Основы социокультурного проектирования учебное пособие




Скачать 11,87 Kb.
НазваниеОсновы социокультурного проектирования учебное пособие
страница6/34
Дата04.02.2016
Размер11,87 Kb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

1.6. ПРИНЦИПЫ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ


Социокультурное проектирование — это технология решения проблем в условиях максимальной неопределенности задач и вариативности их возможных решений. Поэтому чрезвычайно важны некие исходные положения, которые определяют общие ориентиры и мировоззренческие рамки проектной деятельности.

Социально-культурный проект представляет собой целевой блок, который реализуется через систему практических мероприятий. В основе генерирования идеи проекта и разработки условий и способов его воплощения лежит система принципов, т.е. основных исходных положений, теоретико-мировоззренческих оснований и наиболее общих нормативов проектной деятельности.

К числу ведущих принципов социокультурного проектирования относятся:

1. Принцип «критического порога модификации», предполагающий учет границ и возможностей управляемости объекта проектирования (который одновременно является субъектом самоорганизации и саморазвития), степени корректируемости социокультурных процессов и оценку социально значимых последствий такой модификации.

В основе этого мировоззренческого принципа лежит синергетическая идея, определяющая возможности и пределы вмешательства в функционирование социально-культурных систем: всякая сложноорганизованная система потенциально содержит в себе некое множество путей развития, отвечающих ее природе. Следовательно, вмешательство в систему ограничивается возможным спектром ее развития — сложноорганизованным системам нельзя навязать пути развития, не вытекающие из внутренней логики самой системы. Главное — понять собственные тенденции и механизмы саморазвития системы и способствовать их раскрытию. Хаос выступает механизмом самоорганизации и самодостраивания структуры системы, обеспечивая баланс ее сохранения и изменения. Выход из хаоса можно ускорить путем резонансного возбуждения желаемых и реализуемых в данной системе структур.

Данный принцип в сегодняшней ситуации представляется наиболее существенным, ибо его реализация позволит в максимальной степени использовать энергию саморазвития культуры, ограничить возможности административного и некомпетентного вмешательства в культурную жизнь. Практически он означает предоставление субъектам социально-культурной жизни максимальной организационно-правовой самостоятельности, отказ от идеи насильственного преобразования, ведущей к разрушению — человека, природы, мира, но главное — создание условий для саморазвития и самоорганизации субъекта социокультурной жизни.

Следовательно, смысл проектирования заключается не в жестком управлении культурными процессами или развитии культуры в смысле отрасли, инфраструктуры, но в поддержке самоорганизующейся социально-культурной среды, для которой культура есть имманентный, универсальный и пронизывающий ее компонент.

Данный принцип можно рассматривать как стратегическую задачу региональных культурных программ, смысл которых заключается в создании системы условий, оптимизирующих процессы саморазвития и самоорганизации всех субъектов социально-культурной жизни территории.

2. Принцип оптимизации “зоны ближайшего развития” личности — социокультурной среды ее обитания1.

Как уже отмечалось, ведущая целевая ориентация проектирования заключается в разработке условий, способствующих саморазвитию социально-культурного субъекта (личности, общности, общества в целом) посредством решения или предупреждения проблем, характеризующих неблагоприятные обстоятельства его жизнедеятельности. В этой связи существенным аспектом содержательной части проекта является оптимизация непосредственной среды обитания человека, создание избыточных социальных условий, стимулирующих личностное развитие. Известно, что богатство индивидуальности определяется наличием множества своеобразных социокультурных ниш, которые служат формой востребования личностного потенциала. И это вполне закономерно, ибо лишь творческая самобытность, индивидуальность, востребованная обществом, гарантирует “приращение” и накопление культурных ценностей, их сохранение и развитие.

Теоретической основой данного принципа служит культурно-историческая концепция развития личности как опосредованного общением процесса освоения и присвоения индивидом ценностей культуры. Интериоризируя и оперируя знаками, языком как “орудиями” культуры, человек в процессе взаимодействия с другими людьми преобразует “натуральные” психические функции в образования высшего уровня развития, формирует собственный мир культуры, который составляют значения, ценности и смыслы. Рождаясь в системе социального общения, взаимодействия, “высшие функции” вращиваются в сознание личности, переходят в интрапсихическую плоскость. Ядром этой концепции является идея Л.С.Выготского о развитии личности как культурно-историческом процессе, его мысли о значимости искусства в развитии личности, о “культурном восхождении” и расширении личности посредством овладения собой через знак и текст культуры, путем преодоления противоречия между индивидуально-психологическим и культурно-историческим, его трактовка развития как параллельного и взаимодополняемого процесса культурогенеза (филогенеза) и антропогенеза (онтогенеза)1.

В рамках культурно-исторической концепции развития личности, богатство индивидуальности определяется и обеспечивается влиянием исторически развивающейся культуры; успешность социализации и индивидуализации личности задается ее социально-культурным контекстом, а в качестве объекта оптимизации данных процессов рассматривается зона ближайшего развития — социально-культурная среда как ведущее пространство обитания человека, условие формирования и реализации его потенциалов1.

В этой связи чрезвычайно актуальной задачей проектирования является оптимизация зоны ближайшего развития, которую следует рассматривать как жизненно важное для полноценного развития личности культурное пространство — “вместилище” специфического культурного содержания: сложившихся формы общения, духовных ценностей, семиотики и семантики архитектуры, значимых событий, символов. Культурная среда — это “дом” повседневного обитания человека. Она многомерна и динамична, пульсирует и дышит, как живой организм. В этом пространстве сильны восходящие и нисходящие токи и энергетические импульсы. Оно может выполнять как собирательную функцию, так и рассеивающую, уменьшая степень притяжения между субъектами, его составляющими. Содержание и качество культурного пространства неизбежно переходит в другое измерение — духовный мир личности, образ жизни человека. Смысловые и символические составляющие культурного пространства неизбежно играют роль ориентира в ценностных предпочтениях, формируют чувство семейной близости, родственности составляющих его людей, мотивируют поведение людей в широком спектре — “от преданной любви до безразличия, от искреннего почитания до надругательства, от благолепия до варварства”2.

Таким образом, под социально-культурной средой понимается вся совокупность социальных и духовных факторов и условий, непосредственно окружающих человека в процессе его жизнедеятельности. Акцент на оптимизацию социокультурной среды обитания обусловлен тем обстоятельством, что она является основополагающим фактором, определяющим человеческие ценности, нормы, идеалы и т.д. (наряду с семейно-бытовой и общеидеологической атмосферой общества).

Реализацию принципа оптимизации зоны ближайшего развития личности можно считать практическим воплощение средового подхода к социокультурному проектированию.

3. Принцип персонифицированности процесса и результатов социокультурного проектирования. Он означает, во-первых, альтернативность идей и проектов, создающая условия для свободного самоосуществления, самореализации человека средствами культурной деятельности1. Основой поведения человека в рамках проекта должна стать его внутренне детерминированная самодеятельность и творческая активность. Самореализация личности, перевод общественных ценностей в личные невозможен без самодеятельности человека, его встречной активности по усвоению общественных норм и идеалов. Мало знать, что есть добро, справедливость, милосердие – каждому человеку надо как бы заново открыть эти ценности для себя в процессе духовного самостроительства, надо осуществлять эти ценности в условиях повседневности.

Во-вторых, характеризуемый принцип предполагает восстановление связи культурных процессов с личностью творца, актуализацию скрытых в отечественной и мировой истории нравственных референтов. Данная проблема становится ныне одной из наиболее острых, поскольку в культуре образовались “пустоты”, не заполненные нравственными ценностями и усилиями духовного самостроительства. Именно в этих “пустых местах” культурного пространства рождается идеология нигилизма и разрушения. Устранить эту причину – значит воссоздать (отыскать в истории и современности) персонифицированные идеи и ценности, которые могли бы стать духовным стержнем и опорой человека (объектом поклонения, восхищения, подражания), цементирующим и смыслообразующим основанием культуры. Последняя как целостность возможна лишь при условии наличия некой системы (или совокупности) ценностей, разделяемых всеми. Персонифицированная истории местной (региональной) культуры и очеловеченные историко-культурные символы наполнят живым содержанием сегодняшнюю ткань культуры, станут источником «встречной» активности человека, нравственными «референтами» на пути личностного самостроительства.

В-третьих, принцип персонифицированности процесса и результатов социокультурного проектирования строится на восприятии культуры как особого духовного мира, наполненного значимыми для человека образами, смыслами, идеями, ценностями, на понимании проблем развития культуры как определенного противоречия между наличной и желаемой системами ценностей (которые утрачены и которые необходимо воссоздать). При этом культурную норму необходимо рассматривать в органичной связи с ее носителем — образом конкретной личности (исторического деятеля, современника), которая становится по отношению к аудитории проекта (т.е. носителю данной проблемы) референтом, задающим норму и планку личностного развития, способы разрешения проблемной ситуации. Опыт регионального проектирования показывает, что успешность реализации любого проекта определяется, как минимум, двумя факторами: наличием идеи, значимой для определенной части населения и ее персонифицированным выражением — лидером, являющимся ее носителем.

В-четвертых, персонифицированность — это ценностная причастность автора программы (и субъекта культурной политики) к анализируемым и проектируемым процессам — восприятие себя как органичной части целого культурного мира, идентификация с ним — с его радостями, болями, проблемами.

На уровне регионального проектирования данный принцип может быть реализован посредством разработки и реализации проектов и программ, пропагандирующих деятелей культуры, живших в прошлом в данной местности, популяризирующих ныне живущих людей, внесших вклад и определяющих самобытность территории.

4. Принцип оптимальной ориентации на сохранение и изменение (т.е. соразмерности традиционных и инновационных механизмов и процессов культурной динамики).

Оптимальное соотношение между процессами воспроизводства культурного наследия (т.е. актуализации, востребованности уже существующих в культуре или существовавших ранее явлений, ценностей, норм, традиций и т.д.) и процессами культурной инновации предполагает безусловное доминирование первой тенденции. К феномену культурное категория развитие мало применима или применима в очень узком диапазоне ситуаций. Культура как система принятых норм есть нечто противостоящее развитию, поскольку консервирует и удерживает стабильность онтологической картины мира, является производной от нее и создает нормативные институты ее закрепления1. Признание проектной возможности изменения культурной системы допускает, в свою очередь, существование субъекта, способного “искусственно” осуществить конструирование и воплощение новой модели культуры, что весьма проблематично.

Следовательно, в рамках программ культурного развития преобладающей должна стать ориентация на сохранение (ценностей, традиций, форм жизнедеятельности и т.д.), т.е. на воспроизводство культуры как целостной и органичной системы, включающей на равных прошлое, настоящее и будущее.

Как известно, изменение — это функция цивилизации, информационно-технической культуры, но не культуры духовной, гуманитарной. Это означает, что в контексте социокультурного проектирования наиболее продуктивное мировоззрение — консервативное, традиционно ориентированное. Задача проектировщика (особенно на уровне разработки федеральных и региональных программ) — посредством проекта достичь органичности культурной среды обитания человека — путем сохранения, спасения и воссоздания элементов культуры как целостной системы (материальных, духовных, технологических и др.).

Поэтому ключевым понятием при разработке программ поддержки и развития культуры является не развитие или возрождение, а сохранение. Возрождение в точном смысле данного понятия — это восстановление форм социальной жизни, способных к полноценному творчеству и напряженной деятельности в пространстве “здесь и теперь”. Сегодня это довольно сложно, а в полном объеме невозможно — никому еще не удавалось “возродить” социальный институт (и соответствующую ему систему ценностей), разрушенный в ходе исторических метаморфоз. Восстановить можно лишь те структурные формы социальной жизни, которые в какой-то мере соответствуют сегодняшней системе ценностей и способны решать актуальнейшие социальные проблемы — в этом случае восстанавливающиеся структуры могут оказаться вполне жизнеспособными. Ориентация на сохранение снимает проблему выбора — что возрождать, консервировать, сохранять. И это вполне естественно, ибо культура — это не столько настоящее, сколько прошлое, в котором она обретает свою подлинность. Следовательно, все исторические предания, голоса и тексты культуры должны получить равный шанс зазвучать сегодня, стать явлением живой культуры, в пространстве которой они сами будут бороться за наше сознание и поддержку1.

Актуальность практической реализации принципа соразмерности традиционных и инновационных механизмов и процессов культурной динамики обусловлена целям рядом обстоятельств:

Во-первых, процессы сохранения и изменения являются базовыми механизмами развития любых культурных систем. Сохранение — это процесс социализации, воспроизводства каждым новым поколением норм, ценностей, правил поведения, т.е. всей институциональной культуры. Изменение — зарождение новых норм и ценностей, меняющих мировоззрение и образ жизни, вносящих в культуру и социум элементы неопределенности. Средством изменения является, как правило, неинституциональная часть культуры (например, большинство новых идей и ценностей официальной культуры 80-х годов было рождено в сфере самодеятельного движения: приоритет интересов личности над интересами государства, многоукладность экономики, введение частной собственности, многопартийная система, деполитизация КГБ, армии и т.д.).

Во-вторых, актуальность практической реализации принципа соразмерности традиционных и инновационных процессов культурной динамики (который выражается, как уже было отмечено, в преобладании механизмов сохранения) обусловлена тем обстоятельством, что ориентация на сохранение вытекает из специфики российской культуры, в которой сохранение всегда преобладало над изменением2.

В-третьих, актуальность практической реализации характеризуемого принципа определяется динамичностью сегодняшней социокультурной ситуации, а также компенсаторными возможностями сохранения в условиях активных модернизационных процессов.

Причины усиления ориентаций отечественной культуры на сохранение (в форме повышенного интереса к прошлому, истории) вполне закономерны и объясняются целым рядом обстоятельств: во-первых, ориентация на прошлое, как было отмечено, доминирует в любой культуре, ибо она отвечает фундаментальным потребностям человека в самосохранении, стабильности, уверенности; во-вторых, она связана со спецификой российской культуры, ее ориентацией на “вчера” или “завтра” и почти полным исключением из актуальности временного модуса “сегодня”; в-третьих, она вызвана компенсаторными возможностями механизма сохранения, его способностью восполнить утрату культурной преемственности (особенно в те периоды, когда общество в силу ряда причин выпадает из собственной истории и культуры), противостоять экспансии ценностей западной массовой культуры. Сегодняшнее сверхценное отношение к прошлому выражается в повышенном интересе к отечественной истории и культуре, в массовых движениях историко-культурной и патриотической направленности, которые стремятся преодолеть кризис национально-культурной идентичности путем врастания в прошлое, обретения там своих духовных корней.

Вместе с тем существуют определенные сложности реализации принципа сохранения (и в рамках проектирования, и в сфере культурной политики в целом). Парадокс заключается в том, что культура России всегда тяготела к сохранению, а государственная политика очень часто была ориентирована на изменение. Это особенно ярко проявилось в первые годы Советской власти, когда насильственное изменение было центральной идеей культурной политики. Даже в формулировках задач культурной революции преобладала разрушительная лексика (например, строительство новой культуры мыслилось как это уничтожение старой, т.е. культуры крестьянства, дворянства, духовенства. Задача повышения уровня грамотности населения формулировалась также негативно — как “ликбез”, т.е. “ликвидация” неграмотности).

Сегодня мы понимаем, что искусственное и во многом насильственное стимулирование процессов изменения в ущерб естественно-историческим темпам и объективным закономерностям саморазвития культуры в реальности оказалось ее разрушением. На первый взгляд, достижения в сфере культуры за годы советской власти выглядели весьма внушительно: преодоление неграмотности, развитие национальных культур, научных школ, сети культурно-досуговых учреждений и т.д. Однако нынешний кризис заставляет иначе посмотреть на результаты культурного строительства предыдущих десятилетий — именно в них была заложена “мина”, обусловившая сегодняшнее духовно-нравственное разложение общества и утрату значительной частью населения гуманистических ориентиров. Существенная роль здесь принадлежит идее изменения, реализованной методами насильственного отрицания вековых устоев жизни культурного организма. Уничтожению подлежали не только ценности культуры, но и их носители: интеллигенция (борьба с которой не прекращалась практически никогда, лишь модифицируясь в своих формах)1, крестьянство, огосударствление и люмпенизация которого сопровождались вытеснением специфической крестьянской культуры быта, труда и т.д. Кампания “раскрестьянивания” стала одним из способов “раскультуривания” основной части населения России. Основанная на любви к труду на земле крестьянская культура в результате “социалистического преобразования деревни” и “культурного строительства на селе” была заменена “культпросветом”, “культурным обслуживанием”, “шефской помощью”, “культурой безделья” (или досугом)2. Игнорирование сущностной природы культуры – ее ориентации на сохранение – привело к утрате основ общечеловеческой морали, забвению веками накапливаемых базовых, классических ценностей и норм. Это, в свою очередь, обусловило духовную опустошенность и нравственную деградацию общества, усиление агрессивности и социальной напряженности.

К сожалению, не только государство, но и значительная часть российской интеллигенции всегда исповедовала идеологию изменения. Вероятно, в ее основе лежит типично российская утопическая идея совершенствования земного бытия путем насильственного преобразования мира, а политическая, юридическая и идеологическая надстройки — это всего лишь аппарат, призванный ее осуществить практически.

Массовое распространение в годы советской власти идеи построения “царства земного” породила специфический тип личности — “человека борющегося”, который и сегодня рассматривает себя в качестве основного двигателя прогресса и преобразователя общественной жизни. Его основная черта — постоянная устремленность в будущее, утопическая мечта “сказку сделать былью” (коммунистической или капиталистической — не очень важно).

В предыдущие исторические эпохи социальную базу такой идеологии (и психологии) составлял определенный психологический тип личности, объединяющий маргиналов (лиц без определенного ремесла и социального положения), а также людей с повышенной тревожностью, чувством собственной неполноценности. Агрессия такого человека по отношению к настоящему — это компенсация собственной социальной, профессиональной и личностной несостоятельности. Подобное мировоззрение и соответствующий психологический тип личности сопровождается, как отмечают психологи, гипертрофированным символизмом — театральностью и показушным надрывом, граничащим с истерией. Вот почему этому типу максимально соответствуют театрализованные формы всех сторон и сфер общественной жизни (об этом свидетельствует, например, массовое распространение театрализованных форм социокультурной жизни в первые годы советской власти).

Подводя некоторые итоги размышлениям о целесообразности и трудностях практического воплощения принципа оптимальной ориентации на сохранение и изменение в процессе разработки и реализации социокультурных проектов и программ, отметим следующее:

Безусловно, инновационная направленность культурных программ сегодня необходима — одним из ведущих противоречий, характеризующих современную социокультурную ситуацию, является разрыв между инновационным потенциалом культуры и массовой способностью его освоения и использования в повседневной социокультурной практике1. Об этом свидетельствует низкий уровень культуры производства, культуры труда, длительный период адаптации молодых специалистов на рабочем месте, растущее недовольство членов общества содержанием образа жизни и качеством жизни, плохое состояние жизненной среды (экологические разрушения, запущенные города, неудобные квартиры, неблагоустроенные рабочие места и пр.). Следовательно, ранее сложившиеся способы освоения форм культурной жизни, относящиеся к ее менее динамичному состоянию, устарели, необходим их критический пересмотр и выход на осмысление, формирование и распространение новых социально значимых культурных образцов (деятельности, поведения, отношения к природе, обществу, другим людям), соответствующих сегодняшней ситуации.

В настоящее время в различных сферах культуры (и особенно правовой, экономической, политической, информационной, производственной) накоплен значительный модернизационный потенциал, который является, как правило, результатом некритичного заимствования опыта и результатов развития других культурных систем и потому зачастую воплощается в жизнь в уродливых формах. Этот потенциал может быть использован во благо развития культуры, личности, общества (особенно в части инноваций, связанных с информационными и производственными технологиями), но только в том случае, если будет соответствовать специфике отечественной культуры, если его внедрению будет предшествовать этап освоения собственного культурного наследия и обретения национально-культурной идентичности.

Естественная соразмерность традиционных и инновационных механизмов и процессов культурной развития обеспечивается созданием (в ходе реализации проекта) условий, как создающих предпосылки для культурных инноваций, так и поддерживающих культурную преемственность.

Оптимизация культурной жизни, и особенно на региональном уровне, предполагает востребованность историко-культурных ценностей, включенность их в контекст современных культурных процессов. Следовательно, в основу культурного развития (по крайней мере, на данном этапе) должна быть положена идея преемственности, сохранения, созидания. Приоритетными задачами социокультурного проектирования в этой связи следует рассматривать поддержку тех ценностей, норм, традиций, культурных практик, которые “отфильтрованы” историческим опытом многих поколений, отвечают критериям нравственности и гуманистичности, отражают специфику территории и могут рассматриваться в качестве социокультурных стабилизаторов жизнедеятельности общества и человека.

5. Принцип проблемно-целевой ориентацииведущий технологический принцип социокультурного проектирования. Его реализация предполагает прежде всего целевую ориентацию программ на решение различного рода проблем, носителями которых является личность, социальная группа, определенная территория или регион, общество в целом; их направленность на самоосуществление личностей и социальных групп, на самореализацию человека в социокультурной сфере. На различных этапах проектирования данный принцип воплощается в виде анализа основных болевых точек и проблем (территории в целом, социальных групп и личностей); поиска нестандартных способов и путей их решения; просчета необходимых ресурсов и изыскания источников финансирования; вовлечения в процесс реализации проекта всех заинтересованных субъектов социокультурной жизни.

Реализация принципа проблемно-целевой ориентации требует более широкого представления о феномене и сфере культуры (ее границах, функциях), существенно увеличивает радиус действия культурной политики и объектной области проектирования, смещает акцент с досуговой проблематики на развитие культуры в широком смысле слова (в этом, может быть, и состоит основное отличие технологии проектирования от традиционного планирования культурно-досуговых мероприятий).

К сожалению, сегодня продолжает доминировать узкоотраслевой подход к культуре, взгляд на нее как на сумму учреждений и организаций, действующих на данной территории. Это существенно ограничивает возможности внедрения технологии социокультурного проектирования и использования ее потенциалов в оптимизации культурной жизни. Реализация проблемно-целевого подхода к проектированию (да и к культурной политики в целом) заставляет увидеть культуру как многоуровневое и многоплановое явление, не совпадающее с отраслевыми границами.

Проблемно-целевая ориентация — это еще и многообразие адресата социально-культурной программы, которая потенциально может быть обращена:

— К местной администрации, поскольку культура занимает исключительное место в развитии социально-культурной жизни, в сохранении и возрождении народных традиций, промыслов, ремесел, придающих территории историко-культурную уникальность, в эстетизации среды обитания. Кроме того, обращение к органам городской или районной администрации необходимо еще и потому, что программа всегда ориентирована на решение проблем, характерных для территории в целом.

— К органам управления и субъектам культурной политики (областному, городскому, районному комитетам по культуре) как к возможным источникам поддержки и финансирования проектов, соответствующих приоритетам культурной политики.

— К Министерству культуры Российской Федерации, для которого территориальные программы развития культуры и целевые проекты являются средством реализации федеральных программ сохранения и развития культуры и искусства.

— К Государственному комитету РФ по национальным отношениям, приоритетным направлением деятельности которого является сохранение и развитие национальных культур малочисленных народов России.

— К руководителям предприятий различных форм собственности, заинтересованных в стабилизации кадрового состава, улучшении морально-психологического климата трудовых коллективов путем совершенствования досуга и отдыха работников, в том числе и на базе клубных учреждений и в рамках культурных программ.

— К рядовым специалистам различных сфер деятельности, для которых программа выступает как система проектных предложений, реализация которых зависит от скоординированности действий, участия всех организаций, ведомств, различных групп населения, общественных объединений и т.д.

— К потенциальным спонсорам, меценатам, инвесторам, для которых сфера культуры является перспективным объектом инвестиций и благотворительной деятельности. Для данных социальных субъектов программа может представляет интерес еще и потому, что в ней могут быть предусмотрены различные мероприятия и акции (в т.ч. межрегионального и международного уровня), финансирование которых может существенно улучшить имидж организации-спонсора, стать дополнительным полем рекламы продукции и услуг, расширить возможности установления взаимовыгодных контактов с другими регионами и странами.

— К различным фондам социальной направленности, для которых сфера и учреждения культуры могут стать площадкой реализации социально-культурных проектов и программ, ориентированных на социально-ослабленные категории и группы населения.

— К зарубежным партнерам, (в т.ч. и туристским фирмам), проявляющим все возрастающий интерес к различным регионам России, ее природе, географии, истории, традициям.

— К политическим партиям, общественным движениям и объединениям, для которых политическая и финансовая поддержка социокультурных проектов и программ может стать существенным фактором расширения их социальной базы, а сами учреждения культуры, досуга и искусства при соответствующем ресурсном обеспечении способны сыграть решающую роль в формировании общественного мнения в период предвыборных кампаний.

— К средствам массовой информации, которые своим вниманием к проблемам могут способствовать практической реализации программы, повысить статус культуры в глазах властных структур, населения, потенциальных спонсоров и меценатов, привлечь внимание различных социальных сил, заинтересованных в поддержке и финансировании культуры.

— К общественности, творческой интеллигенции, лучше других знающей проблемы и перспективы сферы культуры и заинтересованной в осуществлении своих социально-культурных инициатив.

— К населению (города, района), заинтересованному в улучшении социально-культурных условий жизни, развитии творческих способностей и дарований, сохранении и обогащении традиций, обрядов, обычаев, фольклора, народных художественных ремесел, совершенствовании сферы культуры в целом.

В силу этих обстоятельств социально-культурная программа — это в определенном смысле избыточная совокупность социальных проектов и идей, стимулирующих рост числа разработчиков, пользователей и участников. Стимулирующая роль проектирования не ограничивается фактом разработки программы — это начало процесса, активизирующего механизмы саморазвития культурной жизни.

Организационно-управленческая суть проблемно-целевого принципа проектирования заключается в необходимости поиска соответствующих социальных сил, заинтересованных в разрешении тех или иных проблем. И в структуре культурной политики каждая группа проблем должна иметь в своего адресата, вербализирующего, оценивающего и отражающего их в форме позиций и целеориентированных решений (в том числе и в рамках социокультурного проекта). Самая опасная ситуация — это когда проблема возникает в вакууме пассивности, не имеет интенциональной направленности (как, например, своевременно не отраженный в сознании социальных сил путь к экологической катастрофе как опасность оборачивается экологическим кризисом среды обитания человека). Неприспособленность людей к решению тех или иных проблем или неразрешимость последних в силу объективных условий создают опасность усиления социальной напряженности в обществе, возникновения масштабных и разрушающих социальный порядок конфликтных ситуаций.

Актуальность проблемно-целевого принципа проектирования обусловлена: пониманием культуры в широком социальном контексте — как той системы, которая охватывает все сферы человеческой жизнедеятельности; расширением границ культуры как объекта культурной политики, т.е. выхода в за рамки досуга и перехода к проектированию процессов развития культуры в широком смысле этого слова; необходимостью отказа от жестко-нормативной системы управления и перехода к “мягкой” системе регулирования путем обеспечения соответствующих условий.

Достоинства данного принципа заключаются в том, что:

Во-первых, отпадает необходимость в дорогостоящих, длительных и в конечном счете малоэффективных социологических исследованиях, с помощью которых традиционно пытались изучить ранее интересы и запросы населения. В силу указанного принципа на первом месте среди факторов, требующих учета, стоят проблемы, а интересы и потребности выступают как нечто вторичное. Безусловно, они учитываются при разработке и реализации программ, но роль их такова, что вполне достаточно уже имеющейся информации об интересах и потребностях различных категорий населения, полученной ранее в ходе проводившихся практически в каждом регионе социологических исследований. Для квалифицированной проработки содержательного блока проекта необходимо прежде всего знание тех проблем, которые являются типичными для социальной группы, выступающей в качестве аудитории программы;

Во-вторых, ориентация социокультурных программ на решение широкого спектра проблем (в сфере художественной, духовно-нравственной, экологической, политической культуры) расширяет поле социально-культурной деятельности, усиливает общественную значимость и престиж профессий культурологической и социально-педагогической направленности (как в глазах населения, так и у представителей средств массовой информации, общественных организаций, партий, властных структур), гарантирует их социальную востребованность;

В-третьих, проблемная ориентация проектов и программ активизирует участие тех, кому они адресованы — за счет соответствия интересов человека (его стремления разрешить свои проблемы) и целевой установки проекта (создать условия, способствующие разрешению личностных или социально-культурных проблем). Если в традиционном опыте организации социально-культурных мероприятий была значительная рассогласованность целей профессиональных работников (воспитать человека в соответствии с заданным «сверху» идеалом) и субъектов социально-культурной деятельности (для них мотивы включения в культурную деятельность были связаны с удовлетворением личных потребностей и решением вполне конкретных жизненных проблем), то теперь их усилия объединяет и синхронизирует принцип проблемно-целевой ориентации.

В-четвертых, проектная реализация характеризуемого принципа способствует привлечению дополнительных средства (как из бюджетных, так и внебюджетных источников) для финансирования социально-культурных программ, находящихся на пересечении нескольких приоритетов (и соответствующих им социальных институтов, организаций, учреждений).

В-пятых, проблемная обусловленность целей, задач и содержания деятельности в рамках проекта позволяет преодолеть ведомственную разобщенность, объединить усилия различных субъектов и учреждений (культуры, досуга, образования, спорта и т.д.) вокруг единой цели и более эффективно использовать ресурсы каждого из них.

Более частными принципами социокультурного проектирования (в основном, технологического характера) являются: принцип соразмерности проектируемых перемен, т.е. их соответствия физиологической, психической, экологической и социокультурной природе человека, выступающего первичным структурным элементом аудитории проекта; принцип социальной и личностной целесообразности, реализация которого заключается в достижении соответствия ожидаемых результатов нормативным целям и личностным потребностям, выработке организационных форм экспериментальной проверки и внедрения наиболее эффективного в социальном отношении варианта из предлагаемых проектных решений; принцип комплексности, предполагающий учет всех основных направлений и форм взаимосвязи человека с его природным, социальным и культурным окружением; принцип реалистичности, требующий решения культурно значимых проблем с опорой на действительные, поддающиеся учету и использованию ресурсы (экономические, кадровые, информационные); просчета экономической целесообразности и социальной эффективности проекта; максимального использования уже имеющихся в культуре позитивных способов решения аналогичных или тождественных проблем; отношения к инновациям как последовательной модификации существующих культурных образцов; обоснования границ применимости и тиражируемости проекта.

Таким образом, основополагающими принципами проектирования являются: принцип критического порога модификации; принцип оптимизации зоны ближайшего развития; принцип персонифицированности процесса и результатов проектирования; принцип оптимальной ориентации на сохранение и изменение, понимаемый как соразмерность традиционных и инновационных механизмов и процессов культурной динамики; принцип проблемно-целевой ориентации, а также принципы соразмерности проектируемых перемен, социальной и личностной целесообразности, комплексности и реалистичности.

Данные принципы социокультурного проектирования выполняют двоякую функцию: во-первых, они определяют мировоззрение проектировщика, а также стиль и нравственную интонацию разрабатываемых им концепций, проектов, программ, инициатив, т.е. обеспечивают ценностно-ориентационный уровень проектирования (особенно первые четыре принципа). По степени их воплощения (в целевой и содержательной части проекта) можно судить об органичности программы, мере ее созидательности или разрушительности. Во-вторых, эти принципы составляют теоретическую основу технологии социокультурного проектирования, которая будет раскрыта в последующих разделах пособия.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Похожие:

Основы социокультурного проектирования учебное пособие iconОсновы архивоведения учебное пособие казань 2002 удк 930. 25
Основы архивоведения: Учебное пособие. Казань: Татарское Республиканское изд-во “Хэтер”, 2002. с
Основы социокультурного проектирования учебное пособие iconСписок литературы с 11. 12. 2012 по 25. 01. 2013 естественные науик математика Конышева Л. К. Основы теории нечетких множеств для бакалавров и специалистов : учебное пособие для вузов / Л.
Конышева Л. К. Основы теории нечетких множеств для бакалавров и специалистов : учебное пособие для вузов / Л. К. Конышева, Д. М....
Основы социокультурного проектирования учебное пособие iconСписок литературы с 15. 01. 2013 по 15. 02. 2013 естественные наки математика Конышева Л. К. Основы теории нечетких множеств для бакалавров и специалистов : учебное пособие для вузов / Л.
Конышева Л. К. Основы теории нечетких множеств для бакалавров и специалистов : учебное пособие для вузов / Л. К. Конышева, Д. М....
Основы социокультурного проектирования учебное пособие iconУчебное пособие разработано для подготовки студентов по специиальностям очной, очно-заочной форм обучения и экстерната по специальности «документоведение в управленческой деятельности»
...
Основы социокультурного проектирования учебное пособие iconУчебное пособие Ульяновск 2008 Рецензент: кандидат экономических наук, доцент
Учебное пособие предназначено для студентов экономических специальностей вуза при изучении курсов: «Маркетинг», "Менеджмент", «Основы...
Основы социокультурного проектирования учебное пособие iconРабочая программа учебной дисциплины «основы проектирования»
Цели и задачи дисциплины: дисциплина «Основы проектирования» является одной из основных специальных дисциплин при подготовке бакалавров...
Основы социокультурного проектирования учебное пособие iconБреус Е. В. Основы теории и практики перевода с русского языка на английский: Учебное пособие. 2-е изд., испр и доп
Основы теории и практики перевода с русского языка на английский: Учебное пособие. 2-е изд., испр и доп. — М.: Изд-во урао, 2000....
Основы социокультурного проектирования учебное пособие iconТеоретические основы и тесты. Пособие для подготовки к ент. Таксымбаева Э. С
Учебное пособие предназначено для учащихся средних школ, абитуриентов и учителей
Основы социокультурного проектирования учебное пособие iconУчебное пособие для вузов /Д. Ю. Снежков
С-16 Проектирование мостовых и строительных конструкций: учебное пособие умо /П. М. Саламахин. М
Основы социокультурного проектирования учебное пособие iconАннотация рабочей программы дисциплины "Основы проектирования измерительных приборов и систем"
Дисциплина "Основы проектирования измерительных приборов и систем" относится к профессиональному циклу дисциплин
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница