Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.)




Скачать 30,62 Kb.
НазваниеКавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.)
страница1/4
Дата04.02.2016
Размер30,62 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4
На правах рукописи


Дубровин Алексей Владимирович


КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА: ИЗМЕНЕНИЕ МЕНТАЛЬНОСТИ РОССИЙСКИХ ОФИЦЕРОВ

(60-е гг. XVIII – 60-е гг. XIX вв.)


Специальность 07.00. 02 – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Майкоп

2013


Диссертация выполнена на кафедре Отечественной истории,

историографии, теории и методологии истории

ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»


Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор

Шеуджен Эмилия Аюбовна


Официальные оппоненты:

Голованова Светлана Александровна

доктор исторических наук, доцент

ФГБОУ ВПО «Армавирская государственная педагогическая академия»,

профессор кафедры истории России





Схатум Руслан Баричевич

кандидат исторических наук

ГБУК КК «Краснодарский государственный историко-археологический музей-заповедник им. Е.Д.Фелицына», научный сотрудник


Ведущая организация:

ФГАОУ ВПО «Южный

федеральный университет»




Защита состоится «31» мая 2013 г. в 12.00 на заседании Диссертационного совета ДМ 212.001.08 по историческим наукам при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, Республика Адыгея, г.Майкоп, ул. Жуковского, 15, конференц-зал (ауд. 213).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Адыгейского государственного университета.


Текст автореферата размещён на сайте ВАК РФ http://vak.ed.gov.ru

ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» www.adygnet.ru


Автореферат разослан «29» апреля 2013 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук,

доцент В.Н. Мальцев




ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность исследуемой проблемы. Процессы, происходящие в современном историческом знании, усиливают рефлексию научного сообщества по поводу традиционности исследовательской проблематики, однотипности привлекаемых источников, методов и приемов их анализа. Все более осознается необходимость перемещения исследовательского внимания в сферу, связанную с сущностными характеристиками человека как социально-культурного объекта.

В этом контексте особую значимость приобретает изучение ментальности российских офицеров, участвовавших в Кавказской войне, проявления особых поведенческих стереотипов, обусловленных экстремальным характером происходивших событий. Именно через оценку их деятельности, воззрений, морально-нравственного и эмоционального состояния, используя достижения таких научных дисциплин как социология, психология, антропология, возможно расширить существующие представления о таком сложном, многоплановом событии как война на Кавказе, принципиально повлиявшем на изменение в ментальности ее участников.

Исследуемая проблема имеет и историографическую значимость. Для современного исторического знания определяющим стало стремление освоить новые исследовательские направления, расширив пространство познания прошлого. В российской историографии накопился опыт исследования традиционных проблем Кавказской войны, акцентации познавательных усилий на геополитических, военно-стратегических, социально-экономических вопросах, но при этом, явно недостаточно внимания уделялось «человеку войны», проблеме соотношения индивидуальности и исторической реальности, в которой действовали конкретные люди. Обращение к ментальности российских офицеров, участвовавших в Кавказской войне, позволяет внести новые характеристики в ее историю, более того, понять «человеческое лицо» войны, как одного из типических явлений всемирной истории.

Прагматическая значимость исследования, определяется необходимостью преодоления существующей тенденции деструктивной политизации исследований по Кавказской войне, приводящей к утрате научно-объективного подхода. Все более четко осознается, что широкое использование оценок морально-нравственного характера: «вина», «ответственность», «геноцид», «истребление», без глубокого проникновения в смысл происходивших событий, неизбежно приводит к деформации не только научных представлений, но и массового исторического сознания. В этом смысле, анализ ментальных особенностей российского офицерства способен кардинальным образом изменить существующие представления о Кавказской войне, позволит выработать научно обоснованные подходы к пониманию происходивших непростых, во многом болезненных событий.

Степень изученности проблемы. В ряду наиболее острых, дискуссионных проблем современной северокавказской истории особое место занимают события Кавказской войны. Несколько поколений ученых упорно стремилось осмыслить разные ракурсы этого сложного феномена отечественной истории: созданы сотни обобщающих работ, монографических исследований, научных статей, диссертаций. Тем не менее, современное состояние историографии свидетельствует о том что, несмотря на накопленный опыт, сохранились проблемы, требующие специального изучения. Так, до настоящего времени отсутствует опыт системного исследования ментальных особенностей российских офицеров, участвовавших в войне. Немногочисленные труды, затрагивавшие отдельные аспекты данной проблемы, не позволяют создать целостного представления об эмоциональном состоянии и моделях поведения участников войны.

Исходя из сложившегося положения, процесс развития отечественной историографии по данной проблеме можно условно разделить на три периода. Первый – так называемая классическая историография («имперская», «буржуазная», «дореволюционная»), охватывающий XIX – начало ХХ вв. основывался на позитивистском подходе, когда историки рассматривали войну как реализацию прогрессивной цивилизаторской миссии России, что неизбежно приводило к идеализации российского офицерства. Причем на протяжении первой половины XIX в., когда ход Кавказской войны складывался не в пользу «русского оружия», военно-политическая тематика находилась под негласным запретом цензуры, не допускавшей компрометации престижа государства.

Громкие победы конца 50-х – середины 60-х гг. XIX в. вызвали всплеск общественного интереса к историческим изысканиям, связанным с событиями на Кавказе. Война оказалась в центре внимания таких исследователей и участников войны как Р.А. Фадеев, Д.И. Романовский, В.А. Потто, С.С. Эсадзе1, фактически заложивших основу историографии данной проблемы. Впервые в их работах нашли отражение сюжеты, связанные с ролью российского офицерского корпуса: в поле внимания оказались описания событий и наиболее ярких личностей, а также характерные особенности войск, дислоцировавшихся на Кавказе.

Значимое место занимали персонифицированные исследования, посвященные выдающимся военным деятелям2. Авторами большинства из них являлись участники и свидетели, происходивших событий. Однотипность структуры подобных работ, внимание, уделяемое описанию служебной деятельности, позволяют выявить общие и уникальные черты российского офицерства на Кавказе, выделить причинно-следственные связи между реальностью и особенностями личности.

Для второго – марксистского («советского») периода – 1917 – конец 1980-х гг. характерна выраженная политизация исторического знания. В трактовке причин и сущности Кавказской войны историкам приходилось балансировать между обвинениями в «буржуазном национализме» и «великодержавном шовинизме». От оценок войны, как «антифеодальной», историки переходили к признанию её «освободительного», «справедливого» характера, а затем к почти полному забвению темы и сосредоточению внимания на менее острых вопросах кавказской истории3.

Под влиянием официальной концепции «дружбы и сотрудничества народов советского многонационального государства» в центре внимания оказались темы, направленные на описание дружеских отношений между Россией и Кавказом4. При таком подходе в немногочисленных работах, посвященных проблемам Кавказской войны, российские офицеры представали завоевателями, сознательно и последовательно поддерживающими колониальную политику Российской империи. В сложившихся условиях изучение офицерства оказалось в состоянии глубокого кризиса.

Третий – современный период, начавшийся с 1990-х гг. и продолжающейся до настоящего времени, совпадает с кардинальными изменениями теоретико-методологических оснований исторических исследований. В сложившейся политической и интеллектуальной ситуации история Кавказской войны как бы открывается заново: публикуются монографические исследования5, появляются специальные работы по историографии6, разворачиваются научные дискуссии7.

Пониманию процессов, связанных с Кавказской войной, способствовало обращение историков к историографическим проблемам: выявлялись основные тенденции развития исторического знания, определялось влияние идеологии, анализировалась исследовательская проблематика, источники и методология, проводимых исследований, подводились итоги, намечались перспективы.

В ходе развернувшихся научных дискуссий проявлялись крайние позиции. Часть исследователей считает, что для народов Северного Кавказа был возможен самостоятельный путь развития: образование государственности у отдельных этнических групп, отмечая, что для этого были потенциальные предпосылки. Позиции других исследователей диаметрально противоположны: при всей трагичности Кавказской войны, утверждают они, именно она, вернее ее последствия, вывели народы Северного Кавказа из устойчивой, углубляющейся стагнации. Исходя из этих подходов варьируется морально-нравственная оценка офицерства, однако она в целом сводится к признанию их исполнителями имперских планов России.

Последовательное углубление в историю Кавказской войны все более расширяет исследовательское пространство этого многофакторного явления, внося принципиально значимые коррективы в сложившуюся историографическую ситуацию. В частности, усиливается интерес к судьбам людей, участвовавших в войне, их психологическому состоянию. Настоятельной становится потребность отхода от «бледных абстрактных схем» и «воскрешение людей»8.

Таким «противоядием» стала история ментальностей: происходит осознание того, что во многом это новое направление исторической науки, способно раскрыть ранее малоизвестные, латентные пласты истории Кавказской войны. В исследованиях М.М. Блиева, Я.А. Гордина, В.В. Дегоева, В.В.Лапина9, несмотря на доминирование военно-политического подхода, наметилось стремление осмыслить войну через призму этнокультурных особенностей участников, понять их мысли и чувства. Открывая по-новому роль человека, влияние его личностных качеств на ход военных действий на Кавказе, они считают необходимым изучение с этих позиций настроений и моделей поведения не только выдающихся военачальников, но и простых офицеров и солдат.

Особое значение для осмысления избранной проблемы имеет монография В.В. Лапина, посвященная особенностям российской армии, участвовавшей в Кавказской войне10. В отдельном разделе, нацеленном на изучение командного состава, подчеркивается обособленный характер идентификационной системы офицеров «кавказцев», имеющих специфические материальные и мировоззренческие установки, не столь выраженные у остальных представителей российских военных, дислоцировавшихся в других регионах империи.

На новый уровень осмысления вышли персонифицированные исследования, посвященные наиболее известным военным деятелям Кавказской войны. Благодаря им расширился корпус источников, не менее значимо еще и то, что данная тема нашла отражение в специальных монографиях11, научно-популярных изданиях12 и выносилась на обсуждение на научно-практических конференциях13.

Заслуживают внимание подходы к оценке Кавказской войны в исследованиях Э.А. Шеуджен14. Автор анализирует особенности отображения исторической реальности участниками войны, ее влияние на трансформацию исторической памяти народов. Особое внимание уделяется осмыслению источников личного происхождения, как основы для воспроизведения поставленных вопросов.

Заметным историографическим явлением последних десятилетий стало появление статей, посвященных мировоззренческим и поведенческим особенностям офицеров, принадлежащих к различным этнокультурным общностям15. Рост национального самосознания побудил северокавказских историков к изучению офицеров-«земляков», сыгравших важную роль в исторических процессах на Кавказе16. Работы региональных исследователей в наибольшей мере сумели отразить уникальные материальные особенности военного быта на Кавказе. Глубокое осмысление нашел анализ массовых заимствований различных аспектов культуры горцев – в оружии, одежде, снаряжении, и, что особо примечательно, в духовной сфере – обычаях, традициях, нормах морали, моделях военной и бытовой жизнедеятельности17.

Созданы и первые диссертационные исследования, посвященные анализу отдельных проблем российского офицерства на Кавказе: материальным аспектам военно-бытовой повседневности, психологии комбатантов, оценке Кавказской войны современниками18.

Учитывая характер исследуемой проблемы, в особую группу могут быть выделены работы по истории ментальностей, принадлежащие зарубежным (М.Блок, Л. Февр, Ф. Бродель, Ж. Дюби, Ж. Ле Гофф и др.)19 и российским (А.Я.Гуревич, М.Ю. Лотман, Л.Н. Пушкарев и др.)20 историкам, позволившие освоить основные концептуальные подходы и имеющийся опыт разработки аналогичной тематики при изучении других социальных групп. Полезными были работы, посвященные проблемам военной психологии (В.Е. Попов, Е.С. и А.С. Сенявские, Р.В. Кадыров, и др.)21, благодаря которым удалось более обстоятельно осмыслить изменения в эмоциональной сфере, связанные с условиями войны.

Проведенный историографический анализ свидетельствует о том, что на всем протяжении развития отечественной историографии Кавказской войны, отдельные проблемы, связанные с изучением ментальности российских офицеров, участвовавших в войне, привлекали исследовательское внимание, но так и не стали предметом специального изучения. Это позволяет ставить вопрос о своевременности и необходимости ее системного изучения на основе накопленного исследовательского опыта.

Объектом исследования является Кавказская война, как принципиально значимое событие российской истории, и участие в ней российского офицерского корпуса.

Предметом исследования стала ментальность российских офицеров, процесс ее модификации в ходе Кавказской войны под воздействием исторических реалий (начало 60-х гг. XVIII в. – середина 60-х гг. XIX в.).

Территориальные границы включают Кавказ, пространство дислокации регулярных российских войск Отдельного Кавказского корпуса. В данном исследовании наименование Кавказский корпус распространено на все вариации территориальных воинских формирований российской армии, участвовавших в Кавказской войне.

Хронологические рамки исследования охватывают период с начала 60-х гг. XVIII в. и до середины 60-х гг. XIX в., что соответствует периоду активных боевых действий, осуществляемых российскими войсками на Кавказе. Начало хронологии относится к началу строительства крепостей и укреплений на сопредельной территории России и Кавказа (Азово-Моздокская линия и укрепления вдоль Терека), сопровождавшимся пропорциональным увеличением численности воинского контингента в регионе. Конечная дата соотносится с официальным завершением Кавказской войны в 1864 г.

Целью работы является системное исследование процесса модификации ментальных характеристик российских офицеров, сформированных и получивших развитие в исторической среде, обусловленной особенностями Кавказской войны.

Для достижения поставленной цели определены следующие задачи:

- проанализировать степень историографической разработанности исследуемых проблем и определить круг вопросов, нуждающихся в дальнейшем изучении;

- провести анализ сформированной источниковой базы, выделив в общепринятой классификации наиболее информативно-значимые виды, в наибольшей степени позволяющие провести реконструкцию ментальных черт российских офицеров;

- осмыслить основные концептуальные подходы, применяемые для выявления ментальных особенностей военных и специфики их жизнедеятельности в боевых условиях;

- реконструировать совокупность факторов исторической реальности, оказывающих наибольшее влияние на формирование ментальных характеристик офицерства;

- выявить специфику и внутреннюю дифференциацию российского офицерства, как особой социальной группы, их влияние на модификацию ментальности;

- определить ментальные особенности офицеров, в наибольшей степени характеризовавшие их военно-профессиональные особенности и исследовать повседневную жизнь, как следствие адаптации к экстремальным условиям войны на Кавказе.

Источниковая база. Характер исследуемой проблемы, ее ориентированность на ментальные процессы, потребовали особого подхода к формированию источниковой базы, в основу которой были положены источники личного происхождения, созданные непосредственно участниками Кавказской войны. В современном источниковедении данные свидетельства считаются наиболее информативными при индивидуальной фиксации общественно значимых событий22. Источники подобного вида способны восстановить атмосферу эпохи, передать свидетельства по широкому комплексу наблюдений, впечатлений, рассуждений. Кроме того, они содержат важные детали, которые отсутствовали или искажались в официальных документах или средствах массовой информации, способствуя раскрытию латентных пластов восприятия исторической реальности23.

Комплекс источников личного происхождения, непосредственно связанный с Кавказской войной, условно можно разделить на несколько групп: «мемуары», представленные «воспоминаниями», «записками» и «заметками», воспроизводящие в свободном стили переживания и мысли авторов о происходивших событиях; «интервью-рассказы», собранные у участников событий писателями и журналистами; «дневники», фиксирующие события в строгой хронологической последовательности; «межличностная переписка». К числу источников данного вида были отнесены стихи, повести, рассказы участников событий, в литературной форме отразившие восприятие исторической реальности.

Важно подчеркнуть, что в диссертационном исследовании привлекались источники, охватывающие основные категории офицеров на различных этапах войны. Использовались также рассказы, оставленные простыми солдатами, путешественниками и иностранцами, сражавшимися на стороне горцев. В диссертационной работе были привлечены источники, созданные более 90 авторами24.

В целях адекватной интерпретации данного вида источников был проведен критический анализ: выявлялось социальное происхождение авторов, уровень их образования и степень «погруженности в войну», причины службы на Кавказе, возможного увольнения, а также примечательные факты из служебной и личной жизни. Кроме того, выделялись: мотивация авторов, информативная значимость источника, степень редакции, особенности публикации, определялся стиль написания работы.

Важно отметить, что, несмотря на объем и разнообразие источников личного происхождения, проанализированных в данной работе, их значимость и информативность, учитывая присущий им субъективизм многих оценок, возникла настоятельная потребность привлечения источников других видов: законодательных актов, делопроизводственной документации, статистических источников, извлеченных из архивных коллекций, тематических сборников.

Законодательные акты позволили осмыслить существовавшее в Российской империи отношение к армии как важнейшей государственной структуре, понять систему управления и регламентирования практически всех сфер жизнедеятельности, в первую очередь, взаимодействие между ведомствами, военнослужащими, командирами и подчиненными25.

Не меньшее значение имеют материалы делопроизводства: приказы, высочайшие повеления, замечания, записки, отношения, предписания, именные указы, рапорты, извлеченные из тематических сборников26. Данная категория источников объединяет разнообразные документы, характеризующие различные стороны исследуемой проблемы. Помимо юридической регламентации деятельности офицеров они раскрывают многие, в том числе и неофициальные, особенности характера службы, специфику боевых действий, содержат описания военно-бытовых аспектов жизни офицеров.

Значимый объем делопроизводственной документации был извлечен из фондов Государственного архива Краснодарского края, большинство из которых не было опубликовано27. Особую ценность из извлеченных материалов представляют формулярные списки и документы, раскрывающие биографии офицеров; журналы военных действий.

Особый корпус источников составляют так называемые «полковые истории», представляющие собой пространные документированные летописи боевых подразделений, авторами большинства которых были военные историки, служившие в соответствующих подразделениях28. Описание событий подкреплялось внушительными приложениями: делопроизводственная документация, формулярные списки, статистические данные, выдержки из воспоминаний, тексты полковых песен, стихов и иного литературно-художественного творчества, иллюстрации военно-бытовой повседневности. Основной упор делался на характеристике полковых командиров, как создателей «духа полка». Во многих полковых историях приводятся примечательные факты их боевой деятельности, описывается стиль руководства и даже некоторые оригинальные привычки.

Проведенный анализ источников по проблемам Кавказской войны, дает представление об их видовом разнообразии и информативной отдаче. При этом четко осознавалось, что основной массив документальных свидетельств составили источники личного происхождения, что актуализировало задачу «исправить отклонения памяти», сопоставив вызывающие сомнения утверждения участников и свидетелей Кавказской войны с другими историческими свидетельствами.

Методологическая основа диссертационной работы формировалась на основе принятых в современной исторической науке принципов и методов. Основополагающими стали принципы объективности, историзма и системности. Принцип объективности обусловил потребность в привлечении широкого круга источников адекватно отражающих процесс изменений ментальных особенностей, характерных для российского офицерства, участвовавшего в Кавказской войне. Использование принципа историзма позволило изучить ментальность офицеров в генезисе, в контексте эволюции войны и их личных представлений о происходивших на Кавказе событиях. Учитывая сложность и многофакторность предмета истории ментальностей целесообразным стало применение принципа системности, что позволило рассмотреть проблему через совокупность отдельных тесно взаимосвязанных элементов. При разработке исследуемой проблемы весьма эффективным оказался социально-культурный подход, получивший применение в исторических работах благодаря идеям Ю.М. Лотмана и А.Я. Гуревича. Его главная особенность заключается в универсализме, позволяющем обозреть культурные, политические, хозяйственные, бытовые и прочие элементы целого, непосредственно влияющие на формирование факторов ментальных изменений.

В работе широкое применение получило использование общенаучных и специально-исторических методов: конкретного анализа, ориентированного на исследование текстов личного происхождения, с учетом условий их возникновения, проблемы авторства, адресации, стилистики; проблемно-хронологического, позволившего сформулировать вопросы, и исследовать их в последовательности; историко-типологического, с учетом требований которого была приведена аналитическая работа, позволившая выделить признаки, характерные для разных групп офицеров (социальное происхождение, уровень образования, род войск, степень участия в войне); ретроспективного (возвратного), обусловившего использование современных приемов источниковедческого анализа при работе с источниками. Особое значение имело применение историко-сравнительного метода, позволившего проводить сопоставления, выявлять общее и особенное, устанавливать параллели и противоречия между различными аспектами проблемы.

Учитывая характер исследуемой проблемы при анализе источников и обобщении полученных результатов учитывались некоторые подходы, применяемые в смежных дисциплинах: исторической психологии, социологии и лингвистики. Важнейшим среди них является метод психологической реконструкции, направленный на воссоздание определенных исторических типов поведения, мышления, восприятия. Приемы психологического анализа, примененные к источникам личного происхождения, а также литературно-художественному творчеству офицеров, сформировали представление об эмоциональном состоянии, культурном уровне офицеров. Стратификационный подход, применяемый в социологии позволил дифференцировать различные категории офицеров, определить их сходства и отличительные черты. Работа с текстовыми источниками предопределила использование методов лингвистического анализа, в частности, контент-анализ, позволивший по количественным характеристикам текста на уровне словосочетаний определить ментальные особенности.

В целом благодаря синтезу общенаучных, специально-исторических и междисциплинарных методов на уровне критического анализа источников удалось выработать научные подходы к исследованию такого сложного феномена исторической реальности как ментальность российских офицеров, участвовавших в Кавказской войне.

Новизна диссертационного исследования состоит в переносе исследовательского внимания с традиционных проблем изучения Кавказской войны (геополитические, военно-стратегические, социально-экономические) в область ментальных характеристик российского офицерства. А именно:

- проведенный историографический анализ позволил выделить круг проблем, впервые ставших предметом системного исследования (влияние среды на ментальность российских офицеров, выделение особых мировоззренческих установок, ценностных ориентиров, норм и моделей поведения);

- был обработан широкий комплекс источников, в ходе анализа которого было установлено, что в ряду традиционных видов (законодательные акты, делопроизводственная документация, статистические материалы), при исследовании ментальных характеристик первостепенную значимость имеют источники личного происхождения, отражающие историческую реальность непосредственно участниками;

- осмыслены взаимосвязь среды и формирования ментальности как основополагающей идеи концептуального подхода; комплексно изучены факторы исторической реальности, повлиявшие на ментальность российских офицеров, участвовавших в Кавказской войне: социальный статус офицерства, его дифференциация и другие особенности, характер войны, влияния отношения российского общества к событиям на Кавказе и в целом природно-географические и этнографические особенности региона;

- впервые Кавказская война изучается как комплексная система природно-географических, геополитических, военно-стратегических, социальных, этнографических и других факторов, повлиявших на изменение ментальности российских офицеров;

- проведен анализ целостной идентификации российского офицерства, дифференцированного на ряд категорий по социально-сословной, национально-религиозно-культурной принадлежности, роду деятельности, социально-политическими воззрениям, а также степенью адаптации к специфическим условиям жизнедеятельности на Кавказе;

- систематизации и интерпретации подверглась комплексная система моделей поведения, были выявлены основные детерминизирующие мировоззренческие установки, образы мышления, воспроизведена эмоциональная культура и военно-бытовая повседневность российских офицеров, участвовавших в Кавказской войне.

Практическая значимость работы обусловлена возможностью использования полученных результатов при создании обобщающих работ и монографии по истории российского офицерского корпуса и Кавказской войны. Результаты исследования способны создать основу для разработки специальных курсов по истории северокавказского региона.

Диссертация прошла апробацию на кафедре Отечественной истории, историографии, теории и методологии истории Адыгейского государственного университета; основные положения и выводы диссертации были опубликованы в научных статьях и нашли отражение в сообщениях и выступлениях на научных конференциях различного уровня: «Исторические и социально-экономические проблемы Юга России». Региональная научно-практическая конференция. (Азов, 2010); «Перспектива-2010», «Перспектива-2011». Международные научные конференции. (Нальчик, 2010, 2011); «Наука. Образование. Молодежь». Международные научные конференции. (Майкоп, 2011, 2012); «Письменные источники: маркеры памяти исторического прошлого народов». Научно-практический семинар. (Майкоп, 2011).

Структура диссертации определена ее целью, задачами и состоит из введения, трех глав, семи параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, а также приложения.

  1   2   3   4

Похожие:

Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.) iconНаучно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов
На протяжении всей своей истории русский язык обогащался за счет иноязычных слов. Например, интенсивное заимствование из польского...
Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.) iconКурс Специальность “История. Английский язык”. Тема индия в период британского завоевания XVIII сер. XIX вв
Зарождение идеологии национально-освободительного движения XIX – начало ХХ в.: Очерки по истории общественной мысли народов Востока....
Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.) iconIiiроссия в XIX столетии Глава Россия в первой четверти XIX века
Многонациональный состав российских народов пополнился в первой половине 19 века за счет вхождения
Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.) iconI. немецкая баллада в контексте европейской литературы первой половины XIX века
Романтизм как явление в немецкой литературе конца XVIII первой половины XIX века
Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.) iconВлияние модернизационных процессов на повседневную жизнь казачьего населения юга россии во второй половине XIX начале XX вв
Охватывают период раннеиндустриальной модернизации второй половины XIX – начала XX вв. Выбор нижних хронологических рамок обусловлен...
Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.) iconУрок изо в 4 классе. «Недаром помнит вся Россия. Отечественная война 1812 года»
Сформировать представление о войне с Наполеоном как одной из самых славных вех отечественной истории, в которой нашли свое отражение...
Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.) iconТорговый фактор в системе политико-экономического развития северного кавказа в XVIII -первой половине XIX века
Торговый фактор в системе политико-экономического развития северного кавказа в XVIII –первой половине XIX века
Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.) iconРабочая программа по истории России (с древнейших времен до конца XIX в.) составлена на основе Федерального Государственного образовательного стандарта в соответствии с требованиями к уровню подготовки учащегося 10 класса, предназначена для учащихся 10 класса общеобразовательных учреждений и включае
Русь в IX- начале XII в.; Раздел III. Русские земли и княжества в XII –середине XV в.; Раздел IV. Российское государство во второй...
Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.) iconПлан-конспект урока отечественная война 1812 года
Данилов А. А., Косулина Л. Г. «История России. XIX век» 8 кл.: М.: Просвещение, 2012
Кавказская война: изменение ментальности российских офицеров (60-е гг. XVIII 60-е гг. XIX вв.) iconРусская армия в Кавказской войне XVIII-XIX вв
Работа выполнена в Санкт-Петербургском Институте Истории Российской Академии наук
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница