«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд




Скачать 18,64 Kb.
Название«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд
страница5/5
Дата03.02.2016
Размер18,64 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5

2. Гончаров И.А. Фрегат “ Паллада “. Очерки путешествия в двух томах.- М.: Правда, 1985.- с.351-394



3. Гранин Д.А. Выбор цели. Публицистика. Проза.- Л.: Советский писатель, 1986.- с 233- 266


4. Егорова Н.В. Поурочные разработки по зарубежной литературе.5-9 классы.- М.: ВАКО, 2007.- с.129


5. Лихачев Д.С. Письма о добром. СПб. Logos, 2007.- с.131-219


6. Овчинников В.В. Горячий пепел. Документальная повесть. Репортажи и очерки. -М.: Правда, -1987.- с.160 -290


7. Овчинников В.В.Ветка сакуры.- М.: Молодая гвардия, 1971.-224с.

8. Паустовский К.Г. Золотая роза. - Л.: Детская литература, 1987.-с.14-15



9. Солоухин В. А. Камешки на ладони.- Советская Россия, 1987.- 208с.


ВСЕВОЛОД ОВЧИННИКОВ: "НАЦИОНАЛЬНАЯ САМОБЫТНОСТЬ ОТНЮДЬ НЕ ОЗНАЧАЕТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ОГРАНИЧЕННОСТИ..."

      Рубеж веков и тысячелетий совпал для меня с тремя юбилеями. Во-первых, прошло ровно 30 лет с тех пор как вышла книга "Ветка сакуры", которую считаю главным делом жизни. Во-вторых, осенью исполняется полвека моей работы в журналистике. А поскольку я пришел в "Правду" в 1951 году 25-летним старшим лейтенантом, из суммы этих двух цифр вырисовывается еще одна круглая дата, которую даже не хочется произносить вслух.
      Я уже проработал в газете двадцать лет, написал три книги о Китае и три книги о Японии, когда ощутил некое чувство неудовлетворенности от традиционного журналистского жанра. Захотелось рассказать читателям не только об актуальных политических, экономических и социальных проблемах данной зарубежной страны, но и о той почве, в которой эти проблемы коренятся, о той атмосфере, в которой они прорастают, развиваются и вызревают.
      После возвращения из Токио в Москву я опубликовал в журнале "Новый мир" книгу "Ветка сакуры. Рассказ о том, что за люди японцы". Именно ее можно считать воплощением моего творческого кредо: убедить читателя, что нельзя мерить чужую жизнь на свой аршин, ибо привычные мерки отнюдь не универсальны, как и грамматические нормы нашего родного языка.
      Попытка описать национальный характер, дабы объяснить зарубежную страну через ее народ, была новшеством для нашей тогдашней публицистики. Но дело не только в своеобразии замысла. И не только в том, что "Ветку сакуры" впервые опубликовал Александр Твардовский, когда выход каждого номера его "Нового мира" становился событием в духовной жизни страны. Хотя оба эти обстоятельства безусловно усилили редкий для журналистской книги резонанс.
      Главной причиной популярности "Ветки сакуры" стало не открытие Японии и японцев, а нечто другое. Читатель воспринял это произведение как призыв смотреть на окружающий мир без идеологических шор. Самой большой в моей жизни похвалой стали тогда слова Константина Симонова:
      — Для нашего общества эта книга — такой же глоток свежего воздуха, как песни Окуджавы...
      Но именно поэтому "Ветка сакуры", а десять лет спустя — "Корни дуба" вызвали нарекания идеологических ведомств. Им досталось по полной программе: приостанавливали подготовку к печати, рассыпали набор, требовали изменений и сокращений. В Японии "Ветка сакуры" стала бестселлером. Даже британцы, скептически относящиеся к попыткам иностранцев разобраться в их национальном характере, встретили английское издание "Корней дуба" весьма благосклонно.
      Однако это укрепило не позиции автора, а его критиков. Дескать, идейные противники СССР не случайно ухватились за эти писания, ибо присущая им идеализация капиталистической действительности, отсутствие классового подхода льет воду на их мельницу. Таков был официальный вердикт для обеих книг. Лишь в 1985 году, после неоднократно отклоненных представлений, дилогия "Сакура и дуб" была удостоена Государственной премии в области литературы.
      Мои попытки нарисовать психологический портрет жителей зарубежной страны, создать путеводитель по народной душе логически привели меня к мысли, что национальная самобытность отнюдь не означает национальной ограниченности. Человечество — это единство в многообразии, клубок тесно переплетенных корней различных культур и цивилизаций. Известное изречение Киплинга следовало бы нынче перефразировать так — "нет Востока без Запада, нет Запада без Востока".
      Данной теме посвящена моя книга "Своими глазами. Страницы путевых дневников". В ней собраны впечатления и размышления, которые я много лет надиктовывал на пленку во время зарубежных поездок. При расположении материала я решил начать с самых дальних краев к востоку от Москвы, а кончить самыми дальними на запад от нее. Так получилось воображаемое кругосветное путешествие по двум дюжинам виденных мной стран от Новой Зеландии до Перу.
      Подарком судьбы считаю выпавшую мне возможность дважды побывать в Тибете — в 1955 и в 1990 годах. Я встречался с далай-ламой, когда он был правителем этого горного края — в ту пору заповедника средневековья, где ничего не менялось со времен Марко Поло. Двум поездкам в заоблачный мир посвящена книга "Вознесение в Шамбалу. Сто дней под небом Тибета".
      Несколько особняком в моем творческом реестре стоит документальная повесть "Горячий пепел. Хроника тайной гонки за обладание атомным оружием". Эта книга отличается от других тем, что основана не на анализе личных впечатлений, а на изучении исторических фактов. Хотя книга "Горячий пепел" писалась в разгар холодной войны, я предлагаю ее современному читателю в изначальном виде.
      Когда данный сборник готовился к печати, редактор предложил мне "десоветизировать" текст, то есть убрать места, которые нынче не звучат, ибо они писались в советское время. Горжусь тем, что внимательно перечитав все пять книг, я не ощутил необходимости что-то исправлять. А написать для "Ветки сакуры" новые главы и дополнить старые пришлось не потому, что у нас стала иной политическая конъюнктура, а потому, что изменилась Япония.
      Однажды в иранском городе Ширазе я по обычаю раскрыл на могиле Хафеза томик его стихов и прочел — "писать стихи о красоте звездного неба вправе лишь тот, кто хорошо изучил астрономию". Это изречение стало моим девизом. Именно компетентность служила мне щитом в советские времена.
      То, что я писал из Китая и Японии, никто не редактировал, ибо я сумел убедить начальство, что знаю об этих странах больше кого-либо. Парадокс истории состоит в том, что при узких рамках дозволенного, в годы тоталитаризма находились писатели, журналисты, кинорежиссеры, создававшие произведения, которые остаются недосягаемыми в нынешний период полной свободы слова. Думаю, что и мой сборник может служить иллюстрацией вышесказанного.
      С.В. НЕВЕРОВ


Документальные повести:


"Ветка сакуры" - (255 kb) - сентябрь 2002
"Ветка сакуры тридцать лет спустя" на сайте "Окно в Японию"
"Сакура и дуб" (фрагмент) в "Роман-газете"
"Горячий пепел" - (173 kb) - декабрь 2002
"Корни дуба" в библиотеке VivosVoco - май 2003



Ссылки:


Статья В. Овчинникова "Токио: всему десятая часть" на туристском сайте
Статья В. Овчинникова "Договорились договариваться" в "Российской газете"
Статья В. Овчинникова "Ветка сакуры - 2" в газете "Аргументы и факты"
Статья В. Овчинникова "Как я выращивал жемчуг" в газете "Век"
Ряд статей в библиотеке "На чердаке у старой совы"


Страничка создана 29 сентября 2002.
Последнее обновление 27 октября 2005.


Жизнь в гармонии с природой





Сто восьмой удар колокола

В новогоднюю полночь над Японией разносится голос старых бронзовых колоколов. Они бью размеренно, неторопливо, и страна замирает, отсчитывая удары. Последний, сто восьмой удар возвещает приход Нового года – самого большого из национальных праздников.

Его ждут всякий раз как начала совершенно иной полосы в жизни, украшая двери жилищ ветвями сосны, бамбука, сливы. В этом главные из пожеланий, ибо сосна олице-творяет для японца долголетие, бамбук – стойкость, а расцветающая в разгар зимы слива – жизнерадостность среди невзгод.

Праздник этот – как бы общий день рождения для всего народа. Когда бы человек ни появился на свет, принято считать, что он становится на год старше в новогоднюю полночь. Он как бы переступает порог, за которым его ждёт совершенно новая судьба.



Классическим жанром японской поэзии считаются стихи в стиле «вака» («японский стих»), называемые также танка («короткий стих»), ибо состояли из пяти строк, в которых был всего 31 слог (5—7—5—7—7). Термин вака возник во времена Хэйан — им обозначали «высокую» поэзию на японском языке (известную ранее как ямато-ноута). Поэзия вака пользовалась особым покровительством императорского двора. При дворе устраивались специальные поэтические состязания (ута-авасэ), лучшие стихи объединялись в императорские сборники. Первым из таких сборников (конец VIII в.) является «Манъёсю», буквально — «Коллекция из десяти тысяч листьев» (т. е. стихов), состоящий из 20 томов, объединяющих в общей сложности 4516 стихотворений-вака. Следующим обширным поэтическим сборником стал «Кокинсю», завершенный к 905 г. За этим сборником последовало еще 20 императорских антологий стихов вака, объединявших произведения лучших японских поэтов, среди которых — многие японские императоры, высшие государственные чиновники и придворные, дзэнские монахи и воины-самураи. Последняя антология была завершена в 1439 г., однако жанр поэзии века развивается и по сей день. Возвышенные и глубоко лирические стихи были со времен Хэйан способом общения между влюбленными; придворные-аристократы соперничали друг с другом в остроумии посредством стихов, ибо по умению мгновенно сочинять точные и изысканные стихи по любому поводу судили об уме и воспитании человека. Отсутствие поэтических талантов могло пагубно сказаться на карьере придворного. Любимой поэтической игрой было сочинение так называемых рэнга — «совместных стихов»; в их сочинении участвовало сразу несколько человек. Один задавал первые три строки (5—7—5 слогов), другие — последние две (7—7 слогов). Рэнга стал одним из наиболее популярных поэтических жанров. Во времена Эдо появился другой жанр — хайку, или хайкай, хайкай-но рэнга, 17 слоговой стих (5—7—5), допускавший более разговорный стиль и потому считавшийся более «легкомысленными» по сравнению с «серьезной» поэзией вака Тем не менее в период Эдо более «демократичные» стихи хайку нашли широчайшее признание и стали неотъемлемой чертой японской городской культуры XVII—XIX вв. Наиболее признанными поэтами, творившими в жанре хайку, считаются Нисияма Сёин (1605—82), Ихара Сайкаку (1642—93), Уэдзима Оницура (1661—1738), а также Кониси Райдзан, Икэниси Гонсуй, Ямагути Содоо и многие другие

1   2   3   4   5

Похожие:

«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconОбъединяют в своём составе несколько факультетов, на которых представлена совокупность различных дисциплин, составляющих основы научного знания
Слово университет пришло в русский язык из немецкого (Universität), а в немецком появилось из латыни – матери европейских языков....
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconН. А. Некрасов в каждом слове бездна пространства, каждое слово необъятно…
Язык не пойдёт в ногу с образованием, не будет отвечать современным потребностям, если не дадут ему выработаться из своего сока и...
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconТвердыня пламенная рига «виеда» 1991 77 р 422 Печатается по нью-йоркскому изданию 1933 года
Каждое отвращение от Прекрасного, от Культуры приносит разрушение и разложение, ― писал Н. К. Рерих. ― Наоборот, каждое обращение...
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconК. А. Михайлов Мировоззренческие функции и задачи логической семантики и ее место в логическом знании на современном этапе
В настоящей работе предлагается определенный взгляд на место и роль логической семантики – взгляд с точки зрения философии образования...
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconТема: «сердцем прикоснись к подвигу»
Творческая работа, посвященная 65-й годовщине победы в великой отечественной войне
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд icon«Реклама»
Организационный момент. В классе развешаны рекламные транспаранты, показываются рекламные ролики различных фирм. (2 минута)
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд icon-
Вера – это утверждение ее сердцем, заявление о ней на словах и практические действия, связанные с ней
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconУрок по теме: «Движение и силы»
Ответив на 6 вопросов и взяв из каждого слова-ответа указанную букву, вы составите слово пароль. Затем надо быстро подбежать к доске...
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд iconПрограмма по географии для 6-10 классов общеобразовательных учреждений, «Русское слово» Домогацких Е. М., М: Русское слово,2008год.
«Средняя общеобразовательная школа №19 с углубленным изучением отдельных предметов»
«Почувствовать сердцем» Каждая минута, каждое брошенное невзначай слово и взгляд icon"Слово. Предложение. Текст"
Цель: повторить и закрепить пройденный материал по теме «Слово. Предложение. Текст»
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница