О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации




Скачать 43,77 Kb.
НазваниеО конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации
страница1/17
Дата04.02.2016
Размер43,77 Kb.
ТипАнализ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Анализ законодательства о средствах массовой информации Республики Казахстан

2007-2010 г.г.

РЕЗЮМЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ . Свобода выражения мнений в Казахстане через призму статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах.

РАЗДЕЛ I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРАВОВОЙ И СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ КАЗАХСТАНА

Глава 1. Конституционные гарантии свободы выражения мнений, слова и права на распространение информации.

Глава 2. Место и роль международных соглашений о правах человека в национальном праве.

Глава 3. Система законодательства страны.

Глава 4. Судебная система страны.

РАЗДЕЛ II. ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ ВЫРАЖЕНИЯ МНЕНИЙ В МЕДИА-ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ КАЗАХСТАНА, ВСТУПАЮЩИЕ В ПРОТИВОРЕЧИЕ СО СТАТЬЕЙ 19 МПГПП.

Глава 5. Система регистрации и лицензирования СМИ.

Глава 6. Языки средств массовой информации.

Глава 7. Экономическая основа деятельности средств массовой информации.

Глава 8. Ограничения рекламы.

Глава 9. Право на ответ (опровержение).

Глава 10. Защита источников информации.

Глава 11. Гласность судопроизводства.

Глава 12. Доступ к информации и заседаниям государственных органов.

Глава 13. Защита репутации должностных лиц.

Глава 14. Свобода слова и массовой информации в Интернете.

Глава 15. Свобода слова и массовой информации во время выборов.

РАЗДЕЛ III. ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ ВЫРАЖЕНИЯ МНЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫЕ СТАТЬЕЙ 19 МПГПП, ИХ ТОЛКОВАНИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ В НАЦИОНАЛЬНОМ ПРАВЕ.

Глава 16. Защита репутации других лиц.

Глава 17. Неприкосновенность частной жизни.

Глава 18. Охрана национальной безопасности. Доступ к государственным секретам.

Глава 19. Ограничение [отступление] свободы выражения мнений при чрезвычайном положении.

РАЗДЕЛ IV. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В КАЗАХСТАНЕ.

Глава 20. Органы саморегулирования журналистского сообщества. Развитие профессиональных и морально-этических стандартов для СМИ.

Список аббревиатур и сокращений, используемых в тексте.


РЕЗЮМЕ

О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации

  • Гарантии свободы выражения мнений, предусмотренные Конституцией РК, ниже уровня аналогичных гарантий, установленных Международным пактом о гражданских и политических правах. Ограничения указанных в Конституции РК прав и свобод не вполне соответствуют трехчастному тесту, который содержится в МПГПП (пункт 2 статьи 19)

  • Реализация и обеспечение конституционных положений о правах и свободах, включая свободу слова и информации, затруднена из-за ряда факторов, таких как отсутствие в Казахстане Конституционного суда и слабая информированность общества о возможностях индивидуальной защиты нарушенных прав и свобод в Комитете ООН по правам человека.

  • Дополнительными факторами, влияющих на недостаточную и неэффективную государственную политику по защите прав и свобод человека, являются: ограниченный законодательством статус института Уполномоченного по правам человека и Комиссии по правам человека, а также пробелы в системе законодательства, связанные с отсутствием законодательных актов, гарантирующих реализацию и обеспечение свободы слова и свободы информации.


О месте и роли международных соглашений о правах человека в национальном праве

  • Несмотря на декларированный Конституцией РК приоритет международных договоров, принятых в соответствии с Конституцией, в установленном законодательстве порядке и ратифицированных Парламентом РК, над национальным правом, статус Международного пакта о гражданских и политических правах и других международных договоров в области прав и свобод человека в правовой системе Казахстана все еще остается неопределенным: положения МПГПП практически не используются судебной системой и правоохранительными органами в своей деятельности.

  • Это делает международные договоры по правам человека, ратифицированные Республикой Казахстан, де-юре частью национального законодательства, а де-факто – практически не используемыми в правоприменительной практике судов и иных государственных органов.


О системе законодательства страны

  • Для законотворческого процесса в Казахстане характерны следующие тенденции:

- наличие в законодательных актах устаревших и дублирующих норм;

- наличие пробелов в правовом регулировании;

- наличие внутренних противоречий в действующем праве;

- большое количество отсылочных норм в законах;

- отсутствие практики принятия законов прямого действия в рамках круга вопросов, по которым в соответствии с Конституцией могут приниматься законодательные акты.

  • Факторами, которые могут неблагоприятно влиять на законотворческий процесс, являются:

- слабая осведомленность общества о разработке проектов законов государственными структурами (только недавно Министерство юстиции Республики Казахстан обязало все государственные органы публиковать проекты законов, которые они разрабатывают, на веб-сайтах);

- недостаточное участие гражданского общества, неправительственных организаций и бизнес-ассоциаций в законотворческой деятельности государственных органов.

  • Неупорядоченность при разработке подзаконных правовых актов приводит к их несогласованности с теми законами, в развитие которых они принимаются. Поскольку казахстанские законы содержат большое количество отсылочных и бланкетных норм права, для их развития требуется издание подзаконных актов. Зачастую они издаются с большим отрывом от даты принятия самого закона и их правовые нормы могут противоречить нормам, изложенных в законе.


О судебной системе страны

  • Неизбираемость, а назначаемость судей может приводить к появлению корпоративности между судебной системой и теми властными институтами, кто осуществляет назначения. Это является фактором риска, снижающим уровень независимости и неподотчетности судей по конкретным делам, а также фактором повышения уровня коррумпированности судебной системы.

  • Судьи, при рассмотрении конкретных дел, не воспринимают МПГПП как неотъемлемую часть системы законодательства РК, то же самое касается и Конституции, поэтому при вынесении решений, зачастую, строят выводы, исходя из правовых норм, изложенных в казахстанских законах и подзаконных актах, не приведенных в соответствии с МПГПП.



О системе регистрации и лицензирования СМИ

  • Несмотря на существование в казахстанском законодательстве таких терминов, как «постановка на учет, переучет СМИ», означающих только техническую учетную регистрацию данных, в правоприменительной практике под этими терминами применяется разрешительная регистрация, то есть государственный орган наделен полномочиями разрешать или не разрешать регистрацию средства массовой информации. Помимо этого, государственный орган управомочен приостанавливать и даже прекращать выпуск СМИ из-за нарушения требований по постановке на учет и переучету СМИ. Еще одним правомочием государственного органа является принятие решения об аннулировании (отзыве) решения о постановке на учет СМИ. В совокупности, указанные выше властные полномочия государственного органа, реализуемые им по отношению к средствам массовой информации, схожи с режимом лицензирования, в рамках которого лицензиар имеет право выдать или отказать в выдаче лицензии; приостановить или прекратить действие лицензии, а также отозвать ее (лишение лицензии). Хотя есть и существенное отличие этих двух административно-правовых режимов: если некоторые виды лицензий можно получить по месту регистрации лицензиата (в местных исполнительных органах власти), то процедура постановки на учет/переучет СМИ строго централизованно осуществляется только в уполномоченном государственном органе – Министерстве связи и информации РК.

  • Наличие таких мер ответственности за нарушение законодательства, как приостановление и прекращение выпуска СМИ или распространения продукции средства массовой информации, наряду с фактическим режимом лицензирования СМИ (особенно для печатных СМИ и интернет-ресурсов), означают, что свобода слова и свобода массовой информации в Казахстане подвергаются серьезному и грубому вмешательству и ограничениям, не соответствующим установленным в МПГПП. Ограничения свободы слова и свободы массовой информации, применяемые в Казахстане, вряд ли можно признать целесообразными и необходимыми в демократическом обществе для достижения определенных целей, таких как защита прав и репутации других лиц, охрана национальной безопасности, охрана общественного порядка, здоровья и нравственности населения.

  • С каждым годом усиливается тенденция еще большего вмешательства и ограничения свободы слова и массовой информации со стороны государства. Речь идет о предпосылках ужесточения учетной регистрации иностранных СМИ (в настоящее время это действительно учетная регистрация) и возврату к процедуре постановки на учет/переучет СМИ для телерадиовещательных организаций, взамен лицензирования. Безусловно, такие законодательные решения только ухудшат положение со свободой слова и свободой массовой информации в стране.


О языковой политике в средствах массовой информации

  • Меры по развитию и продвижению государственного языка за счет ущемления других языков, в данном случае, русского, предусмотренные в законодательстве о СМИ не являются необходимыми, оправданными и целесообразными с точки зрения международных и региональных норм и стандартов. Никто не оспаривает право государства на всеобъемлющую заботу о государственном языке, но право на пользование другими языками, в том числе в средствах массовой информации, и право доступа и получения информации на родном языке при этом не должно нарушаться.

  • Законодательство о средствах массовой информации не содержит каких-либо позитивных мер со стороны государства, которые бы стимулировали интерес вещателей и издателей к производству и распространению контента на государственном языке.


Об экономической основе деятельности средств массовой информации

  • Чрезмерное государственное регулирование и специальный контроль за деятельностью СМИ, перекосы в распределении государственных субсидий, отсутствие комплексных мер поддержки издательской и вещательной отрасли, отсутствие антимонопольной политики и каких-либо мер по ограничению концентрации на рынке СМИ и смежных рынках – вот основные факторы, которые характеризуют и пока в большей степени негативно, экономическую основу деятельности казахстанских СМИ.

  • Наличие в Казахстане государственных СМИ, которые не ограничены в тематических направлениях и в своем участии в рекламном рынке, приводит к дисбалансу. Во-первых, официальные данные по объему рекламных рынков на ТВ и в прессе (по рынку рекламы в ежедневных газетах) свидетельствуют о том, что государственные СМИ занимают в них лидирующие позиции как по привлеченным рекламным бюджетам, так и по рекламным площадям. Во-вторых, государственная экспансия в телерадиовещании и в интернете создает тенденцию того, что в перспективе все частные казахстанские каналы будут замещены государственными (что в свою очередь обеспечит контролируемый контент). То есть вместо того, чтобы объявить конкурс для частных вещателей на создание, скажем, научного или детского телевизионного канала, с выделением частоты и выдачей лицензии, и развивать этим самым частный бизнес и плюрализм в СМИ, государство само создает эти каналы с неясными перспективами их дальнейшей экономической деятельности.

  • Ограничение иностранных инвестиций делает казахстанский медиа-рынок совершенно неинтересным для иностранных инвесторов, в первую очередь, российских, и бесперспективным для казахстанского потребителя. Государство взяло на себя роль главного инвестора казахстанских СМИ, однако непонятно, принесет ли это пользу самим СМИ, научит ли «жить и работать» в рыночных условиях, ориентируясь на информационные потребности аудитории, а не на идеологические установки государства?


О «праве на молчание»: право на ответ (опровержение)

  • Императивные нормы права на ответ и права на опровержение в средствах массовой информации, присутствующие в казахстанском законодательстве, в значительной степени не соответствуют нормам международного права, предусматривающим возможность отказа в таких требованиях на определенных условиях.

  • Отсутствие законодательной возможности для казахстанских средств массовой информации отказать в праве на ответ (опровержение) нарушает их собственное «право на молчание»: возможности вообще никак не высказываться по конкретным темам и обстоятельствам.

  • Законодательство о СМИ не предусматривает альтернативных санкций и мер ответственности, которые могли бы быть применены к средствам массовой информации, в случае их отказа от выполнения требований об ответе (опровержении). Применение альтернативных санкций должно освобождать редакцию СМИ от выполнения требований о публикации ответа и (или) опровержения.


О защите источника информации

  • Национальное законодательство Республики Казахстан, в первую очередь Закон РК «О средствах массовой информации» должны быть пересмотрены в целях предоставления реальных и адекватных гарантий по защите источников информации и информации, идентифицирующей источник в соответствии с международными принципами и стандартами.




  • Пока приходится констатировать, что казахстанские журналисты и другие лица, работающие в СМИ, не обладают законодательно закрепленными гарантиями по защите источников информацию. Профессиональная деятельность журналистов по сбору и распространению информации при этом может быть осложнена, так как любое раскрытие источника может иметь сдерживающий эффект на готовность будущих источников предоставлять информацию журналистам, независимо от характера предоставляемой источником информации.


О гласности в процессе отправления судопроизводства

  • Освещение журналистами открытых судебных процессов и доступ представителей СМИ в зал суда все еще остается актуальной проблемой взаимодействия судебной системы и средств массовой информации, несмотря на законодательные нормы о гласности гражданских, уголовных и административных процессов.

  • Существование специальной правовой защиты по делам о клевете в уголовном праве для представителей судебной системы (не только судей, но и других лиц) значительно сужает допустимые границы критики судебных органов, а такое положение может привести к недоверию к системе со стороны населения, порождению коррупционных правонарушений и судебным ошибкам. Безусловно, что судьи, как и другие представители судебной системы, не должны быть защищены специальными правовыми нормами в больших объемах, чем рядовые граждане.


О доступе к информации и заседаниям государственных органов

  • Конституционные гарантии на право свободно получать и распространять информацию любым, не запрещенным законом способом, не нашли своего развития в специальном законодательном акте о свободе информации или доступе к информации. Поэтому можно констатировать, что право на свободу информации в Казахстане декларировано, но не обеспечено.

  • Обеспечение доступа к информации органов государственной власти рассматривается в Казахстане как элемент административной реформы, а не как реализация и защита базового права человека. Именно этим объясняется активная деятельность государственных органов по внедрению информационно-коммуникационных технологий (блоги, присутствие первых руководителей министерств и правительств в популярных социальных сетях, интернет-приемные и т.д.). С точки зрения административной реформы такие действия, наверное, приносят госорганам какие-то дивиденды, но с точки зрения обеспечения прав человека -этого не достаточно, поскольку уровень проникновения и высокие тарифы на доступ в Интернет не позволяют говорить о том, что с помощью этих технологий услугами по предоставлению информации о деятельности госорганов может быть охвачено все население.

  • Журналисты, как профессиональное сообщество, имеющее, благодаря особому статусу, некоторые привилегии в доступе к информации о деятельности государственных органов по сравнению с рядовыми гражданами, также испытывают определенные сложности, которые связаны с нарушением сроков предоставления информации по запросам и нарушением процедуры аккредитации.


О защите репутации должностных лиц

  • Наличие в казахстанском законодательстве специальной правовой защиты определенных категорий должностных лиц (например, депутаты Парламента, представители судебной системы) по делам о клевете не только не соответствует международным нормам и принципам в области свободы выражения мнения, но и оказывает в значительной степени «охлаждающий эффект» на журналистов, ставя их перед непростым выбором – распространять ту или иную критическую информацию о деятельности лиц, относящихся к защищаемым категориям, или нет, учитывая возможное уголовное преследование?

  • Гуманизация уголовного законодательства не привнесла сколько-нибудь значительных изменений в законодательство о диффамации, несмотря на введение института административной преюдиции и замену санкций, предусматривающих наказание, связанное с лишением свободы, на более мягкие. Статьи за клевету и, особенно, за клевету в отношении должностных лиц не декриминализованы, несмотря на то, что гражданское законодательство предусматривает возможность подачи диффамационных исков как от физических, так и юридических лиц.


О свободе слова и массовой информации в Интернете

  • Отправной точкой государственной политики в отношении регулирования интернета является признание за интернет-ресурсами статуса средств массовой информации. Но, в действительности, власть сама определяет, когда считать интернет-ресурсы СМИ, а когда – нет. При регистрации – нет, а при применении норм ответственности – да, поскольку на них распространена так называемая «газетная норма». Признание интернет-ресурсов в качестве СМИ естественным образом влечет «необходимость» реализации всех административно-правовых полномочий государственных органов по привлечению к ответственности СМИ за нарушения законодательства, включая приостановление и прекращение распространения продукции СМИ (как казахстанских, так и иностранных) на территории страны. Блокировки сайтов – судебные и внесудебные – это лишь очевидные следствия ключевой проблемы казахстанского медиа-законодательства: все интернет-ресурсы являются средствами массовой информации и на них распространяются те же меры ответственности, что и на традиционные СМИ.

  • Если в отношении статуса для традиционных видов СМИ законодательство оставляет за собственником право выбора – регистрироваться в качестве СМИ или нет, то в отношении интернет-ресурсов действуют нормы императивного характера, не оставляющего у владельца возможности выбрать и определиться самому со статусом интернет-ресурса – желает ли он, чтобы его интернет-ресурс носил статус СМИ или нет? Представляется, что такие административно-властные полномочия государства по наделению определенным статусом канала распространения информации и общения в интернете (сайты, блоги, форумы, чаты и т.д.) превышают допустимые пределы и не соответствуют ограничениям свободы выражения мнения, допускаемыми в статье 19 (3) МПГПП.


О свободе слова и массовой информации во время избирательных кампаний

  • Крайне противоречивые оценки соблюдения свободы слова и массовой информации во время проведения выборов, которые делают миссии наблюдателей от различных организаций, являются результатом несоответствия международных и региональных избирательных стандартов по вопросу проведения предвыборной агитации, разнообразия ее форм, а также обеспечения равного доступа всех кандидатов к СМИ. Это так же приводит к тому, что одним из наиболее распространенных недостатков при проведении выборов является необъективное освещение избирательной кампании и кандидатов в средствах массовой информации.

  • Крайне важным является та интерпретация и то толкование положений действующего национального законодательства о выборах со стороны Центральной избирательной комиссии, которые будут представлены для практического применения средствами массовой информации во время проведения предвыборной агитации. Так как закон не делает разграничений между двумя понятиями «информирование» и «агитация», слишком узкое и ограниченное толкование может привести к отсутствию в информационном поле аналитических программ и активных публичных дискуссий на политические темы, которые жизненно важны для общества особенно в период выборов. Все это может значительно сузить диапазон мнений и точек зрения на важные социальные, экономические, политические и культурные вопросы при обсуждении предвыборных платформ кандидатов.

  • К излишней осторожности и самоцензуре журналистов и СМИ приводит наличие в Конституционном Законе РК «О выборах» положений, предусматривающих немедленное удовлетворение права на опровержение (то есть, бесплатную публикацию опровержения в следующем выпуске СМИ в защиту чести, достоинства и репутации кандидатов). Подобные ограничения политического мнения мешают активной и энергичной агитации, что является необходимым для предвыборной кампании в демократических обществах. В контексте предвыборной агитации, при которой кандидат добровольно принимает решение вступить в публичную сферу и бороться за должность и политический статус, законодательные положения о защите репутации или прав других лиц не могут применяться для ограничения, сокращения или подавления прав на свободу слова.

  • И без того ограниченное информационное поле еще более сужается в свете правовой регламентации дискуссий, мнений по политическим вопросам в Интернете в связи с тем, что национальное законодательство распространяет на все интернет-ресурсы статус средств массовой информации. Ограниченность традиционной медиа-среды могла бы быть компенсирована отчасти возможностями интернет-технологий, однако этого не происходит, поскольку все ограничения, запреты и императивные требования, предусмотренные гражданским, административным и уголовным законодательством, а также меры ответственности за их нарушение, в полной мере распространяются и на содержание интернет-ресурсов.

  • Предусмотренные в казахстанском законодательстве о СМИ меры ответственности за нарушение положений Конституционного Закона РК «О выборах», такие как приостановление и прекращение выпуска либо распространения продукции СМИ, во-первых, являются чрезмерными, поскольку значительно превышают санкции, установленные административным законодательством РК1. Во-вторых, основанием для их применения является нарушение определенных правовых положений Конституционного Закона РК «О выборах», которые в свою очередь, вступают в противоречие с нормами международного права, что порождает юридическую коллизию и ставит под вопрос законность, обоснованность и приемлемость применяемых к СМИ мер ответственности.


О защите репутации физических и юридических лиц

  • Защита прав и репутации других лиц является одной из немногочисленных целей, ради достижения которой свобода выражения мнения может быть ограничена, согласно пункта 3 статьи 19 Международного Пакта о гражданских и политических правах. Однако это не означает, что данное ограничение можно использовать для защиты выборных и назначаемых должностных лиц, государственных деятелей от критики и выступлений в их адрес. Международное право не приветствует такое расширительное и произвольное толкование указанных выше положений Пакта.

  • Гражданское законодательство о диффамации зачастую используется в Казахстане в целях подавления свободы выражения. Недавняя реформа гражданского законодательства изменила положение, согласно которому юридические лица могли предъявлять требования к СМИ о выплате компенсации за причиненный моральный вред, вследствие распространения сведений, не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство и репутацию. Однако в казахстанском законодательстве до сих пор остается несколько правовых пробелов, которые позволяют использовать диффамацию не с целью реальной защиты репутации других лиц, что предусмотрено Пактом, а с иными целями, например, сведения счетов с журналистами и СМИ за критические публикации. К таким пробелам относится:

- возможность подачи диффамационных исков должностными лицами государственных органов;

- отсутствие правовой защиты для неумышленной недостоверной и достоверной диффамации;

- отсутствие в гражданском законодательстве норм, разграничивающих факты от мнений;

- отсутствие ограничений срока исковой давности по диффамационным искам;

- отсутствие ограничений по размерам выплат с журналистов и СМИ, которые исключили бы возможность их банкротства.


О неприкосновенности частной жизни

  • Казахстанское законодательство недвусмысленным образом устанавливает приоритет права на неприкосновенность частной жизни над правом на свободу выражения мнений, включая свободу слова и свободу информации. Это является недопустимым с точки зрения принципов и норм международного права. Не учтены особенности применения права на неприкосновенность частной жизни, таких, например, как:

- если сведения о частной жизни выборного лица или назначаемого политика распространены в СМИ на фоне преобладающего общественного интереса в пользу раскрытия этих сведений;

- если распространены сведения о частной жизни светской знаменитости или публичной персоны, и последние по умолчанию согласились с их обнародованием (например, позировали перед камерой, не высказывали неодобрения и т.д.);

- если распространены сведения о доходах или состоянии здоровья первого лица государства и обнародование таких данных является общепризнанной практикой и не противоречит закону и т.д.

  • Без наличия в национальном законодательстве таких исключений из общего правила признания права на неприкосновенность частной жизни, существует опасность, что оно будет обеспечено за счет вмешательства и ограничения свободы слова и свободы информации. В этом случае возможность применения административных и даже уголовных санкций за нарушение права на неприкосновенность частной жизни для журналистов и СМИ будут являться очень существенными сдерживающими и «охлаждающими» фактами. Если журналист будет поставлен перед выбором – публиковать или нет сведения о частной жизни публичной фигуры, например, депутата, политика, бизнесмена, даже при явном общественном интересе к этой персоне – он, скорее всего, задумается о возможных негативных последствиях и сделает выбор не в пользу свободы слова. Такой же выбор может стоять и перед редакцией СМИ или персонально перед главным редактором – выбор не в пользу свободы слова тоже будет очевиден.


О национальной безопасности и доступе к государственным секретам

  • Национальное законодательство о государственных секретах предусматривает обширный перечень сведений, которые отнесены к служебной тайне, и являются государственными секретами. Процедура засекречивания не предполагает какого-то публичного обнародования информации о том, какие же сведения, относящиеся к служебной тайне, подверглись засекречиванию. Это дает основание предполагать наличие знаний о перечне засекреченных сведений только у узкого и ограниченного круга должностных лиц и заинтересованных организаций, к которым по понятным причинам, журналисты и СМИ отнесены быть не могут. Поскольку это так, то наличие такого запрета, как «разглашение сведений, составляющих государственные секреты», предусмотренным Законом «О СМИ» можно рассматривать как вмешательство и ограничение свободы слова в РК, ведь ни журналисты, ни другие должностные лица СМИ не осведомлены о том, какие сведения защищаются законом о государственных секретах, а какие нет.

  • Наличие в законодательстве о СМИ запрета на разглашение сведений, составляющих государственную тайну, влечет вполне понятную ответственность журналистов, редакторов, собственников СМИ, в случае его нарушения. Речь идет об уголовной ответственности, предусматривающей различные санкции, вплоть до лишения свободы на срок до 2 лет (после гуманизации уголовного законодательства в 2011 году). Но и этого достаточно, чтобы говорить о наличии «охлаждающего» свободу слова эффекта в данном случае.

  • На фоне очень обширного перечня сведений, которые отнесены к государственной тайне, сведения, которые не подлежат засекречиванию, состоят из крайне малого перечня пунктов (всего 7 пунктов). Информация о деятельности государственных органов в этот перечень не входит, что может предполагать некоторую произвольность в толковании норм законодательства со стороны должностных лиц при решении вопроса – подлежит или не подлежит засекречиванию та или иная информация о деятельности государственных органов. По сути, закон предполагает абсолютную вседозволенность в определении того, какая информация о деятельности государственных органов может быть засекречена, а какая – нет. Если говорить, например, об охране национальной безопасности, то, скорее всего, будет принято решение о засекречивании информации, чем нет, даже невзирая на то, что причинение какого-либо ущерба в случае ее раскрытия неочевидно.


Об ограничениях свободы слова во время чрезвычайного и военного положений

  • Действие режимов чрезвычайного или военного положения практически неизбежно связано с ограничениями прав и свобод граждан, приобретающими зачастую неоправданно жесткий характер. При введении этих двух особых правовых режимов крайне важным становится сочетание целесообразности и разумной достаточности мер ограничения прав и свобод граждан со стороны государства, которые при этом не должны противоречить, во-первых, нормам международного права, а, во-вторых, установленным конституционным нормам. Например, неясно как соотносится возможность введения военной цензуры, предусмотренная Законом РК «О военном положении», с конституционной нормой о запрете цензуры, установленной пунктом 1 статьи 20 Конституции РК?

  • Национальное законодательство Казахстана предусматривает ограничения свободы слова и информации в условиях военного положения в большем объеме, чем в условиях чрезвычайного положения, что явно выходит за рамки ограничений, предусмотренные статьей 4 МПГПП. Закон РК «О военном положении» не детализируют принципы, в соответствии с которыми будут применяться столь суровые ограничения как контроль за типографиями и средствами массовой информации, военная цензура. В то время как Закон РК «О чрезвычайном положении» определяет лишь одну форму контроля за СМИ - посредством запроса обязательных экземпляров (то есть у СМИ будет гарантированная возможность выходить «в свет», что не гарантируется при военном положении).

  • Казахстанские журналисты и СМИ плохо осведомлены об ограничениях свободы слова и информации, которые последуют в случае объявления чрезвычайного или военного положения, а также о своих обязанностях и ответственности в случае нарушения предписанных мер, обязательных для исполнения. В рамочном законодательстве о СМИ какие-либо правовые положения о правах, обязанностях и ответственности журналистов и СМИ в период действия чрезвычайного или военного положения отсутствуют.


Об органах саморегулирования журналистского и профессионального сообщества, развитии морально-этических стандартов для СМИ

  • Механизмы саморегулирования профессиональной (журналистской), предпринимательской (издательской, вещательной ) деятельности в Казахстане не развиты: не приняты общеобязательные этические профессиональные кодексы и отсутствуют институты внесудебного рассмотрения информационных споров и конфликтов. Предложения по разработке и внедрению механизмов саморегулирования отрасли не инициируются и не становятся предметом для публичного обсуждения в последнее время. Важно подчеркнуть, что инициатива разработки и принятия любого этического кодекса должна происходить «снизу», от самих журналистов, издателей, вещателей и никак иначе, потому что любой этический кодекс, разработанный и «спущенный сверху» представляет еще более серьезную опасность для журналистов и СМИ, чем его отсутствие.

  • Существующие альтернативные методы внесудебного разбирательства – третейский суд, медиация – не применяются в информационной отрасли. Основные причины этого – отсутствие положительной практики, отсутствие механизмов и самой структуры (обученных медиаторов, например).

  • Государство в отсутствие механизмов саморегулирования отрасли активно проявляет себя, инициируя и создавая различные квазиобщественные структуры в профессиональной и предпринимательской среде, финансирование которых во многом зависит от государственного бюджета.



ПРЕДИСЛОВИЕ. Свобода выражения мнений в Казахстане через призму статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах.


6 января 1941 года, когда в Европе уже бушевала Вторая мировая война, президент США Франклин Делано Рузвельт выступил перед членами Конгресса США с речью, в которой изложил свое видение будущего, провозгласив знаменитые «четыре свободы»:

«Первая — это свобода слова и высказываний — повсюду в мире.
Вторая — это свобода каждого человека поклоняться Богу тем способом, который он сам избирает — повсюду в мире.
Третья — это свобода от нужды, что в переводе на понятный всем язык означает экономические договоренности, которые обеспечат населению всех государств здоровую мирную жизнь, — повсюду в мире.
Четвертая — это свобода от страха, что в переводе на понятный всем язык означает такое основательное сокращение вооружений во всем мире, чтобы ни одно государство не было способно совершить акт физической агрессии против кого-либо из своих соседей, — повсюду в мире»
2.

В июне 1945 года, после разгрома фашистской Германии, в Сан-Франциско был утвержден Устав Организации Объединенных Наций. Права человека упоминаются в нем семь раз. Чуть позднее, в феврале 1946 года, Экономический и Социальный Совет ООН учредил Комиссию по правам человека. Тем самым был сделан важный шаг, гарантирующий, что в послевоенном мире защита индивидуальных прав и свобод станет одной из первостепенных задач. В состав Комиссии вошли представители 18 стран мира. Именно им и принадлежит заслуга в создании Всеобщей декларации прав человека. 10 июня 1948 года делегаты третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН приступили к обсуждению этого важнейшего документа, который стал исторической основой и первоисточником всей современной концепции прав человека. В этот же день Всеобщая декларация прав человека была принята большинством голосов, при восьми воздержавшихся (среди которых был Советский Союз)3.

В 1966 году Генеральной Ассамблеей ООН были приняты Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП) и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (МПЭСКП). Эти два международных пакта по правам человека послужили основой для целого ряда международных договоров, имеющих обязательную силу по факту признания государствами и охватывающих широкий спектр правозащитной проблематики. В этих договорах определены права человека и основные свободы, а также закреплены фундаментальные нормы, послужившие стимулом для разработки более 100 международных и региональных конвенций, деклараций, сводов правил и принципов в сфере прав человека.

Структурно МПГПП состоит из четырех частей:

Часть I: преамбула договора, в которой говорится о праве народов на самоопределение, обязанности государств уважать, соблюдать и защищать права и свободы человека;

Часть II: общие положения, включающие ст.ст. 2-5. Статья 2 является важнейшим, поистине краеугольным камнем Пакта. В ней предусматривается, что государство-участник обязуется уважать и обеспечивать права, признаваемые в Пакте, всем находящимся под его юрисдикцией лицам. При необходимости должно приниматься законодательство для надлежащего гарантирования этих прав. Принципиально важным является то, что государства-участники обязаны обеспечивать средства правовой защиты лицам, права которых по Пакту были нарушены.

Часть III: материальные права, закрепленные в пакте, ст.ст. 6-27. Статья 19 МПГПП закрепляет право на свободу выражения мнений, с учетом требований статьи 20, предусматривающую запрет на пропаганду войны, а также подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию на почве расовой, национальной или религиозной ненависти.

Часть IV – VI: контроль за осуществлением и технические аспекты пакта, ст. 28-53. Здесь определяется порядок учреждения Комитета по правам человека в качестве органа по наблюдению за осуществлением договора.

МПГПП имеет два Факультативных протокола. Первый Факультативный протокол носит процедурный характер и предусматривает механизм получения и рассмотрения Комитетом ООН по правам человека (КПЧ) индивидуальных жалоб, в которых содержатся утверждения о нарушении Пакта, иными словами, о нарушении материальных прав, предусмотренных в части III МПГПП. Как ясно из его названия, этот Протокол не является обязательным, однако после того, как государство - участник Пакта становится стороной Протокола, любое лицо, находящееся под юрисдикцией государства-участника, может направить письменную жалобу Комитету по правам человека (при условии соблюдения любых допустимых оговорок). Процедура подачи жалоб не ограничивается гражданами или лицами, находящимися на территории государств, и применима ко всем лицам, на которых непосредственно распространяются властные полномочия государства, осуществляемые его органами власти.

Международным правом разработана трехуровневая концепция обязательств, налагаемых договорами на государства-участники.

Первое обязательство заключается в уважении прав, которое, со всей очевидностью, обязывает правительства воздерживаться от нарушения прав человека. Нередко его также называют "негативным" обязательством, или обязательством не прибегать к конкретному действию или практике. Его классическим примером является обязательство государства воздерживаться от любого применения пыток или произвольного лишения жизни.

Второе обязательство по защите осуществления прав идет дальше: государство-участник должно не только воздерживаться от нарушения прав человека как таковых, но и защищать каждого человека от нарушения его прав третьими сторонами независимо то того, являются ли они частными лицами, корпорациями или другими негосударственными субъектами. Это может потребовать принятия позитивных действий со стороны государства-участника, например путем создания надлежащих законодательных или политических структур и выделения достаточных ресурсов для их эффективного функционирования.

В-третьих, государство-участник должно поощрять или осуществлять индивидуальные права, т.е. принимать требуемые меры по созданию необходимой и благоприятной среды, в условиях которой соответствующие права

могли бы быть реализованы в полном объеме. В данном случае речь также идет о "позитивном" обязательстве, которое может потребовать от государства-участника принятия существенных мер, включая выделение надлежащих ресурсов, для выполнения своих обязательств по договору4.

Республика Казахстан является участником обоих Международных пактов, что налагает на государство повышенные обязательства в области уважения, защиты, поощрения и продвижения прав и свобод человека. Недавнее (в 2009 году) вступление в силу для РК положений первого Факультативного протокола к МПГПП, дает возможность для казахстанцев использовать механизмы международного правозащитного института -КПЧ - в том случае, когда национальные структуры не обеспечили защиту прав и свобод.

Свобода выражения мнений – одно из фундаментальных прав, закрепленных в МПГПП – не являясь абсолютным правом, находится в перечне прав и свобод, которые могут быть ограничены, но только при определенных, немногочисленных, ясно выраженных основаниях, изложенных как в статье 19 (3), так и в других статьях Пакта (ст.4, 20). Как государство-участник, Казахстан должен гарантировать обеспечение прав и свобод на уровне не ниже, чем это предусмотрено в МПГПП, что требует от государства разработки соответствующей законодательной базы, создания надлежащей административной и политической инфраструктуры, а также достаточное их финансирование.


Данная публикация имеет своей главной целью анализ ситуации, связанной с выполнением Республикой Казахстан своих обязательств по статье 19 МПГПП на законодательном уровне. Необходимо понять:

(1) способствует ли казахстанское медиа-законодательство обеспечению и защите свободы выражения мнений; их уважению и поощрению.

(2) Достаточно ли эффективно «работают» во имя свободы выражения мнений имеющиеся законы и подзаконные акты?

(3) Нуждается ли правовая система в каких-то изменениях с тем, чтобы лучше соответствовать высоким стандартам и обязательствам статьи 19 МПГПП, а также международным обязательствам Республики Казахстан в области прав и свобод человека?


Одним словом, мы рассмотрим нынешнюю ситуацию со свободой слова в Казахстане через призму статьи 19 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Но анализ не огранивается только положениями МПГПП, так как Казахстан является участником и других региональных организаций. Поэтому мы используем в своем анализе и опираемся в толковании норм, понятий и принципов на другие договорные и внедоговорные стандарты, в первую очередь, ОБСЕ и Совета Европы, а также решения судебных органов, рассматривающих индивидуальные жалобы по правам человека – Комитета ООН по правам человека и Европейского суда по правам человека. (ЕСПЧ) Несмотря на то, что Казахстан не является членом Совета Европы и многие договорные стандарты этой организации не имеют для РК обязательственной силы, именно эти документы, как и внедоговорные стандарты, и решения ЕСПЧ являются важным источником для толкования норм и положений международного права в области свободы выражения мнений.

Данное исследование содержит сведения, данные, ссылки на материалы и документы, актуальные на сентябрь 2011 года. Обращаем внимание, что при воспроизведении любой части данного исследования следует удостовериться в актуальности ссылок, особенно ссылок на нормативные правовые акты.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации iconРоссийская федерация федеральный закон о свободе совести и о религиозных объединениях
Настоящий Федеральный закон регулирует правоотношения в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания,...
О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации iconТрагедия поэта-дворянина в эпоху гибели русского дворянства
Покой и воля. Они необходимы поэту для освобождения гармонии. Но покой и волю тоже отнимают. Не внешний покой, а творческий. Не ребяческую...
О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации iconСписок политических партий и иных избирательных объединений, имеющих право согласно фз об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в
Фз "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" 24. 03. 2013 принимать...
О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации iconЗадача государства обеспечить свободу каждого следовать своему желанию во всех случаях, когда это не запрещает закон
Авоохранительная функция государства и диспозитивностъ в уголовном судоiipоизводстве
О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации iconВ годы великой отечественной войны
Великая Отечественная Война значимое событие в истории России. Спустя столько лет память о людях, отдавших свою жизнь за свободу,...
О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации iconПрограмма по формированию толерантных установок в среднем звене моу киреевской сош
Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии (Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на...
О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации iconРоссийская федерация федеральный закон об основных гарантиях избирательных
Государством гарантируются свободное волеизъявление граждан Российской Федерации на выборах и референдуме, защита демократических...
О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации iconС. Я. Косухкин братство в общей борьбе
За нашу и вашу свободу! Этот символ русско-польского революционного союза был начертан на двух языках на знамени, поднятом над рядами...
О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации iconРеферат по истории Блокада Ленинграда
Вооруженные Силы нанесли сокрушительное поражение гитлеровской Германии, отстояли свободу и независимость Отечества, с честью выполнили...
О конституционных гарантиях на свободу выражения, свободу слова и права на получение информации iconСценарий школьной научно-практической конференции
Среди вульгаризмов различают неприличные и непристойные формы. Таким образом, можно сделать следующее уточнение нашего понимания...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница