Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев




Скачать 16,43 Kb.
НазваниеГосударственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев
страница1/4
Дата03.02.2016
Размер16,43 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
ИС: Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения РСФСР, Москва 1955
OCR - Николай Голубев


http://www.chukfamily.ru/Lidia/Publ/georgievskaia.htm


С. ГЕОРГИЕВСКАЯ

Критико-биографический очерк

1

Произведения С. Георгиевской стали появляться в печати незадолго до войны. Первым, в 1939 году, в ленинградском журнале "Чиж" был напечатан рассказ "Петрушка". Это был непритязательный рассказец о том, что дразнить товарищей - нехорошо. Занимал он всего две странички. Ребята из детского сада дразнят мальчика Петрика: "Петрушка, сельдерюшка, в огороде вырос". Но вот в детский сад приходит кукольник - "человек с пестрой ширмой". Выглядывает из-за ширмы Петрушка, поет и танцует. Представление нравится ребятам, они просят, чтобы Петрушка остался жить у них в детском саду. Тогда мальчик Петрик вспоминает о своей обиде. Он просит человека с ширмой унести Петрушку. "Уведите его скорей, уведите его, пожалуйста, а то ребята его задразнят". И человек с ширмой уходит, унося кукол.

В 1940 году наряду с детскими стали появляться рассказы С. Георгиевской и для взрослых; она, кроме "Чижа", начала сотрудничать в журналах "Ленинград" и "Литературный современник". Для взрослых были написаны "Ошибка", "Соседка", "Дядя Рувим", "Подруги", "Клара", "Томи Сноур"; для маленьких - "Лягушка", "Каменщик", "Как я бабочку ловила". А в следующем году рассказов для малышей С. Георгиевская уже не писала; напечатаны были всего лишь два ее рассказа, и оба для взрослых: "Песня о трех барабанщиках" в журнале "30 дней" и "Рождение дружбы" в журнале "Ленинград".

Таким образом, хотя первым рассказом С. Георгиевской был обращенный к малышам "Петрушка", рассказов для взрослых в начале ее писательского пути у нее было больше, чем для малышей. Свои первые литературные опыты С. Георгиевская по преимуществу адресовала взрослым.

Разнообразны были персонажи этих первых рассказов, пестры их сюжеты: о двух девочках-школьницах - двух подругах, которые задумали стать артистками цирка; о швейцарке, приехавшей в Россию преподавать французский язык; о негре, члене Коминтерна, женившемся на советской гражданке; о молоденькой девушке, позирующей знаменитому художнику; о соседях, жильцах коммунальной квартиры, мужчине и женщине, и о сложном романе, происшедшем между ними; о португальском рабочем, приехавшем в СССР и с трудом научившемся говорить по-русски… Какое разнообразие тем, положений, персонажей! Разнообразие, вызванное безусловно собственным жизненным опытом молодой писательницы. С. Георгиевская начала работать рано, с шестнадцати лет. Она работала в театре, на заводе, в газете, в больнице, в библиотеке. Жизнь рано предоставила ей возможность наблюдать разные характеры, разные судьбы.

Сусанна Михайловна Георгиевская родилась в 1916 г. в Одессе. В 1930-м семья переехала в Ленинград. Писательница совмещала работу с ученьем и в 1936 г. окончила Институт иностранных языков. К началу своего литературного пути она успела побывать актрисой в Интернациональном театре, переводчицей среди иностранных рабочих на заводе "Электроаппарат", журналисткой в газете "Пионерская правда". Она приходила в соприкосновение с людьми разных судеб, профессий, национальностей: вот откуда в ее первых рассказах португалец и негр, рабочий и художник. Но странное дело: эти рассказы разнообразны только на первый взгляд. Когда вчитываешься в них внимательно, они производят впечатление постоянно возобновляемого разговора об одном и том же. Написаны рассказы о людях разных, и обстоятельства в них изображаются разные, а подтекст почти всюду один. Как будто писательница, вглядываясь в лица и судьбы людей, упорно задавала себе один и тот же вопрос и на этот вопрос пыталась своим рассказом ответить.

Вот "Соседка" - второй из напечатанных рассказов С. Георгиевской для взрослых. На этом неумелом рассказе лежит печать банальности, безвкусицы. Мы встретим в нем и "исступленную нечеловеческую нежность" и "пылающий взгляд". Безвкусица сочетается в нем с какой-то странной неуклюжестью, косноязычием. "Разве так поступают женщины? - думает герой о своей возлюбленной. - Разве есть в этом закономерность?" Какое неуместное в данном случае слово "закономерность"!.. Но нас сейчас интересует не качество рассказа, не его словесная ткань, а всего лишь его тема. Про что он написан? Про то, как двое одиноких людей - мужчина и женщина, соседи по квартире, - сблизились совершенно случайно, потом расстались, потом сблизились опять. Между этими двумя сближениями они жили, терзаемые одиночеством. Женщина ожидала ребенка. Мужчина прислушивался к ее тяжелым шагам. Женщина не желала показаться навязчивой тому, кто покинул ее, и из гордости избегала с ним встреч. Мужчина чувствовал себя виноватым, презирал и ее и себя, не доверял ей и тосковал по ней. Ни один не хотел сделать первый шаг к другому. Их разделяла только тонкая перегородка, но одиночество казалось непоправимым. И вот наступил день, когда одиночество кончилось: женщина, услышав рыдания за стенкой, переступила порог комнаты своего соседа. Внутренняя тема этого рассказа такова: люди, заблудившиеся в одиночестве, преодолевают его нежностью; любовь оказывается сильнее самолюбия и страха.

А вот и другой рассказ, написанный совсем на другом материале, совсем иначе построенный, но, в сущности, разрабатывающий ту же тему. Называется он "Песня о трех барабанщиках". Тут повествование ведется от лица старой швейцарки, учительницы. Когда-то, совсем еще молоденькой девушкой, Жюли Бланкур приехала в Россию, чтобы трудом гувернантки заработать немного денег, вернуться к себе на родину и там выйти замуж за своего жениха. Но скоро она узнает, что жених ее умер. Она остается в России и ведет одинокую труженическую жизнь. Наступает революция. Жюли Бланкур опасается, что революционная власть отнимет у нее сбережения. Но никто у нее ничего не отнимает: ей, как опытному педагогу, предлагают учить ребятишек-сирот в интернате. Жюли Бланкур соглашается и отдает новой деятельности все свои силы. И когда соседка, молодая женщина, жалуется ей на нелады в семье, Жюли, утешая ее, говорит, что сама она, хоть и не имеет семьи, не чувствует себя одинокой. "Жюли Бланкур - счастливейший человек на земле, - говорит старая швейцарка. - Она родилась и сделала в жизни свою работу. Она воспитала множество ребятишек… И Жюли Бланкур не горюет. Нет".

Это тоже рассказ о том, как было преодолено одиночество, преодолено по-иному: трудом.

Стремление ввести читателя в интимную душевную жизнь героев характерно для творчества С. Георгиевской с самого начала ее пути. В ранних рассказах оно приводило порой к такой безвкусице, как "неуемная совесть" и "неизъяснимая жалость", приводило к сентиментальничанью, нарочитой трогательности, а порой и к декламации. Но самое это стремление было плодотворным. Оно избавило образы героев С. Георгиевской, даже и не вполне удачные, от элементарной однолинейности, от схематизма; оно обогатило рассказы, углубило их - они заиграли тонкими оттенками человеческих чувств.

В рассказе "Ошибка" тема одиночества поставлена открыто, прямо; она существует не в подтексте, она выбивается наружу - в самый текст. В отличие от "Соседки" и "Песни о трех барабанщиках", этот рассказ говорит не о победе человека над одиночеством, а о победе одиночества над человеком. Женщина отказалась от семьи, замужества, ребенка. Она вся погружена в мелкие служебные интересы и в "заботы по дому". Ее комната, кастрюли, примус, блузка сверкают чистотой. Но одиночество ее так безмерно, что в бессонные ночи она завидует зимовщикам на зимовке. Там далеко, на льдине, они окружены гордой нежностью всей страны. До них по радио долетают родные голоса: "Папа, я очень скучаю", "Брат Николай, я горжусь твоим мужеством". "Одиночество там, во льдах, - говорит автор, - нарушалось постоянным и теплым общением с миром. От нежности плавятся льды". Общение с миром у Лидии Онуфриевны, героини рассказа "Ошибка", нарушено. Ее ошибка - в отказе от семьи. Героиня, измученная сознанием одиночества, почти сходит с ума. Девушка, соседка, заглянувшая утром к ней в комнату, застает ее громко повторяющей неизвестно кому: "Милый, я так устала", "Милый, родимый, я так устала".

Наиболее значительный рассказ из числа первых произведений С. Георгиевской для взрослых - это "Дядя Рувим", наиболее значительный и наиболее безысходный. Написан он отчетливо, лаконично, ясно - гораздо сдержаннее и строже, чем "Соседка" или "Ошибка". Время и место действия - Одесса до революции. Человек, совершивший ненужный подвиг, погибает под бременем отверженья - вот смысл этого горького рассказа. Косный мир чеков, сомнительных банковских операций, ложных представлений о семейной чести пожирает, уничтожает человека. Дядя Рувим взял на себя вину брата, который учел фальшивый вексель. Он спас брата, но презрение всей семьи, знакомых, близких пало на него. Невеста от него отказалась. Ему еле подают руку, братья не сажают его с собой за стол. С ним осталась только собака Флорка. С ним приветлива только маленькая племянница, Яса Шварц (рассказ ведется от ее имени). И только после смерти дяди Рувима, из случайно найденного письма, Яса узнает, что истинным виновником подлога был не опустившийся, больной, старый, нищий, всеми презираемый дядя Рувим, а богатый, высокомерный и почтенный дядя Давид.

"Много лет прошло. Нет ни дяди Рувима, ни Флорки, - рассказывает Яса. - Окруженный почетом и уважением, умер дядя Давид. На еврейском кладбище, на большой надгробной его плите, не стираемые ни дождем, ни снегом, блестят золотые буквы.

И в городе нашем, даже на дальней Пересыпи, освещаются нынче светом решительно все этажи. И верхний этаж и нижний.

И вода течет из новых, блестящих кранов, и грязь предместий залита гладким асфальтом новых дорог.

И никто уже не вспоминает о ветхих домах, замененных новыми зданиями.

Но, гуляя по улицам дорогой Одессы в тот вечерний час, когда заходящее солнце розовит булыжники мостовой, в каждом старом, согнувшемся человеке я по-прежнему вижу дядю Рувима, а в каждой собачке - Флорку. И мне хочется встать на носки и, протянувши руку, сказать, приветливо кланяясь: "Заходите, дядя Рувим, пожалуйста, заходите".

Разнообразие тем в первых рассказах С. Георгиевской для взрослых мнимое. Все они (кроме "Подруг" и "Томи Сноура") посвящены единственной излюбленной теме - одиночеству. В одних герои одолевают одиночество - в "Соседке", в "Песне о трех барабанщиках", в других одиночество одолевает героев - в "Ошибке", в "Дяде Рувиме". Поглощенность одной темой создает утомительное однообразие манеры. Автор пытается проникнуть в душевный мир своих героев, изобразить жизнь человеческого духа не на поверхности, а в глубине - и это отлично, однако попытки эти оказываются подчас попытками с негодными средствами. С. Георгиевская умеет сделать интересное, необычное наблюдение, но не умеет запечатлеть его точным словом. Слово не всегда подчиняется воле автора, грамматический строй языка оказывает сопротивление. "Свет ложится гармоникой по полу, - пишет Георгиевская, - соединяясь и расходясь" ("Ошибка"). Наблюдение сделано точно, а выражено весьма приблизительно. Приставка "со" в глаголе "соединяться" показывает, что глагол требует дополнения: соединяться с чем. Кроме того, нельзя ложиться "по" - ложатся "на" что-нибудь. "Бледная дрема. Кричат петухи во сне. Полудрема" ("Ошибка"). Писательница хочет создать впечатление полусна, полудремоты - это ясно; и все-таки неясно, что такое "бледная дрема" и чем она отличается от "полудремы". Нельзя сказать, что бант у девочки в волосах "настрелился" "в сторону потолка" ("Подруги"). Не стоит писать о девочке, которой впервые в жизни сказали "вы": "она перешла, дрожа, из безответственной оболочки "ты" в эту новую оболочку, сложную и колеблющуюся, в которой было не так-то легко удержать равновесие", - не стоит даже в том случае, если девочка в эту минуту пытается удержать равновесие, исполняя цирковой номер. Сложность чувств, наблюдений и мыслей должна находить себе ясное выражение, иначе она приводит не к богатству, а к невнятице, сбивчивости.

Наряду с работой над рассказами для взрослых С. Георгиевская в ту же пору сделала попытку писать для детей. Естественно, что при тех литературных ресурсах, которыми она тогда располагала, попытки эти могли быть интересными, но не могли быть удачными. Ни тема, наиболее волновавшая С. Георгиевскую (одиночество), ни стилистические особенности ее письма - ничто не соответствовало задачам, стоявшим перед детской литературой.

2

Когда в 1939 г. в ленинградском журнале "Чиж" начали печататься первые детские рассказы С. Георгиевской, советской литературе для детей шел уже третий десяток. Она была уже литературой вполне расцветшей, развитой, создавшей целую библиотеку книг для разных возрастов. Кроме повестей и рассказов, кроме поэм и стихотворений, в ней были уже и книжка-игра, и публицистика, и научно-художественный очерк. В ней были уже книги на такие животрепещущие современные темы, как гражданская война, социалистическое строительство, пятилетний план, советская школа. Она создала таких героев, как Борис Гориков Гайдара, Гаврик Катаева, Петр Трофимов Пантелеева, капитаны и матросы Житкова, - героев, внушавших читателю-подростку желание им подражать, учиться у них мужеству, преданности революции, доблести.. В произведениях Гайдара, Маршака, Катаева, Пантелеева, Кассиля, Житкова найдено было сложнейшее сочетание фабульной остроты с психологической глубиной, юмора - с высокой романтикой. Советская литература для детей, литература с первых шагов своих глубоко реалистическая, научилась уже и самым маленьким рассказывать увлекательно и драматично о труде и борьбе, о героических подвигах советского народа. К началу сороковых годов она была уже той "великой державой с суверенными правами и законами", какой хотел ее видеть основоположник и вдохновитель советской литературы для детей А. М. Горький.

Первые рассказы С. Георгиевской для маленьких - "Петрушка", "Лягушка", "Каменщик", "Как я бабочку ловила" - привлекали внимание своеобразием голоса, необычностью, резкой несхожестью с другими. Словно стал слышен какой-то новый звук, не совсем уловимый и странный.

Вот отрывок из рассказа "Каменщик".

"Мы построили за лето много песочных домов… А каменщик в белой шапочке складывал кирпичи.

Люсик выстроил цирк и приделал к нему ступеньки из разноцветных стекол… А каменщик в белой шапочке складывал кирпичи. Петя и Аня прорыли метро под клумбой… А каменщик в белой шапочке складывал, складывал красные кирпичи".

Это ритмическая проза с рефренами.

А вот и другой рассказик, тоже проникнутый ритмом, но менее явственным, - о том, как девочка обманула бабочку, сама притворившись бабочкой: "Я стала на цыпочках бегать по саду и тихонько руками махать, как крыльями". Странные рассказы! Внимание взрослых они могут привлечь своей странностью, а внимание детей? Да и странность сама по себе - еще отнюдь не достоинство. Первые детские вещи С. Георгиевской лишены темы, написаны как бы ни о чем и явно (все, кроме "Петрушки") лишены адреса. В них отсутствует не только современная, но и вообще какая бы то ни было тема. О чем написан, например, рассказ "Как я бабочку ловила"? Девочка машет руками, чтобы стать похожей на бабочку. Поймала бабочку и отпустила ее: "Не хочу быть обманщицей!" Восклицание претенциозное и, больше того, жеманное. Не такой уж это обман, чтобы писать о нем со скорбной дрожью в голосе. Рассказик занимает всего одну страницу и помещен на том месте журнала, где обычно помещались рассказы для самых маленьких. Между тем кокетство это вовсе не для ребенка: чем моложе читатели, тем более применимы к ним слова Житкова: "не кухню, а продукт они требуют и ценят", "они смотрят на дело, а не на литературу с ее приемами". Именно "дела" и не хватало ранним детским рассказам С. Георгиевской, таким, например, как "Лягушка". Это поэтические размышления маленькой девочки о том, заливает ли вода из фонтана небо и нет ли на небе луж. Рассказик этот, может быть, с любопытством прочтет взрослый - экая интересная психология у детей! чего только не взбредет им в головы! - но ребенок отложит его с недоумением: в рассказе, в сущности, ничего не случается, он, как и "Бабочка", "ни о чем". Если же и были в крошечных рассказцах Георгиевской элементы игры, которые могли сделать их детскими, как в "Каменщике" или в особенности в наиболее удачном из них - в "Петрушке", то игре этой не хватало веселья, радости, юмора, смеха. "А каменщик в белой шапочке складывал, складывал кирпичи". Это произносится и повторяется торжественно, многозначительно, без улыбки…
  1   2   3   4

Похожие:

Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев iconГорбунок Кудрявцев «Конёк Горбунок»
«Конёк Горбунок»: Государственное издательсво детской литературы Министерства просвещения рсфср; Москва – Ленинград; 1964
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев iconВыпуск 1241 () москва молодая гвардия 2007
Издательство выражает благодарность Библиотеке украинской литературы (Москва) за помощь в иллюстрировании этой книги
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев iconПоложение о творческом конкурсе «Урок Просвещения-2013» Учредитель, организаторы и жюри конкурса
Учредителем творческого конкурса методических разработок уроков, внеклассных мероприятий и занятий дополнительного образования «Урок...
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев iconНиколай Боголюбов Траектория взмаха стихи Издательство «Долой зло !» Москва 2003
«До сих пор спрашиваем себя, как такое могло произойти?… подобную катастрофу можно объяснить только тем,… что было совершено заблуждение...
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев iconИсследование языка детской литературы всегда находилось в центре внимания лингвистов и психологов. В россии пристальное внимание вопросам детской литературы уделяли выдающиеся детские писатели и переводчики К.
...
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев iconПриказом департамента имущественных и земельных
Государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования «Воронежское художественное училище (техникум)»...
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев iconИздательство «росмэн»
Издательство «Росмэн» проводит IV ежегодный литературный конкурс «Новая детская книга» (Далее – конкурс). Цели конкурса – привлечь...
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев iconНиколай Ходаковский Третий Рим Кто мы? 2 Scan, ocr, SpellCheck: Олег fixx, 2007
Фоменко, Г. В. Носовского и других сторонников новой хронологии с целью раскрытия сущности нового взгляда на историю. Читатели узнают...
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев iconНовые поступления детской художественной литературы в библиотеки мибс в феврале 2013 Г. Алексеев, Сергей Петрович
Сто рассказов о войне : [сборник : для младшего и среднего школьного возраста] / Сергей Алексеев. Москва : аст : Астрель; Владимир...
Государственное Издательство Детской Литературы Министерства Просвещения рсфср, Москва 1955 ocr николай Голубев iconOcr: Свечников Александр, noyabr 9@mail ru, г. Чита, театр «ЛиК»
Допущено Управлением учебных заведений и научных учреждений Министерства культуры СССР в качестве учебного пособия для театральных...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница