3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители




Название3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители
страница4/4
Дата04.02.2016
Размер18,4 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4

13,14. Сегодня Владимир Маканин(род. 1937) признан одним из лидеров современной русской литературы. Его первая повесть, написанная в духе «исповедальной прозы» «Прямая линия» (1965), была тепло встречена критикой. Поколение шестидесятников», к которому Маканин мог бы примкнуть (как его одногодки Битов и Ахмадулина), переживало жесточайший кризис, рассыпаясь на противоположные идеологические течения. Маканин однако не примкнул ни к одной из неформальных литературных групп того времени. В 70-е годы Маканин написал несколько повестей-портретов, практически не замеченных критикой «Безотцовщина», «На первом дыхании», «Валечка Чекина», «Старые книги», «Погоня», «Повесть о старом оселке» и некоторые другие). Для эволюции Маканина они были существенны. В этих повестях он наблюдал за тем, как активный арактер молодого человека, разбуженного «оттепелью», приспосабливает свою невостребованную энергию новому социальному климату - как из романтиков формируются люди практического действия, живущие нтересами одной минуты, для которых вопрос прописки, обмена или карьеры становится способом существить свою личность, свою свободу. Герои-прагматики убеждали его в том, что для осуществления витальной энергии, а значит, свободы, нет высоких или низких материй: в этих повестях он исследовал поиски свободы внутри «мебельного ремени», в тайных махинациях, аферах «черного рынка», остапо-бендеровских комбинациях. В сущности, эти повести строили мост от идеализма «исповедальной прозы» 960-х годов к «амбивалентности» прозы «сорокалетних» в 1980-е годы. Маканинская проза к рубежу 1970-80-х годов серьезно трансформировалась. В это время сложилось ядро новой поэтики Маканина На рубеже 1970-80-х, с рассказов Ключарев и Алимушкин», «На реке с быстрым течением», «Антилидер», «Человек свиты», «Гражданин бегающий», повестей «Отдушина» и «Предтеча», романа «Голоса» - проза Маканина приобретает отчетливое философское, а именно: экзистенциалистское звучание. Гораздо позднее, в 1990-м году, критик А. Агеев определил центральную тему зрелого Маканина ак драматическое противоборство индивидуального и роевого, хорового, начал в душе человека. В рассказах и повестях конца 1970-х - начала 1980-х годов центральной маканинской метафорой тчуждения личности становится «самотечность жизни» - это хаотическая логика повседневности, «сумасшествие уден», когда человек уже не контролирует свою жизнь, а превращается в щепку в безличном потоке ытовых сцеплений, зависимостей, обязанностей, ритуалов, автоматических действий. «Самотечность» ротивоположна свободе» она стирает различия между личностями, уравнивая их в единстве функций. Самотечность» - это и метафора безвременья, тотального социального разочарования и «примирения» с родливой действительностью «застоя». Но Маканин одновременно показывает, что инстинкт свободы - недостаточное орудие против «самотечности». Существование очень быстро обрастает своей «самотечностью». Глубинная неудовлетворенность «самотечностью» и трагическое неумение преодолеть ее власть наиболее глубоко исследованы в одном из лучших рассказов Маканина - «Антилидере». В одном и том же человеке, слесаре-сантехнике Толике Куренкове, сочетаются послушное следование заведенному порядку вещей и неуправляемое бунтарство, направленное обязательно па какого-нибудь ударника, любимца публики, мелкого пахана. Вечность стереотипов объясняется их безличностью - они оответствуют отчужденному от индивидуальности потоку массовой жизни, власти социальных ритуалов, правил, абстрактных идей; в то время как «голоса» у Маканина воплощают неповторимо-личный, и потому никальный, способ контакта с бытием, соответствуют предельно конкретному переживанию смысла жизни. Герой прозы Маканина - человек безвременья, не питающий ни малейших иллюзий насчет возможности обрести духовную почву во внешнем мире. Вот очему он ищет эту почву в себе, в собственной психике, пытаясь открыть в себе самом нечто тайное, нереализованное, связывающее изнутри и с прошлым и с будущим. Человек Маканина обретает себя только в «промежутке» между двумя формами роевого, массового ознания - между стандартизированной «самотечностью» внешней, социальной, жизни и между оллективным-бессознательным. Углубление в коллективное-бессознательного у Маканина не равнозначно астворению в нем. Это всегда напряженный поиск своего «голоса», уникального созвучия - равного бретению свободы. Так складывается экзистенциальный миф Маканина. Крайне показательно, что одним из сквозных мотивов в зрелой прозе Маканина становится образ уннеля - купчик Пекалов в повести «Утрата» роет бессмысленный, по видимости, туннель под рекой Урал; Ключарев в повести «Лаз» по вертикальному туннелю спускается в некий подземный благополучный мир, в туннеле - «андеграунде» провел всю свою жизнь непризнанный писатель и бомж Петрович из последнего романа. Маканинский герой ищет из темноты коллективного-бессознательного выход наружу к всему «Я». Однако в начале 1990-х годов экзистенциальный миф Маканина претерпел существенные изменения. Наиболее ярко они проявились в повести «Лаз» (1991). В момент появления «Лаз» был прочитан как одна из социальных антиутопий и рассматривался в ряду таких произведений, как «Невозвращенец» Александра Кабакова, «Записки экстремиста (Строительство метро в нашем городе)» Анатолия Курчаткина, «Не успеть» Вячеслава Рыбакова. Однако такой подход заслонил двуплановость повести, в которой поверх социального гротеска о возможных последствиях экономической разрухи и политической нестабильности развивается сугубо философский сюжет. Лаз это тот же маканинский туннель. Однако, как Маканин убеждается в своих следующих за «Лазом» произведениях, лава бессознательного довольно быстро остывает, порождая новую инерцию, новую, уродливую и пугающую, самотечность жизни». Особенно показателен в этом плане рассказ «Кавказский пленный» (1994). Война ярчайшее воплощение социального хаоса - показана Маканиным как бесконечная рутина. Российский полковник-интендант и местный авторитет Алибек мирно, в полудреме, за чаем, обсуждают сделку по обмену российского оружия на кавказское продовольствие. Сама война выглядит «вялой», статичной - центральная ситуация рассказа связана как раз с непреодолимостью этой статики. Этой «самотечности» противостоит в рассказе мотив красоты. Именно красота взятого в плен юноши-горца выбивает Рубахина из колеи военной «самотечности».
1   2   3   4

Похожие:

3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители iconПроза м. А. Шолохова: онтология, эпическая стратегия характеров, поэтика

3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители iconВсемирная литература
Английская проза: новое дыхание//Литературная газета. – 2010. №6 – 17-23 февраля. – С. 4
3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители iconНазвание сайта
Художественная проза (классика, фантастика, детективы, сказки, приключения), поэзия, техническая литература
3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители iconТема постмодерна проза юрія іздрика як явище
Роман «Воццек»: відтворення «історії хвороби» головного героя, пошуків власного «я»
3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители iconТема: Реализм в литературе рубежа веков
Проза 1890–1900–х гг. «Антоновские яблоки», «Сосны», «Новая дорога». Бунин в «Знании»
3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители icon1. Стилевые тенденции в литературе 1920-х гг. (сказ и орнаментальная проза)
История русской литературы ХХ века (20 – 50-е годы). Литературный процесс. М., Мгу, 2006
3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители iconКонкурс «Недаром помнит вся Россия»
Журналистика, публицистика, проза периода войны. Поэты, писатели- участники войны 1812года с. 9-11
3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители iconН. А. Клюев: поэзия
Н. А. Клюев: поэзия 1905–1908 гг. И проза 1919–1923 гг. Вопросы источниковедения и атрибуции
3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители iconРассказ «За что?» 1 С. Сейфуллин Стихотворения «Автомобиль»
Стихотворения «Автомобиль», «Счастье человека». Публицистическая проза: дневниковые записи о посещении Уральской губернии
3. Проза писателей традиционалистов (ПТ) (неоклассическая проза) Представители iconИ. А. Вагнер Алтайская государственная педагогическая академия
Современная малая проза являет собой синкретическое образование, сочетание элементов двух и более жанровых векторов. Образцом данного...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница