Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт




Скачать 13,05 Kb.
НазваниеРецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт
страница2/3
Дата04.02.2016
Размер13,05 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3

Объект, предмет, цели и задачи исследования


Объектом исследования является теория политической способности суждения Ханны Арендт, а также идеи философии И. Канта, оказавшие влияние на формирование политического дискурса Х. Арендт.

Предметом исследования является корпус работ Х. Арендт, в той или иной степени касающихся проблематики способности суждения. Прежде всего, это «Лекции о политической философии Канта» («Lectures on Kant’s Political Philosophy»)29 Арендт, а также книги «Мышление» («The Thinking») и «Воля» («The Willing») из неоконченной американским философом трилогии “Жизнь ума” («The life of mind»). Тексты Арендт подвергаются сопоставительному анализу на фоне и в соотношении с основным корпусом текстов И. Канта, так или иначе трактующих проблемы способности суждения, т.е. с кантовской «Критикой способности суждения», «Критикой практического разума» и малыми работами поздних лет жизни кенигсбергского философа.

Целью диссертационного исследования является выявление степени влияния идей Канта на содержание учения Ханны Арендт о способности суждения и определение на этой основе возможностей использования способности суждения для конституирования политической сферы деятельности человека.

Задачи исследования:

  • произвести реконструкцию арендтовского учения о способности суждения;

  • выяснить, в какой мере Арендт использует учение Канта о способности суждения при построении своей собственной политической философии;

  • установить характер рецепции элементов кантовской теории вкуса в учении Арендт о политической способности суждения;

  • рассмотреть политическую интерпретацию Ханной Арендт кантовского учения о способности суждения и выявить теоретическую и практическую состоятельность арендтовской теории;

  • на основе арендтовского понятия публичного пространства проанализировать возможности мировой глобальной сети Интернет стать новой формой пространство публичности.


Полученные научные результаты и их новизна


  1. На основе тезиса об определяющем влиянии философии Канта на формирование гносеологического основания политической философии Арендт произведена реконструкция арендтовского учения о способности суждения.

  2. Впервые дана систематическая трактовка роли синтеза кантовской теории вкуса и аристотелевского учения о фронесисе в формировании учения Арендт о способности суждения.

  3. В результате сравнительного анализа теории политической способности суждения Арендт и учения об эстетической способности суждения Канта выявлена специфика арендтовской интерпретации понятий кантовской теории вкуса в сравнении с современной интерпретацией кантовской эстетической теории.

  4. На основе произведенной реконструкции учения Арендт о способности суждения выявлены возможные теоретические трудности и противоречия арендтовской политической философии.

  5. Впервые выявлены систематические различия между пониманием сущности политики у Канта и у Ханны Арендт.

  6. Впервые на основе арендтовского понятия публичного пространства произведен анализ значения и перспектив мировой глобальной сети Интернет в качестве новой формы пространства публичности.



Теоретическая и методологическая основа исследования


Методологию исследования составили, прежде всего, аналитическая герменевтика как текстов И. Канта, так и Х. Арендт, выявление в них элементов и идей, которые были либо напрямую заимствованы Арендт у Канта, либо сложились у нее под влиянием философских идей Канта.

Важную роль в исследовании играли методолого-герменевтические принципы, предложенные Л. А. Калинниковым в его работе «Интерпретация и принципы»30: принцип полноты (внутренней и внешней) и принцип презумпции непротиворечивости. Последний принцип был особенно важен. Логический анализ и сопоставление точек зрения Канта и Арендт на способность суждения и природу способности суждения с необходимостью был дополнен трансцендентально-логическим анализом с применением идей трансцендентальной рефлексии, развитой Кантом в «Критике чистого разума».

На истолкование полученных результатов оказали влияние историко-философские исследования и методология отечественного кантоведения, развернутая в работах В. Ф. Асмуса, А. В. Гулыги, О. Г. Дробницкого, Л. А. Калинникова, В. А. Жучкова, Н. В. Мотрошиловой, И. С. Нарского, Т. И. Ойзермана, Э. Ю. Соловьева. Большое значение в исследовании имели работы зарубежных авторов, поскольку в отечественной историко-философской литературе разработка и анализ идейного наследия Ханны Арендт находится еще в стадии становления. Здесь, прежде всего, следует выделить труды Эрнста Фолльрата, Фолькера Герхарда, Рональда Бейнера, Вольфганга Хойера, Франка Герменау, Сейлы Бенхабиб, Макса Дойчера. Важную роль в понимании истоков и сути арендтовского учения о способности суждения оказали труды ее учителей Мартина Хайдеггера и Карла Ясперса, а также тех философов, которые, помимо Канта, оказали большое влияние на формирование политической философии Ханны Арендт в целом - Аристотеля, Платона, Ницше. Сопоставление разных точек зрения, обнаружение сходств и различий в интерпретациях и их анализ послужили важнейшей методологической основой настоящего исследования.

Положения, выносимые на защиту

  1. Философия Канта, прежде всего его теория вкуса, оказала решающие влияние на формирование учения Ханны Арендт о способности суждения.


  2. Центральные идеи кантовской теории вкуса – «общее чувство», максима широкого образа мысли, критерий сообщаемости, представление о значимости образцов – определяют характер арендтовской теории способности суждения.

  3. Введение в теорию способности суждения Арендт представления о суждении зрителя, как наиболее объективном политическом суждении, делает теорию Арендт несостоятельной теоретически и неприменимой на практике.

  4. Теоретические и практические трудности в теории способности суждения Арендт обусловлены различием между областью эстетики и политики, а также между пониманием сути политического у Канта и Арендт.

  5. В учении о способности суждения Арендт производит оригинальный синтез политической философии Канта и Аристотеля, вместо традиционного их противопоставления.

  6. Анализ понятия пространства публичности в политической философии Арендт позволяет обнаружить новые возможности мировой глобальной сети Интернет для политической сферы.


Научно-практическое значение исследования

В ходе диссертационного исследования автору в результате реконструкции и подробного анализа теории способности суждения Ханны Арендт удалось определить те элементы, которые были в той или иной степени заимствованы у Канта, определена степень заимствования, характер трансформации и рецепции. Также была проанализирована возможность применения теории способности суждения Ханны Арендт в реальной политической практике. Особый интерес в свете бурного развития современных коммуникационных технологий представляет анализ политического потенциала мировой глобальной сети Интернет с позиций политической философии Арендт. Диссертация в полной мере демонстрирует самостоятельность и оригинальность трактовки Ханной Арендт кантовского учения о способности суждения, которая все-таки не смогла избежать некоторой непоследовательности, что привело ее в итоге к трудностям в практическом применении к сложным политическим ситуациям.

В диссертации намечены пути возможного применения кантовской теории вкуса (особенно учения о способности эстетической способности суждения) в качестве модели для построения универсальной политической теории.

Результаты исследования могут быть использованы в работах по истории философии, политической философии, политологии, философской антропологии, социальной философии, при подготовке лекционных курсов, спецкурсов и семинаров по этим дисциплинам. Работа показывает целесообразность введения на политологических специальностях высших учебных заведений специального курса – философии политики Ханны Арендт. Результаты работы нашли применение в учебном процессе в рамках курса «История зарубежной философии», преподаваемых на специальности «Философия» исторического факультета РГУ им. И. Канта.


Структура диссертации

Диссертационное исследование изложено на 168 страницах и состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

В списке литературы 158 источников, из них – 81 на русском языке, 77 на иностранных языках.


Апробация диссертации

Диссертация обсуждена на заседании кафедры философии и логики исторического факультета Российского государственного университета им. И. Канта и рекомендована к защите. Основные положения диссертации изложены в ряде публикаций (см. список), в докладе в Институте по изучению вопросов тоталитаризма им. Ханны Арендт31 (август 2006 г.), а также обсуждались на международной научной конференции «Междисциплинарность и трансдисциплинарность коммуникации в современном обществе знаний» (Светлогорск, 25 – 30 июня 2008 г.). Теоретические результаты, полученные в ходе диссертационного исследования, использовались в лекционных занятиях и при подготовке практических заданий в курсе истории зарубежной философии для студентов исторического факультета РГУ им. И. Канта, обучающихся на специальности «Философия».


Общее содержание диссертационной работы

Во Введении обосновывается актуальность темы, выявляется степень ее разработанности в отечественной и зарубежной историко-философской литературе, формулируются цель и задачи исследования, характеризуется его теоретическая и практическая значимость и описывается его структура.

Первая глава «Историко-философские истоки теории способности суждения Ханны Арендт» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Причины обращения Арендт к тематике способности суждения» приводятся и объясняются побудительные мотивы и теоретические потребности, заставившие американского философа обратиться к проблеме способности суждения. Пребывание на процессе над нацистским преступником Адольфом Эйхманом натолкнуло Арендт на тезис о банальности зла, согласно которому многие преступления, совершаемые в современном массовом обществе, не имеют под собой какого-либо весомого идеологического или разумного основания. Злодеяния совершаются без всякого участия злой воли, а лишь по причине человеческой бездумности и неспособности принять самостоятельное решение в нестандартной ситуации. Вторая причина, побудившая Арендт обратиться к проблематике «способности суждения», восходит к ее размышлениям в «Vita activa» и открывающейся пропасти между теорией и практикой. Суждение и способность судить были важными понятиями уже в ее книге о тоталитаризме, но после процесса над Эйхманом, изменился угол зрения, с которого Арендт рассматривает способность суждения. Теперь она больше не обращается к понятию разумности (т.е. к аристотелевскому учению о фронезисе как о здравом, благом рассудке и связанным с ним чувством общественного единства). По всей видимости, Арендт осознавала, что, несмотря на всю привлекательность полисного политического устройства, полис, как хорошо организованное совместное бытие, уже во времена Аристотеля был чем-то прошлым, в действительности не существующим. Согласно Арендт, кризис ценностей западного общества знаменует собой атрофию, редукцию общего чувства, что, в свою очередь, делает невозможной адекватную ориентацию в мире. Под редукцией общего чувства Арендт понимает отказ здравого человеческого рассудка разбираться в общественных вопросах, его неспособность решать насущные политические проблемы и находить консенсус во взаимодействии с другими людьми в общем для нас всех мире. Ханна Арендт считает потерю здравого человеческого рассудка в наше время очевидным знаком кризиса современности. В каждом кризисе разрушается часть мира, нечто, что является общим для всех нас. Ослабление или даже исчезновение общего чувства, по мнению мыслителя, - это одна из серьезнейших проблем современности. Факты, свидетельствующие об отказе общего чувства в ситуациях общественной атомизации и изоляции отдельных индивидуумов, приводят Арендт к выводу, что неспособность к суждению с расширением этого феномена также становится проблемой, затрагивающей все человечество. Базирующаяся на общем чувстве способность суждения быстро умирает подобно тому, как исчезают последние остатки нравов и обычаев, которые долгое время поддерживали моральную совесть в политике. Арендт делает неутешительное заключение, что потеря здравого человеческого рассудка проявляется во всех правилах повседневной жизни, даже самых малых, которые обычно ее регулируют посредством нравов и законов.

Во втором параграфе «Истоки арендтовского понимания «способности суждения»: между Аристотелем и Кантом» автор доказывает тезис о том, что в разработке своего понятия «способности суждения», которому предназначалась важнейшая, если не сказать - центральная, роль в ее политической теории, Арендт опирается на предшествующую ей историко-философскую традицию. Арендтовское понимание понятия «способности суждения» базируется на двух основных исходных пунктах в истории философии: на Аристотеле и на Канте. При этом Арендт производит оригинальный синтез аристотелевского понятия фронезиса, т.е. благоразумия или здравого рассудка, опирающегося на традицию, и кантовского понятия рефлектирующей способности суждения, благодаря которой человек получает возможность разрешить сложные и нестандартные ситуации, справиться с которыми невозможно в рамках традиции.

В связи с этим важно отметить два обстоятельства. Во-первых, учение о фронезисе как о рассудительности ценно для Арендт тем, что оно отправляет нас к рассудку как познавательной способности. Именно здесь Аристотель приходит в соприкосновение с Кантом, точнее – наоборот: Кант в соприкосновение с Аристотелем. Для Арендт это и послужило основанием пойти по пути синтеза учений того и другого.

Во-вторых, фронезис – это не просто умение применять рассудок, но применение его, ориентированное на добродетель, на правильное разумное поведение, составляет суть фронезиса. Уже изначально в него включено общее чувство, common sense, или здравый рассудок, исходящий в выборе линии поведения из благополучия полиса, сопрягающий интересы гражданина и города-государства.

Синтез аристотелевского понятия фронезис и кантовского понятия «рефлектирующей способности суждения», который предпринимает Арендт в своем учении о способности суждения, представляется нам крайне удачной и перспективной находкой американского философа. Несмотря на то, что некоторые авторы32 ставят ей в упрек попытку совместить якобы несовместимое – практическую философию Аристотеля и Канта, никакого действительного противоречия между фронезисом и рефлектирующей способностью суждения не существует. Более того, они удачно дополняют друг друга, что позволяет признать выбор Арендт этих понятий в качестве основы для конструирования политической способности суждения оправданным: фронезис, как основанная на опыте и традициях рассудительность, позволяет правильно поступать в стандартных политических ситуациях, рефлектирующая же способность суждения дает правильное решение в ситуациях нестандартных, традициями и обычаями не предусмотренных.

Вторая глава «Основные понятия теории способности суждения Х. Арендт и их взаимосвязь с элементами кантовского учения о способности суждения» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Общий обзор теории способности суждения Ханны Арендт» дается краткое и обобщенное изложение учения Х. Арендт о способности служения, которое необходимо для более четкого представления о взаимосвязи в ней отдельных элементов, рассматриваемых в следующем параграфе. Арендт понимает способность суждения как особую деятельность человеческого ума, которая соединяет мир мысли и мир явлений. Подобно тому, как в кантовской системе способность суждения играет связующую роль между разумом и рассудком, в складывающейся философской системе Ханны Арендт способность суждения является связующим звеном между двумя другими деятельностями ума: мышлением и волей, при этом все три деятельности способны существовать только во взаимосвязи друг с другом.

Во втором параграфе «Центральные понятия арендтовской теории способности суждения» анализируются важнейшие понятия как кантовской, так и арендтовской теорий способности суждения: идея общего чувства (sensus communis), максима широкого образа мысли, критерий сообщаемости (публичности), представление о значимости образцов.

Основной интерес в кантовском учении о способности суждения для Арендт представляет понимание Кантом эстетических суждений как чего-то большего, чем просто субъективных индивидуальных восприятий: в суждениях вкуса человек ссылается на одинаково присущее всем людям всеобщее – sensus communis или «общее чувство». Арендт усматривает параллель между эстетическими суждениями и разнообразными субъективными восприятиями различных политических мнений и суждений. По мнению Арендт, хотя политические суждения и являются индивидуальными, но они, подобно суждениям вкуса у Канта, основываются на неком общечеловеческом и общезначимом "общем чувстве". Для Арендт общее чувство является чувством совместной данности человека и мира, человека и другого человека. Понятие общего чувства или sensus communis, которое Арендт заимствует у Канта, играет важную роль в ее теории политической способности суждения. С ним она связывает надежду на возрождение политического как единственной области, в которой возможна реализация человеческой свободы. Арендт не стремится в точности следовать мысли Канта и использует кантовское понятие sensus communis так, как это необходимо в интересах ее политической философии.

Апелляция к «общему чувству», на основании которого политические суждения получают свою специфическую значимость, возможна, согласно Арендт, лишь посредством «широкого образа мысли». Понятие широкого образа мысли Арендт, безусловно, заимствует у Канта. Следует отметить тот факт, что Арендт, по всей видимости, первой обратила внимание на то, что критическое мышление может быть перенесено в мир явлений лишь посредством «рефлектирующей способности суждения» и ее максимы «широкого образа мысли». В этом она, возможно, пошла дальше Канта. В кантовской идее «широкого образа мысли» Арендт увидела модель субъективного соглашения, к которому мы в итоге хотели бы прийти в публичности. Подобная способность суждения не соответствует эмпатии, поскольку она не означает, как полагает Арендт, заимствования чужой точки зрения или согласия с ней. Модель широкого образа мысли требует от нас вступить в диалог со всеми участниками или же мысленно проиграть его в своем воображении.

Еще одним важным элементом кантовского учения об эстетической способности суждения, который Арендт считала важным и перенесла в собственное учение, является критерий сообщаемости. Арендт видит во всеобщей сообщаемости (или публичности) критерий истинности политического суждения: арендтовское политическое суждение, подобно кантовскому суждению вкуса, должно высказываться открыто и публично, тем самым претендуя на общезначимость и всеобщность. Таким образом, если тщательно проанализировать высказывания Арендт, напрашивается вывод о том, что политическим является только то суждение, которое высказывается публично. Все то, что не предается огласке и высказывается тайно, относится к частной жизни человека, и поэтому никакого отношения к политике не имеет. Однако критерий сообщаемости на практике не всегда позволяет четко отделить политическое от неполитического. И все же незаконченность «Жизни ума» не позволяет нам с уверенностью сказать, какую роль должен был сыграть критерий сообщаемости в запланированной книге Арендт «Суждение». Насколько можно предположить, условием значимости критерия сообщаемости должно было бы стать достаточно здоровое общество и адекватное ему пространство публичности, но в свою очередь это поставило бы способность суждения в зависимость от авторитета общественности.

Важную роль в учении Ханны Арендт о способности суждения играет кантовская идея значимости образцов, при помощи которой Арендт пытается связать особенное и всеобщее, не принижая при этом особенное. Посредством широкого образа мысли суждению вкуса придается значение «значимости образца», чисто идеальной нормы. Суждение, которое с этой нормой согласовано, может стать правилом справедливым для всех. Арендт основывает политическое суждение на примерах. В арендтовской теории политической способности суждения примеры становятся вспомогательными приспособлениями способности суждения. Таким образом, понятие в теории Арендт заменяется описаниями и примерами.

В третьем параграфе «Идея зрителя» рассматривается элемент в теории способности суждения Арендт, который не был заимствован в кантовской теории вкуса и относящийся к последней редакции арендтовской теории способности суждения. Концепция «зрителя» радикально меняет характер и содержание арендтовского учения о способности суждения: из ориентированной на практическое применение политической способности способность суждения превращается в чисто созерцательную и беспристрастную способность суждения историка или теоретика, которая не может конституировать действия участников политических процессов.

Третья глава «Способность суждения как политическая способность» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понимание сущности политического у Ханны Арендт, рассмотренное сквозь призму центральных понятий ее политической теории» анализируются понятия политической теории Арендт, которые представляют собой тот контекст применения способности суждения в области политического, без которого невозможно понять политические возможности, связанные с использованием механизма способности суждения. Автор рассматривает центральные понятия политической теории Ханны Арендт, представление о которых необходимо для лучшего понимания роли способности суждения в области политического. Это: свобода, власть, действие. Все эти понятия, значение которых в политической теории Арендт не подлежит сомнению, настолько тесно переплетены друг с другом, что при рассмотрении одного из них невозможно каким-либо образом не затронуть те или иные моменты другого. Свобода определяется Арендт, во-первых, как основополагающая способность к новым начинаниям; во-вторых, как негативная свобода отдельных индивидов от государственного вмешательства (так называемые гражданские свободы); в-третьих, как позитивная свобода действия и говорения, в которых может быть реализована способность к начинаниям. Свобода, по Арендт, - это смысл, - но не цель политики, который не может быть выведен ни из какой другой области. Она является не только одной из многих феноменов политической области, таких как справедливость или власть или равенство. Свобода фактически является основанием того, почему люди вообще живут политически организованно вместе.

Власть является для Арендт основным политическим феноменом. Власть скрепляет и не дает распасться политическому организму. Рост безвластия в западном послевоенном обществе Арендт воспринимает как опасность, угрожающая политическому бытию вообще. Согласно Ханне Арендт, современные ей (т.е. 50-е и 60-е годы XX века) процессы дезинтеграции должны в результате привести к безвластию, поскольку власть может быть основана только на совместном бытии. Рост безвластия в западном послевоенном обществе она связывает не с насильственным превышением своих полномочий государством, а с действием «принципиально анонимного аппарата управления»33, который стремиться лишить людей самостоятельности.

Действие, по Ханне Арендт, является тем видом человеческой деятельности, в которой проявляется человеческая уникальность. Политика – единственная сфера человеческой деятельности, в которой человек может быть по-настоящему свободен. Арендт видит в области политического то пространство свободы, которое противопоставляется насилию и государству. Ханна Арендт полагает, что лишь участвуя в политической жизни общества, человек реализует индивидуальность и уникальность своей личности. Существенный вклад Арендт в понимание политического состоит в том, что она со всей настойчивостью обратила внимание на конститутивное действие способности суждения. Способность суждения, как она ее определяет, исходя из кантовской теории рефлектирующей способности суждения, делает возможным свободное действие, поскольку она сама является своего рода действием и поэтому взаимодействует с действием без логического принуждения.

Во втором параграфе «Пространство публичности и его перспективы» анализу подвергается важнейшее понятие всей политической философии Арендт – понятие публичного пространства, без которого невозможна никакая политика. В параграфе оцениваются также перспективы пространства публичности в будущем, с учетом развития таких современных коммуникативных технологий, как Интернет. В качестве виртуального пространства публичности Интернет имеет огромные перспективы. Его развитие способно активизировать политическую жизнь общества, привлекая к прямому участию в политике все большее количество граждан. Интернет-коммуникации делают возможным возрождение состязательного характера политики, так как в Интернете снова расцветают противоположности, которые были вытеснены официальной политикой из публичной жизни. Поэтому Интернет мог бы играть важную роль в реанимации политики как публичной составляющей человеческого бытия. Интернет создает новые механизмы отношений между общественными институтами и гражданами.

В третьем параграфе «Проблемы и перспективы арендтовского учения о политической способности суждения» анализируется возможность применения способности суждения в политической сфере, а также особенности трансформации кантовского понятия рефлектирующей способности суждения в политическую способность суждения у Ханны Арендт. Кроме того, обсуждаются проблемные места в арендтовской теории способности суждения и намечаются возможные пути их преодоления. Сложности, с которыми сталкивается учение Ханны Арендт, обусловлены объективными причинами, которые отчетливо проявляются при попытке приложить его к области реальной политики. Во-первых, арендтовское понимание феномена политического весьма специфично и мало согласуется с реальной политикой. Арендт неоднократно подчеркивает отличие политики от других сфер человеческого бытия, к которым его стремятся редуцировать традиция и определенные тенденции: политику следует отличать и от экономики, и от морали, от семьи, от воспитания. Истинная политика, как ее понимала Арендт, основывается на различных мнениях множества людей, которые посредством «действия и говорения» пытаются придти к согласию относительно настоящего и будущего совместного для всех мира34. Залогом того, что это согласие не является иллюзией и может быть достигнуто в действительности, по крайней мере между отдельными группами людей, является общее для всех чувство и способность искать более общую, компромиссную точку зрения. Если же мы рассмотрим реальную политику, которая осуществляется ежедневно в нашем мире, то окажется, что она никогда не бывает чистой: в ней собственно политические аспекты всегда переплетены с экономическими, правовыми, моральными и т.д. Ригористичное понимание политики и ее абсолютизация у Ханны Арендт приводят к тому, что все целое здание арендтовской теории представляется нежизнеспособным при соотнесении его с реальной политической практикой. Античная полисная мораль и основанное на ней представление о политике могли бы во многом служить прекрасным образцом для построения современного гражданского общества, однако вряд ли возможно опираться на это понимание политического как на реальное положение вещей. Другая сложность в теории способности суждения Х. Арендт связана с тем, что, по мнению некоторых авторов35, в своем учении о способности суждения она соединяет несовместимое: отдельные понятия кантовской теории вкуса и аристотелевское понимание политики (в том числе и его понятие фронесиса – своеобразного политического здравого смысла). Несовместимость кантовской теории эстетической способности суждения и аристотелевского понимания политики мнимая. Канту были близки идеалы античной демократии, однако этому идеальному образу политической жизни уже во времена самого Аристотеля ничего не соответствовало в реальности. Опора на традицию и образцы поведения великих людей возможна лишь в традиционном обществе. Арендт это отлично понимала, полагая, что в век общественных потрясений и катаклизмов, совершенно новых и небывалых прежде общественно-политических феноменов, какие во множестве породил XX век, традиция не способна служить критерием политической жизни. Подобным критерием должна стать рефлектирующая способность суждения, лишь благодаря которой становится возможной настоящая политика, понимаемая как совместное участие людей в будущем общего для всех мира путем поиска компромисса и точек соприкосновения.

Включение идеи зрителя в последнюю по времени редакцию арендтовской теории способности суждения нивелирует политический характер способности суждения. Квалификация точки зрения зрителя как более точной и объективной по отношению к точке зрения участника политического действия приводит к тому, что суждение определяется способностью суждения главным образом как ретроспективная, историческая, а не как перспективная, политическая способность и образ действия. Таким образом, Арендт отклоняется от своего первоначального представления о примате vita activa над vita contemplativa, т.е. первичности деятельной жизни по отношению к жизни созерцательной.

Анализ арендтовской теории способности суждения убедительно показывает, что среди способностей ума лишь способность суждения может выступать в роли способности, рационально организующей область политического бытия человека. Разработка представления о способности суждения как политической способности является несомненным и значимым вкладом американского мыслителя в политическую философию, поскольку лишь способность суждения дает принципиальную возможность совместить свободу действий и притязание на общезначимость.
1   2   3

Похожие:

Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт iconКоммуникативная концепция Ханны Арендт
...
Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт iconСамостоятельная работа по формированию системных компетенций: способности применять знания на практике: проявлять исследовательские способности: способности к генерации новых идей (творчеству). (2 час.)
Организация самостоятельной работы слушателей Педагогической академии Последипломного образования Московской области
Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт iconМарк Фабий Квинтилиан
Беседы и суждения, нужно жить с законами природы и принципами порядка, и середины. Создал первую в Китае школу идей
Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт iconМихайлов К. А. Рецепция гегелевского принципа самоприменимости в современной науке и культуре
В докладе предполагается показать несколько принципиальных аспектов современной логики, математики и литературы (например, «магический...
Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт iconМетодические разработки педагогических работников мбоу гимназии №3 для участия в «Ярмарке педагогических идей» муниципального Фестиваля педагогических идей
Ю. А. Лукьянова, С. С. Королева, Т. А. Телкова, Н. Т. Беспалько Система внеклассных мероприятий «Покровские встречи» 8-11 классы
Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт iconВ. А. Сухомлинский: Успех в учении единственный источник внутренних сил, рождающий энергию для преодоления трудностей, желания учиться
Успех в учении – единственный источник внутренних сил, рождающий энергию для преодоления трудностей, желания учиться
Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт iconАрендт Х. Ситуация человека //Вопросы философии. 1998. №11
Бестужев-Лада И. В. Культура, контр-культура, антикультура // На пороге хх1 в.: образование и культура. – М.,1996
Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт iconТворческая работа на тему: «Великая Отечественная война 1941-1945 годов. Оценка событий и сегодняшние суждения о них»

Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт iconРабочая программа педагога-психолога
Любому обществу нужны одарённые люди, и задача общества состоит в том, чтобы рассмотреть и развить способности всех его представителей....
Рецепция идей Канта в учении о способности суждения Ханны Арендт iconТворческая работа учащихся на уроке
Творческие способности – это высшее проявление способностей индивида. В познавательной деятельности в конечном итоге они выражаются...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница