского мышления" Р. Хиншелвуда) стало для меня первым опытом встречи с данной психоаналитической культурой.

Здесь я хотел бы отметить одну особенность восприятия классических кляйнианских текстов. Насыщенные конкретикой бессознательных фантазий, телесным опытом и языком примитивного бессознательного, они, по моим наблюдениям, вызывают два типа реакций у читателей. Одни сразу очаровываются этим загадочным, пугающим, но и очень живым миром, находя в нем множество соответствий своим переживаниям и/или клиническим наблюдениям. О таком восприятии, в частности, пишут Х. Сигал (Сигал, 2004) и Э. Спиллиус (Spillius, 1988); со своей стороны я также могу вспомнить немало коллег, принявших описания Кляйн сразу и безоговорочно. С другой стороны, довольно часто можно встретить реакции неприятия и отторжения, восприятия бессознательных фантазий типа "пенис отца внутри матери" или "части мертвой матери внутри своего тела" как безумных и слишком далеко отстоящих от каждодневного опыта. Например, один из переводчиков "Развития в психоанализе" решил отказаться от этой "отвратительной" и "сводящей с ума" работы! С некоторой долей смущения я признаю, что моя первоначальная реакция на работы Кляйн была ближе ко второму типу: лишь со временем (и с усилием) я смог понять, что этот фантазийный мир имеет отношение и ко мне, а не только к сумасшедшим (и) кляйнианцам.

Следующим сюрпризом стала встреча с живыми представителями данного подхода. Они оказались не похожими ни на карикатурный образ "кляйнианца", ни на кляйнианские тексты. Так, например, первой реальной встречей с кляйнианской техникой для меня стала групповая дискуссия (супервизия) с Патришией Дэниел на Летней школе Восточноевропейского комитета Европейской психоаналитической федерации.2) Я представлял свой случай, и полтора часа обсуждения были посвящены первым трем-четырем фразам, которыми я обменялся с пациентом. Основной вопрос звучал следующим образом: не было ли возможно сформулировать интервенции несколько иным образом, так, чтобы выразить понимание, но в то же время не подкреплять параноидные тревоги пациента. Что после этого оставалось думать про "прямые" и "глубокие" кляйнианские интерпретации?

Через несколько лет мой и моих коллег интерес достиг того уровня, на котором мы захотели организовать семинар с участием кляйнианских аналитиков в Харькове. Благодаря поддержке П. Дэниел нам удалось пригласить в Украину профессора Роберта Хиншелвуда - автора "Словаря кляйнианского мышления", "Практикума Кляйн" и множества других работ по теории и технике кляйнианского психоанализа, теории групп и институтов и т.д. Чрезвычайно подкупала серьезность, с которой и мисс Дэниел, и профессор Хиншелвуд относились к организации семинара: он проходил в течение недели, был целиком посвящен книге "Практикум Кляйн", которая предварительно нами переводилась и обсуждалась, тщательно продумывались предпосылки и результаты совместной работы, и т.д.

Думаю, Р. Хиншелвуда многое удивило в нашей работе и в нашем понимании кляйнианского подхода, и вряд ли это удивление было приятным. Со своей стороны, мы были не просто удивлены. Не ошибусь, если назову общую реакцию участников семинара потрясением. Метод, который демонстрировал Р. Хиншелвуд на супервизиях, не был похож ни на что, виденное ранее. Супервизора почти не интересовала история жизни и болезни пациента, он совсем чуть-чуть останавливался на ходе терапии, главное внимание уделялось протоколам одного или двух психоаналитических сеансов. Но здесь динамика взаимодействия пациента и аналитика исследовалась столь детально и глубоко, что возникало понимание, не обретаемое чтением и десятков страниц "историй". На заключительном собрании один из участников семинара сравнил метод Хиншелвуда с лучом карманного фонаря, который светит тем дальше, чем уже мы его фокусируем.

Приезд Р. Хиншелвуда стал своеобразной инициацией нашей группы в кляйнианский анализ. Кроме того, он позволил наладить контакт с другими представителями Британского психоаналитического общества (БПО), так что через некоторое время мы смогли организовать в Харькове семинар при поддержке "Мелани Кляйн траста", проходящий и поныне. В качестве преподавателей в нем участвуют обучающие психоаналитики и супервизоры БПО Эдит Харгривз, Джейн Милтон и Пенелопа Гарви, в качестве студентов - психотерапевты из разных городов Украины (Харькова, Киева, Днепропетровска, Одессы, Винницы, Львова) и России (Москвы и Ставрополя). Семинар проходит два раза в году и включает в себя обсуждение ключевых теоретических статей, клинические дискуссии в группах и индивидуальные супервизии. Среди тем, которые были рассмотрены, "Психические изменения", "Проективная идентификация", "Перенос и контрперенос", "Эдипов комплекс", "Патологическая организация", "Внутренний и внешний сеттинг" и некоторые другие. В частности, на этих семинарах обсуждались и статьи, представленные в данном выпуске журнала.

Думаю, сотрудничество с кляйнианскими аналитиками из Великобритании в очень значительной степени повлияло на мою и моих коллег клиническую работу. Конечно, мы далеки от того, чтобы именовать себя "кляйнианцами". Это так по той простой причине, что для подобного самоименования необходимы две простые вещи: личный анализ у аналитика-кляйнианца и ведение пациентов под супервизией соответствующих супервизоров. Возможно, в обозримом будущем аналитики с такой подготовкой появятся в Украине или России, но пока что для нас это недостижимый стандарт. Тем не менее многие из участников семинара проходят обучающий анализ или терапию, а также супервизии, и изучение кляйнианской теории и техники является для них важным дополнением к обучению. И даже больше, чем дополнением. На мой взгляд, оно формирует определенное психоаналитическое мировоззрение, культуру мысли и действия, которые определяют все параметры нашей практики. Я не очень верю в "синкретический" психоанализ или в "единый" психоанализ (хотя я знаю, что многие читатели, как и многие участники семинара, со мной не согласятся). Вслед за Роем Шафером я считаю, что как аналитики мы всегда выбираем: с какими пациентами, с каким уровнем бессознательного, с какими проблемами мы работаем, как именно работаем и к чему осознанно или бессознательно стремимся (Shafer, 1994). Для меня "кляйнианский выбор" заключается во все большей сосредоточенности на отношениях здесь и сейчас, на переносе, тревогах и примитивных защитах от них. Кроме того, он подразумевает учет неизбежной контрпереносной вовлеченности аналитика и способность работать с этой вовлеченностью, делая из нее надлежащие выводы. Вполне возможно, что другие участники нашей программы восприняли кляйнианский посыл совершенно иначе (а может быть, кто-то сделает точно такие же выводы из совершенно иной психоаналитической парадигмы). Я уверен, что очень разные аналитики, могут проводить одинаково хороший анализ. Однако мой опыт был таким, и ниже я попытаюсь обосновать именно его.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47

Похожие:

В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа* iconУ детей с дислалиями общая моторика в целом сохранна, но может выявляться нарушение переключаемости, координации, точности движений
Переключаемость движений может быть несвоевременная, задержанная; могут появиться сопутствующие движения. Нарушение координации движений...
В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа* iconОбласти соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга
М.: Институт практической психологии и психоанализа. 2001, 241 стр. Главный редактор Ягнюк К. В
В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа* iconЖурнал практической психологии и психоанализа 2005, №4
М.: Институт практической психологии и психоанализа. 2005, 242 стр. Главный редактор Ягнюк К. В
В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа* iconИнститут Проблем Экологии и Эволюции им. А. Н. Северцова ран кафедра Биологической Эволюции мгу государственный Дарвиновский музей
Павлов Дмитрий Сергеевич академик, директор Института проблем экологии и эволюции ран
В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа* iconПоэма Н. В. Гоголя «Мертвые души». Жанр и композиция
«Гоголь назвал «Мертвые души» поэмой, Белинский определил их жанр как роман. В истории русской литературы утвердилось это определение...
В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа* iconДуховно-нравственное воспитание детей в школе
Маленький индеец, тронутый до глубины души словами деда, на несколько мгновений задумался, а потом спросил: «А какой волк в конце...
В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа* iconУчитель-логопед Корочкина Т. М
Дыхание это жизнь. Справедливость такого утверждения вряд ли у кого-нибудь вызовет возражение. Действительно, если без твердой пищи...
В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа* iconКонспект урока литературы в 9 классе на тему: «Жанровое своеобразие поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»
«Жанровое своеобразие поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» и его связь с идейно-художественным замыслом произведения»
В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа* iconКнига песен» Г. Гейне «Книга песен» (1827) лирический первенец
Под «песней» тогда подразумевали стихотворение, отличающееся не только музыкальностью, напевностью, но и особым характером лирической...
В ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа* iconУчебно-методический комплекс по дисциплине “ Нейрофармакология”
Печатается по решению кафедры гуманитарных и общеобразовательных дисциплин ноу впо “Институт психоанализа”
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница