Антиномии Канта и современный интуиционизм




Скачать 17,27 Kb.
НазваниеАнтиномии Канта и современный интуиционизм
страница1/2
Дата03.02.2016
Размер17,27 Kb.
ТипДокументы
  1   2
Антиномии Канта и современный интуиционизм

© Михайлов К.А., 2004 (Москва, Россия)


§1. Кант и история логики

Вопреки стереотипам, Канта, на наш взгляд, вполне можно рассматривать как великого логика, своими идеями и построениями, своей системой трансцендентальной философии как логики предвосхитившего многие современные концепции, подходы и теории, имеющие важное значение для самосознания и развития логики как философской дисциплины в ХХ-ХХI веке. Т.е. исследование основных тезисов «Критики чистого разума» представляет, на наш взгляд, отнюдь не только исторический интерес. Как указала И.Н. Грифцова в отзыве на одну из наших прежних работ, «В современной отечественной логической литературе явно ощущается недостаток работ по истории логики. Более того, в большинстве монографий по истории логики (в частности, в известной работе W.&M. Kneale) весь период, простирающийся с конца XV века и до появления символической логики (в XIX веке), рассматривается как период упадка, отсутствия плодотворных исследований…анализ логических идей Канта, представителя…как раз этого периода “упадка и застоя” показывает полную неправомерность такой оценки…позволяет пересмотреть некоторые общепринятые в логике оценки своей собственной истории, показать, что эти оценки являются следствием принятия определенного образа логики, а именно, сформировавшегося в рамках логицизма…и антипсихологизма, и отождествления этого образа логики с наукой логикой как таковой, обосновать…общий тезис о том, что историческое развитие логики не сводится лишь к двум этапам – традиционной и символической логики, разделенным периодом застоя и упадка, ее развитие осуществляется в пространстве…предполагающем разные образы логики». В настоящей работе будет проанализировано кантовское решение математических антиномий чистого разума с привлечением методов современной формальной логики и семантики. Мы будем обосновывать весьма нестандартную и в некотором роде даже революционную точку зрения: отсчет истории интуиционизма как такового (включая не только философские, но и чисто формальные основания подобных логических систем) следует вести не от Брауэра или Гейтинга, а от Канта. Многие построения современного интуиционизма, как мы полагаем, являются не чем иным, как переводом сложных гносеологических идей «великого немца» (да еще выраженных на громоздком языке немецкой классики), на язык математической логики. Итак, интуиционизм вырастает из Канта не только как обусловленная теоретико-познавательными предпосылками идеология анализа математических реалий (понятий «множество», «объект рассмотрения», доказательства от противного и пр.), требующая новейших технических средств, но и как формальная система, заимствующая основные принципы своего конструирования из кантовской теории отрицания. Мы увидим, что в трансцендентальной диалектике Кант фактически создает неклассическую логику, намечая принципиальные ее предпосылки и, более того, применяет средства неклассической логики для решения возникающих сложных логических проблем. В принципе, это понятно: если «объекты», о которых идет речь в трансцендентальной диалектике, запретные (типа «мироздания в целом») и не вписывающиеся в нашу классическую картину мира, намеченную в трансцендентальной аналитике, то и логика для них должна быть особая, неклассическая со своими особыми правилами операций над понятиями и суждениями. Ведь, как известно, при переходе от классики к неклассике меняется понятие приемлемого объекта. Вообще следует отметить двойственность места Канта в истории логики – с одной стороны, апологет формальной логики, которая представляет собой «вполне завершенную науку», с другой – великий реформатор: «Должна существовать логика, отвлекающаяся не от всякого содержания познания… она должна была бы также исследовать происхождение наших знаний о предметах...» (В80, «Критика чистого разума» цитируется в соответствии с международной системой пагинации; за основу взят перевод Лосского с некоторыми уточнениями, [1]). Результатом «коперниканской революции» Канта стало расширение предмета логики вообще. Фактически с Канта начинается рефлексия логики над своим содержанием, своими основаниями и методами, исходными абстракциями. Например, единичное понятие «мир как данное целое» является результатом трансцендентальной иллюзии, незаконного гипостазирования процесса эмпирического регресса, поэтому, скажем, запись высказывания «мир конечен или мир бесконечен» в виде Р(а) Ú Ø Р(а), как его понимает логика общая, не будет, согласно кантовской идее реформы логики, адекватно отражать подлинное логическое содержание этого высказывания, в отличие от высказывания «Наполеон умер или не умер».

§2. Загадка математической антиномии:

правило референции и виды «регрессов»

Итак, в чем же состоит проблема математических антиномий? «Кажется совершенно ясным, что если один утверждает: мир имеет начало, а другой – мир не имеет начала, а существует вечно, то один из них должен быть прав… ясность аргументации и тут, и там одинакова» (В529). «У Канта…обычная логика не является источником парадоксов, дело в используемых понятиях. В основе [математической антиномии] лежит…пустое понятие и этим объясняется, почему в случае обеих антиномий тезис и антитезис оба ложны (то есть не являются противоречащими друг другу – К.М.)» [2]. В самом деле, Кант неоднократно подчеркивает, что главная причина антиномии – в неадекватном использовании идей разума (мир как целокупность синтеза всех явлений есть одна из таких идей). Эти понятия «выходят за пределы всякого опыта…идея, будучи понятием…максимума, никогда не может быть in concreto дана адекватно…» (В384). «Ответ на трансцендентальный космологический вопрос можно найти только в самой идее [В507]…все то, что может быть дано в [восприятиях], собранное в абсолютном целом, вовсе не составляет восприятия…именно такое всецелое и следует объяснить…следует…остерегаться амфиболии, превращающей…идею…в представление об объекте, эмпирически данном и, следовательно, познаваемом согласно законам опыта [B512]». Если бы такой предмет был объектом познания, то к нему были бы применимы все категории и логические принципы. Из двух контрадикторных предикатов («конечен»/«бесконечен») нашему миру был бы с необходимостью присущ один (в силу закона исключенного третьего (ЗИТ), неограниченно действующего как формальный закон познания). И далее, «есть серьезное основание подвергнуть критическому исследованию самый вопрос («Каков мир по величине?» – К.М.), чтобы посмотреть, не покоится ли он сам на неосновательном предположении и не играет ли он идеей, ложность которой обнаруживается…в ее применении и последствиях этого применения» (B514). Кант набрасывает общую идею решения антиномии: так как «только возможный опыт может сообщить нашим понятиям реальность; без этого всякое понятие есть лишь идея, лишенная истины и отношения к предмету» (В517), «мы пришли к обоснованному подозрению, что космологические идеи…имеют в своей основе, быть может, пустое и лишь воображаемое понятие о способе, каким нам дается предмет этих идей» (В518). Поскольку обе стороны в математической антиномии «так хорошо опровергают друг друга, предмет их спора – ничто, и лишь некоторая трансцендентальная видимость нарисовала им действительность там, где ее нет» (В529). Разуму «не остается ничего другого, как размышлять о происхождении этого разлада разума с самим собой и узнать, не повинно ли в нем простое недоразумение (выделено мной – К.М.)» (В492).

Разберемся, о какой «пустоте понятия» идет речь. С точки зрения классической логики антиномию следует признать в целом неразрешимой. Если ложно Р(а), то истинно Ø Р(а). В данном разделе трансцендентальной диалектики явно нарушается (вернее, не принимается) закон исключенного третьего (по Канту, ложны оба утверждения в составе математической антиномии). Да и правило ØØи не соблюдается: предположив, что мир бесконечен, мы приходим к противоречию, т.е. вынуждены отрицать свое допущение, но для Канта «неверно, что мир не имеет начала» не то же самое, что «мир имеет начало». Конечно, можно сказать, что речь идет о разных отрицаниях (внешнем и внутреннем, например), и тогда правило ØØи тут вообще ни при чем. Но что обязывает нас считать эти отрицания разнородными? Для классики ведь они однородны! «Применение идеальных образов выводит рассудок за его собственные пределы» [2]. Нельзя безоговорочно переносить принципы и методы рассудка, оправданные применительно к объектам возможного опыта, на «запредельные» объекты. А это уже означает, что Кант ограничивает сферу действия обычной логики. Антиномия появляется тогда, когда мы «классическим» образом рассуждаем о понятиях особого вида. Поэтому логика (точнее, мы ее использующие) тоже является одной из причин возникновения парадокса величины мира в целом.

Итак, очевидно, что при трансцендентальном анализе суждения «мир конечен» и «мир бесконечен» имеют более сложную логическую форму, нежели Р(а) и Ø Р(а). Утверждением и отрицанием отнюдь не исчерпываются все типы качества суждений. Поэтому правильнее будет записать на языке трансцендентальной логики указанные суждения так: аÎР («мир есть конечный») и аÎР («мир есть бесконечный»). Тогда сразу становится видна возможность их одновременной ложности: аÏР & аÏР, т.е. если а вообще не принадлежит универсуму, который делится на Р иР. На языке современной логики это звучит так: объект а существует вне области, на которой интерпретированы предикаты Р и Р. (Выход к свободным логикам). Объединение объемов двух контрадикторных по своей логической форме предикатов может вовсе не давать универсум всех мыслимых объектов! «Не иметь начала» (как предикат объекта) – это не просто отсутствие у произвольной сущности свойства «иметь начало». Кажущаяся неизбежной контрадикторность соответствующих предикатов превращается в их действительную контрарность посредством указания на то, что «быть не имеющим начала», собственно, подразумевает еще и просто «быть» (в онтологическом смысле, а не просто в смысле логической связки). То, что вообще не есть, не есть и в качестве не имеющего начала. Предикаты объектов рассмотрения «иметь начало» и «не иметь начала» заданы не на всем универсуме сущностей, которые в принципе могут конструироваться рассудком. Тогда к универсуму, разделенному на контрадикторные (в нем) области «имеющее начало» и «не имеющее начала», «пристраивается довесок», «третья часть» (предметы идей-химер чистого разума), в которую и попадает наше а, «мир в целом».

Обратимся к тексту самого Канта: «Кто рассматривает суждения мир по своей величине бесконечен и мир по своей величине конечен как находящиеся в отношении противоречащей противоположности, тот предполагает, что мир (весь ряд явлений) есть вещь сама по себе. В самом деле, мир остается, если бы я и отрицал бесконечный или конечный регресс в ряду его явлений. Если же я устраню эту предпосылку…и стану отрицать, что мир есть вещь сама по себе, то противоречащая противоположность этих утверждений превратится в чисто диалектическую (контрарную в современных терминах – К.М.) противоположность, и так как мир вовсе не существует сам по себе (независимо от регрессивного ряда моих представлений), то он не существует ни как само по себе бесконечное целое, ни как само по себе конечное целое. Он существует только в эмпирическом регрессе ряда явлений и сам по себе не встречается…мир не есть безусловное целое, и потому не обладает ни бесконечной, ни конечной величиной» (В532-533). Т.е., говоря в самом первом приближении, как конечное или бесконечное может быть оценено то, что некоторым образом существует как целое. Чтобы оценивать нечто как величину, мы должны, по крайней мере, иметь это нечто налицо. Итак, «если два противоположных друг другу суждения предполагают неприемлемое условие, то они оба отпадают, несмотря на их несовместимость (которая, собственно, не есть истинное противоречие), потому что отпадает условие, при котором единственно и должно было иметь силу каждое из этих положений» (В531). Т.е. тезис и антитезис, говоря современным языком, действительно противоречат друг другу, если принять предпосылку («условие») классической логики об обязательной референции имен в универсуме рассмотрения, что на кантовском языке означает: каждому понятию a priori соответствует действительный объект. Значениями индивидных констант могут стать только объекты из исходной области рассмотрения, из той области, на которой заданы все предикаты. Поэтому здесь и работает закон исключенного третьего, и правило снятия двойного отрицания и т.д. Следовательно, введение и использование единичного термина «мир в целом» означает с позиции классики, что этот мир имеет хоть какую-то величину, то есть является объективной, измеряемой реальностью – на этом и строится антиномия. Но это ложно, идеи чистого разума не наполнены объективной реальностью! «Понятие величины мира дается только посредством регресса, а не до регресса в совокупном созерцании» (В550). «Трансцендентальная подстановка» (нарушение правила о референции имен в универсуме рассмотрения, говоря современным языком) на место трансцендентально-идеальных явлений ставит вещи сами по себе. Поэтому и противоречия в антиномии нет. Уже сама идея проверки знания на происхождение, постулированная в учении о трансцендентальной рефлексии, предполагает, что объекты могут быть «плохие», что существует познавательная способность, порождающая концепты, введение которых в систему в качестве обычных объектов влечет возникновение противоречий.

«Если я представляю себе все существующие предметы чувств во всем времени и во всем пространстве, то я вовсе не полагаю их до опыта в пространство и время» (В524). Собственно, речь вообще не идет о величине мира как такового. Мы не можем «утверждать, что [данный] ряд условий для того или иного обусловленного сам по себе конечен или бесконечен, так как в таком случае одна лишь идея абсолютной целокупности, существующей в самой себе, мыслила бы предмет, который не может быть дан ни в каком опыте, причем ряду явлений приписывалась бы объективная реальность, независимая от эмпирического синтеза» (В538). В регулятивном правиле чистого разума «говорится не о том, что есть объект, а о том, как производить эмпирический регресс, чтобы прийти к полному понятию объекта» (там же). Следовательно, вопрос теперь может стоять лишь относительно характеристики самого регресса как конечного или бесконечного. Говоря современным языком, может быть, мир потенциально бесконечен? «…бесконечное можно представлять себе…как заключающееся только в целом ряде, в котором, следовательно, все члены без исключения обусловлены и лишь как целое они абсолютно безусловны (и тогда регресс называется бесконечным) (выделено мной - К.М.)…ряд…бесконечен, и, хотя он дан полностью, регресс в нем никогда не закончен и может быть назван бесконечным только в возможности (выделено мной – К.М.)» (В445). Но и это оказывается неприемлемым. Мы должны, говорит Кант, «различать нечто в синтезе» (В538). Продвижение может быть в бесконечность и в неопределенность: «как далеко уходит в том или ином ряду регресс от данного обусловленного к условиям, могу ли я сказать, что это есть нисхождение в бесконечность или только нисхождение, простирающееся неопределимо далеко» (В540). Случай с «не-конечностью» разбивается на два. По каким основаниям? – по отношению к объективной реальности элементов, которые входят в регресс: «Если целое дано в эмпирическом созерцании (то есть существует – К.М.), то регресс в ряду его внутренних условий идет в бесконечность. Если же дан только член ряда, от которого регресс еще должен идти к абсолютной целокупности (то есть когда целое – недостижимая эмпирически перспектива движения регресса – К.М.), то имеет место лишь нисхождение в неопределенную даль» (В540). Речь идет о том, что всегда надо искать новый член для данного обусловленного и верить, что такой член есть. А регресс in infinitum (в бесконечность) предполагает, что мы уже знаем, что такой член есть, еще не имея его в эмпирическом опыте. Понятие величины мира составляется при помощи величины эмпирического регресса, но о нем известно только то, «что от всякого данного члена ряда условий я всегда должен эмпирически восходить к еще более отдаленному члену… таким путем величина совокупности явлений вовсе не может быть безусловно определена» (В547). Мир не является бесконечным, пусть и потенциально, потому, что это утверждение «антиципировало бы члены ряда, до которых регресс еще не дошел» (В547). Тогда мы смогли бы определить величину мира (хотя бы и негативно, то есть как не являющуюся конечной) еще до регресса, что невозможно, ибо, поскольку мир в целокупности не дан никаким созерцанием, постольку и величина его не дана до регресса. Не являться конечным и быть бесконечным – это большая разница, если речь идет о, так сказать, трансцендентально не проверенных на происхождение объектах (может быть, это «химеры чистого разума»). Вспомним, что «противоречащие» суждения антиномии доказываются апагогически (тезис – от противного, антитезис – сведением к абсурду) – придя к противоречию с допущением «мир конечен», мы выводим, что мир не является конечным, а является бесконечным, т.е. «навешиваем» на допущение отрицание и проносим его в предикат по правилу превращения – и перейдем к центральной части нашей работы.

  1   2

Похожие:

Антиномии Канта и современный интуиционизм iconРецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт
Защита состоится 20 декабря 2008 г в 13. 00 на заседании диссертационного совета К. 212. 084. 09 по защите диссертаций на соискание...
Антиномии Канта и современный интуиционизм iconСовременный детский сад
Журнал «Современный детский сад» издается с 2007 года. В течение года выходит 8 номеров. Объем журнала – 80 полос
Антиномии Канта и современный интуиционизм iconВысшего профессионального образования «Оренбургский государственный институт менеджмента» история экономической науки: современный этап
История экономической науки: современный этап : рабочая программа учебной дисциплины / сост. К. Г. Попов, К. В. Медведева – Оренбург...
Антиномии Канта и современный интуиционизм iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «Современный менеджмент»
Государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования, основными образовательными программами по соответствующим...
Антиномии Канта и современный интуиционизм iconКонцепция мбдоу мо г. Краснодар «Детский сад комбинированного вида №85» на 2012 2015учебный год. Современный детский сад
Современный детский сад – это сложная система эффективного взаимодействия всех направлений внутренней и внешней его деятельности:...
Антиномии Канта и современный интуиционизм iconСовременный учитель. Какой он?
Мэри Кей Эш. Для современного учителя его профессия это возможность самореализации, источник удовлетворения и признания. Современный...
Антиномии Канта и современный интуиционизм iconН. Н. Китаев Современный «метод» раскрытия преступлений?
Современный «метод» раскрытия преступлений? В россий­ской юридической литературе последних лет имеют место реко­мендации разных авторов...
Антиномии Канта и современный интуиционизм iconВ. А. Гуторов современная политическая философия как реальность образовательной стратегии в контексте наследия и. Канта
Современная политическая философия как реальность образовательной стратегии в контексте наследия и. Канта
Антиномии Канта и современный интуиционизм iconЛитература: Валгина Н. С., Розенталь Д. Э., Фомина М. И. Современный русский язык
Валгина Н. С., Розенталь Д. Э., Фомина М. И. Современный русский язык / Под ред. Н. С. Валгиной. М., 2009
Антиномии Канта и современный интуиционизм iconХарактерные черты американской практики менеджмента. Пути её использования в России Современный американский менеджмент в таком виде, какой сложился в настоящее
Современный американский менеджмент в таком виде, какой сложился в настоящее время, базируется на трех исторических предпосылках
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница