" Клио". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его "параллельные жизнеописания".*




Скачать 17,81 Kb.
Название" Клио". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его "параллельные жизнеописания".*
страница2/3
Дата04.02.2016
Размер17,81 Kb.
ТипДокументы
1   2   3
С. 41.

этому поводу мы опять-таки находим в речи Эсхина "Против Ктесифона"(77)47. Глава XV биографии Демосфена показывает и знание Плутархом некоторых речей этого афинского политика и их политической судьбы. Греческий биограф позволяет себе судить о речах Эвмена на основании писем последнего: "...особым красноречием он не отличался, но говорил приятно и убедительно ( aimulos kai pithanos )?, как видно из его писем"(Eum. XI. 2).

Это краткое замечание Плутарха обращает наше внимание на источники данного рода, на письма, ссылками на которые особенно пестрит жизнеописание Александра Великого. Он упоминает послания македонского владыки Аристотелю(Alex. VII), Антипатру(Ibidem. XX, LV, LVII), Олимпиаде (Ibidem. XXXIX), его друзьям и соратникам Певкесту, Гефестиону, Кратеру, Атталу, Алкету, приближенным последних(Ibidem. XLI - XLII, LV), афинскому народу в связи с передачей ему острова Самоса(Ibidem. XXVIII), письма, адресат которых не называется, опровергающие чудеса, который якобы имели место на пути Александра в Египет, письма, рассказывающие о его войне с индийским царем Пором(Ibidem. XVI, LX).

Мы сознательно оставляем в стороне проблему подлинности таковых источников. Наука нового времени по-разному решала ее48. Вопрос этот, как показала статья Г. А. Кошеленко об арабской рукописи знаменитого "Письма Аристотеля к Александру"49, решается не столь однозначно, - "поздняя фальсификация", как это считалось ранее. Важно, что Плутарх располагал какими-то письмами, которые он считал подлинными и использовал в своем очерке о судьбе и деяниях Александра.

Он, кстати, использовал письма и при работе над другими жизнеописаниями, в частности, Марка Брута(Brut. II. 5 -8), далеко не всегда доверяя этому виду данных, как это становится ясным из его замечания по поводу якобы существующего письма Брута к друзьям с обвинениями, что те оставили без поддержки его жену Порцию(Ibidem. LIII. 5 - 7). Проблема подлинности такого рода источников для биографии Брута была рассмотрена Дж. Моулсом, который приходит к выводу, что часть из них, несомненно, может считаться аутентичными50

Далее. В биографии Деметрия Полиоркета даются ссылки на эпиграфический материал. Плутарх приводит текст решения афинского народного собрания испросить оракул у Спасителя, то есть у обожествленного афинянами Деметрия51, относительно решения афинского демоса посвятить храму Аполлона Дельфийского щиты Драмоклида. При этом Плутарх использует характерную для афинских надписей формулу: "В добрый час! Народ да соблаговолит определить..."(Dem. XIII. 2: Agathe tychei. dedochtai to demo...). Она появляется, начиная с 60-х гг. IV в. до н. э. в многих греческих, особенно афинских, надписях52, но устойчивой становится лишь к концу этого столетия. С сер. IV в. до н. э. афинские надписи, и прежде всего почетные декреты обычно строятся по следующему плану: сначала указывается имя архонта-эпонима, название дежурной филы53,иногда число и месяц54, затем идет имя секретаря, главы проэдров в данный день55. Иногда указывается имя того, кому поручалось высечь текст надписи на стеле. Вслед за этим идет имя того афинского гражданина, кто внес предложение(eipen). За этим следует контактирующая часть, объясняющая причины, по которым то или иное лицо получает почести от афинян, предваряемая либо формульным hopos an', либо чаще epeide. затем следует решение народного собрания, начинающееся уже известной нам фразой.

До смерти Александра Македонского эта последняя формульная часть, равно как и предшествующая ей вводная часть надписи, имели довольно свободную форму. Из вводной части могли быть выпущены число и месяц, число притании дежурной филы, количество пританий вообще. Решение афинян могли быть выражены также в различных вариантах. В договоре афинян с Дионисием Сиракузским оно имело уже отмеченную нами форму56. В ряде афинских надписей 60 - 50-х гг. IV в. до н. э. мы встречаем в начале надписи привычное нам по эпиграфическим данным V в. до н. э. выражение edoxen tei boulei kai demoi57 . Встречается нам в афинской эпиграфике и более короткий вариант: edoxen toi demoi.58

Перед нами предстают и различные вольные варианты оформления решений народного собрания. В псефизме по поводу поручения Мильтиаду в 325/4 г. до н. э. заботы об афинских триерах стоит сначала выражение agathei tyei tou demou Athenaion, hopos an, потом - констатирующая часть и только вслед за этим постановление народа в следующем виде: epsiphisthai toi demoi (Ditt. Syll. 4. I. 305. ll. 1 - 14). В почетном постановлении в честь киприота Гераклида ( 330 - 325 гг. до н. э. ) упоминание о "счастливой Судьбе" отсутствует, но решение народного собрания дано в формуле dedochthai toi demoi(Ibidem. 304. l. 15). То же выражение мы находим и в почетном декрете сикионцу Эвфрону (Ibidem. 310. l. 10), и в афинской надписи 314/3 г . до н. э. (Ibidem. 320. ll. 10 - 11). Лишь в самом конце IV в. до н. э. афинские постановления приобретают четкую, по большей части выдержанную, последовательность подачи материала во вводной, констатирующей и постановляющей частях. В последней мы встречаем, видимо, установившуюся окончательно и превратившуюся в формулу выражение - 0agaqh=i tu/xhi, dedo/xqai tw=i dh/mwi. 59

Плутарх ссылается на текст и другого решения афинского демоса о том, что все повеления царя Деметрия должны считаться "непорочными в глазах богов и справедливыми в глазах людей" - ..., eti de prosepsephisanto dedochthai to demo ton Athenaion pan ho ti an basileus Demetrios keleuse touto kai pros theous hosion kai pros anthropous einai dikaion. (Ibidem. XXIV. 9 - 12) и рассказывает о перепалке между инициатором этого предложения афинским политиком Стратоклом, его сторонником Демохаром из дема Левконоя и неким безымянным их противником, возмущенным такой лестью сыну Антигона. Греческий писатель цитирует стихотворную посвятительную надпись (to elegeion) на принесенной в дар храму Афины Итонийской военной добыче царя Пирра(Pyrr. XXVI. 9 - 10).

Разумеется, мы далеки от мысли, что "Плутарх работал в архивах", то есть всегда сам разыскивал и исследовал надписи. Что-то он мог вычитать у тех авторов, работами которых пользовался60, что-то мог найти в специальных работах: эпоха эллинизма, отличаясь в области историографии жанровым многообразием61, породила и труды, представляющие собой сборники исторических документов, наконец, что-то мог увидеть, прочитать и запомнить самостоятельно. Важно, что он использует такого рода материал, выделяет его из потока других своих источников и опирается на него, рисуя

С. 42.

те или иные черты своего героя или обстановку, в которой тот действовал.

Ссылку на эпиграфические данные мы встретим и во вводной главе биографии Никия. Отказываясь соперничать с Фукидидом и Филистом, Плутарх тем не менее замечает:"...; чтобы не считали меня совершенно нерадивым и ленивым (hina me pantapasin ameles doro kai argos einai) я попытался собрать ( pepeiramai sunagagein) то, что от многих ускользает, - беглые упоминания(d' eiremena sporaden) или древние сообщения на памятниках, или постановления Народных собраний(e pros anathemasin e psephismasin euremena palaios pepeiramai sunagagein), но чтобы не набирать бесполезные истории(ten achreston historian), передать все для понимания характера и нрава (pros katanoesin ethous kai tropou)". Хотя при этом мы должны отметить, что Плутарх не всегда верно интерпретировал эпиграфические данные, как это случилось, например, с его сведениями об изменении в 307 г. до н. э. афинской системы хронологии в связи с учреждением в столице Аттики культа богов Спасителей62.

В биографии Александра Плутарх несколько раз обращается еще к одному документу - знаменитым "Эфемеридам" или дневникам македонского царя. Документ этот породил богатую и весьма противоречивую в плане его оценки литературу. Первоначально в связи с тем, что Афиней (Athen. X. 434 B) и Элиан (V. H. III. 23) упоминают, что секретари Александра - Эвмен из Кардии и Диодот из Эрифр - были ответственны за ведение царских записей, ученые считали, что "Эфемериды" - последовательный рассказ о восточном походе македонского владыки63. Затем от этой точки зрения отказались. Н. Хэммонд видел в них пример македонской архивной традиции, начало которой он относил еще к времени правления македонского царя Александра I64. А. Сэмюэль предложил считать их хроникой последнего года жизни Александра в Вавилоне65. Затем известным не только Плутарху, но и Арриану66 "Дневникам" отказали вообще в статусе документа. Некоторые исследователи стали считать их продуктом эллинистической литературы, созданным либо сразу после смерти Александра67, либо много позднее68 с целью рассеять слухи об отправлении царя Антипатром.

Мы считаем верным точку зрения тех ученых69, которые видят в "Эфемеридах" дворцовый дневник македонского царя. Плутарх ясно показывает нам это в двух случаях: рассказывая об обычном "режиме дня" Александра(Alex. XXIII) и подробно разбирая обстоятельства смерти его с целью опровергнуть слухи об его отравлении(Ibidem. LXXV - LXXVII). В последнем случае он пересказывает день за днем данные о самочувствии Александра. Нам представляется, что оба отрывка хорошо показывают нам характер интересующего Плутарха документа - это известный и Европе Нового времени дворцовый дневник, документ официальный и рассказывающий о жизни двора македонского царя. Представляется вполне правомерным предположение, что такого рода дворцовый дневник впервые был заведен в обиходе македонского царского дома при Александре, что он позаимствовал в данном случае персидскую практику, что после его смерти архив Александра попал в Македонию и позднее, не ранее, чем при Антигоне Гонате, какие-то сведения из этого документа стали достоянием читающей публики70. Но когда и в каком виде - остается загадкой. Во всяком случае, можно говорить об аутентичности71 этого источника Плутарха.

Наконец, интересующие нас "Жизнеописания" Плутарха опираются еще на один тип данных - исторические анекдоты, которые предстают перед нами в виде рассказа о каком-либо поступке героя или его высказывания. Иногда это пословица, как в случае с Эвменом: в ответ на попытки Докима, Алкета и Полемона оспорить у него верховную военную власть он замечает: "Выходит по пословице:" О дурном конце и думы нет"(Eum. VIII. 8). Иногда это едкая шутка, подобная замечанию Антигона Одноглазого перед сражением в Габиене(Eum. XV. 3), иногда Плутарх передает серию высказываний с использованием "соленых словечек", имевших хождение среди дамского окружения Деметрия Полиоркета определенного социального статуса(Dem. XXVII) или остроумные ответы лиц, имевших с ним встречу, подобно ответу спартанского посла (Ibidem. XLII. 2 - 3), или недовольство его отношением к своим обязанностям македонского царя, высказанного старухой македонянкой(Ibidem. XLII. 7). Писатель приводит пикировку между Демосфеном и афинским демагогом Пифеем(Demosth. VIII. 4), дает великолепный портрет афинского политика Фокиона путем передачи многочисленные его собственных высказываний и характеристику его современниками(Phoc. VII, IX, X, XXIII). Некоторые из них мы находим также в "Изречениях царей и полководцев".

Включение такого рода материала - не только дань традиции жанра элллинистической биографии. Это осознанный литературный и историографический прием. Как пишет он сам в начале биографии Александра(Alex. I.1), "часто...ничтожный поступок, слово или шутка лучше показывают характер человека". Плутарх, несомненно, черпал яркие эпизоды из жизни своих героев и их удачные высказывания из самых различных источников, в том числе, и из соответствующих сборников или коллекций таких высказываний, из риторического корпуса исторических примеров72. Очень много в собрании такого рода исторических анекдотов сделала школа Аристотеля, перед которой ее основатель в свое время поставил одну из важнейших целей исследования политических институтов и политического строя как греческих, так и негреческих государств - сбор информации. Анализ работ самого Аристотеля, например, его "Афинской политии" или "Политики" показывает использование главой Лицея материала исторических анекдотов73. Херонейский писатель - "виртуоз исторического анекдота: умелое пользование этим последним составляет одну из своеобразнейших черт его творчества", как отмечал в свое время наш отечественный исследователь М. Дювернуа74. При этом, он использует исторические анекдоты не только в качестве литературного приема, но и как орудие исторической критики, не только при описании частной жизни своего персонажа, но при освещении его политических деяний75, давая таким образом иногда весьма противоречивый образ его.

Любопытно проследить, как Плутарх использует свои источники. Можно, пожалуй, выделить три подхода к ним. Первый - рассказ о событии, поступке его персонажа, чертах его характера со ссылкой на источник информации без какого-либо личного комментария.

Так, рассказывая об особо уважительном отношении Александра Великого к Фокиону, писатель ссылается на Дурида и Харета(Phoc. XVII. 5 - 10). Каллисфен у него - источник рассказа о том, кто

С. 43.

был проводником пути Александра к оракулу Аммона(Alex. XXVII. 4). Динон, по его словам, рассказывал о хранении персидскими царями в своей сокровищнице сосуда с нильской водой, чтобы подчеркнуть размеры своей великой державы(Ibidem. XXVI. 1). Со слов Эратосфена Плутарх рассказывает о развлечении солдат в обозе перед генеральным сражением с Дарием(Ibidem. XXXI. 1). Он приводит точку зрения Эратосфена, Деметрия Фалерского, комических поэтов, Феофраста(через посредство Аристона Хиосского) и Панеция об ораторском искусстве Демосфена(Demosth. IX - X). О ходе войны Александра с Пором Плутарх узнает из писем македонского царя(Alex. LX). Он цитирует стихотворный протест афинского поэта Филиппида против предложения Стратокла изменить в угоду Деметрию Полиоркету афинский календарь76: "Годичный целый срок в единый месяц сжал". Он приводит его же нелицеприятное мнение о пребывании Деметрия в качестве младшего брата богини Афины на Акрополе: "Святой Акрополь наш в харчевню превратив, к Афине-деве в храм распутниц он привел"(Dem. XXVI. 5). Плутарх также приводит целиком посвятительное четырехстишье на дарах царя Пирра в храм Афины Итонийской(Pyrr. XXVI. 9 - 10).

Второй метод Плутарха связан с показом им расхождений в его данных. Своего мнения при этом херонейский писатель не дает, предоставляя таким образом читателю весь спектр мнений и право самому решать, кто в данном случае прав. Чаще всего он обращает внимание на различия в цифровых данных, касающихся численности войск вообще, количестве участвующих в конкретных битвах воинов, денежных ресурсах.

Так, Александр имел перед походом на Восток 30 тыс. пехоты и 4 тыс. конницы по сообщению тех, кто называет наименьшее число, но 34 тыс. пехотинцев и 5 тыс. всадников по данным тех, кто дает наибольшие сведения о численности его войск(Alex. XV. 1 - 2), в рассказе о сражении Пирра с римским консулом Левином в Лукании Плутарх сравнивает данные Дионисия Галикарнасского и Иеронима из Кардии: по словам первого, в сражении погибло 15 тыс. римлян и 13 тыс. воинов Пирра, второго - соответственно 7 и 4 тыс.(Pyrr. XVII). "Пиррова победа 279 г до н. э. при г. Аускуле обрисована Иеронимом и Дионисием также по-разному: и ход битвы, и количество генеральных сражений, и потери с обеих сторон(Ibidem. XXI). Равным образом, повествуя о попытках спартанцев защитить свой город от нападения Пирра при помощи рва вокруг Спарты, Плутарх считает необходимым указать на расхождения между Филархом и Иеронимом по поводу его размеров: первый говорит о ширине в 6 локтей, глубине в 4, длине в 8 плефтров, по данным второго сооружение выглядит более скромным(Ibidem. XXVII).

Он указывает на расхождения в источникам и по другим вопросам. Харет сообщает о том, что в битве при Иссе царь Дарий нанес Александру рану в бедро, но сам македонский владыка в письме к Антипатру просто сообщает о своем ранении, не называя ее виновника(Alex. XX. 8 - 9). Плутарх приводит разные точки зрения по поводу поджога Персепольского дворца: было ли это "здраво обдумано заранее" или совершено по подстрекательству знаменитой Таис Афинской(Ibidem. XXXVIII). Он передает различные суждения о судьбе Каллисфена, рассказывает со слов Аристобула, что Александр не разрубил искусно завязанный знаменитый "Гордиев узел", как то передают очень многие писатели, но просто освободил ярмо, " вынув из переднего конца дышла крюк"(Ibidem. LV, XVIII).

Наконец, в иных случаях Плутарх выступает и с критикой своих источников. Иногда она связана с неверными биографическими данными его героев, с неправильной оценкой их личности или трактовкой некоторых исторических событий. Он считает неверными данные Идомея(Идоменея) о низком происхождении Фокиона(Phoc. I. 1), присоединяется к точке зрения тех писателей, которые в противовес Дуриду считают отца Эвмена не бедным херсонесским возчиком, а человеком, связанным узами гостеприимства с Филиппом II, которые и помогли Эвмену попасть по двору македонского царя(Eum. I. 1 - 3). Писатель возражает против оценки Демосфена историком Феопомпом как "человека непостоянного и неспособного хранить верность одному делу и одним людям" и далее доказывает свою правоту, указывая, что, напротив, афинский политик до конца оставался с теми, к кому примкнул с самого начала(Demosth. XIII. 5). Он показывает "трагическое преувеличение" того же Феопомпа, который писал о малодушии и смирении афинян после битвы при Херонее, указывая, что демос поручил Демосфену произнести по греческому обычаю похвальное слово павшим в этой битве афинским воинам(Ibidem. XXI).

Плутарх часто возражает против географических неточностей. Последняя битва Александра с персидским царем произошла не под Арбелами, а под Гавгамелами, несмотря на неблагозвучность77 последнего названия и то обстоятельство, что это не город, а деревушка(Alex. XXXI)78. Он подробно останавливается на том, что представляла из себя речушка Фермодонт под Херонеей(Demosth. XIX).

Особенно много критических замечаний мы встречаем в биографии Александра, и по большей части они связаны с принципиальным неприятием Плутархом сведений, сообщаемых его источниками. Он возражает против преувеличений отдельных писателей в связи с победами македонского царя. Он высмеивает тех из них, кто рассказывает о знамении с медной табличкой, якобы появившейся из вод разлившегося под Сардами источника, как предсказании будущей победы Александра, или о том, что море отступило перед ним во время похода в Египет, резонно замечая, что в письмах царя нет упоминания ни о чем подобном. Он верно оценивает причины подобных неверных сведений:" Быстрое продвижение македонян через Памфилию дало многим историкам живописный материал для вымысла и преувеличений"(Alex. XVII). Показав, что по поводу встречи Александра с царицей амазонок существуют две точки зрения - Клитарх, Поликлет, Истр, Онесикрит и Антиген подробно рассказывают о ней, а Аристобул, Харет, Птолемей, Антиклид, Филон и Дурид "утверждают, что это выдумка", Плутарх присоединяется к последнему мнению, ссылаясь в качестве основных аргументов на письмо македонского царя к Антипатру, в котором нет ни слова об амазонках, и на ироническую реакцию на рассказ Онесикрита царя Лисимаха(Ibidem. XLVI).

Особенно ярко, на наш взгляд, наличие у Плутарха и желания, и вкуса, и умения критически осмыслять читаемый им материал проявляется в

1   2   3

Похожие:

\" Клио\". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его \"параллельные жизнеописания\".* icon7-11 сентября 2009, г. Петрозаводск, Республика Карелия, Россия
В рамках конференции будет проводиться школа для молодых ученых «Современные проблемы лесного почвоведения»
\" Клио\". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его \"параллельные жизнеописания\".* iconНаучные труды гпз “Присурский”. Чебоксары-Москва: Клио, 2003. Том 11. С. 206 217. Удк. 595. 763. 71 К фауне c ryptophagidae и languriidae ( insecta, coleoptera ) чувашской республики
Роль особо охраняемых территорий в сохранении исчезающих степей и сурков Евразии/ Материалы двух международных научных форумов (Россия,...
\" Клио\". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его \"параллельные жизнеописания\".* iconТического анализа: Учеб пособие. Спб.: Профессия, 2002. (11)
Берман Г. Н. Сборник задач по курсу математического анализа: Учеб пособие. Спб.: Профессия, 2002. (11)
\" Клио\". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его \"параллельные жизнеописания\".* iconРабочая программа Дисциплина История Башкортостана
Знание истории и культуры родного края – один из важнейших источников воспитания патриотических чувств, осознанного отношения к истории...
\" Клио\". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его \"параллельные жизнеописания\".* iconР. А. Тлепцок // Клио. 2010. №4. С. 12-17
Тлепцок Руслан Асланович, Тлепцок, Р. А. Реформы второй половины XIX века на Северном Кавказе в оценках современников / Р. А. Тлепцок...
\" Клио\". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его \"параллельные жизнеописания\".* iconН. И. Яковкина история русской культуры
...
\" Клио\". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его \"параллельные жизнеописания\".* iconПравительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Беликов И. Эффективное корпоративное управление в российских компаниях //Журнал для акционеров, №1, 2002
\" Клио\". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его \"параллельные жизнеописания\".* iconИсточник: Культура народов Причерноморья. Научный журнал. №36. Симферополь, 2002. С. 148 153
Источник: Культура народов Причерноморья. Научный журнал. №36. – Симферополь, 2002. – С. 148 – 153
\" Клио\". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его \"параллельные жизнеописания\".* iconПрограмма курса, темы практических занятий, рефератов и курсовых работ Казань 2002
Утверждена на заседании кафедры новой и новейшей истории кгу от 23 сентября 2002 г., протокол №1
\" Клио\". Журнал для ученых. Спб., 2002. Сс. 38 48. С. 38. Самохина г. С. ( Петрозаводск) к характеристике источников по истории диадохов: плутарх и его \"параллельные жизнеописания\".* iconКонкурс «Клио» для 10-11 кл
Оборудование: ленты с надписями «нумизматика, геральдика, палеография», таблички для судей, листы с названиями битв, рассказ-путаница...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница