Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение




Скачать 59,14 Kb.
НазваниеПсихология как наука. Ее предмет и практическоэ значение
страница5/9
Дата03.02.2016
Размер59,14 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9
ГЛАВА III

СОЗНАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА И ЕЕ ОБЩЕСТВЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ

Общие принципы

Сознательная деятельность человека по своим основным особенностям резко отличается от индивидуально изменчивого поведения животных.

Отличия сознательной деятельности человека сводятся к трем основным чертам, противоположным тем, которыми мы только что охарактеризовали поведение животного.

Первая из этих особенностей заключается в том, что сознательная деятельность человека не обязательно связана с биологическими. мотивами. Более того, подавляющее число наших действий не имеет в своей основе каких-либо биологических влечений или потребностей. Как правило, деятельность человека направляется сложными потребностями, которые часто называют "высшими" или "духовными". К ним относятся познавательные потребности, толкающие человека на приобретение новых знаний, потребность в общении, потребность быть полезным обществу, занимать в обществе определенное положение и т.п.

Нередко встречаются ситуации,при которых сознательная деятельность человека не только не подчиняется биологическим влияниям и потребностям, но входит в конфликт с ними и даже подавляет их. Широко известны случаи героизма, когда человек, движимый высшими мотивами, патриотизма, прикрывает своим телом стволы орудий или бросается под танк и погибает, являются лишь примерами независимости поведения человека от биологических мотивов.

Подобных форм "бескорыстного" поведения, в основе которых лежат не биологические мотивы, у животного нет.

Вторая отличительная черта сознательной деятельности человека заключается в том, что, в отличие от поведения животного,

она вовсе не обязательно определяется наглядными впечатлениями, получаемыми от среды или следами непосредственного индивидуального опыта.

Известно, что человек может отражать условия среды несравненно более глубоко, чем животное. Он может абстрагироваться от непосретственного впечатления, проникать в глубокие связи и отношения вещей, познавать причинную зависимость событий и, разобравшись в них, ориентироваться не на внешние впечатления, а на более глубокие закономерности. Так, выходя в ясный осенний день на прогулку, человек может взять с собой плащ, потому что, как он знает, осенняя погода неустойчива. Здесь он подчиняется глубокому знанию о закономерностях природы, а вовсе не непосредственному впечатлению от ясной солнечной погоды. Человек, которому будет сказано, что вода в колодце отравлена, никогда не будет пить ее, хотя бы он испытывал острую жажду; в этом случае он руководится в своем поведении не непосредственным впечатлением о воде, которая его привлекает, а более глубоким знанием ситуации, которое он имеет.

Сознательная деятельность человека может руководствоваться не непосредственным впечатлением от внешней ситуации, а более глубоким познанием стоящих за ней внутренних законов, поэтому есть все основания говорить, что поведение человека, основанное на познании необходимости, свободно.

Наконец, имеется и третья особенность, которая отличает сознательную деятельность человека от поведения животного. В отличие от животного, поведение которого имеет лишь два источника: I) заложенные в генотипе наследственные программы поведения и 2) результаты личного, индивидуального опыта, сознательная деятельность человека имеет еще и третий источник -подавляюцее число знаний и умений человека формируется путем усвоения,общечеловеческого опыта, накопленного в процессе общественной истории и передающегося в процессе обучения.

Ребенок уже с самого рождения формирует свое поведение под воздействием тех вещей, которые сложились в истории: он садится за стол, ест ложкой, пьет из чашики, а затем режет хлеб ножом. Он усваивает те навыки, которые были созданы общественной историей в течение тысячелетий. С помощью речи ему передают самые элементарные знания, а затем,с помощью языка, он усваивает в школе важнейшие приобретения человечества. Подавляющее число знаний, умений и приемов поведения, которыми располагает человек, не являются результатом его собственного опыта, но приобретаются путем усвоения общественно-исторического опыта поколений. Эта черта коренным образом отличает сознательную деятельность человека от поведения животного.

Философию и психологию давно занимал вопрос, чем можно объяснить только что перечисленные особенности сознательной деятельности человека?

В истории философии и науки можно выделить два совершенно различных пути решения этого вопроса.

Один из них - типичный для идеалистической философии, исходил из позиций дуализма. Основное положение этого направления сводилось не только к признанию резких принципиальных различий в поведении животных и сознании человека, но и в попытке объяснить эти различия тем, что сознание человека следует рассматривать как проявление особого духовного начала, которого нет у животного.

Положение, согласно которому животное следует рассматривать как сложную машину, поведение которой следует законам механики, а человека,как обладателя духовного начала со свободной волей, было в свое время высказано Декартом, и затем без значительного изменения повторялось идеалистической философией, Легко видеть, что указывая на принципиальное различие в поведении животного и сознательной деятельности человека, это направление не дает никакого научного объяснения отмеченным фактам.

Второй путь решения вопроса о своеобразии сознательной деятельности характерен для естественнонаучного позитивизма. Согласно этой теории, сознательная деятельность человека является прямым результатом эволюции животного мира, и все основы человеческого сознания можно наблюдать уже у животных. Первым ученым, сформулировавшим эти положения, был Чарлз Дарвин, который в ряде своих трудов пытался показать, что у животных уже в зачаточной форме имеются все формы разумной деятельности, свойственной человеку, что четких и принципиальных границ между поведением животных и сознательной деятельностью человека нет.

Естественнонаучный подход, пытавшийся проследить единую линию развития сознания от животных до человека, в свое время сыграл свою положительную роль в борьбе с донаучными дуалистическими концепциями. Однако утверждения о том, что у животных имеются в зачатке все формы сознательной жизни человека, антропоморфический подход к "разуму" и к "переживаниям" животных, и нежелание признавать принципиальные отличия между поведением животных и сознательной деятельностью человека, оставались слабой стороной естественнонаучного позитивизма. Вопрос о происхождении тех особенностей сознательной деятельности человека, которые были отмечены выше, оставался без ответа.

Научная психология, разработанная в Советском Союзе и исходящая из принципов марксизма, подходит к вопросу о происхождении сознательной деятельности человека совершенно о иных позиций.

Известно, что всякая психическая деятельность животных, создающая основу для ориентировки в окружающей среде, формируется в условиях тех форм жизни, которые характерны для данного вида животных.

Что же характерно для тех форм жизни, которые отличают сознательную деятельность человека от поведения животных и в которых нужно искать условия, формирующие эту сознательную деятельность?

Особенности высшей формы жизни, свойственной только человеку, надо искать в социально-исторической форме жизнедеятельности, которая связана с общественным трудом, употреблением орудий и возникновением языка. Таких форм жизни у животных нет и переход от естественной истории животного к общественной истории человечества нужно считать важным скачком так же, как переход от неживой материи- к живой или от растительной жизни к животной, поэтому корни возникновения.сознания.человека следует, искать не в особенностях "души" и не в глубинах его организма, в исторически сормировавшихся социальных условиях жизни.

Именно эти условия и приводят к тому, что с переходом к общественной истории коренным образом меняется структура поведения. Наряду с биологическими мотивами поведения возникают высшие ("духовные") мотивы и потребности, наряду с поведением, зависящим от непосредственного восприятия среды. Возникают высшие формы поведения, основанные на абстракции от непосредственных влияний среды и, наряду с двумя источниками поведения- наследственно закрепленными программами поведения и влиянием прошлого опыта самого индивида, возникает третий источник, формирующий деятельность -Передача и усвоение общечеловеческого опыта

Остановимся подробнее на социально-исторических корнях сложной сознательной деятельности человека.

Труд и формирование сознательной деятельности


Историческая наука выделяет два фактора, лежащие у истоков перехода от естественной истории животных к общественной истории человека. Одним из них является общественый труд и употребление орудий, другим- возникновение языка.'

Рассмотрим ту роль, которую играют оба эти фактора в коренной перестройке форм психической деятельности и в возникновении сознания.

Известно, что в отличие от животного, человек не только употребляет, но и изготовляет орудия. Остатки этих орудий, которые относятся к древнейшей эпохе истории человечества, показывают, что если наиболее примитивными орудиями являются просто необточенные осколки камня, то уже на последующем этапе возникают орудия (скребки, стрелы), специально изготовленные человеком. В таких орудиях можно выделить как острую часть, с помощью которой первобытный человек мог свежевать убитое животное или отсекать куски дерева, так и "ядрище", округлую часть, которая приспособлена для того, чтобы было удобно держать в руке. Естественно, что такое орудие требует специального изготовления, которое, по-видимому, выполнялось либо любыми членами первобытной группы, либо женщиной, которая оставалась дома, в то время как мужчина шел на охоту.

Изготовление орудий (иногда предполагавшее и естественное разделение труда) само по себе в корне меняло деятельность первобытного человека и отличало ее от поведения животных. Работа над изготовлением орудия уже не является простой деятельностью, определяемой непосредственным биологическим мотивом (потребность в пище). Сама по себе деятельность обработки камня бессмысленна и биологически никак не оправдана; она получает свой смысл только из дальнейшего использования изготовленного орудия на охоте, иначе говоря, требует наряду со знанием о выполняемой операции и знания о будущем применении орудия. Это - основное условие, возникающее при изготовлении орудия и может быть названо первым возникновением сознания, иначе говоря,первой формой сознательной деятельности.

Такая деятельность по изготовлению орудия приводит к коренной, перестройке, всей,структуры поведения.

Поведение животного всегда было непосредственно-направлено на удовлетворение потребности. В отличие от этого, у человека. изготовляющего орудие, поведение, приобретает сложно построенный, характер: из деятельности, направленной на непосредственное удовлетворение потребности, выделяется специальное действие, которое приобретает свой смысл лишь в дальнейшем, когда результат этого действия (изготовления орудия) будет применен для того, чтобы убить жертву и тем самым удовлетворить потребность в пище. Выделение из общей деятельности специального "действия", не направляемого непосредственным биологическим мотивом и получающим свой смысл лишь при дальнейшем использовании его результатов, является важнейшим изменением в общем строении поведения, возникающим при переходе от естественной истории животного к общественной истории человека. Легко видеть, что по мере дальнейшего усложнения общества и форм производства такие действия, не направляемые непосредственно биологическими мотивами, начинают занимать в сознательной деятельности человека все большее место.

Усложнение структуры деятельности при переходе к общественной истории человека не ограничивается, однако, только что указанной перестройкой.

Изготовление орудия требует ряда приемов и способов (обтесывания одного камня с помощью другого, трение двух кусков дерева для получения огня) иначе говоря, выделение ряда подсобных операций. Выделение этих "операций" и составляет дальнейшее усложнение строения деятельности.

Таким образом, выделение из общей биологической деятельности специальных "действий", каждое из которых не определяется непосредственным биологическим мотивом, но направляется сознательной целью и приобретает свой смысл лишь при соотнесении этого действия с конечным результатом, и появление ряда вспомогательных "операций", посредством которых выполняется это действие, и представляет собой коренную перестройку поведения,которое и составляет новую структуру сознательной,человеческой деятельности. Сложная организация сознательных действий, выделяющаяся из общей деятельности, приводит к тому, что появляются ФОРМЫ поведения, которые непосредственно направляются биологическими мотивами, а иногда могут даже противоречить им.

Таким случаем является, например, охота в первобытном обществе, при которой одна группа охотников "отпугивает" и отгоняет жертву, которую надо поймать, в то время как другая группа охотников поджидает ее в засаде; здесь действия первой группы, казалось бы, противоречат естественным потребностям поймать дичь и получают свой смысл лишь из действий второй группы, в результате которых жертва попадает в руки охотников.

Становится ясным, что сознательная деятельность человека не является продуктом естественного развития свойств, заложенных в организме, но является результатом новых, общественно-исторических форм трудовой деятельности.

Язык и сознание человека

Вторым условием, которое приводит к формированию сложно построенной сознательной деятельности человека, является возникновение языка.

Под языком принято понимать систему кодов, с помощью которых обозначаются предметы внешнего мира,их действия, качества отношения между, ними. Так, в языке слово "стул" обозначает вид мебели, на котором сидят, "хлеб" - предмет, который едят, в то время как слова "спит", "бежит"обозначают действия, а "кислый", "плоский" -качества соответствующих вещей, а вспомогательные слова как "над", "под", "вместе", "вследствие" - разные по сложности отношения между предметами.

Естественно, что слова, соединенные в фразы, являются основными средствами обшения при помощи которых человек сохраняет и передает информацию и усваивает опыт, накопленный целыми поколениями других людей.

Такого языка нет у животных, и он появляется только при переходе к человеческому обществу. Животное обладает многообразными средствами выражения своих состояний, которые воспринимаются другими животными и могут оказать существенное влияние на их поведение. Вожак стаи журавлей, почувствовав опасность, испускает тревожные крики, на которые стая живо реагирует. В стаде обезьян можно наблюдать целый набор звуков, которые выражают удовлетворение, агрессию, страх перед опасностью и т.д. Очень сложную систему выразительных движений можно наблюдать в так называемых "танцах" пчел, которые меняют свой характер в зависимости от того, вернулась ли пчела из полета с удачным взятком или без него, и изменяются в зависимости от направления и дальности проделанного пути. Эти "танцы" передаются другим особям и могут различно ориентировать поведение пчел.

Однако "язык" животных никогда не обозначает предметов не выделяет их действий или качеств, а следовательно,и не является языком в подлинном смысле,этого слова.

Вопрос о том, как произошел язык человека, являлся предметом многочисленных предположений и теорий.

Одни из них считали язык проявлением духовной жизни и, следуя за библией, указывали на его "божественное происхождение" Подобные теории были сформулированы в завуалированном виде, указывая, что язык является особой "символической формой существования", отличающей духовную жизнь от любого проявления материального мира.

Другие, следуя традициям естественнонаучного позитивизма, безуспешно старались вывести язык из эволюции животного мира и интерпретировали описанные выше явления "коммуникаций" у животных как ранние формы развития языка.

Однако научное решение вопроса о происхождении языка стало возможным лишь тогда, когда философия и наука прекратили попытки искать корни языка в глубинах организма и выводить его непосредственно из особенностей "духа" или мозга и что условия происхождения языка надо искать в тех обшественно-трудовых отношениях, которые впервые появились с переходом к человеческой, истории.

Наука не имеет методов, позволяющих непосредственно наблюдать условия, породившие язык, и для того раздела науки, названного "палеонтологией речи", остается лишь путь предположений, которьй получает косвенное подтверждение Есть много оснований думать, что язык впервые возник из тех форм общения, в которое вступали люди в процессе труда.

Совместная форма практической деятельности неизбежно приводит к тому, что у человека возникает необходимость передать другому известную информацию, причем эта информация не может ограничиваться только выражением субъективных состояний (переживаний), но должна обозначать те предметы (веши или орудия.),которые включены в совместную трудовую,деятельность. Согласно теориям, возникшим еще во второй половине XIX века, первые звуки, обозначающие предметы, возникли именно в процессе совместного труда.

Было бы, однако, неправильно думать, что звуки, которые постепенно стали играть роль передачи известной информации, были такими "словами", которые могли самостоятельно обозначать предметы, их качества, действия или отношения. Звуки, которые начинали указывать на определенные предметы, еще не имели самостоятельного существования. Они были вплетены в практическую деятельность, сопровождались жестами и выразительными интонациями, поэтому понять их значение можно было зная лишь ту наглядную ситуацию, в которой они возникали. Больше того, в этом комплексе выразительных средств ведущее место, по-видимому, вначале занимали действия и жесты, которые, по мнению многих авторов, составляли основы своеобразного действенного или "линейного" языка и лишь гораздо позднее ведущая роль перешла к звукам, давшим основу для постепенного развития самостоятельного звукового языка. Однако этот.язык длительное время сохранял теснейшую связь с жестом и действием, поэтому один и тот же звуковой комплекс (или "праслово") мог обозначать и предмет, на который указывала рука, на саму руку, и действие, производимое с этим предметом. Лишь через много тысячелетий звуковой язык стал отделяться от практического действия и получать свою самостоятельность. К этой эпохе и относится возникновениег первых самостоятельных слов, которые обозначали предметы, а много позднее стали служить также для выделения действий и качеств предметов. Возник язык, как система самостоятельных кодов.) принявший в течение дальнейшего длительного исторического развития ту форму, которой отличаются современные языки.

Язык как система кодов, обозначающих предметы, их действия, качества или отношения и служащий средством передачи информации, имел решительное значение для дальнейшей перестройки сознательной деятельности человека. Поэтому правы те ученые, которые утверждают, что наряду с трудом язык является основным фактором Формирования сознания.

Возникновение языка вносит, по крайней мере, три наиболее

существенных изменения в сознательную деятельность человека. Первое из них состоит в том, что язык, обозначая предметы и события внешнего мира в отдельных словах или их сочетаниях, позволяет выделить, эти предметы, направлять на них внимание и сохранять их в памяти. Следствием этого является тот факт, что человек оказывается в состоянии иметь дело с предметами внешнего мира даже в их отсутствие. Достаточно внешнего или внутреннего произнесения того или иного слова, чтобы возникло представление о соответствующем предмете и чтобы человек был в состоянии оперировать с этим образом. Поэтому можно сказать, что язык удваивает воспринимаемой мир, позволяет хранить полученную из внешнего мира информацию и создает мир внутренних образов. Легко видеть, какое значение имеет возникновение этого "внутреннего" мира образов, который появляется на основе языка и который человек может использовать в своей деятельности.

Вторая существенная роль языка в формировании сознания заключается в том, что слова языка не только указывают на определенные вещи, но и абстрагируют их существенные свойства, относят воспринимаемые вещи к определенным категориям. Эта возможность обеспечить процесс отвлечения (абстракции) и обобщения является вторым важнейшим вкладом, который язык вносит в формирование сознания.

Например, слова "часы" или "стол" обозначают не только определенные предметы. Слово "часы" указывает на то, что этот предмет служит для измерения времени ("час"), слово "стол" говорит о том, что данный предмет имеет отношение к настилу (корень "стл" - стлать, постилать). Более того, словами "часы" или "стол" обозначаются все виды этих предметов, независимо от их внешнего вида, формы, размеров. Это означает, что слово, которое фактически выделяет (абстрагирует) соответствующие признаки предмета и обобщает предметы разные по внешнему виду, но относящиеся к одной и той же категории, автоматически передают человеку опыт поколений и служит мощным средством для глубокого отражения мира, чем простое восприятие. Таким образом, слово совершает за человека ту грандиозную работу по анализу и классификации предметов, которая сформировалась в длительном процессе общественной истории. Это дает языку возможность стать не только средством общения, но и важнейшим орудием мышления. обеспечивающим переход отражения мира из чувственного к рациональному.

Сказанное дает основание для обозначения третьеи существенной функции языка в формировании сознания. Язык служит основным средством для передачи информации, сложившейся в общественной истории человечества, иначе говоря, он создает третий источник развития психических процессов, которые на стадии человека прибавляются к тем двум источникам (наследственно передаваемые программы поведения и формы поведения, сложившиеся в результате опыта данной особи), которые имели место у животных.

Передавая сложнейшую информацию, отложившуюся в течение многих веков общественно-исторической практики, язык позволяет человеку усвоить этот опыт и овладеть с его помощью неизмеримым кругом знаний, умений и способов поведения, которые никак не могли бы быть результатом самостоятельной деятельности изолированной личности. Это означает, что с появлением языка у человека, возникает совершенно новый тип психического развития, который не имел места у животных, и что язык действительно является важнейшим средством развития сознания.

Значение языка для формирования психических процессов

Значение языка для формирования сознания заключается в том, что он фактически проникает во все сферы сознательной деятельности,человека, поднимает на новый уровень протекание его психических процессов. Поэтому анализ языка и речи (той формы передачи информации, которая использует средства языка) нельзя рассматривать только как специальную главу психологии, но следует рассматривать и как фактор построения всей сознательной жизни человека в целом. Именно поэтому роль языка или "второй сигнальной системы действительности", как его называл И.П. Павлов, должна быть рассмотрена как завершающий раздел эволюционного введения в психологию.

Язык существенно перестраивает процессы восприятия внешнего мира и создает новые законы этого восприятия.

Известно, что в мире существует огромное число предметов, форм, цветовых оттенков, однако, число слов, обозначающих эти предметы, формы, оттенки очень ограничено. Это приводит к тому, что называя предмет, форму или оттенок каким-нибудь словом ("стол", "часы" или "круг", "треугольник", или "красная", "желтая"), мы фактически выделяем существенные признаки и обобщаем воспринимаемые предметы, формы, цвета в определенные группы или категории. Это придает восприятию человека черты, коренным образом отличающие его от восприятии животного. Восприятие человека становится более глубоким, связанные с выделением существенных признаков вещи, обобщенным и постоянным.

Язык существенно изменяет процессы внимания человека.

Если внимание животного носило непосредственный характер, определяясь силой, новизной или биологической значимостью предмета, автоматически (непроизвольно) направляя внимание животного, то с возникновением языка и на его основе человек оказывается в состоянии произвольно управлять своим вниманием.

Когда мать говорит ребенку, что "это чашка", она тем самым выделяет этот предмет из всех остальных и привлекает к нему внимание ребенка. Когда в дальнейшем ребенок сам овладевает речью (сначала внешней, а затем и внутренней), он в состоянии самостоятельно выделять называемые предметы, качества или действия, его внимание становится управляемым, произвольным,

Язык существенно изменяет и процессы памяти человека.

Известно, что память животного в значительной мере зависит от непосредственной ориентировки в окружающей среде и биологических мотивов, служащих подкреплением того, что особенно успешно запоминается. На уровне человека память, опирающаяся на речевые процессы, впервые становится сознательной мнестической деятельностью, при которой человек ставит специальные цели запомнить, организует запоминаемый материал и оказывается в состоянии не только неизмеримо расширить объем сохраняющейся в памяти информации, но и произвольно возвращаться к прошлому, выбирая из него в процессе припоминания то, что представляется ему на данном этапе наиболее существенным.

Язык человека позволяет ему впервые оторваться от непосредственного опыта и обеспечивает появление воображения - процесса, который не существует у животного и лежит в основе направленного управляемого творчества, изучение которого является особым разделом психологической науки.

Нужно ЛИ говорить о том, что только на основе языка и при его ближайшем участии формируются те сложные формы абстрактного и обобщенного мышления, появление которых составляет одно из важнейших приобретении человечества и обеспечивает переход от "чувственного к рациональному", оцениваемый философией диалектического материализма как скачок, по своему значению равный переходу от неживой материи к живой или переходу от растительной жизни к животной.

Не менее существенными являются те изменения, которые появление языка, поднимающего на новый уровень психические процессы, вносит в перестройку эмоционального переживания.

У животных мы знаем лишь выраженные аффективные реакции, которые протекают при ведущем участии подкорковых систем и оказываются непосредственно связанными с успехом или неуспехом их деятельности и полностью сохраняют свою связь с биологическими потребностями. Эмоциональный мир человека не только несравненно богаче и не только обособлен от биологических мотивов, оценка соотношений реально выполняемых действий с исходными намерениями, возможность обобщенной формулировки характера и уровня своих удач и неудач приводит к тому, что наряду с аффективными разрядами у человека формируются переживания и длительные настроения, которые далеко выходят за пределы непосредственных аффективных реакций и которые неразрывно связаны с его мышлением, протекающим при ближайшем участии языка.

Нельзя, наконец, обойти и последнее положение, которое имеет особенно большое значение.

Известно то,что новые формы индивидуально изменчивого поведения животного вырабатываются на основе его непосредственной ориентировки в окружающей среде и выработка прочных форм такого поведения осуществляется на основе законов условных рефлексов, детально изученных в школе И.П. Павлова.

Хорошо известно, что выработка новых форм поведения требует относительно длительного подкрепления ответа на условный сигнал, многократного повторения совпадения условных сигналов с безусловным подкреплением. Такая связь вырабатывается постепенно, начинает угасать, как только исчезает такое подкрепление и с относительным трудом переделывается в новую систему связей.

Ничего похожего мы не видим в формировании новых видов сознательного поведения человека. Новая форма сознательной деятельности может возникнуть у человека на основе речевой формулировки правила, которое человек устанавливает с помощью языка. Достаточно дать человеку инструкцию, в которой ему предлагается поднимать руку или нажимать на ключ в ответ на появление красного сигнала и не делать никакого движения при появлении синего, чтобы эта новая связь сразу же появилась и стала прочной. Появление любого действия, выполняемого на основе речевой инструкции, не требует никакого "безусловного" (или биологического) подкрепления. Его формирование не нуждается в длительной выработке и устанавливается сразу, это действие, устанавливаемое соответственно сформулированному в речи правилу, сразу же оказывается прочным, не требует постоянного повторения инструкции и не угасает, если эта инструкция не повторяется. Наконец, "переделка" такого действия на новое в норме не представляет никакого труда, и достаточно предложить субъекту новую инструкций, например, сказав ему, что теперь он должен делать все наоборот: в ответ на синий сигнал - поднимать руку (или нажимать на ключ), а при появлении красного - ничего не делать, чтобы ранее сформированная связь сразу же изменилась на обратную.

Все это говорит об огромной пластичности и управляемости процессов сознательной деятельности человека, резко отличающей его поведение от поведения животного.

Детальный анализ форм этой сознательной деятельности, средств управления ею, законов, лежащих в основе ее развития и форм ее нарушения при патологических соотояниях, и является одной из основных задач психологической науки.


1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение iconПредмет геополитики. Как наука возникла в конце XIX – начале ХХ века
Геополитика (от греч geo — земля, politike — политика) — наука о географической обусловленности различных политических процессов
Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение iconПрограмма государственного междисциплинарного квалификационного экзамена для специальности №090103 «Организация и технология защиты информации» Раздел Теория информационной безопасности и методология защиты информации Информация как предмет защиты
Понятия «информация», «документированная информация», «информационные ресурсы». Значение информации в информатизации общества. Информация...
Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение iconРеферат на тему значение геометрии в жизни людей
Геоме́трия (от γη — Земля и μετρεω — мера, измерение) — наука о пространстве, точнее — наука о формах, размерах и границах тех частей...
Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение iconНазвание Предмет Направление
История индейцев Америки: майя, ацтеки, культуры оахаки. Города, правители, наука, культура. Карты
Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение iconДисциплина «Философия»
...
Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение iconПримерные вопросы для подготовки к экзамену
Предмет философии. Основные темы философских размышлений. Философия и наука, философия и религия
Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение iconВопросы к экзамену по почвоведению: Теоретическая часть
Предмет и задачи почвоведения. История развития почвоведения как науки. Значение работ В. В. Докучаева
Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение icon«психология бизнеса»
«Психология предпринимательства» разработан в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального...
Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение iconВопросы к экзамену по педагогике 3 курс (2010-2011г)
Дошкольная педагогика как наука об образовании и воспитании детей от рождения до поступления в школу. Предмет, методы, задачи дошкольной...
Психология как наука. Ее предмет и практическоэ значение iconБаженов Л. Б. «Строение и функция научной теории». М.: Наука, 1978. 231 с. Бернал Дж. «Наука и общество»
Бернал Дж. «Наука в истории общества». М.: Изд-во Иностранной литературы, 1956. 735 с
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница