К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки




НазваниеК вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки
Дата04.02.2016
Размер14 Kb.
ТипДокументы
К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки.


Возникновение сверхтекстов и потребность их исследования во многом определяются памятью культуры, настойчиво подталкивающей к рефлексии по поводу ряда значимых в масштабах страны либо человечества явлений, таких как Москва или Петербург в судьбе России, Пушкин в истории русской культуры и т.п.

Исследования, посвященные проблеме сверхтекста, приобретают в современном литературоведении все большую актуальность. Внимание к «некоторому множеству текстов с высокой степенью общности, что позволяет рассматривать их как некое целостное словесно-концептуальное («сверхсемантическое») образование»1, было инициировано известными работами В. Н. Топорова, посвященными петербургскому тексту.

Сверхтекст описывался ученым как целостное множество тематически родственных текстов, в которых преломилась общая установка на художественное постижение идеологически противоречивого образа Петербурга. В этой смысловой установке В. Н. Топоров усматривал один из ведущих факторов создания внутренней «суверенности» сверхтекстового построения, эстетического единства его плана выражения, в зависимость от нее ставил и единый принцип отбора природных и культурных образов, и постоянный набор компонентов и их связей, воспроизводимый состав предикатов, предсказуемый лексико-понятийный словарь, стабильный комплекс лейтмотивов, трагедийное звучание. В качестве важнейших характеристик сверхтекста ученый назвал кросс-жанровость, кросс-темпоральность, кросс-персональность. Значимость концепции «петербургского текста» Топорова для теории сверхтекста состоит не только в том, что в ней понятие сверхтекста обрело статус научной реальности, непосредственного предмета научного исследования, но и в том, что она преодолела диахронический подход к изучению литературных текстов, отстоящих друг от друга во времени и пространстве, тем самым утвердив в качестве равноправного подхода синхронический, вневременной.

После выхода в свет работы В. Н. Топорова «Петербургский текст русской литературы» встал вопрос о существовании в русской литературе других сверхтекстов, что влечет за собой необходимость дать четкое определение термину «сверхтекст».

По мнению Н. А. Купиной и Г. В. Битенской, «сверхтекст — это совокупность высказываний, текстов, ограниченная темпорально и локально, объединенная содержательно и ситуативно, характеризующаяся цельной модальной установкой, достаточно определенными позициями адресанта и адресата, с особыми критериями нормального/анормального»2.

Однако, как замечает Н. Е. Меднис, в данном определении «не учтена заявленная теми же авторами культуроцентричность сверхтекста, то есть те внетекстовые явления, которые лежат за рамками достаточно широких в данном случае текстовых границ и выступают по отношению к сверхтексту как факторы генеративные, его порождающие»3.

Далее Н. Е. Меднис дает собственное определение сверхтекста, следуя логике В. Н. Топорова и учитывая точку зрения Н. А. Купиной и Г. В. Битенской: «…сверхтекст представляет собой сложную систему интегрированных текстов, имеющих общую внетекстовую ориентацию, образующих незамкнутое единство, отмеченное смысловой и языковой цельностью»4. Разрозненные тексты объединяются, согласно Н. Е. Меднис, в единый сверхтекст в том случае, когда их связывает прикрепленность к какой-либо общей внетекстовой реалии, которая становится порождающим фактором сверхтекста.

В понимании А. Г. Лошакова сверхтекст представляет собой ряд отмеченных направленной ассоциативно-смысловой общностью автономных словесных текстов, которые в лингвокультурной практике актуально или потенциально предстают в качестве «целостного, интегративного, диссипативного словесно-концептуального образования»5. Сверхтекст, таким образом, может квалифицироваться как составляющая ахронического лингвокультурного пространства, национальной текстовой концептосферы. Сверхтекст открыт для множества интерпретаций, не противоречащих авторской концепции текста.

А.Г. Лошаков констатирует наличие «сбывшихся» и еще не «сбывшихся» сверхтекстовых образований, которые, с одной стороны, отличаются друг от друга степенью известности среди носителей культуры, с другой – характером проявленной целостности. Соответственно правомерно выделение 1) актуальных, 2) актуализированных, 3) потенциальных сверхтекстов.

Об актуальных сверхтекстах позволяет говорить факт усмотрения их целостности со стороны широкого круга реципиентов культуры, и также эксплицитно заданный характер их целостности.

Статус актуализированных сверхтекстов можно приписать тем сверхтекстам, целостность которых стала предметом рефлексии со стороны представителей узкой группы реципиентов, прежде всего филологов, критиков, их целостность осознаваема, но требует специального выявления со стороны аналитиков.

Что касается потенциальных сверхтекстов, то актуализация их целостности всецело зависит от культурно-временного и субъективного факторов. Разумеется, границы между данными разновидностями подвижны и устанавливаются с определенной долей субъективности.

Признак усматриваемой общности референта (события, ситуации, лица), объединяемой в рамках сверхтекста текстов, позволяет выделять различного рода тематические сверхтексты: событийные, локальные, именные.

Так, если пространство сверхтекста организуется вокруг определенного ценностно значимого локуса, то имеет место локальный сверхтекст (Петербургский, Московский, Итальянский и пр. тексты).

В том случае, когда сложная система интегрированных текстов направленно отсылает к образу прецедентной личности, персонажа (Байрон, Пушкин, Блок, Наполеон, Онегин и т. д.), событиям, связанным с тем или иным лицом, исследователи склонны говорить об именном сверхтексте.

Если референтом сверхтекста выступает событие, оставившее след в истории, культуре, литературе (Отечественная война 1812 г., Великая Отечественная война, Холокост и т. д.), то такой сверхтекст может квалифицироваться как событийный.

Сверхтексты могут квалифицироваться и на основе критерия общности признака родовой, видовой, стилевой принадлежности интегрируемых текстов, который позволяет выделять однотипно и неоднотипно структурированные сверхтексты. Критерий «степень структурной определенности»6 использован в типологической схеме Купиной и Битенской: однотипно структурированные сверхтексты состоят из однородных в родовом, жанровом, стилевом отношении текстов, а сверхтексты, неоднотипно структурированные, - из неоднородных.

С точки зрения наличия автора и его роли в формировании сверхтекста можно говорить о собственно авторских и квазиавторских сверхтекстах.

Собственно авторские сверхтексты представляют собой объединения текстов одного или нескольких авторов, включая случаи, когда автором выступает некое обобщенное лицо, народ как автор. Среди них можно выделить 1) индивидуально-авторские; 2) коллективно-авторские; 3) анонимно-авторские. Очевидно существование индивидуально-авторских сверхтекстов с эксплицированным указанием на их целостность со стороны автора. Они могут включать все тексты автора (авторов); тексты, написанные им (ими) в определенный период творчества, на определенную тему, посвященные тому или иному лицу. Следует отметить, что о существовании в культурном сознании авторских сверхтекстов с писали В. Н. Топоров, Ю. М. Лотман, З. Г. Минц, Н. Е.Меднис, Н. А. Кожевникова, Н. А. Купина и Г. В. Битенская и другие, что свидетельствует о сформированности в филологическом сознании представления о данном феномене.

Типичными образцами коллективно-авторских сверхтекстов являются сверхтексты-журналы, сверхтексты-газеты, сверхтексты-сборники. Как правило, целостность многих таких сверхтекстов мотивирована общностью мировоззренческой позиции коллективного автора, редакции. В этой связи уместно сослаться на мнение Ю. М. Лотмана о единстве «Московского журнала» Н. М. Карамзина: «разнообразие материалов <…> не противоречит восприятию всего журнала в целом как единого текста – монолога издателя»7.

Среди анонимно-авторских сверхтекстов можно выделить, вслед за Н. А. Купиной и Г. В. Битенской, сверхтексты с обобщенной анонимной авторской позицией (в качестве примеров исследователи называют сверхтексты о Штирлице и Мюллере, о Василии Ивановиче; сверхтексты-лозунги), а также сверхтексты с обобщенным характеризованным образом автора (в качестве примера называется лагерная поэзия сталинской эпохи).

Авторские метасверхтексты представляют собой целостные объединения так называемых «вторичных» текстов, создаваемых на основе первичных. В число метасверхтекстов могут войти исследовательские работы, посвященные творчеству того или иного писателя или группе писателей (например, работы Ю. В. Манна, посвященные творчеству Гоголя; тематические сборники под общим названием «Pro et Contra»). Квазиавторскими сверхтекстами (как и метасверхтекстами) можно назвать те, которые возникают в издательской практике. Это так называемые составленные сверхтексты: различного рода сборники, альманахи, подборки, периодические издания, компоновка которых производилась не автором.

Таким образом, в литературе обнаруживаются разные типы сверхтекстов, и филологи работают с различными их вариантами. Но при всей типологической вариативности сверхтексты отмечены рядом общих признаков, наличие которых, собственно, и позволяет в каждом отдельном случае вести речь о цельном тексте, правда, весьма сложном и специфическом. Н.Е. Меднис выделяет следующие признаки.

1. Каждый сверхтекст имеет свой образно и тематически обозначенный центр, фокусирующий объект, который в системе «внетекстовые реалии - текст» предстает как единый концепт сверхтекста: локус, взятый в единстве его историко-культурно-географических характеристик; культурно-биографические характеристики для именных текстов.

Внетекстовый фундамент, как правило, имеет пространственно-временное обрамление, выступая как данность, нередко не подлежащая или слабо поддающаяся изменениям: Данте, Пушкин, Толстой, Венеция. Важную роль играют также особенности метафизической ауры текстообразующего города и специфика менталитета нации или лица-реципиента. Сортируя и отбирая, сверхтекст включает в себя лишь те явления внеположенного бытия, которые оказываются определяющими, ключевыми, наиболее для этого бытия показательными.

2. Сверхтекст предполагает наличие и знание читателем некоего относительно стабильного круга текстов, наиболее репрезентативных для данного сверхтекста в целом, определяющих законы формирования художественного языка сверхтекста и тенденции его развития.

3. Синхроничность является необходимым условием восприятия сверхтекста в его текстовом качестве и столь же необходимым требованием при аналитическом описании, воссоздании того или иного сверхтекста. В синхронически представленном, как бы развернутом в пространстве полотне сверхтекста часто обнаруживаются важнейшие штрихи, не актуализированные в частных, отдельных субтекстах.

4. Важным признаком сверхтекста является его смысловая цельность, рождающаяся в месте встречи текста и внеположенной реальности и выступающая в качестве цементирующего сверхтекст начала. При этом смысловой план сверхтекста нередко представляет внетекстовые смыслы с максимальной чистотой и акцентуированностью.

5. Необходимым условием возникновения сверхтекста становится обретение им языковой общности, которая, складываясь в зоне встречи конкретного текста с внетекстовыми реалиями, закрепляется и воспроизводится в различных субтекстах как единицах целого; иначе говоря, необходима общность художественного кода.

Разумеется, выделенные виды сверхтекстов имеют подвижные границы, между ними есть переходы, проникновения и взаимодействие на разных уровнях текста. Это обусловлено самой природой сверхтекста, постоянно пребывающего в движении, процессе обнаружения новых смыслов между его компонентами.


ЛИТЕРАТУРА


1. Купина Н. А., Битенская Г. В. Сверхтекст и его разновидности // Человек — текст — культура : коллектив. моногр. / под ред. Н. А. Купиной, Т. В. Матвеевой. Екатеринбург, 2004.


2. Лотман Ю. М. Сотворение Карамзина / Ю. М. Лотман. – М.: Книга, 1987


3. Лошаков А.Г. Сверхтекст: проблема целостности, принципы моделирования // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. – 2008


4. Меднис Н. Е. Сверхтексты в русской литературе. Новосибирск, 2003


АВТОР:

Андрюкова Елена Анатольевна – аспирантка кафедры литературы Коми государственного педагогического института, г. Сыктывкар.

AUTHOR:

ANDRYUKOVA ELENA ANATOLIEVNA– Postgraduate of Komi State Pedagogical Institute ; Syktyvkar.


1 Купина Н. А., Битенская Г. В.Сверхтекст и его разновидности // Человек — текст — культура : коллектив. моногр. / под ред. Н. А. Купиной, Т. В. Матвеевой. Екатеринбург, 2004.

2 Купина Н. А., Битенская Г. В.Сверхтекст и его разновидности // Человек — текст — культура : коллектив. моногр. / под ред. Н. А. Купиной, Т. В. Матвеевой. Екатеринбург, 2004, с.215.


3 Меднис Н. Е.Сверхтексты в русской литературе. Новосибирск, 2003, с.14.

4 Меднис Н. Е.Сверхтексты в русской литературе. Новосибирск, 2003, с.21.

5 Лошаков А.Г. Сверхтекст: проблема целостности, принципы моделирования / А.Г. Лошаков // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. – 2008, с. 102

6


7 Лотман Ю. М. Сотворение Карамзина / Ю. М. Лотман. – М.: Книга, 1987, с. 186

Похожие:

К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки iconОбраз пожара в романе Ф. М. Достоевского «Бесы» Ангарск, 2011
Проблема взаимовлияния и взаимодействия художественных систем и индивидуальных стилей является одной из самых актуальных в современном...
К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки iconУрок по литературе, информатике и икт в 11 классе по теме: «Горький и Ницше в современном литературоведении. Романтико-философские мотивы в рассказе «Макар Чудра»
Цели и задачи: проследить, как в композиции рассказа раскрывается замысел писателя
К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки iconПрограмма дисциплины «Типология членов предложения в современном русском языке»
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный гуманитарный университет...
К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки iconЕлена Зинькевич Шостакович как культурный герой эпохи
При этом в обоих вариантах культурного героя — архаическом и современном — прочитываются все те же классические признаки
К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки iconРабочая программа спецкурса «Государство в древности: генезис и типология»
Рабочая программа спецкурса «Государство в древности: генезис и типология» составлена на основе требований государственного образовательного...
К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки iconПризнаки параллельности прямых Тип урока
Цель урока: организовать совместную деятельность учащихся по обобщению знаний и самостоятельному их применению в рамках темы "Признаки...
К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки iconЛингвокультурные типажи: признаки, характеристики, ценности Коллективная монография
Лингвокультурные типажи: признаки, характеристики, ценности: коллективная монография / под ред. О. А. Дмитриевой. Волгоград: Парадигма,...
К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки iconЖанр дневника. Теория вопроса
...
К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки icon1. Патопсихологические синдромы и их роль в клинической диагностике
...
К вопросу о сверхтексте в современном литературоведении: определение, типология, признаки iconСрастания органов в цветках покрытосеменных растений: типология, таксономическое и филогенетическое значение д. Д. Соколов
Срастания органов в цветках покрытосеменных растений: типология, таксономическое и филогенетическое значение
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница