Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга




Скачать 14,16 Kb.
НазваниеОбласти соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга
страница1/56
Дата03.02.2016
Размер14,16 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56




Журнал практической психологии и психоанализа 2001, №4


- М.: Институт практической психологии и психоанализа. - 2001, - 241 стр. Главный редактор Ягнюк К.В.


Основан в 2000 г. Ежеквартальный научно-практический журнал электронных публикаций.

Образовательная деятельность в ИППиП ведется с 1991 года. Институт является одним из первых учебных заведений, начавших выпуск специалистов по различным направлениям практической психологии: «Психология», «Клиническая психология» (специализация – психологическая коррекция и психотерапия).


Содержание.


Специальная тема: Нейронаука и психоанализ.

Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга.
М.Ф. Рейзер.

К вопросу о психоанализе и нейронауке: отношение Фрейда к локализационистской традиции.
М. Солмс, М. Салинг.

Мозговая организация и психическая динамика.
А. Пелед, А.Б. Гева.

Проблема дезорганизации поведения.
А.Р. Лурия.


Теоретические размышления.

Жизненный мир и кризис: типологический анализ критических ситуаций.
Ф.Е. Василюк.


Психология развития.

Значение невербального общения в младенческом возрасте для психического развития.
Х. Папушек, М. Папушек, К.В. Солоед.

Изучение случая.

Повторение пути, пройденного матерью.
Т.И. Пухова.


Классика.

Первичный нарциссизм и первичная любовь.
М. Балинт.

Биполярная самость.
Х. Кохут.

Любовные отношения и их нарушения.
А. Адлер.

Школы терапевтической психологии.

Нарративная терапия: от дебатов к диалогу.
Е.С. Жорняк.


Прикладная психология.

Достоверность вымысла. Возможности психологической интерпретации сна Татьяны из "Евгения Онегина".
Т.В. Барлас.

Страница Журнала практического психолога.

Еще раз о "синдроме сгорания": экзистенциальный подход.
Д.Г. Трунов.


Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга

М.Ф. Рейзер
доктор медицины, член Американской психоаналитической ассоциации


Психоанализ - это дисциплина, интересы которой во многом пересекаются с интересами психологических, поведенческих и социальных наук; многими смежными дисциплинами, среди которых гуманитарные, лингвистические, теологические и юридические; а также, конечно, с интересами биологии, - в частности, нейробиологии.

В данной статье я сконцентрирую внимание на стыке психоанализа и нейробиологии, при этом я ни в коей мере не хочу сказать, что указанная граница является абсолютно единственной, самой важной или наиболее релевантной. Это зависит от контекста. Например, психофизические проблемы не являются самыми важными или релевантными при понимании и интерпретации взаимодействий, имеющих место в клинической практике психоанализа - в этом контексте проблемы языка и смыслов являются более релевантными и полезными. Надеюсь, это станет ясно после демонстрации и разбора некоторых клинических данных. Однако стык психического с одной стороны и мозгового-телесного с другой приобретает первостепенную значимость в поиске рационального обоснования истиного положения психоанализа в ряду других дисциплин, раскрывающих природу человека и ищущих понимания жизни отдельного человека.

Берясь объяснить смычку нейробиологии и психоанализа можно предвидеть ряд трудностей. Когда вопросы в рамках различных дисциплин кажутся одними и теми же, мы как правило склонны считать, что области этих дисциплин соприкасаются на своих границах. Однако, идея "общих" междисциплинарных границ может оказаться ошибочной. Например, очевидно, что аспекты функции памяти составляют предмет, имеющий центральное значение как в областях экспериментальной психологии, нейробиологии, истории и юриспруденции, так и в психоанализе. Однако, не менее очевидно и то, что фокус внимания, поднимаемые вопросы, изучаемые параметры, методы исследования, уровни абстракции, представленные в теоретических построениях, а также используемые языки могут быть совершенно различными - совершенно не переносимыми из одной дисциплины в другую.

Итоговые выводы данной статьи содержатся в ее названии. Вместо слов "перекрытие" или "пересечение" я использую термин "соприкосновение". Говорить (подобно большинству из нас) о мозге как о "психическом органе", это вовсе не значит говорить о мозге и психике как об одном и том же. В силу причин, которые я надеюсь прояснить, нельзя ожидать даже того, что мозг и психику удастся единообразно понять, используя одни и те же понятия. Соответственно, после данной статьи споры не прекратятся. Моя цель, скорее, состоит в том, чтобы прояснить суть проблем, которые затрудняют поиск в перспективе, а также разработать подход, который позволит надеяться найти стоящие способы описания данного круга вопросов. Как отмечал Эдельсон (Edelson, 1984), психические и биологические явления относятся к различным областям. Количественные и качественные характеристики сложных явлений внутри каждой из этих областей могут быть изучены независимо друг от друга и различными методами, и описаны они могут быть лишь при помощи разных понятий. Описания непереносимы из одной области в другую, и концепции, относящиеся к одной, не могут быть непосредственно увязаны с концепциями, относящимися к другой области. Понятно, что элементы одной области могут с успехом быть разложены и сведены к составляющим элементам, которые в конечном счете могут оказаться теми же самыми, но в данном случае эти предельные элементы будут составлять другую (не органическую) область, которая не будет ни психической, ни биологической. Скорее всего, эта третья область будет являться основой для более высоко организованных новых явлений, встречающихся в каждой из тех двух областей. Например, таковой может оказаться область физики элементарных частиц. Однако это уже предмет веры - "кредо" редукционизма. Возможно, -да, возможно, - нет.

Коль скоро мы понимаем, что ни одна область не может быть непосредственно описана средствами другой, коль скоро кажется сомнительной возможность понять в единых терминах психические и биологические процессы как таковые, почему же тогда некоторые из нас столь всерьез озабочены изучением стыка этих областей, и расценивают его как чрезвычайно важный? Задавая этот риторический вопрос я пытаюсь обратить внимание на очень важную, но часто упускаемую из виду причину принятия этого вызова. Причина состоит в том, что результаты психоанализа в значительной степени игнорировались многими нейробиологами или отбрасывались ими как нерелевантные; и равно данные нейробиологии в значительной степени игнорировались многими психоаналитиками или отбрасывались ими как нерелеватные. Как такое произошло? Можем ли мы (должны ли) попытаться понять это и что-то предпринять? Что мы можем сделать? Ситуация серьезная и всерьез определяет будущее психоанализа, поскольку подразумевает далеко идущие положения, определяющие истиное место и будущую роль психоанализа как науки, которая может и должна внести свой вклад в прогресс на стыке всех наук о жизни.

Фрейд разработал чрезвычайно плодотворный метод изучения психических функций человека.Психоаналитический метод уникален тем, что обеспечил нам доступ к сущностным аспектам внутренней жизни человека - аспектам, которые являются недоступными ни для какого другого метода. Его открытия навсегда изменили фундаментальные представления общества о природе человека. По иронии, в том, что составляет силу метода, заложены проблемы психоанализа в его связи с естественными науками. Психоаналитический процесс оперирует субъективными данными, которые становятся доступными, благодаря интроспекции, и общение происходит в рамках матрицы личных диадных взаимоотношений. Согласно концепции Исаковера об "анализирующем инструменте", эти отношения в психоаналитическом процессе являются несимметричными и базируются на взаимодействии двух аффективно окрашенных систем памяти, которые несимметричны, по-разному мотивированы и в разной степени подвержены влияниям переноса и контрпереноса (Balter et al., 1980); (Malcove, 1975). Мало того, добавьте сюда то, что процесс как правило осуществляется без достоверной записи, результаты обобщаются в отчетах, которые основаны на ретроспективных воспоминаниях и подвержены непреднамеренным искажениям, делающим их недостоверными в обычном понимании этого слова. Кроме того, все сказанное выше создает серьезные, но - надо надеятся - не непреодолимые проблемы. Биологи, видя эти проблемы, фактически могут расценить все идеи и всю информацию, полученную в ходе психоаналитической работы, как лишенную какого-либо значения, поскольку методологический контекст их происхождения рассматривается ими как ошибочный. Такой вывод может быть верным лишь отчасти, но никак не полностью. Исправление такого положения вещей - это одновременно и вызов, и благоприятная возможность. Если, как мы предполагаем, в "сырой руде" данных, полученных в процессе психоанализа, содержится ценная информация то мы должны разработать методы для извлечения и очистки этой информации - но, как отметил Клейн (Klein, 1976), без существенного искажения, упрощения или, другими словами, уменьшения фундаментального ядра или значения, которое делало их значимыми в начале. Я рассматриваю эту задачу как чрезвычайно трудную, но важную и заслуживающую серьезного рассмотрения.

С другой стороны, ввиду того, что метапсихологическая теория была построена под сильным влиянием идей и постулатов из работы Фрейда "Проект научной психологии" (Freud, 1895), все возрастающее число психоаналитиков склоняется к тому, чтобы рассматривать данные биологии как неуместные в психоанализе. Согласно этому взгляду, идея связи с биологией или использование ее в качестве основания является несостоятельной, поскольку "физиология девятнадцатого века", на которой основан Проект, как теперь известно, была ошибочной и не учитывала целый ряд данных. Метапсихология, по словам таких критиков, сбивает нас с пути и психоанализ мы скорее должны рассматривать как небиологическую дисциплину. Они утверждают, что данная дисциплина имеет дело исключительно со смыслами и мотивами, обнаруживаемыми в ходе психоаналитического диалога, и во всех своих приложениях никак не связана с мозгом и телом. При этом они допускают, что психоаналитический процесс как психический процесс зависит от текущего функционирования мозга живого человека. На мой взгляд, это серьезное "исключение", которое нельзя расценивать просто как замечание. Конечно, мысли Фрейда о психических механизмах находились под влиянием общей интеллектуальной и научной атмосферы того контекста, в котором они возникли, однако правильность описанных им психических механизмов и теоретических построений, предложенных им для объяснения психологических данных, могут и должны рассматриваться в рамках (и с использованием понятий) той же области, то есть психологии. Восстать или пасть они должны вне зависимости от "уровня мастерства физиологов" того времени. Контекст, в котором возникли идеи, не должен использоваться в качестве основания для их принятия, оправдания или осуждения. Я полностью согласен с тем, что данные психоаналитического процесса говорят нам о смыслах и мотивах, а не о молекулах, ионах, нейротрансмиттерах и т.д., но я никак не могу согласиться с якобы вытекающим отсюда выводом, что психоанализ со всеми его открытиями в области смыслов и мотивов не обогащает и не может обогащать науки о мозге и обогащаться при этом сам. Этот вывод я считаю правильным частично, но, конечно же, никак не полностью.

На мой взгляд, серьезные исследователи поведения в каждой из этих двух областей - биологической и психической - склонны отбрасывать весь массив информации вместе с некоторыми следствиями из нее, то есть в целом отвергать значимые данные и идеи, пришедшие из других областей, вместе с аспектами, которые кажутся спорными или "неадекватными".

Фрейд отказался от "Проекта" и решил его не публиковать. Он не удовлетворился тем, как сумел увязать его с доступными на тот момент нейрофизиологическими знаниями. Он решил ограничить свою работу - метод и теорию - областью психологии. Мы должны помнить, что "Проект" был опубликован посмертно и не по его желанию.

Я согласен с тем, что метапсихология вводит нас в заблуждение, но понимаю это в ином смысле, нежели описано выше. Метапсихологическая теория при всей своей полезности и, возможно, даже необходимости для некоторых целей, вводит нас в своего рода глухой корридор, который отделен от эмпирического и концептуального диалога с биологическими науками. Когда теоретические построения, которые выходят за рамки психологических и физических методов, признаются за реальность, тогда теряется возможность плодотворного диалога и концептуального обсуждения с представителями естественных наук. Однако, существуют доступные клинические данные психологии и основанные на них психологические теоремы, которые допускают проверку в рамках психоаналитической психологии. Об этом свидетельствуют, например, среди прочих некоторые из работ Люборски (Luborsky, 1973), Гила и Хофмана (Gill and Hoffman, 1982), Спенса и др. (Spence et al., 1978) и Дала и др. (Dahl et al., 1978); а также детальное рассмотрение новых фактов нейробиологии. Чтобы отвергнуть последнее, требуется обросить информацию, которая была недоступна Фрейду. Вспомним, что именно он указал на несостоятельность физиологии девятнадцатого века, однако сделал он это, не дав нам надежду и "веру" в то, что наука о мозге в конце концов станет источником адекватной и полезной информации. Я, говоря от своего имени, не могу представить себе, что он смог бы отвергнуть или отвернуться от ставшей теперь доступной нейробиологической информации. Далее, я хочу пояснить, что не стремлюсь вывести или доказать, что доступ ко всему доступному сегодня массиву нейробиологических знаний сможет реализовать мечту о едином понимании психики и мозга и тела в рамках единого ряда понятий и концепций. Что же тогда я предлагаю?
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56

Похожие:

Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconСочинение Т. С. Тимашевой посвящено изучению паремийных единиц двух языков весьма удаленных друг от друга и не имеющих очевидных точек соприкосновения, как это обнаруживалось бы в родственных языках.
Анализируемая работа находится на стыке ряда актуальных ныне филологических дисциплин и входит в парадигму современных лингвокультурологических,...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconИсторический диктант с ошибками 6 класс «Крестовые походы»
В результате: Крестовые походы не достигли своей цели – завоевание Мекки (13), погибло много людей, разрушено много городов, но одновременно,...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconКонспект урока Эпиграф к уроку
Посмотрите друг на друга, улыбнитесь. Пожелайте друг другу успехов и хорошего настроения
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconСетевая организация внеурочной деятельности старшеклассников на основе двухсторонней видеоконференцсвязи трёх удалённых друг от друга школ
«Котлубанская средняя общеобразовательная школа «Городищенского района Волгоградской области»
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга icon«Взаимодействие цивилизаций: диалог или конфликт?»
Различные социокультурные сообщества не могут больше развиваться изолированно друг от друга, но их несхожесть, а также попытки притирки...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconИстория и святыни истринской земли
Такие поездки трудны из-за того, что впечатления наслаиваются друг на друга и к их концу совершенно невозможно вспомнить, а с чего,...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconДиалог культур как война стереотипов
Диалог культур строится на основе разных механизмов. Одним из них является война или обмен стереотипами, взаимными упрощенными и...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconЧто позволяет сопоставить эти произведения?
Как строится художественный мир каждого стихотворения? Индивидуальные находки автора, их роль в развитии идеи? Помните, что «поэты...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconВ ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа*
М.: Институт практической психологии и психоанализа. 2006, 169 стр. Главный редактор Ягнюк К. В
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга icon"Лесной царь" драма с несколькими действующими лицами. У них свои характеры, резко отличные друг от друга, свои поступки, совершенно несхожие, свои
Лесной царь драма с несколькими действующими лицами. У них свои характеры, резко отличные друг от друга, свои поступки, совершенно...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница