Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт




Скачать 20,27 Kb.
НазваниеПодводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт
страница1/3
Дата03.02.2016
Размер20,27 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3






Введение.


Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт определяет логику своего историко-общественного и художественного движения «до 1917 года», этого величайшего в его духовной жизни рубежа, как №верный путь», «путь среди революций» (5, т.7, с.355). Этот «путь среди революций», чрезвычайно сложный и противоречивый, по-своему отразился и в театральных исканиях А.Блока. Можно сказать, что театральное творчество А.Блока резче и, может быть, острей, болезненней преломляет общие противоречия идейно-поэтической эволюции автора, чем какой-либо другой вид блоковской художественной работы. При этом деятельность А.Блока в области театра – это путь, полный своих собственных проблем, особых, специфических трудностей, коллизий, т.к. именно историческая логика театрального пути А.Блока, то, что для него было дороже всего в искусстве: дух эпохи, дух реального исторического времени, к пониманию которого он мучительно пробивался, - больше всего упускались из виду в специальных работах, посвященных театру А.Блока.

Актуальность и своевременность данной темы состоит в том, что в драме «Роза и Крест» автор стремится найти место в процессах строительства новой культуры, поэтому его искания отмечены интенсивностью и напряженностью, которые находят особую яркость выражения.

Изучение средневековых реалий в художественной системе драмы «Роза и Крест» не получило всестороннего развития в современном литературоведении, поэтому данная работа дает основание для проведения подобного исследования, т.к. здесь своеобразно пересекаются и положительные стороны и недостатки зрелой лирики А.Блока.

Рассмотрение данного вопроса возможно при непосредственном обращении к творчеству А.Блока 10-х годов. Основное внимание в данном исследовании обращено к возросшему историзму, ставшему у автора творчески осознанным художественным принципом для воспроизведения образа современного человека во всей его трагической противоречивости.

Основными источниками в раскрытии данной темы послужили работы М.А. Бекетовой, Н.А.Богомолова, С.М. Бонди, П.П.Громова, В.М.Жирмунского, П.Н.Медведева, З.Г.Минц, И.С.Приходько, А.В.Федорова. Но главными источниками для исследования остаются сочинения, дневниковые записные и Записные книжки автора, которые были особенно тщательно исследованы в ходе реализации целей и задач данной работы(5). В них рассматривалась не только динамика художественного развития автора, но и основные мотивы произведения, история его создания, подробные автобиографические сведения, раскрывающие взаимосвязь творческой и личной жизни А.Блока.

В исследованиях П.П.Громова(20) удачно соединены анализы драмы «Роза и Крест» и личных дневников и писем поэта, что дало возможность увидеть коллизию между пройденным уже этапом и тем, что А.Блок нашел в ходе своей эволюции.

Знакомство с работами И.С.Приходько(48, 49) помогло выявить и сформулировать особенности мифологической природы творчества А.Блока как очевидный факт, признанный в наши дни литературоведческой наукой, изучающей миф и поэтику символизма. Важной исключительной особенностью этого течения в литературе начала ХХ века становится тотальная мифологизация явлений исторической, общественной и личной жизни людей прошлого и современников.

Исследования В.М.Жирмунского(24, 25, 26) позволяют максимально глубоко и целостно представить сущность таких понятий, как «абстрактная» и «туманная» мифологическая символика, «смешение отсталого провинциального убожества с безобразием ненавистной поэту современной буржуазной цивилизации» и т.д.

Данная работа построена на проведении исторических и культурологических аналогий между драмой «Роза и Крест» и эпохой Средневековья. Использован ряд философских и историко-культурологических источников, позволивших более точно и полно представить традиции и культуру, религиозные и мистические умонастроения эпохи Средневековья. Это, в свою очередь, дало возможность сопоставить религиозно-мистические традиции Средневековья с основами религиозно-философского учения символистов, представляющего собой синтез умонастроений современности с наследием ушедшей эпохи.

Работа Ф.А.Йейтса(62) помогла осмыслить дух средневековой эпохи, традиции рыцарского культа, понятия средневекового символизма, нравственные и религиозные аспекты такого исторического течения, как розенкрейцерство.

Учитывая специфику данной работы и принятого научного исторического культурологического подхода как основного метода проведения исследования, целью стало выявление и анализ стержневого мотива зрелой лирики А.Блока, соответствующего опыту эпохи Средневековья, через множество различных мотивов, тем, образов, относящихся к художественной деятельности А.Блока 10-х годов ХХ века.

Целью работы является также раскрытие мотивов исключительно средневекового звучания, а также мотивов непреходящих и вечных, темы «вочеловечивания», которая нашла свое воплощение в драме «Роза и Крест» и явилась как бы итогом художественного самосознания поэта.

В задачи работы входит характеристика основных художественных образов, интерпретация символов, анализ символических рядов, обращение к наиболее близким к Средневековью произведениям, историческим материалам, анализ особенностей символического мышления А.Блока.

Для выявления связи мироощущения поэта с эпохой Средневековья в работе намечены основные духовные доминанты данного исторического и культурного периода. Рассмотрение идейно-эстетических, религиозно-мистических основ творчества А.Блока 10-х годов ХХ века позволило более полно раскрыть средневековые мотивы драмы «Роза и Крест».

Единое, целостное религиозно ориентированное мироощущение как исходная точка и предел стремлений – вот те компоненты, которые позволили говорить о средневековых мотивах и средневековых реалиях в ходе исследования драмы «Роза и Крест», которая стала кульминацией развития творчества А.Блока.

Для реализации основных целей и задач был проведен всесторонний анализ тех произведений, которые показались наиболее значимыми при работе над данной темой.


Глава 1. Историческая основа.

Желание зайти в тыл не поддающейся «любовным» атакам современности, истолковать ее, пусть не в форме прямого отображения-вот цель, которую ставил перед собой А.Блок при написании драмы «Роза и Крест».

Недаром поэт и драматург настойчиво подчеркивал впоследствии, что «Роза и Крест» не историческая драма: «Вовсе не эпоха, не события французской жизни начала ХIII столетия, не стиль – стояли у меня на первом плане.… По многим причинам, среди которых были даже и чисто внешние, я выбрал именно эту эпоху»(5, т.4, с.536).

Разгадку основного тяготения А.Блока к ней, быть может, следует искать в словах из записной книжки: «Время – между двух огней, вроде времени от 1906 по 1914 год»(2, 288).

Эта фраза напоминает торжествующий голос Арчимбаута – владельца замка, где происходит пьесы:

Не бойтесь, рыцари большие

Ни вил, ни дубья!

Мы вновь – господа

Земель и замков богатых! (6, с.380)

И в современную поэту России среди власть имущих было сильно стремление уверить себя и окружающих, что революция была эпизодом, и что по-прежнему состоит из верноподданных. Через несколько лет, исследуя состояние правящих сфер перед новой революцией, А.Блок писал: «…все они неслись в неудержимом водовороте к неминуемой катастрофе»(5, т.4, с.196). И как отголосок этого самоослепления современных Блоку «арчимбаутов» возникает в пьесе диалог графа со своим скромным слугой Бертраном на празднике среди наряженных пейзанок:

Бертран

…Народ волнуется…

Граф (указывая на девушек)

Вот наш народ!

Бертран

Альби, Каркассон, Валь д Аран объяты восстанием…

Граф

Довольно! Шуты веселей тебя!

Я больше не слушаю!

Трубы!(6, с.380-386)

Блок замечает, что в роду Арчимбаута «вероятно… были настоящие крестоносцы, « но он живет «в то время, когда всякая мода на крестовые походы и на всякий героизм – прошла безвозвратно…»(5, т.4, с.531).

Жена графа Изора – молодая и страстная женщина – также тоскует по какому-то неведомому рыцарю-страннику, чью таинственную песню занес в замок жонглер. «Неизвестное приближается, - комментировал А.Блок смысл своей пьесы, - и приближение его чувствуют бессознательно все(5, т.4, с.536).

Бертран тяготится «вечным праздником», который царит в замке. Его монолог отвечает настроению поздней лирики поэта:

Как ночь тревожна! Воздух напряжен,

Как будто в нем – полет стрелы жужжащей…

Возникает параллель со стихами поэта: «Как растет тревога к ночи!..»(1913):

Что-то в мире происходит.

Утром страшно мне раскрыть

Лист газетный. Кто-то хочет

Появиться, кто-то бродит.

А.Блок не подвергал взятый им исторический период произвольной трактовке или грубой модернизации. Он изучил много книг и использовал предания и песни французского Средневековья(25, с.14). По свидетельству современников поэта, он запечатлел в образе Бертрана, «Рыцаря – Несчастье», некоторые черты своего отчима – Франца Феликсовича Кублицкого-Пиоттуха.

Франц Феликсович – честный офицер и исполнительный служака – находился в революционные годы в весьма тяжелом положении. И близкие, и его собственное доброе сердце возмущались кровавыми репрессиями, которыми царизм пытался задушить революцию.

В словах Бертрана также слышится отвращение к «карателям» ХIII века-рыцарям Монфора:

Они теперь в Безье,

Ждут, избивают жителей: «Всех режьте!-

Сказал легат. - Господь своих узнает!(6, с.361)

Он даже робко пытается прекословить своему сюзерену и что-то лепечет в защиту «шайки разбойников и еретиков», так что граф, выйдя из себя, грубо обрывает его:

Молчи! Ты сам, пожалуй, той же масти,

Как все вы, неудачники и трусы,

Которых выбивают из седла

На первом же турнире…(6, с. 337).

Этими попреками и насмешками осыпают Бертрана все после злополучного случая, когда его «подлым ударом» выбили из седла. В глаза и за глаза его именуют «Рыцарем-Несчастье», «вороной в рыцарских перьях»(6, с.338).

…несчастный Бертран,

Урод, осмеянный всеми!-(6, с.329)

горько говорит он о себе. Так и Франц Феликсович, несмотря на свою преданную службу и заботу о солдатах, по словам М.А.Бекетовой, «…показать товар лицом…некогда не умел и потому карьеры не сделал и даже не получил Георгия, хотя был представлен к этому ордену за несомненные заслуги»(27, с.211).

И, тем не менее, Бертран остается, верен своим гонителям:

…я ведь на службе…Что я могу,

Пышного замка сторож несчастный!

Лишь сам не участвую я

В охотах на нищих крестьян…(6, с.356).

Как известно, Францу Феликсовичу пришлось участвовать и в движении войск перед 9 января, и даже в расстрелах. Бертрану тоже выпал жребий выступать против «оборванных ткачей со всей Тулузы», защищая графский замок. Правда, он не избавил их, а сразился со своим старым обидчиком, одержавшим верх над ним на злополучном турнире, а теперь оказавшимся на стороне восставших, но победа Бертрана оказалась роковой для тех, к кому он сам принадлежит по рождению, будучи сыном простого ткача, из Тулузы:

Дрогнули тогда

Войска Раймунда и бежать пустились!..(6, с.388).

Но даже и эта его печальная заслуга не меняет к нему отношения графа. Ликующие рыцари славят вождей – Монфора и Арчимбаута, лишь кто-то отваживается сказать, что «победой мы обязаны Бертрану.

Граф

Бертрану? Да, он славно бился нынче,

Но велика ль заслуга, разогнать

Разбойников? (6, с.388).

Первый рыцарь

Ткачей тулузских шайку,

Мечами неумеющих владеть!..

Второй рыцарь

Однако ранен он…

Граф

Так что же? – Раны –

Честь Рыцарю! – А впрочем, пусть сегодня

Он отдохнет! – Свободен он от стражи!.. (6, с.389).

Трудно ярче обрисовать и бессовестность феодалов, и одновременно их поразительную слепоту по отношению к тем, кто по наивности является их верным слугой, и их способность презрительно отталкивать таких честных людей от себя, не слушать их просьб и советов, хотя они были весьма своевременны и полезны для самих «господ жизни»:

Низкое время!

Рыцарей лучших не ценят,-(6, с.355)

говорит рыцарь-певец Гаэтан.

Сходные черты выступают уже и в образе графа Арчимбаута. И поистине трагичен образ Бертрана, умирающего покорным слугой от раны, полученной при защите замка:

Чему всю жизнь я служил?

Измена – даже неправде –

Все изменой зовется она! (6, с.356).

Но есть в его образе и другой драматический аспект. Бертран страстно и безответно влюблен в жену графа – Изору. Но Изора, по словам автора, «еще слишком молода, для того, чтобы оценить преданную человеческую только любовь, которая охраняет незаметно и никуда не зовет»(5, т.4, с.534). Ее сердце взволнованно раз услышанной песней, в которой звучит романтический, смутный порыв к желанному и неизвестному:

Кружится снег…

Мчится мгновенный век…

Снится блаженный брег…

Сердцу закон непреложный

Радость – Страданье одно! (6, с.332).

Бертран напрасно пытается понять смысл этой песни, заворожившей сердце госпожи замка. Узнав, что Бертран послан графом за помощью к Монфору, Изора дает ему порученье – отыскать певца, приснившегося ей в вещем сне, с черной розой на груди.

Бертран сталкивается и даже сражается с Гаэтаном, который и оказывается автором таинственной песни, хотя на груди у него не черная роза, а крест.

Видя, что таинственный певец – старик, Бертран радуется этому:

Лучше услышит песню Изора,

Не смущаясь низкой мужской красой…(6, с.360).

Приехавший вместе с ним в замок Гаэтан поет на празднике свою песню, звучащую мятежом и тревогой:

Всюду – беда и утраты,

Что тебя ждет впереди?

Ставь же свой парус косматый

Меть свои крепкие латы

Знаком креста на груди! (6, с.385).

Граф не доволен этой песней, которая «пахнет мокрым февралем», когда « в природе – весна». А Изора узнает голос певца и лишается чувств от волнения.

Но когда она приходит в себя, невзрачный Гаэтан уже пропал в толпе, и взволнованная красавица обращает свой взгляд на красивого пажа, говоруна и труса Алискана.

Возлюбленный! Лик твой сияет!

Весь ты – страсть и весна!

Разве видела прежде тебя я!

В первый раз такой красотой

Лик твой горит! –(6, с.393)

восклицает она позже, на любовном свиданье. Луч поэзии преобразил мир, и лицо Алискана сияет чужим, заемным блеском. Ослепительная Изора простирает объятия навстречу пошлости.

Убедившись в верности Бертрана, она просит его покараулить во время свидания с Алисканом. Смертельно раненый, Рыцарь – Несчастье соглашается: он счастлив ее счастьем!

Пусть она не узнала в старом певце героя своего сна. Она и не могла его узнать, на груди его – крест, пугавший ее во сне, образ служения какому-то суровому и еще не понятному ей долгу. Недаром, когда ей является образ Гаэтана, она молит, бросая ему розу:

О, не пугай крестом суровым!

…Дай страшный твой крест

Черною розой закрыть!.. (6, с.375).

Таинственным образом эта роза оказывается на груди спящего Гаэтана. Проснувшись, он легко соглашается отдать ее Бертрану.

Но Изора, увидев эту розу на груди Бертрана, не видит и в нем героя своих снов, вся в мыслях об Алискане.

И Рыцарь – Несчастье покоряется своей судьбе, грустно и блаженно подчиняясь новому порыву чувств своей госпожи:

О, как далек от тебя, Изора,

Тот, феей данный,

Тот выцветший крест! (6, с.394).

И снова здесь звучит тема блоковской лирики: в образе Изоры – образ жизни, родины:

Тверже стой на страже, Бертран!

Обопрись на меч!

Не увянет роза твоя(6, с.394).

Бертран наконец, понимает смысл песни о Радости – Страданье, в свой смертельный час, падая бездыханным под окно Изоры.

Граф досадует: «Кто же теперь будет стеречь замок?» Изора плачет и в ответ на общее недоумение говорит: «Мне жаль его. Он был все-таки верным слугой»(6, с.398).

Ее слезы говорят о том, что «судьба Изоры свершилась», что она «остается на полпути… с крестом, неожиданно для нее, помимо воли ей суженным»(5, т.4, с.538). Песня Бертрана, судьба Бертрана – не станут ли они ей дальше путеводными звездами?

«Бертран любит свою родину, - писал поэт впоследствии,- притом в том образе, в каком только и можно любить всякую родину, когда ее действительно любишь… Он не националист, но он француз, для него существует та dama Franse (Моя госпожа Франция), которая жива только в мечте, ибо в его время объединение Франции еще не совершилось, хотя близость ее объединения он предчувствовал. От этой любви к родине и к любви к будущему – двух любвей, неразрывно связанных, всегда предполагающих ту или другую долю священной ненависти к настоящему своей родины, - никогда и никто не получал никаких выгод. Ничего, кроме горя и труда, такая любовь не приносит и Бертрану»(5, т.4, с.534).

Образ Бертрана поэтически связан со старой яблоней, растущей во дворе замка. Ее «черный, бурей измученный ствол» так же робко заглядывает в окно Изоры.

А ты, товарищ старый, рад весне?

Отцветшие протягиваешь ветви

В окно пустое…(6, с.376), -

говорит рыцарь дереву.

Складывается впечатление, что горестные переживания Бертрана сродни семейной драме самого поэта. Нечто от смутного томления Изоры ощущается в поведении Любови Дмитриевны, мечущейся от театра к новым увлечениям, отворачивающейся от «туманных и страшных снов» Блока и натыкающейся на «Алисканов» и в жизни, и на сцене.

Итак, драма «Роза и Крест», во-первых, - драма человека, Бертрана; он - не герой, но разум и сердце драмы; бедный разум искал примирения Розы никогда не испытанной Радости с Крестом привычного Страдания. Сердце, прошедшее долгий путь испытаний и любви, нашло это примирение лишь в минуту смерти. Во-вторых, драма Изоры, хотя в ней представлена лишь часть ее пути, дальнейшая же судьба неразумной мещанки, сердце которой чисто, потому что оно юно и страстно, - неизвестна. Изора еще слишком молода для того, чтобы оценить преданную, человеческую только любовь, которая охраняет незаметно и никуда не зовет. «Изора прислушивается к «нечеловеческим зовам, которые влекут ее на противоположные пути. Если Гаэтан – не человек, призрак и как бы чистый зов, певец, сам не знающий, о чем поет, то и Алискан – не человек, а красивое животное, которое слишком знает, куда зовет»(5, т.4, с.529).

Естественно, что молодая и красивая женщина предпочла живое – призрачному; было бы странно, если бы темная и страстная испанка забыла южное солнце ради северного тумана, но судьба Изоры еще не свершилась, о чем говорят ее слезы над трупом Бертрана. Может быть, они случайны, и она скоро забудет о них; может быть, и она приблизилась к пониманию Радости – Страдания; может быть, ее судьба совсем не сходна с судьбой человека, который любил ее как христианин, открыв для нее своей смертью новые пути.

А.Блок в драме «Роза и Крест» хотел показать современность не прямо, а через прошлое»(50, с.254). Поэт считал, что психология действующих лиц драмы – «современная»(2, с285), а на вопрос, почему «современное» он изобразил не прямо, а через прошлое, автор самому себе отвечал: «Потому что современная жизнь очень пестрит у меня в глазах и смешно звучит в ушах. Значит, я еще не созрел для изображения современной жизни, а может быть, и никогда не созрею, потому что не владею еще этим (современным) языком»(2, с.288).


  1   2   3

Похожие:

Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт icon«Живопись и музыка в поэзии А. Блока»
Россия молодая страна, и ее культура – синтетическая культура. Русскому художнику нельзя и не надо быть “специалистом”. Писатель...
Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт iconВ. И. Даль Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он совершенный учитель
Воспитатель в отношении нравственном сам должен быть тем, чем он хочет сделать воспитанника; по крайней мере, должен искренне желать...
Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт icon«кризиса русского репертуарного» театра, подводя под его основания нерелевантные факторы и явления театральной сферы. Одновременно, сам профессиональные исследователи-театроведы не могут предоставить адекватный материал, чтобы сделать возможным изменение государственной политики в отношении театра в
Современные исследования оказываются несостоятельными либо в силу неясных эпистемологических оснований, либо в силу своего сильного...
Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт iconДипломная работа на тему: Современный учебник иностранного языка: каким он должен быть
Проблемы создания учебно-методического комплекса по иностранному языку и пути их
Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт iconДергачи» «Владимир Семенович Высоцкий- кто он: Непризнанный поэт ?Певец?
Этот вопрос так: "Я думаю, что сочетание тех жанров и элементов искусства, которыми я занимаюсь и пытаюсь сделать из них синтез,-...
Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт iconТема 1: История политической мысли
Китайский философ Конфуций оставил много рассуждений о том, каким должен быть правитель: «Учитель сказал: Правя уделом, способным...
Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт iconНомера: Дорогие товарищи телевизоры!Выпускающий редактор: Владимир Гуриев Дата выхода: 19 июня 2007 года 13-я комната: Каким должен быть читатель Автор: Леонид Левкович-Маслюк Мы в редакции часто спорим: что именно интересует наших читателей в журнале? Вспомнив сейчас эти обсуждения, я понял, что мы

Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт iconИтоги рассмотрения дел об административных правонарушениях ро фсфр россии в цфо «21» января 2013 года

Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт iconВ математике следует помнить не формулы, а процессы мышления. В. П. Ермаков Нельзя быть математиком, не будучи в то же время и поэтом в душе. С. Ковалевская
Мыслить последовательно, судить доказательно, опровергать неправильные выводы должен уметь всякий: физик и поэт, тракторист и химик....
Подводя итоги всему творчеству, размышляя над тем, каким должен быть окончательный состав блоковского «театра», в дневниковой записи от 7 января 1919 года поэт iconМетодические рекомендации учителю, работающему с умственно отсталыми детьми
Излагаемый материал должен быть научным, достоверным, доступным, должен быть связан с жизнью и опираться на прошлый опыт детей
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница