О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма»




Скачать 16,64 Kb.
НазваниеО книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма»
страница7/35
Дата03.02.2016
Размер16,64 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   35
Глава 4 РАДИКАЛЬНЫЙ МАТЕРИАЛИЗМ

Прежде чем перейти к физикализму, мы попытаемся придать законченность предшествующим рассуждениям и рассмотреть концепцию, получившую название элими-нативного материализма. Элиминативный материализм интересен для нас прежде всего тем, что он, как и физика-листский материализм, претендует на наиболее последо­вательную редукционистскую интерпретацию утвержде­ний тождества. Так, например, Фейерабенд [1963а] считает, что материалист вообще должен отказаться от тезиса тождества, так как этот тезис связан с приняти­ем эмпирических высказываний вида

Х есть психический процесс типа А==Х есть центральный нервный процесс типа а, и поэтому из него следует, что «психические события имеют физические черты», а «некоторые физические события, а именно центральные процессы, имеют нефи­зические черты». В этом смысле монизм, на который претендует тезис тождества, по мнению Фейерабенда,. на самом деле есть не что иное, как «дуализм свойств». Другой сторонник элиминативного материализма, Р. Рорти [1965], вместо рассмотренной нами раньше «переводческой формы» теории тождества предлагает «элиминативную форму» ее. Рорти (следуя Корнмену [1962]) исходит из того, что отношение тождества име­ет следующий смысл:

(x)(y)l(x=y)^)(F)(Fx=Fy)]1,

' Эту формулу языка второпорядковой логики предикатов мож­но перевести на русский язык примерно следующим образом: «Для любых объектов х и у, если * равен у, то для всякого свойства F обладание объектом х свойством F эквивалентно обладанию этим свойством объектом у. — Перев.

7 Дж. Марголис

97

и называет это отношение «строгим тождеством». При такой интерпретации тезис тождества приводит к бес­смысленным выражениям или выражениям, содержащим ошибку смешения категорий или понятий. Нетрудно за­метить, что теория Рорти есть не что иное, как несосто­явшаяся теория тождества. Отношение между физиче-

•скими и психическими сущностями, характерное для теории тождества, предстает в его концепции как отно­шение между «существующими сущностями и несущест­вующими сущностями, причем обращение к последнему типу сущностей ранее служило (некоторым) целям, для

•достижения которых теперь достаточно обращения к первому типу сущностей» [sic!].

Таким образом, взгляды Фейерабенда и Рорти на тождество удивительно схожи, хотя первый в отличие от второго высказывает сомнения в осмысленности тезиса тождества, а второй в отличие от первого считает себя обязанным принять элиминативный («исчезновенче-.ский») вариант теории тождества.

Элиминационистские теории плохо поддаются оцен­ке, так как в них никогда не говорится, почему, на ка­ких основаниях мы должны интерпретировать психиче-

•ское либо как нечто фиктивное, мифическое, несущест­вующее, либо как обедненное, неправильно и неясно по-

.нимаемое физическое. Примечательно, что и Фейерабенд [1963а], и Рорти главным образом подчеркивают за­конность и принципиальную приемлемость (элиминатив-ного) материализма, его «право» быть выслушанным.

'С таким заявлением можно было бы сразу согласиться,

если бы оно подразумевало только то, что в самом эли-минативном тезисе нет явных противоречий. Однако на .самом деле оно претендует на большее. Во-первых, оста­ется неясным, можно ли вообще (например, с точки зрения Фейерабенда) сформулировать более или менее надежные основания для принятия элиминативного те­зиса, и, во-вторых, сама по себе непротиворечивость этого тезиса, взятого в форме, приданной ему Фейер-абендом или Рорти, не вносит ни малейшего вклада в его подтверждение. Стратегия, опирающаяся на револю­ционные возможности науки (Кун [1970] ; Фейерабенд [1975]), также не имеет никакого отношения к специ­фическому содержанию конкретных форм элиминатив­ного тезиса (независимо от верности или неверности самой этой стратегии — Лакатос и Масгрейв [1970]).

98

Однако имеются и более конкретные причины неудач элиминационизма. Так, во-первых, Фейерабенд произ­вольно допускает, что с точки зрения обыденного анг­лийского или любого другого естественного языка «опыт, мышление и т. п. не являются материальными процессами», то есть не могут быть адекватно «проана­лизированы по материалистической схеме». Таким обра­зом, в элиминативной концепции отрицается тождество,. а обыденный способ выражения считается искажением языка, предназначенного обозначать «атомы, совокупно­сти атомов и... свойства таких совокупностей, а также их отношения», то есть объекты, которые, согласно этой концепции, считаются единственными реально сущест­вующими. Однако если бы мы спросили, каким должен быть материалистический заменитель психического, то нам ответили бы, что этот вопрос является преждевре­менным, так как «философу-материалисту следует предо­ставить в распоряжение по крайней мере столько же времени» для разработки своей теории, сколько понадо­билось для оформления теории, встроенной в обыденный английский язык. Во-вторых, Фейерабенд допускает су­ществование «наблюдаемых фактов», в настоящее время поддерживающих антиматериалистическую концепцию. К числу таких фактов, например, относится то, что люди имеют восприятия, мысли и т. п. ІНо если мы спросим, не является ли это обстоятельство решающим свидетельст­вом против материализма, нам ответят, что «общеприня­тый способ выражения» в действительности соответст­вует не фактам, а только мнениям; что предположитель­ные факты формулируются в терминах такого общепри­нятого способа выражения и, следовательно, «уже пред­располагают в его пользу»; что свидетельства наблюде­ния по сути своей не являются решающими. В-третьих, Фейерабенд утверждает, что все значение встроенного в обыденный английский язык разграничения психических и материальных явлений может быть оценено только' «после того, как будет доказано, что новый [материали­стический] язык представляет собой ухудшение обыден­ного английского языка». Однако если бы мы поинтере­совались, на каких основаниях мы можем судить об «улучшении» или «ухудшении» некоторого языка, то нам ответили бы, что, к примеру, «новая теория боли... изме­нит значение выражения «Я испытываю боль»» (Фейер­абенд [1962]); что значение терминов, встречающихся

7*

99

в различных теориях, должно быть различным, или, ина­че говоря, значение термина уже само по себе есть неко­торая теория; что всякий язык наблюдения нуждается в интерпретации с помощью теории, а следовательно, ни­чего не дает там, где обыденный и «материалистический»

•языки противоречат друг другу; что фактически не име­ется четко выраженного базиса для проверки таких со­перничающих теорий, поскольку сама проверка должна быть выражена на языке той или иной теории.

Нетрудно заметить, что в этих рассуждениях смеши­ваются понятия теории и значения (Патнэм [1965]). Предположим, что Фейерабенд признает рациональность оценок «ухудшения» обыденного или материалистическо­го языка (в конце концов он сам говорит о стремлении к рациональности такого рода). Тогда выдвигаемый им тезис противоречив, так как не дает никаких критериев, позволяющих сравнивать соперничающие эмпирические

•теории по их объяснительной силе (Марголис [1970а]). Дело в том, что такое сравнение потребовало бы инва­риантности смысла критических—то есть обозначаю­щих подлежащие объяснению явления—терминов в рамках соперничающих теорий, отображающих одни и те же явления. (Другими факторами, которые в принци­пе могут влиять на изменение смысла этих терминов, здесь можно пренебречь.) Как правильно замечает X. Патнэм, из того факта, что в ходе развития науки ученые отказались от галилеевской теории температуры, согласно тезису Фейерабенда следует, что Галилей про­сто не понял бы отрицания высказывания (составляю­щего «существенную часть галилеевского понятия») о том, что «температура, показываемая термометром, не зависит от химического состава жидкости». Однако та­кой вывод просто нелеп.

Рассуждение Фейерабенда страдает некоторыми

•передержками. Так, утверждение о том, что язык наблю­дения теоретически нагружен, не эквивалентно утверж­дению о том, что значение терминов наблюдения есть некоторая теория, а сама возможность обнаружения аль­тернативных теорий или обнаружения альтернативных .интерпретаций данных наблюдения свидетельствует о наличии некоторого языка, относительно независимого

•от теорий. Допустим также, что в ходе диахронического изменения обыденного языка нынешние отличительные признаки психических сущностей могут быть или вовсе

100

отброшены, или заменены в соответствии с требования­ми элиминационистских материалистов. Однако вопреки намерениям элиминационистов сам факт диахроническо­го изменения языка приводит к сохранению этих самых признаков в соответствии с простым принципом: все, что может быть сказано на данном языке, может быть ска­зано на нем. К тому же, если признаки, встроенные в обыденный язык в настоящее время, нуждаются в оправ­дании, то это относится и к измененному (в соответствии с требованиями элиминационистов) способу выражения. Но тогда должна существовать возможность сравнивать эти способы выражения по их объяснительной силе. В любом случае, если данный естественный язык небез­различен к выражению тех или иных отличительных признаков, мы вправе потребовать, чтобы необходимость самого пересмотра или устранения «ущербных» катего­рий языка была обоснована. С этой точки зрения элими-нативный материализм скорее представляет собой неко­торую цель, чем проверяемую философскую программу.

Элиминативный материализм сталкивается и с други­ми проблемами. Р. Рорти [1970], например, не настаивает на том, что обычный способ сообщения об интроспектив­ном опыте является ложным. Однако он полагает, что предложения, сформулированные в «неврологическом словаре», также правомерно использовать для «описа­ния опыта». Вместе'с тем Рорти подчеркивает, что «между двумя такими видами описания опыта нет ниче­го общего», кроме указания на то, что этот опыт имеет место при одних и тех же условиях, а именно при «дви­жении тела некоторым определенным образом». Однако само по себе это различение не может содействовать элиминации психического, а разве что создает возмож­ность говорить о новом виде его. Ответ на вопрос о том, способны ли эти соображения оправдать элиминацию психического, можно получить только на основе сравне­ния свойств предположительно интроспективных описа­ний обоих видов. К сожалению, никто до сих пор не пы­тался предпринять такое сравнение. Рорти также не уда­ется объяснить, каким образом можно установить, что указанные разновидности опыта имели место «при одних и тех же условиях», причем объяснить так, чтобы под­держать свою элиминационистскую программу. В отли­чие от Фейерабенда Рорти ограничивается рассмотрением ощущений (противопоставляемых мыслям), а тем самым

101

заранее лишает себя возможности охватить все контек­сты рассуждений о психическом и создать последова­тельную элиминационистскую программу. К тому же есть все основания полагать, что описания ощущений от первого лица и описания «опыта» неврологических про­цессов от первого лица (предположительные описания восприятии) настолько различны (Марголис [1973а]), что возможность замены первых вторыми выглядит весьма сомнительной, если только не поддержать ее со­лидными аргументами.

Разнородность двух этих видов опыта нетрудно про­демонстрировать. Так, восприятия являются «транзитив­ными» в том смысле, что актуально воспринимаемое должно существовать независимо от самого акта вос­приятия, тогда как ощущения (типа боли) оказываются «нетранзитивными», поскольку не имеют таких незави­симых объектов. (К этому вопросу мы вернемся позже.) Фактически главный аргумент Рорти сводится к тому, что для оправдания его программы не нужно связывать себя принципом, согласно которому из предложений, сформулированных в рамках первого способа выраже­ния, должно «следовать» (вопреки Корнмену [1968а]) все то, что утверждается в рамках второго способа вы­ражения, или эти предложения должны «высказывать» (вопреки Бернстайну [ 1968] ) все, что высказывается при втором способе выражения. Отвергая этот принцип, Рор­ти, по-видимому, поступает вполне разумно, так как в результате ему удается избежать «категориальной ошибки». Однако он сразу же впадает в другую край­ность и совершенно теряет какую-либо связь между двумя способами выражения, которая могла бы оправ­дать замену одного из них другим. Если вся аргумента­ция Рорти подчинена только избавлению от «категори­альной ошибки», то тогда, согласно взглядам самого Рорти, оправдание замены способов выражения стано­вится невозможным. Оправдание элиминативного мате­риализма возможно только при условии наличия неко­торого концептуального отношения между двумя спосо­бами выражения. Однако, если мы признаем наличие та­кого отношения, нам придется признать и наличие чего-то подобного отношению следования или другой теоре­тической связи между парами предложений—по одному из каждого вида. Получается, что «категориальная ошибка» не так уж и страшна.

102

Далее, как справедливо отмечали критики Рорти, в его концепции имеется «теоретико-описательный» тер­мин «ощущение» (Корнмен [1968Ь]), способ использо­вания которого может диахронически изменяться, но который тем не менее нельзя систематически элиминиро­вать (contra Куайн [1966]) без определенного оправда­ния этого шага. Сам Рорти считает, что такая критика связана с Мифом Данного1 (Селларе [1963Ь]), однако это его возражение основано на логической ошибке non sequitur2. Критики концепции Рорти исходят из того, что использование языка для описания [reporting use of language] не совпадает с использованием его для объ­яснения. Поэтому для элиминации или изменения (если это вообще возможно) описательного использования языка нужны особые основания; причем факт теоретиче­ской нагруженности обоих способов использования язы­ка не имеет здесь особого значения. Даже в том случае, когда объяснение трактуется как описание (или влечет за собой описание), согласно которому соперничающие описания эквивалентны или соотнесены каким-либо под­ходящим образом, все равно утверждения, выдвигаемые в рамках элиминативного материализма, требуют обос­нования.

Аргументы против позиции Рорти можно системати­зировать следующим образом: (1) описательную роль (reporting role) психологического термина «ощущение» нельзя заменить никаким другим способом выражения, если этот последний дает только научное (то есть физи­ческое, физиологическое.—Ред) объяснение содержания данного описания (Корнмен [1971]); (2) можно отри­цать существование психических сущностей в онтологи-

' Термин «Миф Данного» введен У. Селларсом в связи с его критикой феноменализма. Данные непосредственного опыта субъек­та («данное») рассматривались в феноменализме как неопровержи­мое, абсолютное основание знания о мире. Согласно У. Селларсу, абсолютизация «данных» должна быть отвергнута, «данное» — миф прежней философии. Такой сущности, как «данное», на самом деле не существует: с точки зрения их онтологического статуса «данные» непосредственного опыта есть нейрофизиодогические процессы, а с точки зрения их содержания «данные»—смысл, содержание выска­зываний общезначимого языка. (См.: S e 11 a r s W. Science, Perception and Reality. L. — N. Y., 1963; Philosophical Perspectives. Springfield, W7.)-Peo.

2 He следует (лат.) логическая ошибка, имеющая место, когда тезис не следует логически из приведенных аргументов. — Перев,

103

ческом смысле и в то же время допускать, что термин «ощущение» используется для описания феноменально* го опыта; (3) предполагаемый физический язык, имею­щий целью заменить или устранить наш психологиче­ский язык, должен сохранить описательную функцию нашего языка в отношении психических феноменов, ес­ли, конечно, эта описательная функция не будет'устра­нена независимо; (4) не существует никаких ясных пер­спектив элиминации нашего психологического языка для описания феноменального опыта, и непонятно, ка­кой смысл может иметь предвосхищение такой элимина­ции. (Заметим, кстати, что эти критические замечания не затрагиваются попыткой Рорти дискредитировать психическое, выделяемое по его предполагаемой досто­верности (alleged incorrigibility). Ведь отвергать досто­верность как отличительную черту психического еще не значит отвергать само психическое. Фактически этого недостаточно даже для того, чтобы предположить, что выделяемое в соответствии с этим признаком психиче­ское является однородным в каком-либо отношении (ср. Розенталь [1977]).)

Мы не пытались доказать, что элиминация описа­тельной функции психологических терминов, обозначаю­щих ощущения (а следовательно, и самих этих терми­нов), вообще логически невозможна и что не существует каких-либо (пока еще неизвестных) оснований, способ­ных оправдать эту элиминацию. Однако наличие такой лазейки вряд ли может служить позитивным аргумен­том, свидетельствующим в пользу элиминативного мате­риализма. А если в дополнение к нашим аргументам принять межкатегориальное ограничение, то не остается ничего иного, как только допустить, что способ выраже­ния в психологических терминах имеет такие дескрип­тивные свойства, которые не могут быть заменены ка­ким-либо способом выражения в сугубо физических тер­минах. Описательный способ выражения теоретически нагружен. Однако отсюда не следует, что он вводится в контексте рассуждений о психическом только для того,, чтобы играть роль объяснения. Корнмен [1971], кото­рый критикует элиминативный материализм по всем рассмотренным линиям, отстаивает свой собственный-«адвербиальный материализм» и утверждает, что этот вид материализма застрахован от возражений, выдви­нутых против элиминативного материализма и против
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   35

Похожие:

О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма» iconМаршал Жуков. Вы знаете его по книгам и фильмам, по кинохронике и фотографиям. Его имя навсегда вписано в историю XX столетия. В новой книге Виктора Суворова
Маршал Жуков. Вы знаете его по книгам и фильмам, по кинохронике и фотографиям. Его имя навсегда вписано в историю XX столетия. В...
О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма» iconВ. Б. Кудрин к новой концепции христианской науки
Говоря о мiре в целом, человек греческой культуры подразумевал актуальное существование всех его моментов, а в латинской культуре...
О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма» iconПредисловие в этой книге
В этой книге изложение геометрических сведений представляет некоторые особенности, облегчающие усвоение предмета
О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма» iconМонография опубликована в книге «Династия уйгурских интеллектуалов»
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма» icon-
Этот вопрос отвечает их имам Ниаматулла Аль-Джазаири в книге «Анвар-аннуамания» (2 том, стр. 360): «И если мы спросим, как можно...
О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма» iconПубликуется по книге: Кузнецов А. Г. Из истории американской музыки. Классика. Джаз. Бишкек: Изд-во крсу, 2008. 130 с
Не допускается тиражирование, воспроизведение текста или его фрагментов с целью коммерческого использования
О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма» iconАльбер Гарро Людовик Святой и его королевство Предисловие к русскому изданию
Людовика IX, что можно ясно представить себе, как он выглядел в разные годы жизни, как вел себя в различных ситуациях, как одевался,...
О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма» iconВиктор Нидерхоффер "Университеты биржевого спекулянта"
Книга Виктора Нидерхоффера его оригинальный взгляд на искусство биржевых спекуляций. В книге он рассказывает о уроках, которые преподнесла...
О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма» iconКонспект классного часа на тему
Цель: открыть для детей имя Д. С. Лихачева через обзор его творчества в книге «Письма о добром и прекрасном»; учить думать, размышлять...
О книге дж. Марголиса и его концепции «эмерджентистского материализма» icon«Мэри Стюарт. Хрустальный грот. Полые холмы (Авторский сборник)»: аст; 2001 isbn 5 17 009276 8
Артура. История в книге облекается живой яркой плотью романтического рассказа о детстве и отрочестве будущего короля, а также о жизни...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница