Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга




Скачать 14,16 Kb.
НазваниеОбласти соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга
страница6/56
Дата03.02.2016
Размер14,16 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56

Введение


В данной работе рассматривается взаимосвязь между психоанализом и нейронаукой.1) Главной целью является показать, что психоанализ основывается на вполне неврологических принципах. Это достигаается путем изучения отношения Фрейда к локализационистской традиции в нейронауке.

В последние годы статус психоанализа как самостоятельной науки остро обсуждался в свете его неврологических истоков девятнадцатого века. Аргументы в этих дебатах концентрировались вокруг вопроса о том, олицетворяет ли "Проект научной психологии" (Freud, 1895) ошибочную концепцию девятнадцатого века о функционировании мозга, или же, наоборот, эта работа продвинула психоаналитическую психологию.

С появлением "Проекта" стало очевидно, что между неврологическим и психологическим периодами работы Фрейда существует некоторая непрерывность (по крайней мере на уровне терминологии). Спор развернулся вокруг применимости этой терминологической непрерывности к психоанализу. Крис (Kris, 1950), Джонс (Jones, 1953), Стрэчи (Strachey, 1966) и др. считают, что связь эта кажущаяся и настаивают на том, что психоанализ является более или менее "чистой" психологией. С другой стороны, Амачер (Amacher, 1965) и Хольт (Holt, 1965) находятся среди тех, кто считает, что связь эта уходит вглубь и приходят к выводу, что старые неврологические построения будут продолжать поддерживать скрипучие леса современного психоанализа. Таковы две главные точки зрения, но есть и иные позиции.

Например, Прибрам и Гилл (Pribram & Gill, 1976) перевели "Проект" на язык современной теории информации и считают, что метапсихология хотя и основывается на неврологии, но является, тем не менее, современной теорией когнитивного контроля на уровне современных стандартов. Таким образом, Прибрам (Pribram, 1962, 1965) вернул психоанализ назад к естественным наукам в надежде, что теперь будет возможно извлечь пользу из исследований нейронауки. С другой стороны, Гилл (Gill, 1976) полагает, что клинический психоанализ должен очиститься от неявных неврологических положений и выстроить новую метапсихологию.

Именно такую попытку предпринял Шафер (Schafer, 1976), построив новый для психоанализа "язык действия", который мало похож на исходную метапсихологию. Этот новый язык, как он считает, больше соответствует науке о человеческих намерениях, нежели старый естественно-научный язык. По контрасту, Петерфройнд (Peterfreund, 1971) тоже полагая, что психоаналитическая теория основывается на устаревшей неврологии, попытался снабдить теорию новым абстрактным нейрофизиологическим базисом, что, по его мнению, позволяет отказаться от таких фундаментальных понятий как эго и психическая энергия.

Мы намереваемся показать, что путаница в этом споре в основном является результатом фундаментального непонимания значения "Проекта". Мы хотим показать, что место его в истории психоанализа было определено ошибочно, и что монография Фрейда "Об афазии" (Freud, 1891) является более подходящим местом для поиска идей, необходимых нам для связи психоанализа и нейронауки. Поступая таким образом мы хотим также показать, что значение формального неврологического образования Фрейда было преувеличено, и что было упущено влияние Джексона. После этого мы покажем, что психоанализ сохраняет весьма солидную роль в отношении современной неврологии. Этот вывод позволит нам проследить многие связи между нейронаукой и психоанализом, не обесцениявая при этом никаких психологических открытий Фрейда.

Доводы против "Проекта"


Начнем с пересмотра значимости "Проекта". Начиная с публикации книги Дорера (Dorer, 1932) и статьи Бернфельда (Bernfeld, 1944), исследователи и психоаналитики изучают истиную природу отношения между психоанализом и неврологическими и биологическими науками. После неожиданного появления в 1950 году рукописи "Проекта", кажется, не было никаких оснований для возражений. В рукописи Фрейда, содержалось то, что можно рассматривать как неврологическую модель для таких важнейших психоаналитических концепций, как первичный и вторичный процесс, система удовольствия-неудовольствия и эго; принципов константности, проверки реальности и понятия влечение; теорий психической регрессии, галлюцинирования, защиты и вытеснения; систем восприятия, сознания и памяти; понятий катексиса и ассоциации; а также теории осуществления желаний в сновидении. Для многих эта работа была бесспорным доказательством того, что психоанализ - это вообще не психология, а скорее скрытая нейрофизиология, с выгодой защитившая себя от научного прогресса и экспериментальной проверки. Другие рассматривали ее как последний остаток его физиологического образования и потребности Фрейда неврологизировать психологические процессы. Все согласны, что эта работа явилась вехой в истории психоанализа, - "пропущенной связью" между неврологическим и психоаналитическим периодами Фрейда.

Спор об отношениях между психоанализом и нейронаукой до сих пор остается неразрешенным, и "Проект" по-прежнему остается важнейшим текстом. Современные комментарии Кранфида (Cranefied, 1970), Волльхейма (Wollheim, 1971) Канцера (Kanzer, 1973), Соломона (Solomon, 1974), Мак-Карли & Гобсона (McCarley & Hobson, 1977), Салловэй (Sulloway, 1979), Манциа (Mancia, 1983) и Фридмана & Александера (Friedman & Alexander, 1983) лишь пополнили, по-видимому, бесконечный список противоречивых интерпретаций содержания "Проекта".

Во всех них при этом игнорируется тот факт, что Фрейд уже ясно определил свой взгляд на отношения между психологией и физиологией в монографии "Об афазии", которую он опубликовал за четыре года до написания "Проекта", и через три года после того как впервые использовал метод катарсиса. Во внимание не принимается тот факт, что он никогда не отделял себя от точек зрения, изложенных в этой монографии, тогда как открыто отказывался от "Проекта". Мало того, игнорируется тот факт, что работа "Об афазии" является первым исследованием Фрейдом явлений психики, что она является его первым исследованием динамики психического процесса, и что она содержит подробную модель речевого аппарата, в конце концов являющегося главным аппаратом при "лечении разговором". Эта работа сигнализирует о начале увлечения Фрейда исходящими от Энгланда эволюционными теориями, в ней содержатся зачатки теории регрессии и изначальная точка зрения на психоанализ. Некоторые психоаналитические концепции используются в ней в своем первоначальном неврологическом смысле.2) В ней содержится наиболее явный отказ Фрейда от своего формального неврологического образования, и отмечается начало нового подхода к функционированию мозга, ставшего теоретически каркасом, внутри которого мог развиваться психоанализ.

Рассматривая все вместе, задаешься вопросом: Действительно ли "Проект" исторически связывает между собой психоанализ и неврологию? Действительно ли он занимает свое место, отражающее отношение Фрейда к функционированию мозга? Действительно ли он дает нам возможность понять природу отношения между психоанализом и нейронаукой? Мы намереваемся показать, что это не так.

Начнем с того, что часто забывается, что рукопись "Проекта", посланная Фрейдом Флису (единственному на тот момент познакомившемуся с ней) была не завершена, и что она является одним из многих рабочих вариантов.

Фрейд начал работу над своей "психологией для неврологов" не позже 27 апреля 1895 года, когда он впервые сообщил об этом Флису, однако приступил к написанию варианта, отправленного тому позже, в период между 4 и 23 сентября. Он отправил рукопись (незаконченную) 8 октября, а в сопроводительном письме признавал, что "она еще не является законченой и вряд ли таковой будет" (Freud, 1954, p.126). Он продолжал работать над удачными черновиками и к 20 октября, по-видимому, пришел к окончательной ее переработке. Теперь, касаясь первоначального варианта рукописи, Фрейд говорит Флису, что если бы у него было "хотя бы две недели, прежде чем отправить тебе рукопись, она была бы намного понятнее. Но она тогда лишь складывалась, так что писалась больше для себя... Сейчас же я не имею достаточно времени, чтобы написать ее более аккуратно" (Freud, 1954,p. 129). И снова, 31 октября он пишет: "Я собираюсь изменить [ее]... То, что имеешь ты отчасти лишь дискредетирует работу - цель скорее была лишь попробовать и ничего более" (Freud, 1954, p.134). По мере продолжения работы над рукописью Фрейд все более колебался в оценке успешности набросков и 29 ноября вообще отказался от продолжения задуманного: "Я не могу теперь понять состояние своего сознания, в котором я состряпал психологию, я не понимаю, как мог навязать ее тебе... она представляется мне своего рода аберрацией." (Freud, 1954, p. 134) 12 декабря он писал: "Таким образом, лучшее, что ты можешь сказать о ней, так это, что она заслуживает похвалы voluisse in magnis rebus [to have wished for great things]" (Freud, 1954, p. 137). 1 января 1896 года он сообщил Флису, что что полностью пересмотрел "Проект",3) и 13 февраля он формально переименовал его в "метапсихологию". 30 мая он признался Флису, что не в состоянии объяснить вещи физиологически. После этого 6 декабря он набросал свой последний вариант.4) Этот вариант основан на январском и сильно напоминает модель, позже представленную им в Главе 7 "Толкования сновидений" (Freud, 1900).

Теперь мы можем сформулировать наш первый вывод: "Проект" 1895 года является незавершенным, это один из многих черновых вариантов, и выжившая рукопись является работой, от которой Фрейд недвусмысленно отказался как от "аберрации". Тем не менее он продолжил работу над общей теорией и последняя представленная Флису модель являет собой намерения и цели таковой в "Толковании сновидений".5)

Чего Фрейд надеялся достичь в "Проекте"? Он называл его "Психологией для неврологов" (Freud, 1954, p. 118), а также "Психологией" (Freud, 1954, p. 121). 25 Мая 1895 года он провозгласил, что намерен "увидеть какую форму обретает теория функционирования психики, если в нее ввести количественные данные (своего рода экономику нервной силы); и во-вторых извлечь из психопатологии все что может быть отнесено к обычной психологии", поступая так, по его словам, он вступает в область "представлений, переводов и догадок" (Freud, 1954, pp. 119, 120, курсив наш).

6 августа он заявил, что пытается найти путь "к пониманию патологической защиты, а с ним - к пониманию многих важных психологических процессов", и сразу оговорился, что "клинически все это уже подтверждено, тогда как психологическую теорию еще предстоит подвергнуть тщательно продуманному штурму" (Freud, 1954, p 122, курсив наш). Когда он понял, что теория все еще никак не поддается, он сказал, что "все что я пытался сделать, так это объяснить защиты, но обнаружил, что объясняю нечто, относящееся к сердцу природы. Я обнаружил, что столкнулся с проблемами качества [сознание], сна, памяти - короче, с психологией в целом" (Freud, 1954, p. 123).

Во введении к той рукописи, которую он отправил Флису, Фрейд пишет: "Цель состоит в обеспечении психологии тем, что сделает ее естественной наукой: то есть представить психические процессы как количественно детерминированные состояния особых частиц материи, тем самым сделав эти процессы ясными и непротиворечивыми" (Freud, 1895, p. 295, курсив наш). В сопроводительном письме он назвал это "механиситческим объяснением" "клинического знания" (Freud, 1954, p. 126). Продолжив работу над другим черновым вариантом проекта, он назвал это "количественными пастулатами, из которых вы должны вывести характеристики нейронного движения" (Freud, 1954, p. 133, курсив наш). 31 октября он писал: "К счастью, для меня все эти теории с необходимостью сходятся в клинической области вытесненного, в которой я могу каждый день исправлять ошибки и прояснять какие-то вещи" (Freud, 1954, p. 131, курсив наш). 8 ноября чувствуя "неспособность овладеть предметом", он заметил, "однако клиническое объяснение истерии продолжает оставаться в силе; оно красиво и просто" (Freud, 1954, p. 133, курсив наш). После того как 29 ноября он полностью отверг свой план, он сказал: "он представляется мне своего рода аберрацией. Клиническое объяснение двух неврозов, вероятно, останется в силе после некоторых изменений" (Freud, 1954, p. 134, курсив наш). И снова 12 декабря он почувствовал, что план не удался и что, "возможно, в конце я смогу научиться довольствоваться клиническим объяснением неврозов" (Freud, 1954, p. 137). После пересмотра рукописи 1 января он переименовал Q'n "психическую энергию" и назвал принцип константности "психическим механизмом" (Freud, 1954, p. 146). 13 февраля он переименовал свою "Психологию" в "метапсихологию" (Freud, 1954, p. 157). 30 мая он обратился к Флиссу с тем, что не способен найти "твердое основание в физиологии" (Freud, 1954, p. 169).

Теперь мы можем сформулировать наш второй вывод. Мы должны согласиться с Канцером в том, что "Проект" является "набором неврологически оформленных психологических предположений, представленных с точки зрения клинического наблюдения" (Kancer, 1973, p. 90). На деле он не вляется неврологической моделью. Наоборот, "Проект" - это одна из многих попыток Фрейда перевести (в смысле "представлений, переводов и догадок") свои клинические знания о защитных неврозах в физиологическую теорию. Тем не менее, в этой попытке он потерпел неудачу и отказался от этой амбициозной программы. Он отказался от "Проекта" и продолжил поиск объяснения своих клинических открытий на языке психологической теории.

Почему не удался такой перевод? Наиболее непосредственная причина - просто на тот момент нейропсихологической информации было не достаточно.6) Краткий анализ основных построений, содержащихся в "Проекте", продемонстрирует, что "Проект" вообще не является неврологической моделью. Основные положения "Проекта" следующие: (a) Психические образы хранятся в нейронах. (b) Нейроны активируются неопределенным и неподдающимся измерению качеством, названным Q'n. (c) Q'n испытывает сопротивление при течении между нейронами. (d) Изменения контактного барьера определяют три анатомические системы, названные "фи", "пси" и "омега". (e) Фундаментальный принцип работы этой структуры называется нейронной инерцией. (f) Имеет место закон работы; закон ассоциации по одновременности. (g) Имеет место биологический закон; закон внимания. (h) Имеет место второй биологический закон; закон защиты.

Являются ли эти концепции неврологическими? Нейроны, конечно, являются базовыми единицами мозговой ткани, как на сегодня установлено Каялом & Уолдейером (Cajal & Waldayer). Но семь других положений в той или иной мере представляют собой постулаты ad hoc. Q'n, например, конечно, не является неврологической сущностью. Фрейд просто описывает ее как сумму возбуждений, которые "перетекают", которые "хранятся", "изменяются" и "опустошают" нейроны; что позволяет построить наиболее важное понятие "катексиса". Не говорится ни о каком измерении, количество описывается как обладающее "сравнительно низкой организованностью" (Freud, 1895, p. 366), как "большое" или "чрезвычайно большое" (Freud, 1895, p. 368), но нигде оно не соотносится с числами. Как отметил Рикер (Ricoeur, 1970), в действительности это очень любопытное количество! Далее, Манциа (Mancia, 1983) показал, что понятие Q'n не учитывает современные достижения в познании передачи нервного импульса. Понятие контактного барьера рассматривалось просто как эквивалент неврологического понятия синаптической проницаемости. Такое предположение не совсем корректно. В исследовании Манциа показано, что понятие контактного барьера у Фрейда обнаруживает мало сходства с тем, что было известно о нейронных узлах в 1890-х годах. Манциа приходит к выводу, что "язык "Проекта" является лишь метафорическим и не принимает во внимание нейропсихологические знания того времени" (Mancia, 1983, p. 190). Замечательно, что хотя понятие контактного барьера Фрейд уже мог заимствовать из нейропсихологии, тем не менее оно оказалось совершенно гипотетическим. Точно так же при рассмотрении нейроанатомических систем "фи", "пси" и "омега", как показал Амахер (Amacher, 1965), совершенно не обнаруживается ничего, что позволило бы предположить именно такое деление нервной системы. Позже Фрейд (Freud, 1954, p. 142) даже посчитал себя вправе поместить "омега" нейроны в отдельную область мозга. Что касается фундаментаьного принципа работы, нейронной инерции, Фрейд сам признавал что он был "непосредственно выведен из клинического наблюдения патологии, в особенности... истерии и навязчивостей" (Freud, 1895, p. 295). Он использовал этот принцип в своем психологическом теоретизировании прежде написания "Проекта", и продолжал использовать его после.7) Почти с полной определенностью можно сказать, что данная концепция является собственным интеллектуальным творением Фрейда. Если же оно было заимствовано у кого-то, то вероятнее всего у Фехнера, который являлся скорее психофизиком, нежели нейрофизиологом. Закон ассоциации по одновременности также не был основан на нейрофизиологических данных. Фрейд просто постулировал ad hoc и не мог оправдать его существование никакими "механистическими" соображениями. Похожим образом, так называемые "биологические законы" внимания и защиты были постулированы ad hoc. Фрейд обосновал их существование лишь телеологически.

Таким образом, с определенностью мы можем сказать, что единственным подтвержденным неврологически понятием в "Проекте" являлся нейрон, и что именно от этого понятия Фрейд отказался, когда отказался от попытки построить свою Психологию на физическом субстрате. Таким образом, любые другие аспекты "Проекта", выделяемые в последующей психоаналитической теории, вообще не являются неврологическими построениями. По этой причине мы считаем вправе сказать, что "Проект" не устанавливает никаких субстанциональных связей между нейронаукой и психоанализом. Кроме того, мы не видим оснований делать вывод, что метапсихология является скрытой нейропсихологией, только лишь потому, что некоторые ее фундаментальные положения впервые были разработаны в "Проекте".

Вывод: "Проект научной психологии" является фрагментом одной из многих попыток Фрейда, предпринятых им в течение 1895 и 1896 годов, перевести свои клинические открытия на язык неврологии. От рукописи, которую мы имеем сегодня, Фрейд отказался 1 января 1896 года. Он сохранил многие идеи, высказанные в ней, но ни одна из них не основывалась на нейрофизиологии или нейроанатомии. Эта психологическая теория, очищенная от единственного заимствованного из неврологических исследований компонента (нейрона), легла в основу метапсихологии, содержащейся в Главе 7 "Толкования сновидений".

Таким образом, основной вывод состоит в том, что "Проект" не перекидывает мост между психоанализом и нейронаукой. Это не то место, где следует искать понимание природы взаимоотношений между психоанализом и нейронаукой.

Это не означает, что между психологической и неврологической работой Фрейда нет связи. Есть все основания ожидать, что изучение структуры и функционирования нервной системы двадцатилетним Фрейдом в определенной мере повлияло на психоанализ. Именно с этой точки зрения мы собираемся теперь приступить к изучению работы "Об афазии" (magnum opus неврологических работ Фрейда). В следующей части нашей статьи мы покажем, что именно в этом исследовании 1891 года он сформулировал и указал основные направляющие линии взаимоотношения между психологией и физиологией. Мы покажем, что работа "Об афазии" задает ту базовую теоретическую структуру, внутри которой были построены "Проект" и психоанализ.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   56

Похожие:

Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconСочинение Т. С. Тимашевой посвящено изучению паремийных единиц двух языков весьма удаленных друг от друга и не имеющих очевидных точек соприкосновения, как это обнаруживалось бы в родственных языках.
Анализируемая работа находится на стыке ряда актуальных ныне филологических дисциплин и входит в парадигму современных лингвокультурологических,...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconИсторический диктант с ошибками 6 класс «Крестовые походы»
В результате: Крестовые походы не достигли своей цели – завоевание Мекки (13), погибло много людей, разрушено много городов, но одновременно,...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconКонспект урока Эпиграф к уроку
Посмотрите друг на друга, улыбнитесь. Пожелайте друг другу успехов и хорошего настроения
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconСетевая организация внеурочной деятельности старшеклассников на основе двухсторонней видеоконференцсвязи трёх удалённых друг от друга школ
«Котлубанская средняя общеобразовательная школа «Городищенского района Волгоградской области»
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга icon«Взаимодействие цивилизаций: диалог или конфликт?»
Различные социокультурные сообщества не могут больше развиваться изолированно друг от друга, но их несхожесть, а также попытки притирки...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconИстория и святыни истринской земли
Такие поездки трудны из-за того, что впечатления наслаиваются друг на друга и к их концу совершенно невозможно вспомнить, а с чего,...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconДиалог культур как война стереотипов
Диалог культур строится на основе разных механизмов. Одним из них является война или обмен стереотипами, взаимными упрощенными и...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconЧто позволяет сопоставить эти произведения?
Как строится художественный мир каждого стихотворения? Индивидуальные находки автора, их роль в развитии идеи? Помните, что «поэты...
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга iconВ ритме движений души. Несколько замечаний об эволюции кляйнианского психоанализа*
М.: Институт практической психологии и психоанализа. 2006, 169 стр. Главный редактор Ягнюк К. В
Области соприкосновения психоанализа и нейронауки: вызов и благоприятная возможность друг для друга icon"Лесной царь" драма с несколькими действующими лицами. У них свои характеры, резко отличные друг от друга, свои поступки, совершенно несхожие, свои
Лесной царь драма с несколькими действующими лицами. У них свои характеры, резко отличные друг от друга, свои поступки, совершенно...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница