Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир




Скачать 38,82 Kb.
НазваниеТ. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир
Дата03.02.2016
Размер38,82 Kb.
ТипДокументы


МОУ «Лингвистическая гимназия № 23 им. А.Г.Столетова»


Новаторство Чехова - драматурга

в пьесе «Вишневый сад»


Выполнила: ученица Х класса «А»

Юрова Екатерина

dyeplast@mail.ru

т. 38-16-67


Научный руководитель: учитель русского языка

и литературы

Крейнович Зоя Юрьевна


Владимир

2010г.


План.

2

I. Введение.

3


II. Новаторство в драматургии Чехова:



4

§ 1.

Конфликт в драме Чехова носит принципиально иной характер.

4

§ 2.

Новые приемы организации сценического действия:

8

2.1.

«Подводное течение».

8

2.2.

Чеховский диалог.

9

2.3.

Лиризм - новая форма проявления драматического действия.

10

2.4.

Природа- элемент сценического действия.

11

2.5.

Переживание противоречий быта.

13

2.6.

Конфликтное состояние - чувство общей неустроенности жизни.

14

§ 3.

Предчувствие будущего.

16

§ 4.

Комедия - жанровое определение пьесы.


17


III. Заключение.


19


IV. Библиография.



22





Введение.


Антон Павлович Чехов – великий представитель русской культуры, русской литературы и театра. В этом году исполняется 150 лет со дня его рождения, но значение его как художника нового типа не раскрыто полностью и по сей день. Творчество писателя настолько удивительно и многогранно, что до сих пор будоражит человеческие умы. И сейчас нам есть, над чем задуматься и поразмышлять.

Особый интерес у меня вызывает творчество Чехова – драматурга, так как именно в лице Антона Павловича Чехова русская драма ломает национальные перегородки и начинает играть огромную роль в развитии мировой драматургии и театра. Пьесы Чехова и сейчас очень популярны в мире. Их ставят не только в России, но и во всей Европе. Пьесы А.П. Чехова «Вишневый сад», «Дядя Ваня», «Чайка» встречаются в репертуарах театров Лондона, Парижа, Вены, театрах скандинавских стран. В последние десятилетия Чехов не сходит со сцен московских театров. «Вишневый сад» в постановке Юрия Любимова в театре на Таганке известен не только у нас в стране, но и во всем мире. Все это свидетельствует о том, что пьесы Чехова актуальны и сегодня. Даже через сто лет после своей смерти,Чехов остается одним из самых популярных драматургов.

В своей работе я обратилась к статьям А.П. Скафтымова, В.А.Богданова, Е. Топалера, В. Рынкевича, Ю.В. Лебедева, С.Д. Балухатого и попыталась ответить на вопрос, в чем заключается новаторство Чехова – драматурга, на примере пьесы «Вишневый сад».

Я поставила перед собой задачи: выяснить, какие новые формы и способы драматургического движения использует Чехов, а также в чем состояло то новое отношение к действительности, которое побудило его к использованию именно этих драматургических приемов.


II. Новаторство в драматургии Чехова.


Работая со статьями А.П. Скафтымова, В.А.Богданова, Е.Топалера, В. Рынкевича, Ю.В. Лебедева, С.Д. Балухатого, я выделила для себя ряд моментов, которые, как мне кажется, отображают новаторство Чехова – драматурга. Далее я попытаюсь раскрыть их.


§ 1. Конфликт в драме Чехова

носит принципиально новый характер.


Чехов осознал неэффективность старых приемов традиционной драматургии и создал свой театр – театр иллюзий, намеков, полутонов, настроения, изнутри взрывая традиционные формы.

В дочеховской драматургии действие, разворачивающееся на сцене, должно было быть динамичным и строилось как столкновение характеров. Интрига драмы развивалась в рамках заданного и четко разработанного конфликта, затрагивающего преимущественно область социальной этики.

Конфликт в драме Чехова носит принципиально иной характер. Его своеобразие глубоко и точно определил А.П.Скафтымов, в статье «К вопросу о принципах построения пьес А.П.Чехова» он пишет так: «В дочеховской и нечеховской драматургии источник конфликта, взятый в самой общей форме, состоит в противоречии и столкновении различных людских интересов и страстей. Там конфликт слагается на почве нарушения нравственных норм, когда чужая воля посягает на противостоящие интересы и волю других людей. Поэтому с драматическим страданием там всегда связано представление о чьей-то виновности. Источником конфликта, следовательно, там является виновная, преступная, злая или дурно направленная воля каких-нибудь людей. Отсюда борьба воль, борьба с препятствиями и всякие перипетии…

Драматически-конфликтные положения у Чехова состоят не в противопоставлении волевой направленности разных сторон, а в объективно вызванных противоречиях, перед которыми индивидуальная воля бессильна…

Кто виноват, что Раневская и Гаев по своему морально-психическому состоянию не могут воспользоваться благожелательными советами Лопахина? Кто виноват вообще в том, что действующие лица «Вишневого сада» кружат в одиноком страдании, друг друга не понимают и понять не могут? Кто виноват, что хорошие чувства и душевное расположение людей друг к другу здесь не дают согретой радости и жизнь остается серой, грязной, несчастливой и печальной? Нет виноватых. Нет виноватых,- стало быть, нет и прямых противников. Нет прямых противников – нет и не может быть борьбы. Виновато сложение обстоятельств, находящихся как бы вне сферы воздействия данных людей. Печальная ситуация складывается вне их воли, и страдание приходит само собою».

Об отсутствии интриги в пьесах Чехова говорит и Е. Топалер в статье «Театр Чехова»: «Если в дочеховской драматургии герои жили от события к событию и мы, читатели и зрители, с напряженным вниманием следили за интригой, то у Чехова события превращаются в отдельные случаи, эпизоды в вечном потоке жизни, не влияя на его неумолимое течение. Мы заметили уже, что сюжетные линии «Вишневого сада» завершаются к концу 3-го акта, но пьеса продолжается. Для нас остается неясным, умер ли Фирс или прилег отдохнуть после тяжких для старика дней жизни с бывшими хозяевами. Да и важно ли это? …Бессмысленно искать у Чехова традиционные элементы композиции: завязку, развязку, кульминацию. Обречены на неуспех попытки вычленить главную сюжетную линию – всего этого в пьесах Чехова нет. Все причудливо, необычайно сложно переплетено, запутано, едва уловимо. Герои живут не столько событием, сколько его ожиданием, предчувствием, да и само событие происходит вне сценического пространства, в течении трех действий «Вишневого сада» все живут ожиданием продажи имения, а сами торги состоятся где-то в городе».

В.Богданов в статье «Предчувствие будущего» о конфликте в пьесе Чехова пишет так: «Классическая дочеховская драма строилась вокруг одного сквозного события, концентрировалась вокруг одной интриги. Ее драматургический конфликт составляли прямые столкновения между действующими лицами, борьба, «сшибка» характеров, устремленных к противоположным целям. Логике развития противоречия, интриге и было подчинено сценическое действие; она же придавала действию и всей композиции то единство, которого требовал Гоголь: « завязка должна обнимать все лица, а не одно или два,- коснуться того, что волнует, более или менее, всех действующих лиц… ни одно колесо не должно оставаться как ржавое и не входящее в дело». В конфликте общем для всех действующих лиц, заключалась и конечная их судьба; его разрешение – это всегда победа одних над другими.

Можно предположить: будь «Вишневый сад» построен по классическим драматургическим канонам, таким центральным событием, такой завязкой, «обнимающей все лица», стала бы продажа сада, тем более что вишневый сад – это условие безбедного существования героев пьесы, это прошлое и будущее Раневской, Гаева, Лопахина, Трофимова и многих других, включая старых слуг Раневской – Ефимьюшки, Поли, Евстигнея, Карпа и, конечно, Фирса.

Подчеркнем, что мотив – проданное за долги имение – один из самых устойчивых в драматургии Чехова. За долги продается вишневый сад, который Лопахин, его новый владелец, вырубает под доходные дачные участки.

В этом устойчивом мотиве нашла отражение определенная историческая ситуация. Социально-экономические изменения в жизни России после реформы 1861 года привели, в частности, к тому, что «дворянские гнезда» переходили в руки новых хозяев жизни, которые приспосабливали их к новым экономическим требованиям, превращая их в «доходные места» и беспощадно разрушая в них все то, что этим требованиям не отвечало, не приносило выгоды.

Эти изменения и сдвиги были чреваты довольно печальными последствиями для хозяев и обитателей дворянских усадеб и поместий. И в пьесе хорошо слышны отзвуки этих последствий: плачет, возвращаясь с торгов, Гаев, «угнетена» и «горько плачет» Раневская, уходит в экономки Варя, которой Лопахин так и не сделал предложения, остается без места Шарлота, брошен на произвол судьбы больной, беспомощный Фирс..»

Богданов задается вопросом: «Но что же составляет драматургический конфликт пьесы? Что является в ней той «пружиной», которая движет внешнесобытийным и внутренним, означенным сдвигами в переживаниях и размышлениях героев действием?» А затем так отвечает на него: «Противоречия между хозяевами, сходящими с исторической сцены, и входящими на нее, усиливали, обостряли драматизм русской жизни, но главную драму, основное зло Чехов видел в другом – в ненормальном укладе русской жизни в целом, в повсеместной неустроенности социальных, нравственных, повседневно-бытовых отношений…

Чехов тем самым называет генеральное, всеопределяющее, по его убеждению, обстоятельство, усугубляя повсеместное неблагополучие, лишает счастья, подлинной человечности и слабых и сильных.

Эту-то «несообразность» в жизни и поведении героев «Вишневого сада» и вскрывает сценическое действие пьесы».

Таким образом, я делаю следующий вывод:

  • Переоценка социальных и нравственных основ существующего строя, которую показывал Чехов, означала решительный пересмотр человеком своих убеждений и представлений. Внутренний мир людей оказывался ареной острой борьбы, исполненной высокого общественно-исторического смысла. Конфликт человека с господствующим социальным строем, состоял во враждебности человеку повседневного, обычного течения жизни.

  • Новаторство Чехова-драматурга - глубокое постижение этого конфликта. Отсюда и такие особенности чеховской драматургии как «внутреннее действие» или «подводное течение», особая структура речи персонажей с ее неизменным подтекстом, - всем тем, что помогает Чехову подниматься от прозы убого будничного существования к высокой поэзии философских лирических размышлений.


§ 2. Новые приемы организации сценического действия.


Особая природа конфликта в «Вишневом саду» потребовала от Чехова новых приемов организации сценического действия.

2.1. «Подводное течение».

«Подводное течение» чеховской пьесы таит скрытые в ней смыслы, обнаруживает двойственность и конфликтность, изначально присущие человеческой душе.

Лебедев Ю. В. в статье «Драматургия А.П. Чехова «Вишневый сад» рассуждает: «Чехов открыл в драме новые возможности изображения характера. Он открывается не в борьбе за достижение цели, а в переживании противоречий быта. Пафос действия сменяется пафосом раздумья. Возникает неведомый классической драме чеховский «подтекст», или «подводное течение». В чем его суть?

Островского неспроста называли реалистом-слуховиком, герои у него целиком и полностью реализуются в слове и слово это лишено двусмысленности, твердо и прочно как гранит. У героев Чехова, напротив, смыслы слова размыты, люди никак в слово не умещаются и словом исчерпаться не могут. Здесь важно другое: тот скрытый душевный подтекст, который герои вкладывают в слова. Во втором акте пьесы в глубине сцены проходит Епиходов – живое воплощение нескладицы и несчастья. Возникает такой диалог:

Любовь Андреевна (задумчиво): Епиходов идет…

Аня (задумчиво): Епиходов идет…

Гаев: Солнце село, господа.

Трофимов: Да.

Говорят о Епиходове и о заходе солнца, но лишь формально – об этом, а по существу – о другом. Души героев через обрывки слов поют о неустроенности и нелепости своей несложившейся, обреченной жизни. При внешнем разнобое и нескладице диалога есть внутреннее душевное сближение, на которое откликается в драме какой-то космический звук: «Все сидят, задумались. Тишина. Слышно только, как тихо бормочет Фирс. Вдруг раздается отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий и печальный».

Скафтымов А.П. писал: «К. С. Станиславский и Вл. И. Немирович-Данченко заметили наиболее существенный принцип в драматическом движении чеховских пьес, так называемое «подводное течение». Они раскрыли за внешне бытовыми эпизодами и деталями присутствие непрерывного внутреннего интимно-лирического потока и все усилия своих творческо-сценических исканий направляли к тому, чтобы сделать этот эмоциональный поток наиболее ощутимым для зрителя».


2.2. Чеховский диалог.

В классической драме диалог – одно из важнейших изобразительных средств, где каждое слово выражает позицию противоборствующих сторон. Диалоги в пьесе Чехова – иллюзия общения. За случайными репликами персонажей - одиночество героя в мире, неспособность услышать и невозможность быть услышанным.

Е. Топалер в статье «Театр Чехова» подчеркивает: «Специфика драматургии как жанра всегда определялась системой диалогов, словесной реакцией на реплики партнеров. Чеховский театр, как мы убедились строится на иных принципах: на вопросах без ответов, признаниях без отклика, внешним общением без внутреннего контакта. Главное в драмах писателя скрыто за словами, сконцентрировано в паузах (в «Вишневом саде» пауз 32). Такой «молчаливой» драматургии до Чехова не было. Паузами, в значительной мере определяется, может быть, самое главное открытие писателя – подтекст пьесы, ее «подводное течение», настроение».

В статье «Предчувствие будущего» В.Богданов, сравнивая речь персонажей «Вишневого сада» с речью действующих лиц «Ревизора», отмечает: «В дочехов­ской драме речь персонажей была тесно, причинно-следственно связана с сюжетным действием, его перипетиями – она была прагматической речью. Всему, что говорится, к примеру, в «Ревизоре», начиная с первой реплики городничего, что переживается – в страхе чиновниками и радостно Анной Андреевной и Марьей Антоновной, - дает содержание появление в городе Хлестакова. Суждения, выражающие авторские позиции, обобщающие и оценивающие происходящие в сюжете, его конечный результат, принадлежали в классической драме положительным героям, впадающим порою в риторику. Вспомним стародумовское резюме: «Вот злонравия достойные плоды!» Вспомним монологи Чацкого, в которых автор выразил многие свои программные положения. Слово положительного героя совпадало, как правило, со словом автора.

Чеховские герои, обедая, играя в карты, разговаривают о погоде, о бытовых происшествиях. Герои «Вишневого сада» много и заинтересованно говорят о предстоящей продаже имения Раневской и неизбежных изменениях в их личной судьбе. В то же время в прагматических диалогах и монологах, в репликах чеховских героев постоянно возникает и, развиваясь, громко звучит другая речевая стихия, придавая изображенному в сюжете многогранность и многоплановость».

Обращенность к эмоциональной сфере восприятия, определяла музыкальную форму чеховской пьесы, сам ритм драматического действия, лирическое звучание каждого слова. Лиризм – это сама атмосфера чеховской драмы, но одновременно и те элементы, на которых держится вся драматическая постройка.


2.3. Лиризм - новая форма проявления драматического действия.

Рынкевич В. в статье «Вершины драматургии Чехова» пишет: «Описание места и обстановки действия в пьесах Чехова чаще всего является не изобразительным, а музыкально-лирическим. Вот пример такого описания к первому акту «Вишневого сада»: «Комната, которая до сих пор называется детскою. Одна из дверей ведет в комнату Ани. Рассвет, скоро взойдет солнце. Уже май, цветут вишневые деревья, но в саду холодно, утренник. Окна в комнате закрыты». По таким описаниям вряд ли можно составить конкретное представление о месте и обстановке действия. Зато сразу же возникает ощущение особой лирической атмосферы, в которой должно происходить действие. Такое описание необходимо режиссеру и актеру, так как оно помогает найти верный музыкально-лирический тон сценической постановки».

Таким образом, лиризм можно и следует рассматривать как особую новую форму сценического проявления драматического действия.


2.4. Природа – элемент сценического действия.

Драматическое произведение обычно имеет центр – событие (персонаж), вокруг которого развивается действие. В пьесе Чехова этот традиционный подход утрачен.

Центром чеховской комедии, ее главным персонажем является безмолвный вишневый сад. Вокруг образа вишневого сада строится интрига, он объединяет все персонажи.

В статье «Предчувствие будущего» В.Богданов пишет: «Есть в миропонимании Чехова, среди утверждаемых им ценностей и еще одно начало, определяющее выбор постоянного для всех его пьес места действия. Это – природа, ее творческая мощь, стихийная и беспредельная, ее красота и извечная устремленность к обновлению, к созиданию…

Природа у Чехова как бы напоминает человеку о высшем его предназначении, о его неисчерпаемых возможностях, о необходимости духовного обновления, о красоте и счастье человеческой жизни. И ее поэтическая и философско-нравственная «партия», давшая заглавие пьесе, звучит уже в завязке «Вишневого сада».

Раневская, опустошенная любовью, возвращается в свое имение весной. В обреченном на торги вишневом саду – «белые массы цветов», поют скворцы, над садом – голубое небо. Природа готовится к обновлению – и в душе Раневской пробуждаются надежды на новую, чистую жизнь: «Весь, весь белый! О сад мой! После темной ненастной осени и холодной зимы опять ты молод, полон счастья, ангелы небесные не покинули тебя… Если бы снять с груди и с плеч моих тяжелый камень, если бы я могла забыть мое прошлое!»

И для купца Лопахина вишневый сад означает нечто большее, чем объект выгодной коммерческой сделки. Став владельцем сада и усадьбы, он переживает восторженное состояние: «…Купил имение, прекрасней которого ничего нет на свете!»

Вишневый сад, следовательно, существенно изменяет масштабы места действия: в пьесе возникает поэтический и этический план, на который проецируется происходящее в сюжете, его коллизии и интриги. И этот второй план решающим образом определяет всю драматургию пьесы: характер ее сквозного конфликта, ее сюжетосложение и диалого-монологический строй, а в конечном итоге и жанровый облик пьесы».

М.П. Громов в книге «О Чехове» говорит: «Сад – символ добра, человечности, уверенности в завтрашнем дне, это слово заключает в себе только положительный смысл и не имеет никаких отрицательных значений. И напротив, такие словосочетания как «ударить по дереву топором», «подрубить корни», «растоптать цветок» выражают высшую степень безнравственности и безрассудства.

Вишневый сад в этой пьесе – меньше всего декорация, на фоне которой философствуют, мечтают и торгуются персонажи. Сад – олицетворение ценности смысла жизни на земле, где каждый новый день вечно ответвляется от минувшего, как молодые побеги идут от старых стволов и корней».

Таким образом, вишневый сад в пьесе Чехова не просто фон, а существенный элемент сценического действия, его полноправный герой. И это тоже можно отнести к новаторским приемам Чехова в области драматургии.


2.5. Переживание противоречий быта.

Чехов открыл в драме новые возможности изображения характера. Он раскрывается не в борьбе за достижение цели, а в переживании противоречий быта.

В. Богданов в статье «Предчувствие будущего» отмечает: «Быт, повседневные нравы – равноправное «слагаемое» воссоздаваемых на сцене событий».

Скафтымов А.П., сравнивая классическую и чеховскую бытовую драму, пишет: «Одной из особенностей дочеховской бытовой драмы является поглощенность и заслоненность быта событиями. Будничное, как наиболее постоянное, нормально-обиходное и привычное, здесь почти отсутствует. Минуты ровного, нейтрального течения жизни бывают лишь в начале пьесы как экспозиция и отправной момент к сложению события. В дальнейшем вся пьеса во всей ее диалогической ткани уходит в событие; ежедневно-обиходное течение жизни отступает на дальний план и лишь кое-где упоминается и подразумевается.

Совсем иное у Чехова. Чехов не ищет событий, он, наоборот, сосредоточен на воспроизведении того, что в быту является самым обыкновенным. В бытовом течении жизни, в обычном самочувствии, самом по себе, когда ничего не случается, Чехов увидел совершающуюся драму жизни. Мирное течение бытового обихода для Чехова является не просто «обстановкой» и не экспозиционным переходом к событиям, а самою сферою жизненной драмы, то есть прямым и основным объектом его творческого воспроизведения. Поэтому у Чехова, вопреки всем традициям, события отводятся на периферию как кратковременная частность, а обычное, ровное, ежедневно повторяющееся, для всех привычное составляет главный массив, основной грунт всего содержания пьесы».

Далее тот же автор отмечает: «В «Вишневом саде» в центре стоит продажа усадьбы и связанные с этим волнения и страдания Раневской. Но с первого акта и до конца пьесы драма Раневской погружается в движущийся, неостанавливающийся процесс общего бытового обихода. С первых сцен уже показана и Варя со своими особыми заботами и тайной печалью, и Лопахин, озабоченный очередными делами на завтрашний день, и Епиходов, и Фирс и Симеонов-Пищик, и Дуняша со своим небольшим, но все же особым внутренним миром. И далее на всем протяжении пьесы, вокруг Раневской не прекращаются общие для каждого свои озабоченные будни жизни».

Таким образом, среди героев «Вишневого сада» нет абсолютных носителей добра и абсолютных носителей зла. Добро и зло пребывают здесь в разреженном и растворенном в буднях жизни существовании.


2.6. Конфликтное состояние - чувство общей неустроенность жизни.

В чем состоит содержание конфликтного состояния?

На этот вопрос А. Скафтымов отвечает так: «Противоречие между данным и желанным имеется повсюду, на этом строится всякая пьеса. У Чехова фиксируется некая своя, специфическая сфера желаемого.

В прежней, дочеховской бытовой драме желаемое намечается в освобождении от того порока, который мешает жить. Снимается действие порока, и счастье устраивается. Индивидуально-конфликтное состояние персонажей Чехова всегда отправляется тоже от какого-либо совершенно конкретного невыполненного или невыполняемого желания. В «Вишневом саде» ближайшие конкретные желания связаны с ожидаемой переменой в судьбе усадьбы.

Однако нетрудно видеть, что эти вполне конкретно обозначаемые стремления не обнимают собой всего содержания переживаемого томления о лучшем. С каждым из этих частных желаний всегда соединяется ожидание перемены всего содержания жизни. Вместе с мечтою о выполнении данного желания живет в душе каждого тоска об удовлетворении более общих светлых и поэтических запросов, охватывающих всю жизнь. Страдания каждого состоят в том, что эти высшие стихии души не находят себе никакого применения и таятся в далеких интимных мыслях и грезах. Данные частные желания имеют всегда расширенный смысл и являются лишь поводами, где наиболее ясно открываются внутренние тоскующие призывы к иному, светлому существованию, в каком нашли бы свое осуществление какие-то высшие поэтически-прекрасные скрытые мечты».

«В «Вишневом саде» эта включенность личных и частных порывов в чувство общей неустроенности жизни представлена еще ясней. Судьба усадьбы всех по-своему интересует, но за этим частным моментом у всех мыслятся и чувствуются желания общего характера. В роли Пети Трофимова это само собой очевидно. Раневская страдает не только об утрате усадьбы, но и обо всей своей неудавшейся жизни. И даже Лопахин в своих мечтах о дачах, в конечном счете, грезит о каком-то общем коренном изменении жизни: «О, скорее бы все это прошло, скорее бы изменилась как-нибудь наше нескладная, несчастливая жизнь…», «Господи, ты дал нам громадные леса, необъятные поля, глубочайшие горизонты, и, живя тут, мы сами должны по-настоящему быть великанами».

П. Вайль И А. Генис в эссе «Все - в саду. Чехов» пишут: «Тупик, в который якобы загнали героев долги, условный – это пружина театральной интриги. Он всего лишь внешнее выражение другого, поистине смертельного тупика, в который Чехов привел и действующих лиц «Вишневого сада», и себя, и всю русскую классическую литературу в ее классическом виде.

Этот тупик образован векторами времени. Трагедия чеховских людей – от неукорененности в настоящем, которое они ненавидят и которого боятся. Подлинная, реально текущая мимо них жизнь кажется им чужой, извращенной, неправильной. Зато жизнь, долженствующая быть, - источник, из которого они черпают силы для преодоления убийственной тоски повседневности».


§ 3. Предчувствие будущего.


В статье «Драматургия Чехова. «Вишневый Сад» Ю.В. Лебедев делает вывод: «Итак, Россия, как она виделась Чехову на рубеже двух веков, еще не выработала в себе действенный идеал человека. В ней зреют предчувствия грядущего переворота, но люди пока к нему не готовы. Лучики правды, человечности и красоты есть в каждом из героев «Вишнева сада». Но они так разрознены и раздроблены, что не в силах осветить грядущий день. Добро тайно светит повсюду, но солнца нет – пасмурное, рассеянное освещение, источник света не сфокусирован. В финале пьесы есть ощущение, что жизнь кончается для всех, и это не случайно. Люди «Вишневого сада» не поднялись на высоту, которой требует от них предстоящее испытание».

С этим соглашается и В. Богданов в статье «Предчувствие будущего». Он отмечает: «Изображенная в «Вишневом саде» «нескладная» жизнь достигла предела. Она не только исчерпала свои творческие силы, но и уничтожила то единственное, что способно творить и обновляться – прекрасный вишневый сад. Но, распадаясь, «враздробь» идущая жизнь подводит не только к резко критической оценке современности. Под спудом этого процесса Чехов прозревает благодетельные, обнадеживающие тенденции: убеждение в необходимости перемен, в неизбежности новых форм человеческих отношений».

Об этом пишет и Е. Топалер в статье «Театр Чехова»: «Последняя пьеса – «Вишневый сад», пожалуй, лучшая пьеса Чехова, показывает нам еще одну сторону таланта художника: чуткость к изменениям духа времени, подчас неуловимым, незамечаемым простым глазом. Кажется, все здесь похоже на предыдущие пьесы: одинокие люди, тоска бесцельного существования, гибель сада, как символ гибели прекрасного прошлого, и социальная ситуация вполне в духе конца века, разоряющиеся дворяне, разбогатевший кулак. Однако 1903 год – это историческая веха в развитии страны. События, известные Чехову (забастовки, подъем студенческого движения) изменили общественную атмосферу, и в пьесе вместо бессильной безысходной мечты появилась реальная надежда. Конечно, Петя Трофимов, один из тех, кто олицетворяет эту надежду, не тот герой-революционер, который появится позже – в пьесах Горького. Это типичный чеховский персонаж, вышедший из девяностых годов, еще ничему толком не научившийся, в чем-то смешной, но Чехов уже понимает его значение: «Ведь Трофимов то и дело в ссылке, его то и дело выгоняют из университета, а ты изобразишь сии штуки?» И на премьере «Вишневого сада» громко и многозначительно прозвучали слова: «Вся Россия наш сад!..», «Прощай, старая жизнь! Здравствуй, новая жизнь!» Это было 17 января 1904 года. Новое время – новые пьесы».

Балухатый С. Д. в статье «Чехов-драматург пишет: «Но в "Вишневом саде" Чехов не только дает образы представителей исторически-обреченного дворянского класса, но одновременно раскрывает социальные перспективы для других, вступающих в активную жизнь классовых групп. Уже в этом исходном положении пьесы есть нечто принципиально новое по сравнению с предшествующими драматическими произведениями Чехова. Это новое можно определить понятием: социальный оптимизм. Здесь впервые, - если не считать рассказ "Невеста" того же 1903 г., - Чехов как бы освобождается от тисков полицейско-бюрократического самодержавия и намечает широкие перспективные картины».


§ 4. Комедия - жанровое определение пьесы.

Все драматические жанры различаются по целому ряду типологических признаков: типу драматического конфликта, характеру действующих лиц и по форме эстетической оценки изображаемого. Эти три момента дают нам основание отнести то или иное произведение к определенному драматургическому жанру – трагедии, комедии и драме.

Балухатый С.Д. в статье «Чехов-драматург» относит пьесу «Вишневый сад» к комедии. Он считает: «Композиционно-стилистический анализ пьесы позволяет вскрыть отчетливый комедийный ее план и систему оригинальных комедийных приемов. Эти приемы даны в большом ряде комических персонажей (Симеонов-Пищик, Шарлотта Ивановна, Епиходов, Дуняша, Яша, Прохожий, Почтовый чиновник) и комических ситуаций (этих же лиц, а также Гаева, Лопахина, Трофимова, частично Фирса), в комедийно-фарсовых сценах и эпизодах - сцены с Епиходовым, Шарлоттой Ивановной (фокусы); эпизоды с Пищиком (пилюли), отчасти с Лопахиным (удар палкой Вари), с Трофимовым (калоши). Легкий, "веселый" тон пьесы поддерживается оптимистической тематикой речей Лопахина и Трофимова и мажорной тональностью лейтмотивных речей Трофимова и Ани.

Комедийный стиль пьесы соединен однако с драматической трактовкой в ней эмоций отдельных лиц (Раневской и Гаева), - и в этом контрастном движении лирических тем, систематически перебиваемых комическими эпизодами, и была осуществлена оригинальная драматическая композиция пьесы».

Лебедев Ю.В. в произведении «Драматургия А.П. Чехова «Вишневый сад» пишет: «Чехов назвал «Вишневый сад» комедией. В своих письмах он неоднократно и специально подчеркивал это. Но современники воспринимали его новую вещь как драму. Станиславский писал: « Для меня «Вишневый сад» не комедии, и не фарс – а трагедия в первую очередь». И он поставил «Вишневый сад» именно в таком драматическом ключе.

Эта постановка, несмотря на шумный зрительский успех, не удовлетворила Чехова: «Одно могу сказать: сгубил мне пьесу Станиславский». Станиславский ввел в комедию трагедийные ноты и тем самым нарушил чеховский замысел.

Да, в «Вишневом саде» драматург не отрицал драматической тональности: он заботился, чтобы звук «лопнувшей струны» был очень печальным, он приветствовал грустный финал четвертого акта, сцену прощания героев, а в письме к актрисе М.П. Лилиной, исполнявшей роль Ани, одобрил слезы при словах: «Прощай, дом! Прощай, старая жизнь!»

Чехов подчеркивал, что грусть его героев часто легковесна, что в их словах подчас скрывается обычная для нервных и слабых людей слезливость. Сгустив драматические краски, Станиславский, очевидно, нарушил меру в соотношении драматического с комическим, грустного со смешным. Получалась драма, там где Чехов мечтал о лирической комедии».

Таким образом, жанровое своеобразие пьесы «Вишневый сад» заключается в комедийном звучании при наличии остродраматической ситуации. И в этом тоже проявляется новое слово, сказанное Чеховым в драматургии.


III. Заключение.

Все сказанное позволяет считать, что особенности драматургии Чехова создавались в зависимости от особого содержания открытого им драматического конфликта как принадлежности его эпохи, состояния общественной жизни.

В его пору среди интеллигенции господствовали интересы личного благополучия, в обстановке общественного упадка не было выхода к широким общественным задачам, и побеждающей силой были узкое обывательство и мещанская успокоенность. Оказалось, что для более чутких людей обывательское спокойствие не может составить счастья, так называемые малые дела не могут дать действительного удовлетворения, и под видимостью ровной и мирной жизни кроется постоянная тоска и боль неудовлетворенных и лучших желаний. Отсюда и выступает в эту эпоху чувство одиночества, жизненной разрозненности и бессилия.

В мирной жизни А.П. Чехов увидел постоянное присутствие этих больных противоречий. Стремясь к наиболее ощутимому выражению этого конфликта, он не мог опереться на прежние формы драматургии и создает новые. Отсюда возникло то иное, что определяет и составляет в основном главное существо чеховской драматургии.


Обобщив и проанализировав прочитанный материал, я вижу новаторство Чехова-драматурга в применении им своеобразных приемов организации сценического действия:

1) так называемое «подводное течение», позволяющее раскрыть внутреннее, скрытое душевное состояние персонажей пьесы;

2) своеобразные чеховские диалоги, создающие лишь иллюзию общения;

3) особая музыкально-лирическая атмосфера;

4) вишневый сад – главный персонаж пьесы, вокруг которого строится интрига;

5) характер персонажей раскрывается не через открытое противоборство, а через переживание противоречий быта;

6) соединение комедийного и драматического жанров.

«Вишневый сад» - не только итог и вершина чеховской драматургии. В этой комедии автор обобщает все свои художественные достижения, здесь ощутимо воздействие его прозы, характерное соединение лирики, комедии, сатиры и трагедии. За комедией ощутима трагедия. Чехов прощается со всей старой уходящей Россией, понимая невозможность дальнейшего ее существования.

Но не зря критики определили принципиально новое звучание пьесы «Вишневый сад» как «социальный оптимизм». Приближение, ожидание новой жизни было знамением эпохи. И Чехов остро почувствовал это.

Жизнь должна измениться, должна стать прекрасной, человеку надо работать, надо строить такую жизнь, и если ее нет пока, то он должен предчувствовать ее, ждать, мечтать и готовиться к ней.

«Вишневый сад» явился глубоким, талантливым и мудрым откликом А.П.Чехова–художника на нарастающие революционные события, которые должны были, по его мнению, принести долгожданное обновление жизни и дать возможность освобожденному человеку целиком посвятить себя разумной творческой деятельности, подчиненной прекрасной идее превращения всей России в «новый цветущий сад».

Сегодня Чехов дорог нам потому, что не потеряли своего значения поставленные им нравственные и социальные проблемы. Чехов, как и прежде, учит нас понимать зловещую роль в жизни человеческого общества не только буржуазного хищничества, и сегодня являющегося основой так называемого «свободного мира», но и мещанства, мелкого собственничества, страсти к накопительству, обывательской сытости и пошлости.

Путь идейных и творческих исканий Чехова глубоко поучителен. Он вновь и вновь напоминает нам о коренных вопросах бытия, учит не забывать о них в быстротекущих буднях, среди мелочей повседневного быта.

Таким образом, я считаю, что в своем реферате мне удалось реализовать те цели и задачи, которые я перед собой поставила, а именно: определить, какие новые формы и способы драматургического движения использует Чехов при создании пьесы «Вишневый сад», а также выяснить, в чем состояло то новое отношение к действительности, которое побудило его к использованию именно этих драматургических особенностей.

Когда я подбирала материал для реферата, то меня поразило многообразие литературы о творчестве А.П. Чехова. По-моему, о Чехове написано больше, чем сочинил он сам. Поэтому в начале работы у меня возникали некоторые сложности в систематизации и обобщении прочитанного материала. Но затем я определилась в выборе направления своей работы и остановилась на анализе статей А.П. Скафтымова, В.А. Богданова, Е. Топалера, В. Рынкевича, Ю.В. Лебедева, С.Д. Балухатого.

Так как подобный вид работы я выполняю уже не в первый раз, то я снова убедилась, что такой вид деятельности позволяет получить дополнительные, более глубокие знания к школьной программе.


IV. Библиография.


  1. Балухатый С. Д. Чехов-драматург - Л.: «Время», 1936.

  2. Богданов В. А. Предчувствие будущего. - М.: «Детская литература», 1978.

  3. Вайль П. и Генис А. Все - в саду. Чехов - М.: «Олимп», 1996.

  4. Лебедев Ю.В. Драматургия А.П. Чехова «Вишневый сад». - М.: «Просвещение», 1990.

  5. Основин В. В. Новаторство драматургии Чехова. // Русская драматургия второй половины ХIХ века. – М.: «Просвещение», 1980.

  6. Рынкевич В. Вершины драматургии Чехова. - М.: Изд. «Просвещение», 1982.

  7. Скафтымов А.П. К вопросу о принципах построения пьес А.П.Чехова. -Л.: «Детская литература», 1989.

  8. Топалер Е. Театр Чехова. - М.: «Просвещение», 1993.






Похожие:

Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир iconМоу «Черки-Гришинская средняя общеобразовательная школа Буинского района рт»
Научный Гайфуллина Ф. Р., учитель русского языка и литературы 1 кв кат
Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир iconКонкурс творческих работ школьников
Научный трусова анжела Николаевна, учитель русского языка и литературы I квалификационной категории моу «сош №48 г. Борзи»
Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир iconК профессиональному развитию педагога
Мусаэлян Ирина Нобеловна, учитель русского языка и литературы, руководитель школьного методического объединения учителей русского...
Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир iconНам нужны вечные ценности
Алефиров Владислав, ученик 10 б класса мбоу сош №7 г. Минеральные Воды Научный Сегеда Г. Н., учитель русского языка и литературы
Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир iconУроках русского языка в условиях сельской
Автор: Потворова Елена Валентиновна, учитель русского языка и литературы моу кокинская сош выгоничского района Брянской области
Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир iconЛитература. Тема опыта: «Использование системы творческих заданий в процессе образовательной деятельности на уроках русского языка и литературы с целью развития креативных способностей учащихся»
Автор опыта: Старшова Светлана Николаевна, учитель русского языка и литературы моу «Средняя общеобразовательная школа №1 г. Строитель...
Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир iconАнализ работы мо учителей русского языка и литературы
Одной из важнейших задач изучения русского языка в школе является задача овладения грамотной и выразительной русской речью. На это...
Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир iconКонспект интегрированного урока
Авторы: учитель русского языка и литературы Левашова И. А. и учитель биологии Живчикова Н. А
Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир iconИсследовательская работа Предметная область Литературоведение Автор Бугаев Никита Романович, ученик 9 класса Научный руководитель Легоцкая Вера Сергеевна, учитель русского языка и литературы мбоу «Гимназия №5»
Стилистическая роль архаизмов и историзмов в балладах, былинах и притчах А. К. Толстого
Т. 38-16-67 Научный учитель русского языка и литературы Крейнович Зоя Юрьевна Владимир iconАнглийские и американские заимствования в русском языке Авторы: Ратеева Галина Иосифовна, учитель английского языка Кавказской моу сош №12, Малахова Ирина Владимировна, учитель русского языка и литературы Кавказской моу сош №12
В работе приведены причины интенсивного заимствования англицизмов в современном русском языке, рассмотрен процесс вхождения англицизмов...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница