Содержани е




Скачать 13,24 Kb.
НазваниеСодержани е
страница1/4
Дата03.02.2016
Размер13,24 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4


Типологические черты русской цивилизации в эпоху

средневековья


С О Д Е Р Ж А Н И Е



Введение 2

Глава I. Политико-экономическая характеристика средневековой Руси 3

Глава II. Общественный строй и сословия. Роль церкви 10

Глава III. Приднепровье – между русской и европейской цивилизациями 15

Заключение 21

Список источников: 23



Введение



Русское государство в эпоху Средневековья стала важнейшей вехой в истории народов нашей страны и его соседей в Европе и Азии.

Древняя Русь стала крупнейшим для своего времени европейским государством с населением более 4,5 млн. человек. Естественно, что она оказала сильнейшее влияние на судьбы мировой истории.

Государство, созданное древнерусской народностью, явилось колыбелью трех крупнейших славянских народов – великороссов, украинцев и белорусов.

С самого начала Русь была полиэтническим государством. Народы, в нее вошедшие, продолжали потом свое развитие в составе других славянских государств, ставших ее преемниками. Одни из них ассимилировались, добровольно утратили свою этническую самостоятельность, другие же сохранились до наших дней.

Прошло целое тысячелетие, а открытие Руси продолжается и сегодня и это объяснимо. Такое крупное и многомерное историко-цивилизационное явление, каким Русь в эпоху Средневековья, привлекло к себе внимание многих поколений историков. И каждое из них вносит в дело его постижения свою посильную лепту.

Киевская Русь развивалась в рамках общих закономерностей историко-культурного процесса средневековой Европы, в котором каждый народ принимал участие, прежде всего, собственными культурными традициями.

Древнерусский народ создал яркую и самобытную культуру, выступил фактически соавтором многих достижений мировой цивилизации.

Рассмотрим в данной работе основные черты русской цивилизации в эпоху Средневековья.

Базой работы послужили труды А.Я.Гурвича, Н.Я.Данилевского, А.И.Калибанова и др. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников.

Глава I. Политико-экономическая характеристика средневековой Руси




Россия как регион Восточной Европы имела существенные отличия в развитии от Средневековой Европы, и развивалась по-особому.

Как видится, первооснову отличий, представляется, следует искать в природных условиях региона.

Вспомним В.О.Ключевского: «Исторически Россия, конечно, не Азия, но географически она не совсем и Европа. Это переходная страна, посредница между двумя мирами. Культура неразрывно связала ее с Европой, но природа положила на нее особенности и влияния, которые всегда влекли ее к Азии или в нее влекли Азию»1.

Особенности эти связаны, прежде всего, с климатом. Более континентальный, чем на западе и в центральных областях континента, он требовал дополнительных энергозатрат, как в хозяйственной деятельности, так и в быту.

Период сельскохозяйственных работ здесь составлял 5-6 месяцев против 8 месяцев в Западной Европе. Здесь более долгая, чем на Западе, зимовка скота при более низких температурах. Здесь требовались дополнительные ресурсы для отопления и утепления, обзаведения теплой одеждой и т.п2.

Необходимость приложения максимальных усилий при аграрных работах в течение короткого времени (из-за частых ранних холодов и поздней весны) консервировала длительное сохранение коллективного труда, традиции «артельности», крестьянских «помочей», «толоки», то есть прочные общинные связи. Они усугублялись демографической спецификой – редким населением, разбросанным на огромной территории, что делало еще более необходимыми коллективные усилия и коллективную жизнь.

Все это не только затрудняло, что отмечал Л.В.Милов, качественное проведение сельхозработ и замедляло общее развитие, но и оставило глубокий след в народном сознании, легло в основу ментальности3. Сохранило и общинные же порядки.

В принципе славянская община в раннем средневековье находились на одном историческом витке (в отличие от общин античной и восточной) с западной общиной – при переходе от первобытности к средневековью.

Но славянская община вообще, и древнерусская, в частности, была архаичнее германской марки и ближе к кровнородственной. Оттого формирование крупной земельной собственности на Руси – «окняжение» – опередило, причем существенно, внутреннее расслоение в общине4.

У германцев происходило наоборот: сначала аллоды – потом феоды, что, усилило частные права землевладельцев вплоть до создания специфического западноевропейского сеньориального строя. Обратный же порядок затруднил индивидуализацию землевладения и все последующие процессы феодализации.

Если у западных славян тесное соседство с западноевропейским миром все же с ХI-ХIII вв. привело к усилению частнофеодальных-сеньориальных порядков, приднепровские славяне испытывали внешние импульсы совсем иные. Здесь и опасности кочевого мира, и влияние византийских государственных традиций на формирующуюся восточнославянскую правящую элиту.

К тому же вышеотмеченная природная обусловленность определила и меньшую плотность восточноевропейского населения, что долгое время позволяло решать возникавший в общинах земельный голод освоением новых земель на востоке, а не интенсифицировать хозяйственную деятельность. Этот, демографический фактор, отсутствовал в более плотно заселенных западнославянских землях. Поэтому, как видится, на востоке Европы, не возникло и аллодов.

Долго сохранявшаяся прочная коллективистская община стала основой и для формирования в дальнейшем государственного феодализма с деспотическим режимом, и для сложения основных отличий России от других европейских стран5.

Все это, безусловно, не могло не сказаться и на темпах экономического развития, и на особенностях формирования социальных порядков.

Из-за отсутствия аллодиальных традиций князья не могли формировать условные земельные держания для своей администрации. Поэтому и не формировались вассально-ленные отношения.

Дружинники, не получая земли, долго не превращались в служилое сословия – дворян – и оставались привязанными к княжеским резиденциям. Как следствие, вместо служилого слоя мелких землевладельцев (как на Западе, а позднее, и у западных славян), княжеская администрация стала формироваться из министериалов – личных рабов знати (холопов).

Некоторые общеевропейские традиции – взаимоуважение и взаимообязанности великих и удельных князей, вышедшие из позднеродовых дружинных обычаев, не развились, как на Западе, а подавлялись отсутствием института частной собственности на землю.

Но это не препятствовало восприятию основ западной модели, так как знать, заинтересованная в земле, стремилась закрепить свою власть над нею, то есть – к частной собственности (естественно, феодальной, то есть условной – на условиях несения службы сюзерену).

На Руси же сказалась неблагоприятная внешнеполитическая обстановка. Именно тогда, когда здесь установилось господство удельных княжеств (ХII – начало ХIII в.) и началось оседание на землю не только князей, но и их бояр – на страну обрушились монголы. Ордынская традиция с дарованием власти конкретному князю прервала развитие западной системы «сеньор-вассал» и закрепила традицию «государь-подданный». Такие государи-князья ликвидировали возникавшие формы вассалитета (то есть договорных начал и взаимообязательств с нижестоящими) и с ХV в.

служилый человек – боярин – стал даже не подданным князя, а его холопом. Показательно, что Русь, в отличие от остальной Европы, почти не знала боярских замков. Если в Западной Европе переход к централизации происходил от вассалитета, то на Руси – от министериалов-холопов, что типологически было ближе византийской модели, где вертикальные связи также преобладали над горизонтальными.

Так сложилось из-за отсутствия у бояр четко оформленных (в традиции и законодательстве) прав на земельную собственность.

Сказалось и то, что в Московской Руси централизация происходила и вызывалась не внутренними предпосылками, а необходимостью борьбы с внешней опасностью, прежде всего – с Ордой. Это традиционное ощущение угрозы извне и необходимости, несмотря ни на что, иметь сильную державу, отпечаталось в российском менталитете надолго6.

Первым внешним признаком отхода Руси от общего с западными славянами пути в феодализм стало и восприятие христианства в его восточном, византийском варианте. Поначалу это, правда, благоприятно отразилось общекультурном уровне восточных славян, так как в конце Х в. Византия занимала лидирующее положение в христианской Европе. В дальнейшем, с начавшимся упадком Византии, конфессиональные различия еще больше отделили Русь от остальной Европы, особенно от набиравшего темпы развития запада континента. Эта отделенность, особость русского общества по отношению к остальной Европе сохранилась и сейчас7. Католичество, хотя и не сразу, но с ростом городов, с ХIII-ХIV вв., постепенно меняло свою доктрину, подстраивая ее под земные интересы. Хотя делало это медленно, что и породило из него протестантизм. Русь этого избежала, сохранив ортодоксальное, раннесредневековое православие практически в неизменном виде. Единственная попытка церковной реформы на Руси в духе протестантизма (отчасти – и гуманизма) – стригольничество, было уничтожено в зародыше, не выйдя из среды православных интеллектуалов ХV в.8

Переход к зрелым феодальным порядкам на Руси из-за нашествия Батыя и зависимости от Орды оказался весьма протяженным по времени и смещенным в главных формах9. Создание характерных для феодализма вотчинных владений отмечается лишь с ХIV в. И даже во второй половине ХVI – первой половине ХVII в. в Северо-Восточной Руси отмечено «служилое» деревенское население, тогда как в западнославянских государствах оно исчезло уже в ХII-ХIII вв.10

Таким образом, в истории Руси так называемая древнерусская эпоха была временем наибольшей «европейскости», наибольшей общественной активности всех свободных членов общества. В аграрном мире господствовала община. Практически в каждом городе отмечено вече. В вече «дела решались не по большинству голосов, не единогласно, а как-то совершенно неопределенно сообща»11. Существовал авторитаризм – в вече участвовали только главы семейств. Интересы меньшинства не учитывались. Но это был для тех времен все же менее авторитарный способ управления, чем княжеский.

Со второй половины ХI в., как известно, роль городского самоуправления повысилась вплоть до решения судеб князей, а к началу ХIII в. оно стало вмешиваться даже в утверждение наследников на родовых столах и в княжий суд. Но с нашествием монголов у русских князей появился сеньор – хан Золотой Орды. Городские общины утратили главный рычаг влияния на власть – возможность смещения и назначения правителей. Разоряемое набегами и поборами население становилось зависимым от власти, превратившейся в гаранта безопасности. Попытки городских самоуправлений отстаивать свои права жестоко подавлялись и монголами, и князьями. Лишь в Новгороде до поры прежняя система, возникшая еще в докняжеский период, сохранилась. Ослабление Орды и ее последующий разгром поднял авторитет княжеской власти на недосягаемую высоту.

Элементы самоуправления, развившиеся в основополагающую систему в западноевропейских городах, ставшую системообразующей в развивавшейся западноевропейской цивилизации, на Руси окончательно исчезли, что стало также одним из основных признаков восточноевропейской цивилизации.

Анализируя систему самоуправления на Руси, К.Конюхов справедливо заключает, что в России сложилась историческая традиция: опыт тысячелетнего противостояния народа и власти.

Там же следует искать истоки пренебрежения к писанному закону и стремление решать вопросы «по правде», то есть согласно нормам обычного права, откуда и российский коллективизм, не разрушенный ни капитализмом, ни отдельными городскими квартирами.

Во многом общинной традицией можно, указывает автор, объяснить прохладное отношение соотечественников к институту частной собственности и капитализму вообще12.

Как видится, причины исчезновения, подавления традиций самоуправления, лежат не только в трагичной вехе русской истории – монгольском иге.

Они – и в том общинном коллективизме, который в силу вышерассмотренных, прежде всего природно-географических, подавлял и подавил естественную тягу крестьян к частному ведению хозяйства.

Сказалась и общая разреженность населения, так как концентрация людей ведет и к интенсификации хозяйственной деятельности, и к дальнейшей консолидации сознания. При такой невысокой плотности российского населения целостность страны могла существовать только при единстве власти.


  1   2   3   4

Похожие:

Содержани е icon1 2005 содержани е
Ю. Ципкин. Являлось ли Белое движение буржуазно-демократической альтернативы советской власти?
Содержани е iconСодержани е
Падение Западной Римской империи в 476 году завершило период истории Древнего мира и положило начало истории средних веков
Содержани е iconСодержани е
Трс в аэропорту Шереметьево, ориентированные на современных решениях в области профессиональной подвижной радиосвязи цифрового стандарта...
Содержани е iconПоложени е об аппарате Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) содержани е
Положение об аппарате Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия)
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница