Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества "Мемориал"




Скачать 19,71 Kb.
НазваниеАлександр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества "Мемориал"
страница1/3
Дата03.02.2016
Размер19,71 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3
http://echo.msk.ru/programs/razvorot/832102-echo/

21.12.2012. 15-35

Разворот: Катынское дело

Гость: Александр Гурьянов - историк, глава польской комиссии правозащитного общества "Мемориал"

Ведущие: Ирина Меркулова, журналист радиостанции "Эхо Москвы", Алексей Соломин, корреспондент "Эхо Москвы"


15:35 в российской столице, программа «Дневной разворот» продолжается. Ирина Меркулова и Алексей Соломин ее ведут. К нашему большому удовольствию с нами в студии гость, историк, глава польской комиссии правозащитного общества "Мемориал" Александр Гурьянов. Не случайно он здесь находится, сегодня некие источники агентства «Интерфакс» заявили, что группа экспертов-юристов готовит пакет изменений в законодательство для того, чтобы были официально реабилитированы жертвы катынской трагедии. Как сообщили «Интерфаксу» эти источники, знакомые с ситуацией, сообщает агентство, политическое решение принято - дело за юристами. Вот и первый вопрос к Александру Эдмундовичу. А что, собственно, там с юристами? Действительно что-то нужно менять? Если нужно менять, то что?

15:35 in the Russian capital, the program "Day turn" continues. Irina Merkulova and Alex Solomin are lead. To our great satisfaction to us in studio guest, historian and head of the Polish Commission of Human rights organization "Memorial" Alexander Guryanov. No accident that he is here, this day, some sources the agency "Interfax" reported that a group of legal experts is preparing a package of changes in the law to officially rehabili-plated victims of Katyn tragedy. According to "Interfaks" these sources familiar with the situation, the agency said, political decision - it's up to the Legal hundred. That's the first question to Alexander Edmundovich. And that, actually, there are the lawyers? Something really needs to be changed? If you need to change, then what?

А. ГУРЬЯНОВ: С нашей точки зрения, с точки зрения общества «Мемориал», которое начиная с 2006 года добивается реабилитации конкретных расстрелянных польских военнопленных, расстрелянных в 1940-м году в ходе катынского преступления, с нашей точки зрения, существующее законодательство, а это, прежде всего, закон о реабилитации жертв политических репрессий, который был принят в нашей стране 18 октября 91 года. Так вот этот закон дает нам все нужные необходимые основания для того, чтобы провести процедуру реабилитации расстрелянных польских военнопленных. И никаких нововведений, никаких поправок для этого не требуется. Это наша позиция, которую мы отстаивали перед Главной военной прокуратурой вот все эти годы, отстаивали в судах, в которые жаловались на то, что Главная военная прокуратура отказывается выполнять закон о реабилитации, но суды неизменно поддерживали, выносили решения в пользу Главной военной прокуратуры. И хотел бы я посмотреть такой российский суд, который не будет солидарен с прокуратурой. При этом они неизменно выдвигали такой аргумент, что не то, что реабилитировать, не то, что отказать там, а даже приступить к самой процедуре по результатам которой возможен либо отказ в реабилитации, либо выдача справки о реабилитации, так вот даже приступить к этой процедуре невозможно, поскольку не сохранились личные дела на этих расстрелянных военнопленных и арестованных. Почему они не сохранились? Потому что в 59 году были уничтожены, об этом есть известный документ - записка тогдашнего председателя КГБ Шелепина Хрущеву, который и предлагал эти личные дела военнопленных уничтожить, указав при этом, для чего их надо уничтожить. Для того чтобы какая-то случайность, непредвиденная случайность, не привела к расконспирации этой операции НКВД, которая была в 40-м году предпринята оп решению Политбюро ЦК ВКПБ от 5 марта 40-го года. Так вот значит, нам нынешние современные прокуроры и судьи говорят: вот нету дел, поэтому невозможно провести процедуру реабилитации.

Alexander Guryanov: From our point of view, from the point of view of the "Memorial", which since 2006 is seeking recovery of specific Polish POWs murdered, shot in 1940 during the Katyn massacre, in our view, the existing law, and that First of all, the law on the rehabilitation of victims of political repression, which was adopted in our country October 18, 1991. So this law gives us all the necessary foundation required to carry out the procedure of rehabilitation executed Polish prisoners. And no innovation, no amendment is required for this. It is our position that we advocated in front of the Main Military Prosecutor's Office here all these years, defended in the courts, who have complained that the Chief Military Prosecutor's Office refused to implement the law on rehabilitation, but the courts have consistently supported, ruled in favor of the Chief Military Prosecutor's Office. And I'd like to see a Russian court, which will not be in agreement with prosecutors. However, they always put forward the argument that it is not that rehabilitate, not refusing it, and even start the procedure itself on the results that could or denial of rehabilitation or issue certificates of rehabilitation, so that's even start this procedure not because they do not remain in the personal affairs of the executed prisoners of war and detainees. Why they did not survive? Because in 1959 were destroyed, this is a well-known document - a note, then chairman of the KGB Shelepin Khrushchev, who offered these personal records of prisoners of war to destroy, pointing out, for which they must be destroyed. To any accident, unexpected accident, failed to raskonspiratsii the operation of the NKVD, which was a 40-year attempted op Politburo CFS on March 5, 1940. So that means, present modern prosecutors and judges say us - no cases here, so can not carry out the procedure of rehabilitation.

Простите, можно сразу маленькое уточнение? А реабилитировать можно только конкретного человека?

Sorry, you can immediately a little clarification? And can only rehabilitate specific person?

А. ГУРЬЯНОВ: Да, закон о реабилитации предусматривает индивидуальную процедуру конкретного человека. При этом судьи даже допускают в своих постановлениях, которые они выносят на бумаге, допускают, я бы сказал, прямую фальсификацию и подлог, утверждая, что закон о реабилитации требует, чтобы основанием было уголовное дело, на данного человека, на того, о реабилитации которого идет речь,

Guryanov A.: Yes, the Rehabilitation Act provides only individual procedure of the individual. In this case, the judge even allow in their decisions that they make on paper, allow, I would say outright falsification and forgery, claiming that the law on rehabilitation requires that the base is a criminal case on the person, on the order of rehabilitation is question.

Ну, да, процедурные моменты

Well, yes, procedural aspects

А. ГУРЬЯНОВ: Нет такого требования на самом деле в законе о реабилитации, в законе о реабилитации вообще ни одного раза не упоминается термин "уголовное дело". Говорится о деле - обобщенном деле. Закон допускает, чтобы это не было дело, заведенное против данного человека, может быть другое дело. Закон требует, чтобы это дело содержало решение, персональные решения о деле этих людей, о деле каждого из них существовали, они были вложены в эти самые ученые дела военнопленных, которые были уничтожены.

Alexander Guryanov: No such requirement is actually in the Rehabilitation Act law not a mention of term "criminal case." Talk about the case - a generalized case. The law assumes that it is not the case, instituted against the person, can be another matter. The law requires that the case containing the solution, personal decisions about the case of these people, about the case of each of them there, they were put into these scientists prisoners of war who were killed.

Подождите, это было судебное решение, или это было решение кого?

Wait, that was the judgment, or was it a decision whom?

А. ГУРЬЯНОВ: Формально, это было решение специальной «тройки», которая была персонально назначена Политбюро. Вот тем самым решением от 5 марта 1940.

Alexander Guryanov: Technically, it was the decision of a special "three", which was personally appointed Politburo. Here is thus the decision of 5 March 1940.

Ну, мы можем говорить, что это суд решил?

Well, we can say that this court decision?

А. ГУРЬЯНОВ: Нет, не можем так говорить.

Guryanov A.: We can not say that.

Потому что это был не суд.

Because it was not the court ..

А. ГУРЬЯНОВ: Это была абсолютно внесудебная процедура. Причем «тройка» - это особое. Политбюро в своем решении это особо оговорило, что дела должны рассматриваться без вызова этих военнопленных, без предъявления обвинительного заключения в особом порядке. Значит, «особый порядок» - это не просто некоторое там словцо для таинственности, а это совершенно определенная процедура. Которая именно предусматривает внесудебный расстрел. На самом деле, решением о судьбе - расстреле, является само постановление Политбюро, потому что этим решением Политбюро не оставляло никакой другой возможности.

Понимаете? Большой террор 37-38-го года. Там можно было назначить первую или вторую категорию. Оставался такой выбор: первая категория - расстрел, вторая категория - лагеря. Тут Политбюро сказало: «Все! Расстрелять!» Для оформления в случае каждого человека назначило «тройку», собственно для оформления некоторой бюрократической функции, вот решения этой «тройки» выносились персонально по каждому, но эти решения вносились в личное дело, личные дела уничтожены. Нам говорят - невозможно теперь установить. На самом деле, да, действительно личные дела уничтожены, именно для чего? Для сокрытия следов преступления. Это само по себе является преступлением, уголовно наказуемым.

Alexander Guryanov: It was absolutely out court procedure. Moreover, the "troika" - is special. Politburo in its decision specifically provided that the cases should be tried without calling prisoners, without indictment in a particular order. Hence, "special order" - it is not just little word there for mystery, but it is absolutely certain procedure. Which it provides out-of-court shot. In fact, the decision on fate - execution is the ruling Politburo itself, because this decision of the Politburo did not leave any other way.


Do you understand? The Great Terror 37-38-year. There might have been appointed as the first or second category. That left a choice: first category - shooting, second category - camp. Here Politburo said: "That's it! Shoot they! "For registration in case of each person nominated "three", strictly for registration of a bureaucratic function, that address “troika "imposed on each individually, but these decisions were made in a private business, personal files destroyed. We are told - can not install now. In fact, yes, personal files destroyed it for? To hide the crime. This in itself is a crime, a criminal offense.

А все личные дела уничтожены?

And all personal files destroyed?

А. ГУРЬЯНОВ: Этот факт зафиксирован в документе, который был опубликован по указанию еще Ельцина, в 92-м году. С тех пор публиковался неоднократно этот факт уничтожения именно с этой целью сокрытия. Теперь на самом деле и многие другие документы были изъяты и уничтожены, касающиеся этой операции, в ходе которой, я вот напомню, были расстреляны как минимум 14,5 тысяч военнопленных и 7305 человек арестованных, находившихся под следствием и содержавшихся в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии. Но все документы уничтожить не удалось тогда по недосмотру, как я думаю, и некоторые документы остались и осталось само постановление Политбюро, оно не по недосмотру, оно хранилось в сейфе генерального секретаря ЦК КПСС и переходило от одного к другому. Вот то самое письмо - записка Шелепина «Уничтожить», направленное Хрущеву. И некоторые другие документы. Сохранились к счастью большинство документов, в которых указаны персональные данные тех, кто подлежал расстрелу. Так называемые списки-предписания. В них, к сожалению, нету слова «расстрелять». Это списки-предписания, которые из центра из московского аппарата НКВД отправляли в три лагеря военнопленных к начальникам с поручением "Сего немедленно отправьте следующих военнопленных в распоряжение начальника УНКВД Смоленской области, это в случае Козельского лагеря, Калининской области, в случае Осташковского лагеря, и Харьковской области, в случае Старобельского лагеря». Формально на них нету слова «расстрелять». Откуда мы знаем, что именно эти списки - это и есть расстрельные списки? А кроме советских документов была еще эксгумация, проведенная при немцах - германская эксгумация 43-го года, в ходе которой одно из мест захоронений, а именно, где лежат расстрелянные военнопленные Козельского лагеря в Катынском лесу, было почти полностью исследовано. Почти все останки были извлечены, и примерно на 60% этих останков были обнаружены у них в карманах различные личные документы - удостоверения, справки о прививках, которые им делали в Козельском лагере. В декабре 39-го года. И на основании этих документов для 60% людей были установлены персональные данные - кто именно. И теперь, когда мы наносим их на эти списки-предписания, то оказывается, что практически все без исключения буквально 2730 персоналий немцы установили. За исключением примерно сорока пяти человек, все они значатся в списках-предписаниях НКВД. Дальше мы знаем, что и те, кого немцы установили, а не установили они тех, у кого в карманах ничего не оказалось, или документы оказались в таком состоянии, что их невозможно было прочитать. Теперь мы знаем, что у всех и тех, кого немцы установили и тех, кого не установили, но значатся в списках-предписаниях, никто из них никакого признака жизни не подал после весны 40-го года. Вот эта цепочка доказательств, которая с нашей точки зрения доказывает, что эти списки-предписания НКВД это есть расстрельные списки. Знаем всю процедуру, как это проходило, потому что об этой процедуре рассказал начальник УНКВД Калининской области, правда, не Смоленской, не в Катыни, а в Калинине. Который рассказал про поступление списков, про то как расстреливали этих людей и кстати немецкими пистолетами, немецкими боеприпасами, так что объясняет нахождение в могилах этих самых пуль. Значит, на это нам прокуратура все время говорит - прокуратура и суды, как бы делают вид, что не существует цепочки, не существует необходимости рассмотреть по очереди все. Тот факт, что было постановление Политбюро записка Шелепина, которая говорит, уточняет, кого постановление НКВД, что оно касалось именно трех лагерей, факт обнаружения пленных из этих трех лагерей и в этих трех местах, наличие списков, вот эту цепочку и прокуратура и суды делают вид, что ее нету, не существует, а говорят, а вот нам нужен документ, где написано, вот Карнковского Станислава расстрелять.

Alexander Guryanov: This fact is recorded in the document, which was published at the direction of another Yeltsin, in the 92 th year. Since then published repeatedly that the destruction of this very purpose of concealment. Now, in fact, and many other documents were seized and destroyed on the operation, during which, I now recall, had been shot at least 14,500 prisoners and 7,305 people arrested, who were on trial and sent to prison in Western Ukraine and Western Belarus. But to destroy all documents failed then inadvertently, I think, and some documents were and remained very ruling Politburo, it is not an oversight, it's safe general secretary of the Central Committee of the CPSU and the transition from one to another. Here is the letter - a note Shelepin "Destroy" aimed Khrushchev. And some of the other documents. Fortunately preserved most of the documents, in which personal data are those to be shot. The so-called list-prescription. They, unfortunately, do not have the word "shot." Prescriptions are lists that are in the center of Moscow NKVD sent to a POW camp for three chiefs requested "Him immediately send these prisoners at the disposal of the chief of the NKVD of the Smolensk region, it is in the case of Kozelsk camp, Kalinin Region, where Ostashkov camps, and Kharkiv area, in the case Starobelsk camp. "Formally, they do not have the word" shot. "How do we know that these lists - this is the hit list? And besides Soviet documents was still exhumation conducted by the Germans - German exhumation 43rd year , in which one of the burial sites, namely, where prisoners are shot Kozelsk camp in the Katyn forest, was almost entirely unexplored. Nearly all the bodies were recovered, and about 60% of those remains were found in the pockets of their various personal documents - certificates, vaccination certificates, which they did in Kozelsk camp. in December 39th of the year. And on the basis of these documents for 60% of people were established personal data - who. And now, when we put them on the lists, prescriptions, it is found that almost without exception, the Germans literally 2730 personalities established. Except for about forty-five people, all of them are on the list, the regulations of the NKVD. Next, we know that those whom the Germans were established, and they have not set those with nothing in his pockets turned out, or the documents were in such a state that they can not be read. Now we know that all those Germans who have established and those who have not installed but included in the register, regulations, none of them any no sign of life after spring gave 40-year. Here is the chain of evidence, which in our view proves that these lists, it is the provisions of the NKVD execution list. We know the procedure, how it took place, because of this procedure, the chief of the NKVD Kalinin region, though not Smolensk, not at Katyn, in Kalinin. who told him about the admission lists, about how these people were shot by the way, and the German guns, German ammunition, so that explains the presence in the tombs of the most bullets. So this We always say prosecutors - prosecutors and judges, as if pretending that there is no chain, there is no need to examine one by one all. That was the decision of the Politburo Shelepin note that says, said, who resolution NKVD, that it concerned exactly three camps the discovery of the three prisoners camps in these three locations, the presence of lists, here's your conversation and prosecutors and courts pretend that it is not present, there is, as they say, but we need a document that is written here Karnkovskogo Stanislaus shot.
  1   2   3

Похожие:

Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества \"Мемориал\" iconБюллетень Правозащитного центра «Мемориал»
Правозащитный центр «Мемориал» продолжает работу в зоне вооруженного конфликта на Северном Кавказе
Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества \"Мемориал\" iconБюллетень Правозащитного центра «Мемориал»
При подготовке бюллетеня использованы материалы, собранные сотрудниками пц «Мемориал» на Северном Кавказе и опубликованные на сайте...
Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества \"Мемориал\" iconБюллетень Правозащитного центра «Мемориал»
При подготовке бюллетеня использованы материалы, собранные сотрудниками пц «Мемориал» на Северном Кавказе и опубликованные на сайте...
Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества \"Мемориал\" iconБюллетень Правозащитного центра «Мемориал»
При подготовке бюллетеня использованы материалы, собранные сотрудниками пц «Мемориал» на Северном Кавказе и опубликованные на сайте...
Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества \"Мемориал\" iconЭдуарда Гиббона "История упадка и крушения Римской империи"
Xxii)Глава 10 (XXIII)Глава 11 (XXIV-XXV)Глава 12 (XXVII)Глава 13 (XXVIII)Глава 14 (XXIX)Глава 15 (XXXI)Глава 16 (XXXIII)Глава 17...
Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества \"Мемориал\" iconГлава I. Приобщение молодёжи к польской народной художественной культуре >
Деятельность культурно-национальной организации «Полония» по приобщению молодёжи к польской народной художественной культуре
Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества \"Мемориал\" iconФокин Александр Александрович
Фокин А. А. Новейшая историография уральской истории: опыт статистического изучения тематики диссертационных исследований // Историк...
Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества \"Мемориал\" iconИстория России
Буганов В. Г. «История России с древнейших времен до конца 17 века» глава 23 стр. 181 – 200 в этой книге историк В. Г. Буганов рассказывает...
Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества \"Мемориал\" iconПлан введение Глава Компьютерное обучение как средство развития познавательных процессов школьников на уроках рисования. Глава 2
В концепции модернизации российского образования на период до 2010 года даются основные черты информационного общества. К ним относятся...
Александр Гурьянов историк, глава польской комиссии правозащитного общества \"Мемориал\" iconДоклад по материалам Сети «Миграция и Право»
Ганнушкина Светлана Алексеевна (Председатель Комитета "Гражданское содействие", Руководитель Сети «Миграция и Право» пц «Мемориал»,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница