По афганской земле мы прошли, старый друг




Скачать 17,63 Kb.
НазваниеПо афганской земле мы прошли, старый друг
Дата04.02.2016
Размер17,63 Kb.
ТипДокументы
По афганской земле мы прошли, старый друг

Под разрывы потерь, под прицелом разлук.

Вспомним снова Кабул, Меймане, Кандагар,

Веру в верных друзей и сердец наших жар!


Моей командировке в Афганистан предшествовала двухлетняя теоретическая и практическая подготовка на специальных курсах в Ташкенте. Страноведение, языки народов Афганистана, религиозные особенности ислама, оперативная обстановка и многое другое занимали наше время без остатка. Понимали, куда едем. Да и прелести Узбекистана - человеческое уважение и открытость, национальные мелодии и танцы, древние базары и мечети, красивейшие Самарканд и Бухара - незаметно делали из европейцев азиатов. Чем больше я узнавал Восток, тем сильнее в него влюблялся.

1 сентября 1985 года советский самолет доставил меня и моих друзей в Кабул - город контрастов. В Советском представительстве КГБ СССР в Демократической республике Афганистан всех советников распределили так, как и предупреждали в Москве: москвичей - в столицу, территориалов - в провинцию. Я со своим свердловским другом Филипповым Александром был направлен советником по линии министерства госбезопасности ДРА в провинцию Фарьяб, центр - город Меймане, на афгано-советскую границу напротив Туркменистана.

Меймане встретил нас жарой, пылью, безводными арыками, теплой встречей с афганцами, сладким пловом, полными кружками чая и трудностями языкового общения. Одно дело разговаривать в учебной аудитории, а другое - в большой компании. Тем более, что таджики, узбеки и туркмены говорят с большими особенностями.

1985 год - это год провозглашения в Афганистане политики национального примирения.

Большое программное выступление Генерального секретаря Народно-Демократической партии Афганистана Бабрака Кармаля, публикация программы в газетах, партийные и государственные установки - все было хорошо организовано. Советническим группам на местах - партийным, молодежным, армейским, милицейским и государственной безопасности - вместе с афганскими партнерами нужно было претворять эту задачу № 1 в жизнь. И это после 6 лет вооруженной гражданской войны!

Основная часть афганских сотрудников госбезопасности провинции Фарьяб понимала, что национальное примирение необходимо, но вот с кем и насколько - это вопрос. Думали и принимали решения вместе. Во-первых, стали выбирать из разномастных душманских отрядов тех, кто не запятнал себя кровью, кому надоело противостояние с народной властью; во-вторых, согласовывали со всеми инстанциями условия перехода отрядов на сторону народной власти; в-третьих, включали родственные, партийные и религиозные связи для убеждения и принуждения руководителей отрядов к национальному примирению; в-четвертых, организовывали поездки делегаций трудящихся в Советский Союз и другие эффективные мероприятия.

Одна из таких поездок была организована народной властью и советническими аппаратами в Туркменистан. В состав делегации включили представителей губернаторства, партийного комитета НДПА, дехкан, учителей и духовенства. Увиденное и услышанное в Таджикистане вызвало … недоверие. Наиболее сомневающиеся попросили разрешение самостоятельно посетить дома туркмен и поговорить с ними, и такое разрешение было дано. Все вопросы делегатов сводились, в общем-то, к одному: неужели это Ваше? Естественно, и дома, и земля, и машины принадлежали обычным советским тружениками. Реакция афганцев была восхищенной: "Баи!"

В провинции Фарьяб первые результаты политики национального примирения появились очень скоро. Уже в сентябре 1985 года группа мятежников численностью 25 человек во главе с Голь Ахмадом перешла на сторону народной власти. Торжественная церемония прошла во дворе губернаторства. Группа вчерашних душманов построилась в шеренгу, положила на землю автоматы, произнесла клятву служения народу, а затем получила это оружие для защиты народной власти провинции. Цветы, аплодисменты, поздравления и всеобщая радость сопровождали это торжество. Практически в полном составе эти люди стали бойцами оперативного батальона Управления МГБ провинции Фарьяб, были поставлены на довольствие, одеты в форму, стали получать деньги за службу. Находились иные варианты устройства бывших мятежников: передача им под охрану дорог, заключение договоров о сотрудничестве с народной властью, защита их кишлаков от непримиримых душманов. Вчерашние душманы, в результате политики национального примирения становились защитниками народной власти.

Особенно запомнилась длительная, напряженная, полная то успехов, то поражений работа с душманским отрядом во главе с сильным и мужественным вождем, узбеком по национальности, по переводу этих заблудившихся людей на сторону народной власти. Своеобразно и очень интересно был установлен оперативный контакт между вождем и начальником Управления МГБ провинции. В процессе переговоров потребовались гарантии. На следующем этапе к переговорам подключился старший советник, руководитель нашей оперативной группы Виктор Анохин. Надо заметить, что вся работа в провинциальном городке, где все друг друга знают, велась на хорошем уровне конспирации. Например, я узнал об этом уже перед подписанием документов и встречей с руководством бандформирования в расположении нашей опергруппы. В результате общих усилий целый район провинции Фарьяб оказался свободным от войны, свободным для торговли, свободным для передвижения и общения людей.

Однако, внутреннее колебание узбека, происки завистников и врагов, недостатки в экономической и идеологической поддержке его рода с нашей стороны привели к тому, что вождь расправился с ненавистными ему "контролерами" и отказался от договора с властью провинции Фарьяб.

Губернаторство, партийное руководство НДПА, сотрудники МГБ и МВД, советнические аппараты не сдавались, в тяжелейших условиях исправляли ошибки, работали персонально для того, чтобы вернуть ушедших людей.

Шло время. Успехи политики национального примирения стали существенными, освободилась дорога до города Андхой, что на границе с СССР. Под влиянием объективных и субъективных факторов узбек снова вышел на контакт с Виктором Анохиным, был, как говорится, прощен и перешел на сторону народной власти. В доказательство своей преданности привел с собой - кого бы Вы подумали? - французских журналистов. Надо полагать, сотрудников спецслужб. Они жили в расположении нашей оперативной группы, общались с нашими советниками на афганском языке и были рады, что все так удачно закончилось. Не знаю, как сложилась в дальнейшем судьба этого узбека, уцелел ли он в вихре нашествия талибов? Но жизнь его удивительным образом напоминает мне судьбу шолоховского героя Григория Мелехова, мятущегося в поисках лучшей жизни.

Второй важнейшей задачей оперативной группы советников было формирование, вооружение, обучение и применение Оперативных батальонов МГБ Демократической республики Афганистан.

Все понимали - готовится вывод Советских войск из Афганистана, вооруженной опорой народной власти должны стать эти батальоны. В Центре была подготовлена законодательная база, выделены денежные средства, назначены ответственные по советской и афганской линиям. 10 Отдел и отдел кадров Представительства КГБ СССР настойчиво вели это направление, еженедельно требовали от нас конкретных отчетов: что сделано, что построено, сколько зачислено на службу?

Отмечу, что куратором северных провинций был наш земляк полковник Лях Анатолий, отслуживший в Афганистане без малого 5 лет.

Я смотрю на наше фото и вспоминаю строки:

«Мы с тобою присели на афганскую землю

Два ростовских чекиста, земляка, футболиста.

Словно знали науку - в Меймане не до шуток,

Если что - можно лечь, если надо - то бечь.»

Подобрали очень хорошее место для строительства военного городка для оперативного батальона, пригласили шахрволя (мэра) города Меймане с предложением передать земельный участок Управлению МГБ. Шахрволь принес земельную карту, утвержденную еще королем Даудом, выбранный нами участок принадлежал непосредственно городу и частного владельца не имел. Шахрволь, с которым проведена сотня вечеров, съедена гора плова, выпита тысяча чашек чая, вдруг превратился в непреступного чинушу, отвечавшего на все наши доводы о том, что Дауда Аллах прибрал к себе, что защита народа - святое дело, отвечал отказом: "На мишавад", что по-русски означает "не пойдет". Пришлось действовать через Кабул.

Поистине всеафганской стройкой стало возведение военного городка для оперативных батальонов. Стены строили из самодельного необожженного кирпича, окна и двери строгали из тополей, растущих в этих местах. Но какой чистый, красивый и добротный получился городок!

Примером для афганских и советских сотрудников являлась деятельность оперативного батальона МГБ провинции Джоузджан, который возглавил молодой, сильный и умный Рашид Дустум. Батальон первым в Афганистане сформировался как боевая единица, самостоятельно выполнял задания в других провинциях. Я познакомился с Дустумом в 1987 году в провинции Кандагар, где батальон деблокировал целую дивизию афганской армии, не имел потерь, заслужил положительную оценку генерала армии Валерия Ивановича Варенникова. Вспоминается, что в эту пору была в моде песня В.Леонтьева … "три минуты, три минуты - это много или мало…". Она наилучшим образом отражала наше состояние аврала, желание сделать как можно больше. Работали с утра и до ночи, пока не отключали свет, а часто и по ночам при лампах и при свечах.

В Меймане я впервые попал под обстрел реактивных снарядов душманов. Никакого грома, никакого свиста, и вдруг - взрыв около радийной машины. Подумалось, что лопнули колеса. Потом из-за дувала поднялась пыль, и резко подуло ветром. И только когда в наше помещение побежали прятаться собаки, дошло, что это обстрел. Видимо, на всех войнах первыми гибнут необстрелянные, потому что в головах-компьютерах нет такой информации об опасности. И действительно, при втором и третьем обстреле я мгновенно лежал в арыке или за стеной. И даже начинал понимать, что мины уже пошли по улице дальше, и нет смысла вообще куда-нибудь бежать.

Из всех подсоветных подразделений я больше всего любил бывать в идеологическом отделе и, особенно, в отделении по работе с духовенством. Мы начинали уже подкалывать друг друга, говорить на самые разные темы. И вот однажды начальник отделения спрашивает: "Товарищ советник, а может быть у Вас есть вопросы по Корану?". Я ответил, что есть вопрос. При этом все отделение повернулось к нам. Вопрос заключается в том, что мусульманину в месяц поста запрещается с рассвета до заката пить, есть и прочее. А как быть мусульманину в России, где в северных широтах ночь длится до шести месяцев в году? Долгое время все Управление МГБ было занято поиском надлежащего ответа. С тех пор вопросы по Корану мне не задавались.

Не только работой жили советники, а и ходили на свадьбы к подсоветным, приглашали в гости к себе, вместе отмечали советские, афганские, религиозные и личные праздники. Играли в волейбол и футбол, несли друг другу подарки, детям - обязательно конфеты. Взаимоуважение перерастало в дружбу.

Бросалась в глаза бедность народа: оперработник не мог жениться, так как не хватало денег на выкуп невесты, нередко можно было увидеть, как до самой зимы дети ходят по улице босиком. Начальник Управления МГБ и Секретарь Комитета НДПА жили скромно. Например, все попытки советников и руководства МГБ склонить начальника Управления к переселению в отдельный дом, который будет куплен за счет государства, прерывались словами Хакима по-русски: "Не можно. Что скажут люди?".

Очевидно стремление афганцев к лучшему. Работают школы и училища, во дворце культуры полно народу, действуют молодежная и женская организации, большинство специалистов прошли обучение и стажировку в Советском Союзе.

Наша работа была частью огромного комплекса государственных, партийных, экономических, культурных и военных мер по обеспечению завоеваний народно-демократической революции в Афганистане и безопасности СССР на Среднем Востоке.

А каковы они, мои друзья и товарищи - советники КГБ СССР? Прежде всего, это опытные оперативные работники, обязательно добровольцы, со знанием языка страны пребывания, прошедшие страноведческую подготовку, женатые но не многодетные, владеющие оружием, автомашиной и прочее. Советник - это оперативный и политический учитель, руководитель и координатор в деятельности сотрудников МГБ. И, очень важно, это представитель Союза ССР! Первыми советниками из Управления КГБ по Ростовской области начиная с 1980 года были Лях Анатолий Иванович, Добаев Игорь Прокопьевич, Гринько Виктор Александрович, Марченко Владимир Матвеевич, затем потянулись Ширяев Валерий Аркадьевич, Политов Иван Яковлевич, Стращенко Юрий Иванович, Быкадоров Владимир Михайлович, Диваев Александр Павлович, Тимофеев Андрей Витольдович, Геревенко Виталий Сергеевич, Солоха Александр Павлович, Лазовский Владимир Николаевич, а завершал советническую деятельность с 1987 по 1991 год - Авруцкий Виктор Петрович.

В разные годы мы взаимодействовали с сотрудниками КГБ Тимощенко Сергеем Петровичем, Холодовым Юрием Федоровичем, Андреевым Валентином Алексеевичем, выполнявшими специальные задания на территории Афганистана.

В июле 1986 года с большой неохотой, покидая советских и афганских друзей, я прилетел в Кандагар на новое место службы. Поразила дикая жара днем и ночью! Но спасали новые друзья. Одному из них, Тимофееву Андрею, я написал благодарные строки:

Тот мучительный зной так засел у меня в голове,

Что забыть не могу до конца своей жизни.

Ты вернулся с работы в грязи и пыли, но как бог в Кандагарской пустыне! И спас от бесчувства и жажды.

Да, обстановочка здесь другая! Пакистанские лагеря рядом, до СССР далеко. Передвижение только группой, только по колее, только до 16 часов. Советские войска так сильно втянулись в войну, что окончательно и бесповоротно испортили отношения с пуштунами. Кандагар похож на Сталинград! Но самое главное отличие от северных провинций - это отсутствие единства среди самих афганцев, отсутствие сильного ядра для сплочения.

Политическое руководство СССР и ДРА уже приняли решение о выводе советских войск из Афганистана. Готовились женевские соглашения между СССР и США о невмешательстве во внутренние дела ДРА. В этой обстановке разногласия в руководстве были крайне опасными. Например, Представительство КГБ в ДРА ориентировало нас на твердое и последовательное проведение политики национального примирения. Я, на примере провинции Фарьяб, был уверен в правильности этой политики, ведь она давала положительные результаты афганскому и советскому народу. Но в зоне Кандагар у нас мало что получалось. Ведем переговоры с бандами, заключаем с ними договоры о мире и получаем за это благодарность от руководства КГБ. В это же время военное руководство требует от своих войск активных действий против непримиримых банд, нанесения бомбо-штурмовых ударов, проведение операций и за это награждает летчиков, артиллеристов и мотострелков. Естественно, под удары попадают и наши сторонники. Банды, перешедшие на сторону народной власти, отказываются от мира и бьют военных.

Достается и советским солдатам и офицерам. Так, 8 декабря 1986 года наша опергруппа работала в Управлении МГБ провинции Кандагар. Около 10 часов по городу Кандагару советские бомбардировщики нанесли один удар за другим в течение 40 минут. У нас один советник контужен и другой легко ранен. Руководитель опергруппы Сазонов Игорь Митрофанович звонит на КП советских войск, но там только один сержант, кто бомбит - он не знает. Вечером пытаемся выяснить причины произошедшего. Командование ВВС категорически отрицает причастность советской авиации к бомбардировке: "Это афганцы!". К ночи начинают поступать раненые и контуженные из числа советских военнослужащих. Наконец-то командование признается, что летчики эскадрильи, прилетевшие из Шинданта в Кандагар для нанесения БШУ, ошиблись.

Много сил было положено советнической группой для создания оперативного батальона провинции Кандагар: подобрали здание, отремонтировали его, одели и вооружили бойцов. Сразу стало спокойнее на въезде в город. Это же позволяло быстро и точно реализовывать оперативную информацию. Существенно сократилось число "липовых" сообщений, и повысилась эффективность оперативной деятельности Управления МГБ.

Но враг не дремал, в состав оперативного батальона была внедрена группа непримиримых душманов, которая однажды ночью перестреляла руководство и часть бойцов батальона, захватила оружие и скрылась.

С начала 1987 года под руководством генерала армии Варенникова В.И. проводилась отработка плана прикрытия государственно границы ДРА на случай иностранного вторжения. Мы не бросали приграничные войска Афганистана, а готовили их к организованной встрече вероятного противника. Армия, МГБ, Царандой и вооруженный народ при технической и политической поддержке СССР могли обеспечить территориальную целостность ДРА.

Правильность политики национального примирения и вывода основных частей 40 армии подтверждена успехами правительства Наджибуллы - выдающегося афганца. После вывода советских войск на сторону народной власти перешло до 80 % населения и территории Демократической Республики Афганистан. И только иностранная интервенция талибов, организованная с позиций Пакистана при помощи мировой реакции в нарушение Женевского договора и при полном попустительстве тогдашнего президента России Б.Ельцина и его клики взорвала мир в Афганистане.

Сегодня полностью подтвердилась правильность оценки советским руководством политической, военной и оперативной обстановки на Среднем Востоке в 1978 -1979 г.г., серьезно грозившей геополитическим интересам СССР.


А.П. Диваев

Похожие:

По афганской земле мы прошли, старый друг iconТот, кто знаком с творчеством Ч. Айтматова и К. Махамеджанова, прекрасно помнят триумф пьесы "Восхождение на Фудзияму" в московском театре "Современник". Прошли
Тех же, кто пытался в любой ситуации оставаться Человеком, даже там, на войне, тогдашняя власть ломала его высокий дух любыми страшными...
По афганской земле мы прошли, старый друг iconСам не знаю, откуда взялась эта боль
Друг мой, друг мой — Имеется, хотя и не дословная, перекличка ст. 1 и 80 с первой строкой предсмертного стихотворения Есенина «До...
По афганской земле мы прошли, старый друг iconУрок экологии (для учащихся 4-6 классов)
Оно создавалось тысячелетиями, обеспечивая эволюцию жизни на Земле и прогрессивное развитие человечества. Культурное и биологическое...
По афганской земле мы прошли, старый друг iconАнализ работы шмо учителей начальных классов моу зюзинской сош за 2009-2010 учебный год
В коллективе есть опытные педагоги с большим педагогическим стажем работы 43,25 лет. Аттестацию прошли 3 учителя. Соболевская Е....
По афганской земле мы прошли, старый друг iconТема: Возникновение жизни на Земле
Цель – изучить начальный этап жизни на Земле; формировать поисковый стиль мышления и коммуникативные навыки; развить практические...
По афганской земле мы прошли, старый друг iconДенис Колисниченко Компьютер. Большой самоучитель по ремонту, сборке и модернизации
Но производители программного обеспечения подгоняют пользователей модернизировать свои компьютеры. Появилась новая операционная система...
По афганской земле мы прошли, старый друг iconКонспект урока Эпиграф к уроку
Посмотрите друг на друга, улыбнитесь. Пожелайте друг другу успехов и хорошего настроения
По афганской земле мы прошли, старый друг icon«возникновение жизни на земле»
Образовательная. Знакомство учащихся с наиболее распространенными гипотезами возникновения жизни на Земле
По афганской земле мы прошли, старый друг icon«Исследование изменения температуры на Земле при различных поступлениях энергии от Солнца»
Целью моей работы является: с помощью модели показать зависимость изменения климатических условий на Земле от её положения относительно...
По афганской земле мы прошли, старый друг icon«Взаимодействие цивилизаций: диалог или конфликт?»
Различные социокультурные сообщества не могут больше развиваться изолированно друг от друга, но их несхожесть, а также попытки притирки...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница