Литература




Скачать 26,41 Kb.
НазваниеЛитература
страница6/21
Дата03.02.2016
Размер26,41 Kb.
ТипЛитература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
частью ухаживания за самкой в брачный период или проявляться в тот момент, когда особь, обладающая высоким статусом, встречается с тем, кто стоит ниже. Такие жесты часто инициируют социальную игру с однолетками или людьми. Молодой барсук, очень привязавшийся к одному из сотрудников лаборатории, часто приглашал его к игре в борьбу, дергая за штанину (на манер хищников). Это был ритуальный угрожающий жест (97). Его игра с предметами также состояла из дергания, кусания и жевания, хотя он редко повреждал их. Однако, если приглашение поиграть не принималось, барсук иногда начинал сердиться. Барсуки пугаются или сердятся, если игра слишком груба, но Эйбесфельдт, сообщивший об этом, отметил, что человеку, который воспитывал барсука с младенчества, животное позволяет очень многое.


Игра в борьбу обычно происходит в контексте дружественного социального контакта. Некоторые движения или обращения действуют как сигналы, указывающие, что последующее действие должно быть скорее дружественным, чем враждебным. Можно предполагать, что в результате закрепления, такие сигналы приобретают форму ритуалов и частично формируют разную последовательность поведенческих актов (105: гл. 8). Если считать, что в некоторых случаях в игре проигрываются ситуации будущей борьбы за лидерство с основными элементами конфликта, такими как вызов, нападение, а также и дружественными ответами, то в дальнейшем можно предсказать тип поведения при подобных ситуациях. Было отмечено, что у относительно интеллектуальных животных, таких, например, как собаки, в игровых драках присутствует "притворство". Жесткие толчки, полученные в игре, не имеют таких последствий, какие имеют более слабые воздействия в реальной жизни. Однако польза такой игры состоит в том, что собака учится различать дружественные и враждебные ситуации.


Исследовательская игра и игра с предметами у других млекопитающих, кроме приматов. Млекопитающие тратят много времени на исследование и манипулирование с предметами без видимой цели. Многие исследователи считают это игрой. Молодые животные более любопытные, чем старые. Это может быть связано с тем, что молодые животные меньше знакомы с объектами. В целом они легче возбудимы и медленнее привыкают к новой обстановке (228). Различные млекопитающие отличаются по тому времени, которое они тратят на, казалось бы, бесцельное исследование объектов. Это в некоторой степени связано со способами добывания пищи. Игривый мангуст (296) питается главным образом летающими и ползающими насекомыми, а также маленькими животными, которых он должен отыскивать в норах и щелях. С этим связана его активность. Очень игривы дельфины (60) и киты (333). Они преследуют друг друга, подбрасывают рыбу или шары в воздух и подхватывают их; играют с объектами, плавающими на воде; поднимают со дна камни и бросают их в наблюдателей; крутят сальто, прыгая высоко вверх. Наблюдались дельфины и кашалот, которые в течение часа играли с пером одного из пеликанов, живущих с ними в одном водоеме. Они являются плотоядными животными, которым необходимо свою добычу догнать и схватить. Эти действия включают активный поиск, широкий диапазон и адаптивность поведения. Связь между способом добывания пищи и игрой не всегда прямая. Молодые дельфины, поймав маленькую рыбку, отпускают ее, снова ловят, но не пытаются ее съесть. Имеются наблюдения за маленьким дельфином, который неоднократно подбрасывал кусок пластиковой трубки, и специально ждал дежурного, чтобы повторять это снова и снова. Другой дельфин, недавно попавший в этот же аквариум, быстро научился этой игре.


92


Для рогатого скота характерны проявления игры в виде опрокидывания ведер с водой и открывания с грохотом дверей (54). Слоны смешивают и катают комки сухой глины. Ответ барсука, описанного Эйбесфельдтом, на новизну и изменения ситуации, опустошение ящиков и бумажной корзины, также относится к варианту общей исследовательской игры. Наблюдение показало, как барсук "изобретал" игру. Это началось, как случайная комбинация движений, когда он пробовал втиснуться в промежуток между стенкой и столом Эйбесфельдта, царапая свой животик, теряя равновесие и падая кувырком. Позже он повторял такие же движения и в других местах (97).


Биологическое значение знания, приобретенного животным, в ходе, казалось бы, бесполезного исследования и экспериментирования с объектами, очевидно. Экспериментальные исследования показали, что животные обучаются благодаря непосредственному исследованию объектов, хотя такое обучение происходит медленнее, чем то, которое подкрепляется угощением. Исследование животными различных объектов можно рассматривать не только как общее действие, но и как реакцию на изменения окружающей среды (87). Различные виды, количество и частота изменений в окружающей среде по-разному влияют на их поведение. Внезапный громкий шум или яркая вспышка в незнакомой обстановке обычно приводят животное в состояние смятения и растеряности, в то время как небольшие изменения яркости света вызывают очень короткий период тревоги, во время которого оно присматривается и прислушивается к изменившимся условиям. Это не что иное, как ориентировочная реакция, призванная ответить на вопрос "что такое?" (277), которая активизирует рецепторы репрезентативных систем животного и позволяет быстро получать информацию из своего окружения. Сосредоточенность на объекте проясняет картину. Так, например, исследование и манипулирование объектами происходит главным образом в условиях, которые являются только относительно новыми и меняются постепенно, так, что животное легко адаптируется к ним. Такие изменения в среде, как повышение или падение температуры, передвижение других животных или объектов, возникновение новых объектов и ситуаций, обычно необходимы для игры млекопитающих.


Не ясно, до какой степени игра, которая состоит в манипулировании объектами, входит в эту же категорию. Манипулирование предметами воздействует на органы чувств, когда в результате таких действий предмет меняет свою форму, разбивается или разбирается. Эти изменения, возможно, непосредственно стимулируют дальнейшее исследование. Но интерес к исследованию падает по мере привыкания к объектам, которые часто используются в играх (137). Описанный Эйбесфельдтом барсук (97), в результате исследования различных предметов сделал своими любимыми игрушками кусочки ткани, шлепанцы, резиновую циновку и кисть, только после того как пометил их выделениями из анальных желез. Такая "маркировка" помогала ему быстро отыскивать их. Пометки являются своеобразными знаками регистрации объектов или территории как его собственности.


Иногда знакомство с объектом приводит к тому, что он становится любимой игрушкой. Юная панда, как было описано, спала вместе со своей игрушкой-обручем и никак не хотела с ним расставаться (181). Можно предположить, что такая привязанность к объектам у молодых животных появляется из-за потребности в физическом контакте и приносит большое удовлетворение. Так, например, юная слониха, изолированная от матери, с огромным удовольствием играла с каучуковым обручем (181). Животные, которых держали в клетках, где возможность внешней стимуляции была ограничена, начинали "скучать" (156). В этих условиях игра, скорее всего, может быть формой стимуляции. Так, медведь в зоопарке Берна, не имеющий никаких игрушек, играл со снежком, который скатал сам.


Нервная деятельность, стимуляция и обратная связь


Обнаружение изменений в среде исключительно важно для животного, так как позволяет ему адаптироваться и выжить в окружающем его мире. Функциональное назначение рецепторов, нервной системы и головного мозга состоит в том, чтобы обнаруживать, отбирать, координировать и сохранять информацию об изменениях в окружающей среде. Этот процесс происходит при непрерывной активности всех систем, что имеет определяющее значение для их нормального функционирования (391, 140). Внешнее возбуждение поддерживает контакт животного со средой, оно необходимо, для того чтобы сохранять основные функции организма. Эксперименты показали, что животные, которых содержали в унылых, однообразных клетках или в темноте, в дальнейшем плохо ориентировались в лабиринтах или при недостатке освещения.


Депривация опыта в детском возрасте всегда имеет более серьезные последствия, чем у взрослых. Однако степень таких изменений определять весьма сложно, так как трудно поставить "чистый" эксперимент. Для решения этой сложной проблемы использовали ряд экспериментальных процедур. Генетические различия, возраст животных, тип депривации, продолжительность опыта, длительность последующего обучения - все это влияло на результаты. Предполагалось, что некоторые эксперименты могут быть более эффективны в течение ограниченного "критического периода", например, сразу же после отлучения от груди (322). Это


связано с созреванием нервных структур головного мозга (315). Возможно, нервная система молодых животных более легко поддается воздействию, чем у взрослых, и она более чувствительна к физическим и химическим изменениям. Известно также, что гомеостатические или стабилизирующие системы неадекватно функционируют в младенчестве. К тому же, вполне вероятно, что первый эксперимент во всяком случае более эффективен, чем любой последующий (41: гл. XVI). Однако только воздействие целого ряда факторов приводит к результатам, подтверждающим концепцию "критических периодов".


В экспериментах были выявлены различные физиологические эффекты влияния "обедненной" среды (зрительной и слуховой депривации) или усложненной (когда имеется изобилие того, что можно делать и на что посмотреть) на изменения биохимии и веса мозга у крыс (200). Выяснилось, что стимуляция необходима для развития нервных структур (115: гл. 3, 158). Имеется доказательство, что оптимальное возбуждение ускоряет развитие функций (199). У животных, содержащихся в темноте со дня рождения, показатели изменения электрической активности мозга в ответ на различные стимулы в возрасте от 4 до 12 месяцев отличаются от показателей животных, выросших в обычных условиях. Причем восстановление нормального функционирования после окончания эксперимента носит более длительный характер для животных, занимающих высокие ступени эволюционной лестницы (317), Возвратная информация (обратная связь) от произведенного действия является очень важной для большинства форм поведения.


Определение центральной нервной системы как системы контроля саморегуляции - общепринято (132, 184, 290, 374). Поддержание постоянства внутренней среды, например, требует понятия так называемой отрицательной обратной связи, т. е. возврата


информации при наличии искажений. Если среда становится слишком горячей и приводит к повышению температуры тела, то система управления корректирует внутреннюю температуру, понижая ее до нормальных показателей (349). Если приток сенсорной информации из рецепторов в центры прерван, то положение становится затруднительным. С одной стороны, искажения визуальной информации приводят к ошибкам в движениях. С другой стороны, ограничения в движении затрудняют усвоение визуального опыта. Например, котенок, который был связан так, что не мог двигаться, но получал всю визуальную информацию с помощью передвижных экранов, был значительно менее умелый, чем котенок, который получил тот же самый визуальный опыт и. мог передвигаться (159).


Игра молодых млекопитающих содержит постоянное взаимодействие между движением и восприятием внешних и внутренних стимулов, что, вероятно, касается установления или ускорения контроля саморегуляции.


Игры обезьян


Обезьяны упоминаются во многих пословицах, благодаря своим веселым трюкам и ужимкам. Лазание, скольжение, скачки, кувыркания - любимая игра шимпанзе, но они также играют и в более изобретательные игры. Один шимпанзе (156) привлек внимание посетителей зоопарка криками и тем, что носил кирпич на спине. Когда собралось достаточно зрителей, он внезапно бросил в них горстку песка так, что они были вынуждены увертываться. Это так ему понравилось, что он повторил игру. Мозг обезьяны намного более эффективно координирует и управляет поведением, чем мозг низших животных. Обезьяны превосходны при изу-4 С. Миллер 97


чении проблем принятия решения. Они - активные, любознательные существа. Человекообразные обезьяны, такие как шимпанзе, отличающиеся высоким уровнем развития головного мозга, способны совершать достаточно сложные действия.


Центральную нервную систему обезьян и людей (252) можно представить как иерархическую структуру восходящих и нисходящих спиральных систем, управление которыми осуществляется филогенети-чески самыми новыми центрами головного мозга, расположенными в больших полушариях. Филоге-нетически более старые части головного мозга, спинной мозг и нервные сплетения служат как реле и осуществляют локальное управление.


Так, таламус (2) в определенной степени интегрирует и управляет основными физиологическими функциями организма, благодаря воздействию на гипоталамус (349, 374). Старые структуры, особенно часть ромбовидного и среднего мозга, а также система переднего мозга, известная как ретикулярная формация, поддерживают неспецифическое фоновое возбуждение, что позволяет быстро реагировать на изменения окружающей среды (4, 86, 235, 312).


Кора головного мозга является филогенетически новым образованием, неотъемлемой характеристикой высших обезьян и человека. Удаление или повреждение коры височных долей головного мозга приводит к значительным изменениям в поведении обезьян (макака-резус). Эти операции приводят к потере исследовательских навыков и способности определять, для чего необходим тот или иной объект. Обезьяна, рассматривала знакомый предмет, но не узнавала его (195).


В реакциях на новые предметы и изменение ситуации большое значение имеет гиппокамп (207). Нарушения реакции на новые стимулы, также как и затрудненная адаптация к изменениям, типичны для повреждений коры лобных долей, которые


являются самыми новыми структурами мозга млекопитающих и, особенно, выражены у обезьян и человека (372).


Игра у обезьян как незавершенное или "не относящееся к делу" поведение. Младенец шимпанзе строит свою постель, так же как и взрослые, хотя и менее аккуратно. Обычно постель строится вечером, а ночью обезьяна в ней спит (390). Молодые животные, однако, строят свои ложа днем, используя все, что они могут найти (196) - солому, траву, тряпки или веревки. Все это выглядит, как веселая и смешная игра. Однако шимпанзе, живущая в неволе и лишенная строительных материалов, достигнув взрослого возраста, строит или очень рыхлую, бесформенную, быстро разваливающуюся постель или вообще не может ничего соорудить. Обезьяны, выросшие в таких условиях, намного реже играют с материалами для строительства постели, чем те, которые научились этому с детства (35).


Обезьяны, не достигшие половой зрелости, играют в сексуальные игры и сами с собой, и друг с другом (26). Приматы нуждаются в опыте и практике для спаривания. Взрослые самцы, не имевшие такого сексуального опыта, часто неспособны к адекватному половому акту даже с восприимчивыми самками. Вероятно, что сексуальная игра молодых приматов имеет обучающую функцию. Это не значит, что происходит обучение всем аспектам и тонкостям сексуального поведения, но основные его принципы усваиваются на всю жизнь. Например, "обезьяна-жених" действует спонтанно, даже если она никогда не видела, как ведут себя другие "женихи". Но было замечено, что у социально изолированного шимпанзе, которому на конечности надевали картонные цилиндры, и тем самым ограничивали возможности касания и почесывания в возрасте между 4 неделями и 31 месяцем, после удаления цилиндров сексуальая игра начиналась


намного позже, чем у тех обезьян, движения которых ничем не ограничивались (264).


Поведение младенца-самца макаки-резус отличается от поведения самки, даже если их выращивали без всякого контакта со взрослыми животными (27: гл. II). Инфантильное сексуальное поведение животных, воспитанных без матери, но игравших каждый день с тремя другими обезьянами-младенцами в игровой комнате, состояло из коротких, незавершенных действий, таких как толчки или трение о другую обезьянку. В возрасте от 72 до 159 дней такая игра повторялась значительно чаще, особенно у самцов. "Угроза" обычно выражалась жесткой позой, пристальным взглядом, направленным на другую обезьяну, сглаженными волосами на голове, растянутыми губами и демонстрацией быстро растущих зубов. После 2.5 месяцев самцы вели себя намного более агрессивно, чем самки. Младенцы-самки были спокойны, тихо сидели, и, если самец приближался к ним, они или просто уходили, или замирали на месте, или только поворачивали головы, следя за ним.


Поведение самцов резко менялось после 5-месячного возраста. Их игра становилась более грубой, они кувыркались, царапались и боролись между собой, в то время как самки заводили такие игры с самцами редко. Согласно Харлоу (27: гл. II), половые различия в проявлении угрозы, пассивности, избегании, жесткости и игре важны для последовательного развития нормального сексуального поведения во взрослом возрасте. Ограничение или отсутствие такого социального опыта препятствуют формированию нормального взрослого гетеросексуального поведения, хотя некоторым самкам благоприятный опыт, приобретенный позже, в конечном счете позволял забеременеть.


Иррелевантное поведение у взрослых шимпанзе отмечается во время конфликтов. При возникновении проблем шимпанзе застывает на месте и


начинает чесать голову (390). Макаки-резусы, особенно наболее легковозбудимые самки, когда им приносили еду, гримасничали, угрожающе растягивали губы, в то же самое время некоторые из них были испуганы. Это поведение вряд ли можно назвать игрой, скорее, оно похоже на поведение шимпанзе, ожидающих эксперимента, после которого они получали еду как награду. Некоторые животные раскачивались, другие пили или мыли руки в фонтанчике, или вырывали волоски из своей шерсти, а один шимпанзе развлекал себя тем, что плевал на стальную крышу и наблюдал, как слюна стекает вниз, а затем старался плюнуть еще выше (390). Это очень напоминало "игру" ребенка. Имеется ли напряженное состояние или ограничение активности - это важные составляющие исследования данных потребностей. В группе обезьян-ревунов, наблюдаемых в естественных условиях (68), одно животное приближалось к другому, небрежно жуя какой-нибудь плод, затем внезапно прыгало на него и начиналась игра. Обманные действия дают преимущества времени и позиции. Это, кажется, имеет сходство с запрещенными приемами борьбы и с "притворством" в человеческой игре. Молодой шимпанзе, развлекающий себя бросанием песка в посетителей зоопарка, сначала угрожал им, размахивая кирпичом, который был слишком большой, чтобы пройти сквозь прутья клетки. Когда посетители подходили и смеялись над ним, он быстро бросал на землю кирпич и швырял песок в потерявших бдительность зрителей.


Социальная игра между обезьянами-родителями и их детьми. Установлено, что шимпанзе, выросшие в одиночестве, с трудом адаптируются в группе (196). Шимпанзе и макаки-резусы впадают в отчаяние при отделении от группы и очень живо реагируют на страдания изолированного животного, если они могут видеть или слышать его. Животные, выросшие на свободе, тяжелее переносят ограничения,


чем животные, выращенные в лабораторных условиях (27: гл. II).


Разные виды обезьян отличаются по их реакциям на новорожденных и вариациями материнского поведения. Так, матери бабуинов и резусов (300: гл. 10, 41: гл. 20) не позволяют другим самкам возиться со своими новорожденными и ограничивают младенцам свободу передвижения и социальной игры, до тех пор пока они не начинают ходить. Лангуры (300: гл. 9) более терпимы. Обезьяны-ревуны контролируют своих детей, но вмешиваются в их социальные контакты меньше, чем бабуины. Как правило, матери-обезьяны почти постоянно охраняют, поддерживают, осматривают и ухаживают за своими младенцами, проявляя к ним постоянное внимание. Младенец буквально прилипает к матери и чувствует себя комфортно только в контакте с ней. Позже он исследует ее тело и активно старается привлечь ее внимание. Если младенцы отделяются от матери, они испытывают стресс тем больший, чем более частыми были предыдущие контакты между матерью и детьми. После того как их снова соединяли, мать постоянно носила ребенка с собой, как она это делала, когда он был совсем маленьким. Новорожденные обезьяны, полностью изолированные от своей матери и от всех других животных в течение длительного периода, плохо устанавливали социальные связи в зрелом возрасте. Их сексуальная активность была низкой, самки были плохими матерями, они отгоняли и нападали на своих детей (300: гл. 8).


Игра между матерью и детьми обычно состоит в физическом контакте, проверке и чистке шерсти. Матери лангуров играют с младенцами в некоторого рода игры - дразнилки - или борются с ребенком, пытающимся избежать чистки. Когда младенец становится старше, мать теряет к нему интерес. Это отделение от матери в период между младенчеством и юностью стимулирует социальные контакты.


Взрослые самцы обезьян-ревунов и лангуров безразличны к младенцам, но отзываются на некоторые детские игры подрастающей молодежи, отыскивают и защищают их, если они находятся в опасности. Самцы-бабуины подходят и трогают младенцев, облизывают их и проявляют другие знаки доброй воли. Они защищают матерей с младенцами и играют со старшими детьми еще долгое время, после того как матери перестали о них заботиться. Молодым позволены привилегии, не разрешенные взрослым. Юные самцы играют со взрослыми в квазисексуальные игры, обнимая, сжимая и забираясь на них. Покровительство мощных взрослых самцов необходимо для молодых бабуинов, так как они живут в местах, больше доступных для хищников, чем, например, мирные, живущие главным образом на деревьях ревуны и лангуры. Шимпанзе-отцы в неволе также играют со старшими детьми больше, чем матери. Когда семейство шимпанзе изолировано от своих сородичей, мать защищает и контролирует своих детей намного дольше, чем в обычных условиях. При этом она будет иногда инициировать игру с младенцем объятиями, захватами, кувырканием или щекоткой (137).


Важность физического контакта у детей обезьян доказана общеизвестными экспериментами американского психолога Харлоу. Он выращивал младенцев обезьян, используя различные типы "искусственных" матерей. Сравнение закрытых тканью деревянных брусков с искусственным соском, из которого питался младенец, показало, что контакт с чем-то к чему можно прицепиться, является более важным, чем само кормление для установления эмоциональной связи между заменителем матери и младенцем. При испуге, даже те младенцы, которые питались через искусственный сосок, бежали к деревянному бруску, покрытому тканью (151). Швабры, тряпки или другие предметы, к которым можно


прицепиться и обнять, используются для игры молодых шимпанзе, когда они находятся в знакомой среде. Когда обезьяны попадают в незнакомое окружение, или, например, меняется освещение, они играют намного меньше и больше цепляются за "искусственную" мать (91: гл. 15).


Еще до конца не выяснено, какое значение имеет тесный контакт между обезьяной-матерью и младенцем для развития в дальнейшем социальных отношений с другими членами группы. Харлоу показал, что если младенец не имел никакого контакта с другими детьми-обезьянами, это может, скорее препятствовать, чем помогать в общении. Младенцы, которые выращивались только их матерями в маленьких клетках, в течение первых семи месяцев жизни не проявляли никакого интереса к своим сверстникам, когда их выпускали в общую клетку, и было мало вероятно, что он может в дальнейшем развиться. Но есть сообщение о двух молодых шимпанзе, выращенных вместе без матери до возраста 90 дней. Они не играли между собой или с другими обезьянами, а просто цеплялись друг за друга (41: гл. 10). Тесный контакт с матерью после рождения и освобождение от него с возрастом, вероятно, имеет большое значение для сплочения и сотрудничества членов группы. По данным Харлоу, прекращение контактов с матерью вместе с тенденцией молодых обезьян исследовать окружающее направляет интерес малыша на его партнеров. Непрерывная активность и передвижение молодых обезьян обеспечивают им большое количество стимулов для исследования и изучения.


Социальные игры молодых обезьян. Обычно молодые обезьяны всех разновидностей проводят время, играя друг с другом в различные варианты "игры-борьбы" (91: гл. 15). Молодые ревуны (68) иногда играют со своими руками, ногами, хвостом, листьями и ветками, но гораздо больше с партнерами, преследуя друг друга и устраивая сеансы борьбы,


вися на хвостах, которыми они цепляются за ветви деревьев. Игры ревунов, занимающих довольно низкое место в интеллектуальной иерархии приматов, относительно просты и однообразны. По мере того как они становятся старше, борьба становится более энергичной, но после 2-летнего возраста игра превращается в настоящую драку. Социальная игра с возрастом совмещается со знакомством молодой обезьяны со всеми другими особями такого же возраста в клане.


В игру-борьбу теперь вмешиваются взрослые самцы, чьи звуки, напоминающие хрюкание, немедленно останавливают борьбу или изменяют ее характер, если одному из участников больно. Лангу-ры-матери первоначально прогоняют более старших особей, приглашающих младенца поиграть, но они вмешиваются все реже и реже, по мере того как младенец становится более активным и меняет свою окраску из начального темно-коричневого в серый цвет. Молодой самец обычно играет с другими самцами-однолетками, бегая, прыгая, преследуя и борясь, как бы изучая друг друга. Слабый и маленький ребенок, уже отлученный от матери, постепенно выбывает из групп, где играют грубо, в группы с более младшими особями. У бабуинов младенец может играть с более старшими детьми, которые сами приглашают его в свою компанию, но любой знак беды от младенца быстро приводит к вмешательству взрослых самцов, следящих за тем, чтобы старшие не обижали младших (300: гл. 10). Игра отлученных от груди бабуинов намного более разнообразна, чем у ревунов. Преследуя друг друга в игре, они используют палки, камни и другие предметы окружающей среды. Игра самых молодых главным образом состоит из физического контакта друг с другом.


Было сделано предположение, что у бабуинов и резусов игра устанавливает иерархию доминирования, необходимую для устойчивого социального


порядка и мирного сосуществования. Социальный статус индивидуума устанавливается в юности, в это же время количество социальных игр значительно уменьшается. У бабуинов, живущих на свободе, социальный статус матери не менее важен, чем размер и сила ребенка. Дети "высокопоставленных" самок пользуются защитой своих матерей и общаются с наиболее сильными взрослыми самцами, занимающими доминирующее положение в группе. Они могут узнавать от них, как подавлять однолеток, стоящих на более низкой ступени в иерархии. Статус детей постоянно запуганных подчиненных самок значительно ниже.


Все же борьба за лидерство не является единственным определяющим фактором в социальной игре. Порядок доминирования в игре может отличаться от такового при распределении пищи (180). Из двух, наблюдаемых в неволе горилл, в игре доминировала молодая и более активная, но более старое, большое и более ленивое животное имело преимущество при распределении пищи (70). Игровая группа молодых резусов становится нестабильной, если у каждой особи нет возможности бороться за лидерство, и поэтому молодые однолетки обычно играют вместе. Когда старшие и доминирующие животные играют с молодыми, последние не используют всю свою силу. Мы еще не знаем, происходит ли это (41: гл. 20) потому что молодые животные боятся наказания от взрослых, если будут слишком грубыми, или этому может быть найдено другое объяснение.


В любом случае приглашения к игре сопровождаются обменами определенных сигналов между животными. Юные ревуны и гиббоны весело "болтают" друг с другом; младенцы-шимпанзе строят веселые рожицы (401); макаки-резусы рассматривают своих игровых партнеров, делая стойку на руках; бабуины принимают сексуальные позы, характерные для самок во время спаривания, как бы соблазняя


друг друга. Приемы, сходные с теми, которые применяют для начала игры бабуины, используют и гиббоны. Перед серьезной схваткой такие сигналы не применяются (41: гл. 20). Использование дружественных знаков вряд ли имело бы смысл, если бы социальная игра была бы исключительно средством установления статуса со всеми преимуществами доступа к пище, самкам и общему главен-ствованию. Более вероятно, что функция сигналов определяется возможностью сообщать о желании вступить в дружеский социальный контакт. Польза такого контакта между молодыми обезьянами, принадлежащими к одной группе, очевидна.


Живущие в неволе молодые шимпанзе проявляют свои предпочтения к некоторым отдельным особям. Причем эти предпочтения являются достаточно устойчивыми, в то время как между остальными обезьянами начинается борьба за привилегии находиться рядом с популярными личностями. Систематическое изучение юных шимпанзе (265) показало, что установление иерархии совершенно не зависит от того, пользовалось ли животное привилегированным положением и было ли любимым партнером в играх, которые сформировали основы социального поведения. Молодые в целом предпочитали общаться с теми, кто больше играл и был популярен. Социальные игры у высших обезьян, например у шимпанзе, никогда не ограничивались беготней друг за другом или борьбой. Они вертели друг друга так, как будто бы вместе исполняли какой-то танец, с интересом наблюдали, когда кто-то из них мазал по стене фекалиями или краской. Некоторые гориллы вертелись вокруг пней деревьев, как бы танцуя (70). Разным играм отдается предпочтение в свой, определенный период времени, затем популярность их снижается. Интеллект, как кажется, является главной характеристикой, которая определяет сложность игры и успех в ней. Глупым животным очень трудно найти себе партнеров (196).


107


В пугающих ситуациях, или когда молодых шимпанзе соединяют после длительной разлуки, они крепко цепляются друг за друга, позже могут чиститься, но это происходит только в первые минуты, а затем социальная игра постепенно возвращается к своему нормальному уровню (91: гл. 15). Эксперименты доказывают, что игра, связанная с грубой возней и падениями, стимулирует развитие способностей у молодых шимпанзе. В критических условиях волнения и страха животные прекращают игры или избегают их. В этих случаях они проявляют тенденцию цепляться друг за друга или за какие-то объекты. Возможно, что такое поведение уменьшает волнение, а игра, наоборот, увеличивает его, равновесие между ними в свою очередь способствует поддержанию оптимального уровня активности животного (240: гл. 9). Обычно активность социальных игр возрастает, когда возникают новые, интересные стимулы


Исследование и игра с предметами. Обезьяны играют со всем, что попадает к ним в руки. Бабуины носят на голове сумки и корзины для мусора, возятся с часами, которые им дали, или с найдеными ими жабами. Игры молодых шимпанзе очень разнообразны. Они совершают акробатические трюки, экспериментируют с новыми способами еды и питья, делают дырки в листьях, рассматривая через них окружающее, глядят на свое отражение в луже. Когда они сыты, то разбрасывают пищу или бумажные упаковки от нее, пьют воду и сок через соломинки. Любой объект, который можно разобрать, немедленно разбирается на части. Обезьяны с удовольствием играют с пустыми жестяными банками, энергично стучат по ним и слушают звуки, как будто сочиняют музыку. Кохлер (196) описал шимпанзе по имени Султан, который изобрел игру, заключающуюся в том, чтобы прыгать с помощью шеста, хотя это было труднее, чем гулять или карабкаться на дерево. Другой шимпанзе подражал Султану и также регулярно пользовался в игре шестом. Когда Султану дали две полые палки. недостаточно длинные, для того чтобы достать банан за пределами его клетки, он вначале не умел соединить их вместе, даже когда ему показали, как ими пользоваться. Но после некоторого периода игры с палками, он все-таки решил эту проблему.


Эксперименты, в которых группа шимпанзе играла с предметами, необходимыми для решения поставленной задачи, дали противоречивые результаты о пользе игры для решения проблемы (39, 318). Это, вероятно, связано с тем, что этот эффект должен зависеть в значительной степени от характера задачи, так же как и от опыта, получаемого в игре. Если внимание животного было сосредоточено на таких аспектах, как инструмент, материал или ситуация, которые являются необходимыми для решения проблемы в дальнейшем, то игра с инструментом или материалом облегчает решение. Чем более богат и разнообразен прошлый опыт животного во всех видах ситуаций, материалов и событий, тем более вероятно, что оно использует его для решения поставленной задачи. Это особенно применимо к приматам, чей мозг лучше, чем у других млекопитающих, стоящих на более низких ступенях эволюции, приспособлен к координированию и сохранению информации. В отличие от собак, макаки-резусы, которые в детстве были лишены возможности играть (356), становятся мало активными и проявляют меньше склонностей к исследованию (311), предпочитают менее сложные стимулы для разглядывания и действия, чем животные, выросшие в обычных условиях. Возраст, при котором ограничения приводят к таким нарушениям, вероятно, зависит от видовых различий, так же как и от длительности периода изоляции. Человеческие младенцы исследуют и играют меньше, если они в течение длительною периода были лишены игрушек и контакта со взрослыми.


Развитие игры у обезьян. Систематическое изучение четырех младенцев-енотов, изолированных от матерей в возрасте двух недель (до того как они открыли глаза), показало, что их поведение состояло почти полностью из простых рефлексов и реакций, связанных с голодом, мочеотделением, дефекацией или каким-либо другим дискомфортом. Через день или два, после того как они открыли глаза (приблизительно через 24-30 дней), появились первые признаки интереса к окружающему. Еноты мягко касались различных предметов лапами и носами. Когда они стали старше, то все чаще и энергичнее кусали, били, жевали, сосали, тащили и двигали различные предметы. Эти действия никогда не происходили, если они были голодны или находились в состоянии стресса (378). Можно было предположить, что их интерес к предметам связан с развитием новых фикций центральной нервной системы.


Младенцу макаки-резуса (118, с. 75-88) нравилось рассматривать предметы уже в возрасте 3 дней. Трогать предметы руками они начинали все более и более интенсивно где-то с 20-дневного возраста.


Младенцы макак-резусов исследуют все объекты, их величину, прочность и движение. Мать удерживает их от исследования опасных объектов. В возрасте 20 дней у них постепенно развивается чувство опасности. Они начинают различать опасные предметы и стремятся избежать контакта с ними.


Исследование и игра выявляют относительную новизну, сложность и изменения всего, что окружает животное. Экспериментальное изучение молодых шимпанзе показало, что с любым объектом, который был для них относительно новым, они играли чаще, чем со старым. Выбирая предметы, они предпочитали такие, которые что-то делали, когда с ними играли, или с ними что-то случалось:


стучали, звонили, ломались, перемещались или вызывали некоторые изменения по сравнению с постоянными, неизменяемыми объектами. Обезьяны больше играли с яркими, цветными и разнообразными по форме предметами (375, 376).


Существуют различия в игре младенцев и молодых шимпанзе. Младенцы в возрасте до 2 лет первоначально были более осторожны. Они рассматривали новые объекты и начинали с ними играть только тогда, когда осваивались с этими предметами, делали их относительно знакомыми. Дети-шимпанзе в возрасте от 3 до 4 лет были намного более любопытны и играли значительно больше, чем подростки в возрасте 7-8 лет. Шимпанзе-подростки исследовали новые объекты, как дети, в течение первых минут знакомства, но довольно быстро прекращали это занятие. Все животные, по мере привыкания к объектам, оперировали ими все реже и реже, причем, чем старше животное, тем быстрее оно теряло к ним интерес. Любое изменение уже исследованного обезьяной объекта, например, изменение цвета немедленно восстанавливало на некоторое время потерянное любопытство (377).


Как уже упоминалось, даже взрослые макаки-резусы будут решать механические задачи, не требуя никакой другой награды, кроме, как иметь возможность работать над решением следующей (149). Зрительное исследование объектов у обезьян также чрезвычайно настойчивое (63). Так, Велкер (377) описывает, что молодые шимпанзе быстро уставали, если один новый объект быстро сменял другой, а обезьяны успевали только ощупывать и осматривать предметы. По другим данным, полученным Хар-лоу (150), обезьяны продолжали манипулировать механическими предметами, такими как винтики, штырьки и тому подобным, без каких-либо признаков усталости и потери интереса. Пока еще до конца не выяснено, связаны ли эти различия в


результатах исследователей с возрастом, разновидностью обезьян, различий в задании или в объектах, предъявляемых обезьянам. Харлоу, очевидно, использовал, особенно интересные для животных предметы, но не ясно, почему они были намного интереснее, чем новые объекты Велкера. Возможно, что объекты Харлоу быстро изменялись при манипуляциях с ними (34). Более вероятно, что однообразное манипулирование снижало уровень сенсорных изменений, в отличие от постоянно меняющихся проблем. При избирательном изучении игр детей выяснилось, что время занятий с игрушками менялось от 3 до 45 минут, в зависимости от того, как долго ставит игрушка перед ребенком все новые и новые проблемы (257). Это явление Берлин (34) назвал "эпистемологическим" любопытством.


Новшество и изменения, когда они не пугают животное, вызывают различные типовые действия, которые стимулируют его. Поворот головы, когда животное смотрит или слушает, имеет тот же эффект. То же самое происходит при касании, сосании, жевании, обнюхивании. Но длительное манипулирование с объектами, вероятно, не всегда является попыткой изменить их или решить какую-то задачу и, следовательно, не всегда направлено на исследование объектов. Животные часто играют с теми объектами, за которые можно уцепиться или спрятаться в случае опасности. Если игрушки вызывают ассоциации с приятными событиями, то эти врожденные стимулы могут быть более важными, чем возможность изменения игровых объектов.


Игра у животных и концепция игры


Наблюдения и изучение игр животных приводят к выводу о том, что они имеют биологическое значение. Ограничение подвижности животных,


даже если это происходит не в младенчестве, могут позднее стать причиной неадекватных поведенческих паттернов. Функцией социальной игры может быть и знакомство членов социальной группы друг с другом, так, чтобы они могли распознать друг друга и действовать совместно, когда это необходимо; установление социального порядка, который сохраняет мирные отношения и обеспечивает возможность добывать пищу и вступать в контакт с наиболее жизнеспособными животными; а также использование игрового опыта при спаривании.


У высших млекопитающих исследование и манипуляции с объектами служат, вероятно, для того чтобы получать и затем использовать информацию. Активный контакт сенсорных рецепторов с внешними стимулами необходим для приспособления животного к постоянно меняющимся условиям окружающей среды и поддержания-нормального функционирования центральной нервной системы. Вероятно, уровень стимуляции является относительно постоянной величиной. Различные условия разного рода игры используются конкретной разновидностью для выживания, хотя при игре отдельная особь, конечно, не преследует эту цель. Младенец енота, например, не стремится стимулировать свои рецепторы, повышать тонус мускулатуры или устанавливать свой социальный ранг, он просто играет. Однако необходимо определить функции различных видов игры, что затруднительно сделать, если игра биологически бесполезна.


Весьма соблазнительно ограничить термин "игра" какой-либо одной или несколькими категориями. Но социальная игра, общая активность, долгая игра с предметами у молодых животных или юношеская проба оперирования моделями поведения взрослых плохо вписываются в эти ограничения. Поэтому термин "игра" сохраняется для всего того что обычно называют игрой, при этом разнообразие игр связано с различными условиями существования


того, или иного вида. Любая игра связана с видовыми различиями. Характерные движения в игре сочетаются с биологическими особенностями животного. Одни виды, для получения информации из внешней среды, больше используют зрение, другие слух, третьи - осязание и обоняние. При этом они различаются по степени усвоения полученного опыта и обучаемости. У млекопитающих с высоко развитой центральной нервной системой, которая позволяет решать сложные проблемы, игры более разнообразны и интеллектуальны.


Игра у них часто является "спонтанным" действием, так как она не обусловлена внешними факторами. Однако есть наблюдения, утверждающие обратное. Так, отмечается связь между различными вариантами игр у разных животных, от птиц до обезьян, и предваряющими изменениями во внешней среде. Атмосферные изменения предшествуют игре птиц в полете; игру млекопитающих вызывают новые, движущиеся и привлекающие внимание объекты. Даже социальная игра, вероятно, является ответом на множество внешних стимулов, постоянно меняющихся в результате движения, визга и веселой возни молодых животных. Другие важные условия для начала игр как у муравьев, так и у обезьян-младенцев - полный комфорт и безопасность. Типичный пример: барсук начинает играть с предметами только после того как он с ними ознакомился и пометил их своим собственным специфическим и знакомым ароматом. Однако любопытство и комфорт не могут быть основными условиями для всех видов игры.


Попытка классифицировать примеры игры, наблюдаемой в четырех голубиных гнездах, вызывает ряд вопросов. Условия стимулируют игру или просто повышают неспецифическую активность? Зависят ли внезапные всплески, типа веселой акробатики в полете у некоторых птиц, от особенных стимулов? Если да, то каких? Связана ли живость


и резвость молодых млекопитающих с повышенной чувствительностью ко всем внешним стимулам? Или активность зависит от недостаточного знакомства с ними? А, может быть, с неразвитым управлением двигательными функциями в незрелой центральной нервной системе? Или со всеми названными причинами? Связаны ли игры молодых млекопитающих с необходимостью научиться различать "подходящие" и "неподходящие" объекты или с быстрым переключением внимания с одного стимула на другой, или такое поведение связано с недостаточной зрелостью организма? Чем объяснить тот факт, что игры, связанные с борьбой, не приносят вреда животным? С социальными запретами? С недостаточно умелыми действиями младенцев? Или такая борьба является всего лишь реакцией на любой физический контакт? Длительное манипулирование с объектами происходит только при условии повышенного возбуждения, или когда существует недостаток внешнего стимулирования, или важны обе причины? Игра со знакомыми объектами определяется изменениями в восприятии, или это результат воздействия самого объекта? Были ли такие изменения связанны с наградой в прошлом, или они связаны с некоторыми характеристиками, к которым предрасположено животное: тепло, возможность цепляться за предмет, солнечный свет - для обезьян; что-то, что можно грызть - для крыс; кусать и трепать - для барсуков? Возможно, что на все эти вопросы можно ответить в экспериментах, связанных с изучением условий игры.


Примеры игры от артропод до обезьян показывают, что по крайней мере четыре категории необходимы для классификации игровой активности, и они нуждаются в анализе четырех типов условий. Общее действие, подобно веселости и резвости, кажется, в значительной степени вопросом степени волнения или возбуждения. Сильное волнение


или дезорганизующее возбуждение не способствуют играм и танцам. Но то, что умеренно возбуждает животное, может приводить к общей, ненаправленной активности, называемой обычно, по отношению к молодым, "игра".


Однако случаи незавершенного или несоответствующего поведения, подобно преследованию неподходящих объектов; "пению" молодых, не имеющих такого смысла, как у взрослых; движениям, имитирующим строительство гнезда, или сексуальным играм в детстве, требуют изучения в контексте разработки, интеграции и контроля за биологически необходимой последовательностью поведения. Реакции на изменение характеристик окружающей среды, в которой существует животное, возможно, являются условиями для возникновения такого рода игр у молодых. Другим условием является взаимодействие между восприятием и исполнением, например, контроль пения и движения. Специальные условия, когда, допустим, поведение связано с конфликтом, насыщением, неволей, приручением или ограничено другими факторами, вероятно, создают предпосылки для некоторых форм игры, сходных с игрой у взрослых животных.


У некоторых млекопитающих и, особенно у приматов, исследование окружающей среды и эксперименты с объектами кажутся исследователям игрой. особенно, если полученные результаты слишком обобщены, или когда новизна полученного животным опыта не ясна для наблюдателя.


Самая большая категория игры млекопитающих - социальная игра. Она происходит главным образом между молодыми животными одного и того же вида. Но на поведенческом уровне социальная игра во всяком случае для некоторых видов существенным образом отличается от игры отдельных особей; к примеру, использование перед игрой определенных сигналов, в отличие от боевых поединков. Ведь не вся социальная игра состоит из


дружественной борьбы. Степень агрессии в социальной игре, вероятно, связана с социальной организацией конкретного вида, и это необходимо принимать во внимание.


Различные формы игры вряд ли можно объяснить только специфическими условиями существования. Степень возбуждения, например, должна учитываться при интерпретации всех видов игры, так же как и большинства других форм поведения. Вопрос в том, что именно преобладает в каждом отдельном случае.


Есть определенные сомнения в том, что все формы игры у млекопитающих проявляются больше в юном, чем во взрослом возрасте. Вопросы развития различного рода игр у самого молодого и интересного вида млекопитающих - у человека - будут обсуждаться в следующих главах.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Литература iconКрупнейшие Электронные библиотеки
Альдебаран крупнейшая электронная библиотека on-line. Здесь собрана художественная, учебная и техническая литература и книги различных...
Литература icon1. Античная литература Апулей
Скандинавская литература 9 авторов, 52 текста; 10. Польская литература 6 авторов, 20 текстов
Литература iconРабочая программа 5 класс Литература пояснительная записка
«Литература. 1-11 кл.»/ Под ред. Г. И. Беленького, Ю. И. Лысого, М: «Мнемозина», 2009 год; умк состоит прежде всего из учебника «Литература....
Литература iconЛитература основная литература общая
Электронный вариант. Саратов, 2005. Патентное законодательство. Юридические акты и комментарий. М.: "Юрид литература", 1994. Справочник...
Литература iconЛитература второй половины 19 века Литература конца 19 и начала 20 века Литература первой половины 20 века Литература второй половины 20 века Тест имеет следующую структуру: Раздел «Теория литературы»
Тест состоит из 30 заданий, к каждому из которых даны варианты ответов. Задания расположены по принципу возрастания трудности. При...
Литература iconУчебно-методический комплекс по дисциплине дпп. Ф. 14. Детская литература (уд-04. 13-004) Для специальности 050301 Русский язык и литература
Учебно-методический комплекс дисциплины «Детская литература» раскрывает содержание и методику работы по одной из основных дисциплин...
Литература iconКазанский государственный университет Научная библиотека им. Н. И. Лобачевского
Литература. Литературоведение. Народное поэтическое творчество. Художественная литература. 20
Литература iconЛитература: тематический план
Тематическае планы лекционных курсов, практических занятий и экзаменационные вопросы, рекомендуемая литература
Литература iconРабочая программа утверждена на заседании
По специальности: 021702 – Филология. Языки и литература народов России. (Якутский язык и литература)
Литература iconЛитература по математическим методам в педагогике литература
Введение в экспериментальную педагогику: Учебное пособие. – Ижевск: Изд-во, 2003. 77с
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница