Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования




Скачать 18,19 Kb.
НазваниеРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
страница1/4
Дата03.02.2016
Размер18,19 Kb.
ТипРеферат
  1   2   3   4
Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования


ЛИТОБЗОР


«Междисциплинарные подходы

в историко-антропологических исследованиях»

для слушателей программы

«Междисциплинарное индивидуальное гуманитарное образование»


Составитель: Иванеско А.Е.


Ростов-на-Дону

2007

Содержание


Аннотация ………………………………………………………………………...3

Введение: историческая антропология в контексте

интеллектуальных течений начала XXI века……………………………………4

Становление исторической антропологии……………………………………..10

Классические работы, подходы и проблемы ………………………………….14

Историческая антропология как поле междисциплинарного взаимодействия

История и культурная антропология (этнология) …………………………20

История и социальная психология …………………………………………25

История и социология ……………………………………………………… 34

Основная литература ……………………………………………………………43


Аннотация


Данный литобзор, посвященный становлению и эволюции междисциплинарным подходов в историко-антропологических исследованиях, подготовлен для слушателей университетской программы «Междисциплинарное индивидуальное гуманитарное образование» и является частью коллективного проекта, посвященного разработке и методическому обеспечению модели асинхронного образования.

Содержание обзора охватывает широкие временные рамки – от институализации исторической антропологии в 60 – 70-е гг. XX века до дискуссий начала XXI века о перспективах ее развития в западной и отечественной социо-гуманитаристике – и включает аналитическое рассмотрение вопросов, характеризующих историческую антропологию как междисциплинарное исследовательское поле.

В литобзоре основной акцент (раздел «Классические работы, подходы и проблемы») сделан на исследованиях, выполненных в русле антропологически ориентированной истории и «тотальной истории», и представляющих авторитетные примеры междисциплинарного синтеза методов и инструментария различных дисциплин и отраслей социо-гуманитраного знания. Отдельно рассматриваются проблемы становления исторической антропологии в российской науке.

Литобзор снабжен также введением, характеризующим значение исторической антропологии в системе современного социо-гуманитарного знания и списком основной литературы.


Введение: историческая антропология

в контексте интеллектуальных течений начала XXI века


Пристальное внимание к историко-антропологическому подходу в современной отечественной научной, учебно-исследовательской и учебной практике, к результатам осуществленного в рамках исторической антропологии интердисциплинарного синтеза обусловлено несколькими причинами. Во-первых, «методологическим шоком», который испытала отечественная гуманитаристика вследствие крушения официальной «единственно верной» марксистской парадигмы. В новых условиях культурно ориентированная история, далекая от социологизированных марксистских схем и обезличенной «анонимной» истории, выглядела привлекательной. Антропологический подход соответствовал интеллектуальной потребности в изучении структур повседневности, различных форм социальной практики, человеческого измерения истории, включающего не только «интеллектуалов» и «героев», но и персонажей вполне заурядных – или как замене, или как дополнению к истории больших социальных групп и политических институтов.

Популярности «истории ментальностей» и исторической антропологии способствовало и знакомство с блестящими работами практиковавших этот подход исследователей (М. Блок, Ж. Ле Гофф, Э. Ле Руа Ладюри, Ф. Арьес, Н.З. Дэвис, Р. Дарнтон), которые пользовались равным успехом – как у профессионального сообщества гуманитариев, так и у широкой читающей публики.

Во-вторых, как отмечает ряд авторов, определенной цикличностью в развитии исторической науки на протяжении последней сотни лет – с периодическими индивидуализацией и генерализацией предмета исторического анализа1.

Потребность пересмотра и существенного обновления методологического багажа и методического инструментария исторической науки определяется ее современным состоянием, общей динамикой историографической ситуации на рубеже XX  XXI вв., формированием новой интеллектуальной ситуации, которая характеризуется стиранием грани между научным (исследовательским) и учебным, фундаментальным и прикладным знанием, стремлением к широкому синтезу социо-гуманитарных и естественнонаучных подходов.

«Постмодернистский вызов» и «лингвистический поворот» задали новую интеллектуальную рамку для профессионального сообщества историков. Представление о том, что все сферы общественной жизни (экономическая, социальная, политическая), все социальные структуры и процессы имеют культурно-историческую обусловленность, получает все большее признание исследователей.

Можно констатировать, что многие аспекты постмодернистской теории, расширяющие арсенал средств анализа текстов исторических источников и модели их интерпретации (по сравнению с традиционными методами научной критики) активно используются сегодня историками. И те из них, кто сумел творчески освоить эти новые интерпретационные модели, добились «прорывов» в целом ряде направлений исторических исследований, таких как «история ментальностей», «история повседневности», «гендерная» и «микроистория».

Важным аспектом в современных социо-гуманитарных исследованиях является понимание единства научного знания, базирующееся на применении новейших общенаучных моделей, оказывающих влияние на развитие теоретических концепций всех отраслей науки: общая теория информации, системный подход, синергетическая парадигма.

Наряду с тенденцией сближения гуманитарного и естественнонаучного знания, усиления интеграции подходов социальных наук, в последние десятилетия имел место «исторический поворот» поворот в социальных науках, выразившийся в возрождении нарративной истории, фокусирующей внимание на изолированных общественно-политических казусах, культурных «случаях» и жизни индивидуумов, причем как «первого», так и «второго» плана.

При этом, однако, историческая наука не может просто заимствовать достижения социальных наук, неизбежно видоизменяя и развивая их методологическое и методическое «оснащение» применительно к социальному объекту прошлого. Таким образом, смежные социальные и гуманитарные (в некоторой степени также естественнонаучные) дисциплины не только оказывают влияние на способы исторической интерпретации, внося коррективы в понимание существа исторического знания, взаимоотношений объекта и субъекта в историческом познании, но и позволяют существенно расширить арсенал его средств.

Сейчас можно констатировать, что историческая антропология в отечественной науке прочно заняла свое место. Этот подход рассматривается многими авторами в качестве методологии, позволяющей наиболее полно реконструировать реальность прошлого на основе изучения «культурно и исторически детерминированного человека», всех проявлений его социальности и мыслительной практики.

Важным аспектом историко-антропологического подхода стало ориентация на междисциплинарное взаимодействие, синтез подходов и методов, интерпретационных моделей в широком поле социально-гуманитарных дисциплин. Реализация подхода, в котором в центре изучения находится человек, в принципе не возможна без междисциплинарного синтеза, активного диалога как с другими науками – социальной психологией, социологией, культурной и социальной антропологией, философией, лингвистикой – но и между различными отраслями исторического знания.

Развитие и применение концепций и методов социальных наук в историческом исследовании требует постоянного взаимодействия между историками и представителями других наук. Этот процесс может быть только двусторонним, суля выгоды от кооперации обеим сторонам. Неисторические социальные науки по существу являются аналитическими дисциплинами и их достижения связаны в большей степени с реализацией подхода, базирующегося на аналитических процедурах; в историческом исследовании, с другой стороны, наиболее актуальной является проблема синтеза, и процедуры синтеза занимают важнейшее место в арсенале исследовательских методов. Поэтому кооперация между дисциплинами ведет к взаимному обогащению обеих сторон2. Отмечающийся рядом авторов в последнее время «исторический поворот» в социальных и гуманитарных науках3, делает возможность такого сотрудничества более вероятной. Так, историческая социология доминирует в настоящее время в социологии, а исторический подход считается фундаментальным в антропологии и политических науках. В этом же ключе можно рассматривать появление в последние десятилетия особого направления в социальной психологии – исторической социальной психологии4.

Междисциплинарное сотрудничество ведет не к изменению целей исторического исследования, а к переориентации его интереса, «фокуса», пересмотру как вопроса о границах возможного, так и исследовательских процедур. Не всякий историк имеет возможность реализовать такой подход на практике, и не каждое историческое исследование может быть выполнено в междисциплинарном ключе. Однако как вопрос общей тенденции в развитии гуманитарного и социального знания междисциплинарная кооперация становится той сферой, знакомство с которой каждого историка все более входит в круг его профессиональных интересов. Особенную значимость это приобретает в тех случаях, когда в смежных дисциплинах используются аналогичные источники и серии документальных данных. Методы их обработки, выработанные в этих дисциплинах, могут быть применены в практике историка, обогащая его исследовательский инструментарий. При этом подходы и методы смежных дисциплин должны применяться в случае появления реальной перспективы приращения исторического знания, сопровождаться проверкой их достоверности и надежности, не предвосхищая выводы исторического исследования.

Преимущество детальной разработки вопроса не только в выявлении возможностей анализа конкретных типов документальных и других данных, имеющихся в арсенале смежных дисциплин, но также в том, что она делает необходимым критическое переосмысление фундаментальных проблем природы истории как одной из отраслей гуманитарного знания. Клио, следующая интеллектуальным течениям западной историографии последних десятилетий, пережила «лингвистический», затем «интерпретативный» и «риторический» «повороты». Хотя они и отличались друг от друга, каждый ставил под вопрос точку зрения, лежащую в основании социальных наук: идеал научного позитивизма, строгое отделение объективного от субъективного, факта от ценности, эмпиризма от политической и моральной пропаганды5. Каждый из трех «поворотов» подчеркивал значение языка, смысла и интерпретации как центральных феноменов с точки зрения человеческого понимания окружающего мира, а значит, понимания самого человека. Все они утверждали, что методологии, внедренные в процесс овладения научным знанием, не являются универсальными и вневременными, социально и культурно обусловлены, могут быть исторически определены как одна из сфер человеческой деятельности6.

Стимулированные постструктурализмом и постмодернизмом, эти вызовы поставили под сомнение возможность исследования истины и основания исторического знания, определявшие дисциплинарные границы: автономность и единство человека как агента и субъекта исторического процесса, стабильность смысловых значений в языке. Была поколеблена дихотомия, лежавшая в основании парадигмы традиционной истории: различие между литературой и наукой, реальностью и ее изображением.


Становление исторической антропологии


В очерке, принадлежащем перу А. Бюргьера и опубликованном в 1978 г. в энциклопедии «Новая историческая наука», автор связывает становление элементов историческо-антропологического подхода с работами мало известного французского историка конца XVIII в. Л. д’Осси и хорошо известного Ж. Мишле, отметив, вместе с тем, что историческая антропология не составляет какой-то определенный сектор исторической науки, но соответствует актуальному моменту в ее развитии7.

Упоминается в данном контексте и Ф. Ницше, а в отечественной науке в качестве предтеч историко-антропологического подхода называют ученых середины XIX века: Ф.И. Буслаева, А.А. Потебню, А.Н. Веселовского, идеи которых казались созвучны концептуальным подходам исторической антропологии 8.

Признавая правомерность, в целом, такого подхода, следует отметить, что сами эти авторы не использовали термина «историческая антропология», а теоретические и методологические основания их трудов существенно отличались. Существенным моментом в институализации исторической антропологии, как отмечает М.М. Кромм, стало первое ее упоминание в качестве отдельной дисциплины в упомянутой статье А. Бюргьера 9.

В развитии исторической науки на протяжении последних ста лет можно заметить определенную цикличность. К концу XIX в. в мировой историографии господствовал позитивизм; преобладающей формой историописания был рассказ о великих событиях и великих людях; в центре внимания находилось государство и его правители – политическая история главенствовала. В первые десятилетия нового XX столетия К. Лампрехт в Германии, Л. Февр и М. Блок во Франции, Л. Нэмир и Р. Тоуни в Англии, вели борьбу со сторонниками старой, событийной, «ранкеанской» истории. К 50-м годам победила «новая история»: история структур, а не событий, история экономическая и социальная, история «большой длительности» (la longue dure, по выражению Ф. Броделя). Большое распространение в послевоенные десятилетия получили количественные, математические методы (клиометрия). И вот, когда уже казалось, что новая парадигма прочно утвердилась в мировой исторической науке, стали раздаваться голоса о том, что история, изучая «массы», потеряла из виду реального, живого человека, стала анонимной и обезличенной.

По свидетельству крупнейшего медиевиста Ж. Дюби, в 60-е годы французские историки, разочаровавшись «в возможностях экономической истории», обратились к изучению истории ментальностей, контуры которой были намечены в работах Л. Февра и М. Блока; и тогда же они заинтересовались достижениями социальной антропологии, получившей широкую известность благодаря трудам К. Леви-Строса и бросившей историкам «форменный вызов». Кроме того, деколонизация привела к тому, что французские этнологи, вернувшись из Африки на родину, перенесли свои методы на изучение традиционной, крестьянской культуры: возникла «этнология Франции», немало повлиявшая на тематику и подходы нового поколения французских историков. Но подобный поворот происходил тогда и в исторической науке других стран, в частности, Великобритании и США. В переориентации интересов исследователей с анализа социально-экономических структур на изучение массового сознания и поведения заметную роль сыграли британские историки-марксисты (Э. Томпсон, Э. Хобсбоум и др.), группировавшиеся вокруг журнала «Past and Present». Не без влияния британской социальной антропологии здесь возникает интерес к традиционной «народной культуре» и происходит становление направления, позднее названного социокультурной или «новой культурной» историей. В США в том же русле развивалось творчество Н.З. Дэвис. Смена приоритетов в науке привела к тому, что уже с начала 70-х годов историки заговорили о «возвращении события» и политической истории в проблематику исследований, а с конца 80-х годов «в моду» снова вошел жанр научной биографии: уникальное и индивидуальное в истории вновь привлекло к себе повышенное внимание исследователей. «Новая биографическая история», как и «событийная история» вернулись в науку обновленными – в том числе, благодаря воздействию исторической антропологии, преобразившей многие традиционные жанры историописания.

В этой перспективе историческая антропология предстает как закономерная стадия в длительной эволюции нашей науки: фаза «антропологизации» пришлась на тот момент, когда историографический «маятник» начал возвратное движение от анализа «неподвижных» структур к изучению мотивов и стратегий поведения людей.

Важен также и междисциплинарный аспект – тот диалог историков с представителями социальных наук, прежде всего антропологии. Само название «историческая антропология», получившее широкое распространение с начала 70-х годов, было сконструировано по образцу французской и британской «социальной антропологии» и американской «культурантропологии». Но этот диалог истории и социальных наук неверно представлять себе в виде причинно-следственной связи: историческая антропология возникла не в результате контактов и заимствований из смежных дисциплин, а вследствие внутренней потребности в обновлении методики и проблематики, которую историческая наука испытывала в послевоенные десятилетия; знакомство с достижениями социальных наук оказалось одним из средств этого обновления, средством, к которому разные историки прибегали по-разному и находили ему различное применение.

Междисциплинарность не была такой уж новостью в 50-60-х годах: обращение к опыту смежных дисциплин практиковали еще отдельные исследователи конца XIX в.; к этому же настойчиво призывали основатели школы «Анналов» в 30-е годы. Разница, однако, заключается в масштабе такого междисциплинарного диалога и в выборе самих взаимодействующих дисциплин. До середины XX века полидисциплинарный подход применяли лишь отдельные выдающиеся историки-энтузиасты, в послевоенный же период этот подход получает массовое распространение, постепенно становится «нормой» (парадигмой) серьезного исторического исследования. Кроме того, если в первой половине столетия историки вдохновлялись главным образом примером географии, социологии, экономики, психологии, то в 60 – 80-х годах приоритет в этих междисциплинарных контактах все больше отдается антропологии, демографии и лингвистике.

  1   2   3   4

Похожие:

Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconИнистерство образования и науки российской федерации федеральное агентство по образованию
Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное агентство по образованию российской федерации государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Пояснительная записка Учебно-тематический план
Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconМетодические указания к курсу
Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение...
Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Психологическая наука как языкознание: эпистемологический поворот и психологические словари 8
Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
«История зарубежной литературы 20 века» для студентов 4 курса факультета филологии и журналистики (отделение журналистики)
Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
За большой вклад в развитие науки, участие в научно-исследовательской деятельности и в связи с профессиональным праздником Днем российской...
Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное агентство по образованию государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
«сокращение потерь нефти и нефтепродуктов от испарения из резервуаров и транспортных средств»
Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Полное наименование подразделения «Продюсерский центр Гуманитарного факультета», далее пц гф
Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconРоссийской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Методические указания разработаны доктором физико-математических наук, заведующим кафедры теории упругости, профессором А. О. Ватульяном...
Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное агентство по образованию федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Контрольно-измерительные материалы содержат комплекс тестовых заданий по учебному пособию «Физическая культура студента» и перечень...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница