«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд




Скачать 18,64 Kb.
Название«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд
страница1/5
Дата03.02.2016
Размер18,64 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5
Психологический портрет Японии

«Почувствовать сердцем»




Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд,


каждая глубокая или шутливая мысль,

каждое незаметное движение человеческого сердца,

так же как и летучий пух тополя или огонь звезды в ночной луже, -

всё это крупинки золотой пыли.

из этих драгоценных пылинок рождается живой поток

литературы.

К. Паустовский


Русский фрегат «Паллада» в Японии. Нагасаки.

Там, куда улетает


Крик предрассветной кукушки,

Что там? Далёкие острова.


1853год.


Фрегат «Паллада» - «маленький русский мир», «уголок России». Летописец фрегата – известный писатель И.А.Гончаров. Его глазами воспринимает читатель оригинальную японскую цивилизацию как самостоятельную нравственную и эстетическую ценность.

И.А.Гончаров пишет:

«Вот достигается цель плавания. Вот этот запертый ларец с потерянным ключом, страна, в которую заглядывали до сих пор с тщетными усилиями склонить и золотом, и оружием, и хитрой политикой на знакомство. Вот многочисленная кучка человеческого семейства, которая ловко убегает от ферулы цивилизации, осмеливаясь жить своим умом, своими уставами, которая упрямо отвергает дружбу, религию и торговлю чужеземцев, смеётся над нашими попытками просветить её…

Хотя бы японцы допустили изучить свою страну».




Современная Япония - это страна, сотрудничество и контакты с которой развиваются во всех областях. Основы русско-японских межгосударственных связей были заложены чуть позже, в 1855 году, когда был подписан Трактат о торговле и границах между Японией и Россией. Гончарову же в 1853 году страна виделась, как «запертый ларец с потерянным ключом».


Писатель передаёт своё восхищение картинами природы:

«Вечером была славная картина: заходящее солнце вдруг ударило на дальний холм, выглядывавший из-за двух ближайших гор, у подошвы которых лежит Нагасаки. Бледная зелень ярко блеснула на минуту, лучи покинули её и осветили гору, потом пали на город, а гора уже потемнела; лучи заглядывали в каждую впадину, которые вслед за тем темнели, потом облили блеском разом три небольшие холма, и, наконец, по всему берегу хлынул свет, как золото.


Маленькие бухты, кусты, густо разросшиеся по окраинам скал, как исполинские букеты, вдруг озарились – всё было картина, поэзия…

Всё кажется, что среди тишины зреет в природе дума, глаза сверкают сверху так выразительно и умно, внезапный, тихий всплеск воды как будто промолвился ответом на чей-то вопрос; всё кажется, что среди тишины и живой, тёплой мглы раздастся какой-нибудь таинственный и торжественный голос.

Удивительная страна! Здесь господствуют зной и морозы, растут пальмы и сосны, персик и клюква.

Что это такое? Декорация или действительность? Какая местность! Близкие и дальние холмы, один другого зеленее, покрытые кедровником и множеством других деревьев, толпятся амфитеатром, один за другим. Нет ничего страшного; всё улыбающаяся природа; за холмами, верно, смеющиеся долины, поля…

Какие виды вокруг! Что за перспектива вдали! Вот стоишь при входе на второй рейд и видишь море. Передвинешься на середину рейда – море спрячется, зато вдруг раздвинется весь залив налево с островами, а берег направо покажет свои обработанные террасы, как исполинскую зелёную лестницу, идущую по всей горе, от волн до облаков… Всё так гармонично, живописно, так не похоже на действительность, что сомневаешься, не нарисован ли весь этот вид, не взят ли целиком из волшебного балета?


Везде уступы, мыски или отставшие от берега, обросшие зеленью и деревьями глыбы земли. Местами группы зелени и деревьев лепятся на окраинах утёсов, точно исполинские букеты цветов».





Изогнутая цепь островов


Наша жизнь – росинка,

Пусть лишь капелька росы

Наша жизнь – и всё же.

Когда бог Идзанаки спускался с небес, чтобы отделить земную твердь от хляби, он

ударил своим всемогущим копьём по зыбко колыхавшейся внизу пучине. И тогда с его выдернутого назад копья упала вереница капель, образовав изогнутую цепь островов.


Сотворение Японии, которому посвящена давняя легенда, ещё не завершено. Капли, упавшие с исполинского копья, ещё не застыли окончательно. Молодая суша из конца в конец вздулась волдырями вулканов, то и дело ходит ходуном из-за землетрясе-ний.

Японцам приходится жить словно на вздрагивающей спине, которую выставил из пучины океанский дракон. Вулканические извержения и подземные толчки для них – не редкая трагическая случайность, а скорее почти неизбежное, как жара летом или холод зимой.

Всё это воспитало в японском характере стойкость к внезапным ударам судьбы. Бог удачи Дарума –разновидность ваньки –встаньки в японском народном искусстве – олицетворяет собой девиз: «Семь раз упасть – восемь раз подняться».


Вереница окаменевших капель, что, по преданию, упали со всемогущего копья, заканчивается на юге вулканом Сакурадзима. Эта огнедышащая гора воплощает собой соединение ярости и ласки, необузданность разрушительных и созидательных сил природы, соседство первозданного хаоса с упорством человеческого труда.

Во время последнего извержения огненные потоки лавы заставили шаг за шагом отступать яростно вскипавшее море. В этом противоборстве враждебных стихий родилась тихая бухта, названная Атласной.

Склоны Сакурадзимы напоминают фантастический неземной пейзаж. Это не нагромождения валунов, какие оставляет ледник, и не осыпи. Это не скалы – не скажешь, что их кололи. И не утёсы – непохоже, чтобы их тесали.

Кажется, какой-то великан яростно резал лопатой и ещё яростнее швырял из кратера гигантские комья глины, которые налипали друг на друга, искривлялись, корёжи-лись и твердели. Эти изгибы и выгибы, отпечатавшие следы буйства стихий, обрываются в ласковую гладь залива. Здесь, в рождённой извержением бухте, люди умудрились выращивать жемчуг.

А с мёртвым юго-западным склоном соседствует царство зелени. Окаменевшие лавовые потоки превращены в ступени террас для плантаций мандаринов.

Япония – это страна, где природа и человек состязаются в неистовстве. Здесь постоянно даёт о себе знать необузданность стихийных сил. Но здесь же на каждом шагу видишь следы упорного труда – нечеловечески человеческого.

Природа здесь не только жестока, но и скупа. Пять шестых японской земли составляют крутые горные склоны. И лишь одна шестая остаётся человеку – тут и поля, возделанные словно клумбы, и города, и заводы. Япония столь же гориста, как и Швейцария, но её равнинная часть заселена в пять раз плотнее. Порой кажется, что несметная рать гор захватила эту страну для себя, оттеснив людей к побережью.

Потребовался поистине подвиг бесчисленных поколений земледельцев, чтобы превратить горные склоны в уступчатые террасы рисовых полей, в чайные и тутовые плантации, чтобы возделать каждый клочок земли.

Даже воды внутренних заливов заштрихованы тёмными полосами, словно борозды вспаханных полей. Это плоты, к которым под водой привязаны корзины с жемчужными раковинами. Жемчуговодство олицетворяет собой способность японцев находчиво вос-полнять скупость недр своей страны. Жемчужина, выращенная человеком, как и крохотный транзисторный телевизор, на который затрачено ничтожное количество сырья, олицетворяет собой ценности, созданные будто бы из ничего, - это овеществлённый труд и разум.


Остановимся на перекрёстке улиц Токио. Окинем взглядом фасады современных зданий, потоки автомашин, толпы людей – всё т о, что составляет бурное кипение жизни крупнейшего города мира. С трудом укладывается в голове, что металл, из которого созданы стальные эстакады над улицами, каркасы небоскрёбов, кузова бесчисленных автомашин, целиком привезён в виде руды из других стран.

Нефть, которая приводит в движение автомобильные потоки и турбины электро-станций, заливающих город рекламным сиянием, доставлена гигантскими танкерами из-за морей. Каждый грамм хлопка или шерсти в одежде людей на улице тоже откуда-то привезён.

Япония стала третьей индустриальной державой мира, будучи богата лишь одним видом ресурсов – трудом.

Человеческий труд способен приумножать красоту природы пропорционально разумности его приложения. Первая из семнадцати заповедей Сиотоку – одного из наиболее почитаемых в Японии государственных деятелей древности гласит: «Гармония превыше всего».


У берегов Лебединого озера


По дороге не ссорьтесь,

Помогайте друг другу, как братья,

Перелётные птицы!


Япония. Лебединое озеро. В середине его – заросли камыша; по берегам –облетевшие деревья; а дальше, за стернёй убранных полей, - припудренные первым снегом горы.

Нет, это не декорация спектакля, поставленного балетной труппой. Такое озеро действительно существует на японской земле. И быль о нём достойна легенды, прослав-ленной в известном балете. Пусть вместо сказочного принца героем тут является простой японский крестьянин – история раскрывает ту же извечную тему о всепобеждающей силе добра.

Это быль о том, как земледелец Иосикава вылечил больного лебедя, отставшего от стаи; о том, как сказочно красивые, гордые птицы привязались к старику, начали брать корм из его рук; о том, как всё больше лебедей стали прилетать из России и зимовать на озере Хиоко близ города Ниигаты.

Это история радостей и тревог старого Иосикавы. В год, когда над Бикини взорвалась американская водородная бомба, крылатые гости не появились. Люди вспомнили, что их не было видно несколько лет и после Хиросимы.

В другой раз как воплощение сил зла над озером вдруг появился военный вертолёт.

Трое американцев из соседней базы открыли пальбу по птицам. Старик кинулся за помощью. Собрав возмущённую толпу односельчан, ему удалось выдворить непрошеных гостей.

Крестьянин заботился о лебедях больше, чем о своём поле. Рыл канавы, чтобы подвести тёплую воду с прудов. Разбивал молодой лёд, чтобы он не сковал поверхность озера до прилёта пернатых друзей.

Однажды, проработав весь день в холодной воде, Иосикава слёг и больше не поднялся. Словно чуя беду, лебеди прилетели в ту осень почти на месяц раньше обычного.

Когда хоронили старика, их тревожные крики раздавались над озером. Но даже смерти оказалось не под силу пресечь доброе дело, начатое у озера Хиото. Молва о «покрови-теле русских лебедей» разнеслась по Японии.

В тот самый день, когда Сигео, сын старого Иосикавы, вернулся с озера обрадованный, что птицы подпустили его к себе, юношу ждали дома другие радостные вести: первые письма и пожертвования от незнакомых людей.

Быль о Лебедином озере взволновала чутких к красоте японцев не меньше, чем прославленная в музыке сказка. Друзья из ближних и дальних городов добились, что Хиото объявлено заповедником, а Сигео стал смотрителем Лебединого озера…

Надо побывать в Ниигате. Посмотреть лебедей на озере, флаги в порту.

Здесь острее, чем где-либо в Японии, ощущаешь то, что связывает наши страны: их близкое соседство.

Япония для нас, как и мы для Японии, не просто одна из многих стран. Есть в мире государства большие и малые, развитые и развивающиеся, с одинаковым и различным общественным строем. Но есть ещё одна, особая категория государств: те, которым всегда предстоит жить бок о бок.

Природа поселила наши народы рядом. А кому неизвестна старая истина: у соседа могут быть свои взгляды, привычки, но, чтобы ужиться с ним, надо знать его характер.

Поэтому пусть дверь к соседу будет раскрыта пошире.


Самая красивая гора Японии


Сквозь бег облаков

Открывает мне Фудзи

Свои сто лиц…


Бетонное кольцо автострады опоясывает гору, соединяет, как жемчужины ожерелья, все пять озёр, лежащих у её подножия. Автобус мчится среди просвеченных солнцем сосновых лесов. Бархатные бабочки кружатся над нетронутой травой опушек. Прямо к бетону дороги клонит колосья дозревающий рис. Женщины укладывают в корзины тугие, мутные гроздья винограда.

Но всё это лишь первый план, лишь рамка, за которой глаз всё время ищет главное – Фудзи. И лица её, раскрывающиеся одно за другим, действительно неповторимы. То она предстаёт перед нами как серый призрак, плавающий в дымке утреннего тумана, то щедро удваивает свою красоту в глади озёр, то – после заката – докрасна раскаляет края своего кратера отблесками ушедшего дня.

Фудзи – вулкан правильной конической формы. Её вершина поднимается на три тысячи семьсот семьдесят метров. Это самая высокая и самая красивая гора в Японии…

Девушка – экскурсовод смущённо опускает на колени микрофон. Да, обыденные человеческие слова здесь слишком бедны. Но легко ли найти другие? Легко ли объяснить, почему столь знакомая, даже примелькавшаяся на открытках гора, представ перед глазами, вдруг заставляет сердце учащённо биться?

Чем же больше всего изумляет Фудзи? Может быть, сочетанием своего величия с гордым одиночеством?

Первая вершина Японии возвышается как бы на ровном месте. Горы вокруг есть, но небольшие и стоят на почтительном расстоянии, не решаясь заслонить, исказить её безупречных очертаний.

Форма Фудзи поражает уже на географической карте. Её горизонтали – отметки высот – это концентрические окружности, равномерно густеющие от подножия к вершине. Даже не верится, что такой идеально правильный конус может быть порожде-нием одной из самых необузданных в мире стихий. Во время последнего извержения, произошедшего два с половиной века назад, улицы Токио (он тогда назывался Эдо) были засыпаны пятнадцатисантиметровым слоем пепла. А ведь от города до вулкана больше ста километров.

Фудзи волнует своей картинностью в высоком смысле этого слова. Кажется, перед тобой не явление природы, а произведение искусства, некий обобщённый образ, создан-ный творческим воображением художника.

Можно понять японских поэтов, утверждающих, что созерцание этой горы рождает чувство внутреннего очищения, стремления к самосовершенствованию. Взглянув на Фудзи, не сомневаешься, что именно восхищение её красотой легло в основу присущего японцам культа природы.

Несколько миллионов человек ежегодно посещают эти места, превращённые в государственный заповедник. И трудно сказать, что больше радует здесь: близость национальной святыни или простор нетронутой природы, соседствующей с мирным золотом полей…


Тихо, тихо ползи,

Улитка, по склону Фудзи,

Вверх, до самых высот.


О ком идёт речь в этом стихотворении? О маленькой улитке, которая по своим житейским делам ползёт неведомо куда? Или о человеке, который перед лицом Бога так же мал, как эта улитка?

Такой совет можно дать и человеку: пусть ты мал и одинок в мире, но упорством и терпением можешь добиться многого.


«Цивилизация сосновой иглы»


В стране моей родной

Цветёт вишнёвым цветом

И на полях трава!


В японском языке существует выражение «цивилизация сосновой иглы». Оно обозначает способность наслаждаться красотой одной хвоинки. Как в капельке росы отражается солнце, так и в одном цветке, в одной ветке отражается великая природа.

Надо только к ним внимательно приглядеться. Когда срываешь цветок, следует всегда помнить, не нарушишь ли ты красоту поляны?

Срезал пион –

И себе настроение испортил

На целый вечер.


Среди обошедших зарубежную и русскую литературу вопросов-загадок есть такая:

«Хлопок ладонью одной руки слышал всякий. А как звучит хлопок ладонью одной руки?»

Журчание бегущей воды? Шум ветра? Крик совы?

Да это же звучание тишины!


О, Мацусима!

О, Мацусима,о!

Мацусима, о!


Что поэтичного в этих стихах? На наш взгляд – ничего. Но почему же приходят в восторг японцы, декламируя это хокку?

Кто видел Мацусиму – самое, без сомнения, красивое место в Японии, тому нет необходимости читать это описание. Он приходит в волнение от одного лишь слова «Мацусима», тем более, что сказано оно великим Мацуо Басё. А незнающий о Мацусиме верит: если уж Басё – признанный лидер в японской поэзии – не смог описать это место, значит, оно воистину необыкновенно.

Академик Д.С.Лихачёв в своей книге «Письма о добром» сравнивает жизнь с драгоценным дворцом со многими залами, которые « тянутся бесконечными анфиладами, которые все щедро разнообразны и все не похожи друг на друга. И самый большой зал в этом дворце, настоящий «тронный зал»,- это зал, в котором царствует искусство.

Это зал бесконечных празднеств, которые делают всю жизнь человека интереснее, торжественнее, веселее, значительнее…И самая большая ценность, которой награждает человека искусство, - это ценность доброты. Награждённый даром понимать искусство, человек становится нравственно лучше, а следовательно, и счастливее. Ибо, награждён-ный через искусство даром доброго понимания мира, окружающих его людей, прошлого и далёкого, человек легко дружит с другими людьми, с другими культурами, с другими национальностями, ему легче жить».

Такой человек способен услышать хлопок ладонью одной руки, почувствовать

тишину. Он поймёт и поэтичность строк о Мацусиме. Поэты не напрасно собирают незаметно для самих себя миллионы крупинок золотой пыли: «из этих драгоценных пылинок рождается живой поток литературы».


Сад камней


Проталина в снегу.

А в ней – светло-лиловый

Спаржи стебелёк.


Интересным экскурсоводом по Саду камней можно считать писателя Д. Гранина.. В своей книге «Выбор цели» он представляет читателю двух персонажей, путешествующих по Японии, но казалось, что они побывали не в одной стране, а в разных, и тот же Сад камней увидели по-разному.

  1   2   3   4   5

Похожие:

«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconОбъединяют в своём составе несколько факультетов, на которых представлена совокупность различных дисциплин, составляющих основы научного знания
Слово университет пришло в русский язык из немецкого (Universität), а в немецком появилось из латыни – матери европейских языков....
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconН. А. Некрасов в каждом слове бездна пространства, каждое слово необъятно…
Язык не пойдёт в ногу с образованием, не будет отвечать современным потребностям, если не дадут ему выработаться из своего сока и...
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconТвердыня пламенная рига «виеда» 1991 77 р 422 Печатается по нью-йоркскому изданию 1933 года
Каждое отвращение от Прекрасного, от Культуры приносит разрушение и разложение, ― писал Н. К. Рерих. ― Наоборот, каждое обращение...
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconК. А. Михайлов Мировоззренческие функции и задачи логической семантики и ее место в логическом знании на современном этапе
В настоящей работе предлагается определенный взгляд на место и роль логической семантики – взгляд с точки зрения философии образования...
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconТема: «сердцем прикоснись к подвигу»
Творческая работа, посвященная 65-й годовщине победы в великой отечественной войне
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд icon«Реклама»
Организационный момент. В классе развешаны рекламные транспаранты, показываются рекламные ролики различных фирм. (2 минута)
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд icon-
Вера – это утверждение ее сердцем, заявление о ней на словах и практические действия, связанные с ней
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconУрок по теме: «Движение и силы»
Ответив на 6 вопросов и взяв из каждого слова-ответа указанную букву, вы составите слово пароль. Затем надо быстро подбежать к доске...
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconПрограмма по географии для 6-10 классов общеобразовательных учреждений, «Русское слово» Домогацких Е. М., М: Русское слово,2008год.
«Средняя общеобразовательная школа №19 с углубленным изучением отдельных предметов»
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд icon"Слово. Предложение. Текст"
Цель: повторить и закрепить пройденный материал по теме «Слово. Предложение. Текст»
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница