Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов




Скачать 16.71 Kb.
НазваниеНаучно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов
страница5/6
Дата03.02.2016
Размер16.71 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6


Г) Иноязычные вкрапления – это слова, которые при переходе на другой язык часто сохраняют свое написание (О’кей, аллегро, мерси). Иноязычные вкрапления обычно имеют лексические эквиваленты в составе русской лексики, но стилистически от них отличаются и закрепляются в той или иной сфере общения как специальные наименования или как выразительное средство, придающее речи особую экспрессию. Характерной чертой иноязычных вкраплений является их распространение не только в русском, но и в других европейских языках.


Д) Варваризмы – это перенесенные в русский язык иностранные слова, употребление которых носит индивидуальный характер. О варваризмах нельзя сказать, что они входят в состав русской лексики, они еще не освоены языком, не являются его принадлежностью, это не закрепившиеся в литературном языке единицы. В отличие от всех заимствований варваризмы не зафиксированы словарями иностранных слов, а тем более словарями русского языка. Варваризмы попадают в речь как акказиональные средства, их употребление не носит общепринятого характера.

Обычно варваризмы используется при описании чужеземных обычаев, быта народов, для создания местного колорита. Нередко они придают юмористический, иронический или сатирический оттенок тексту. Например, в стихотворении Маяковского:

И лишь замедляют


Живать гуингам,

Чтоб бросить:

«Лик моней?»


Итак, выделив в составе заимствованной лексики несколько групп, мы проследили постепенное усиление в них «иностранной» окраски, присутствие которой в слове нельзя не учитывать при стилистической оценке его употребления в речи. Заимствованные слова, получившие всеобщее распространение и закрепившиеся в составе межстилевой русской лексики, с точки зрения стилистики не представляют интереса. В стилистической оценке нуждаются заимствованные слова, имеющие ограниченную сферу употребления.


Освоение заимствованных слов.

Слова, перешедшие в русский язык, отличаются по степени освоения. Один из них настолько прочно вошли в систему русского языка, что воспринимаются как исконно ему принадлежащие: стул, школа, июль, суп, борщ, булка, рисунок и т. п. Другие, наоборот, сохраняют свой «иноземные облик» и в лексике русского языка явно ощущаются как чужие: чебуреки, франк, пан, чалма, лаваш и т. п.

Фонетика.


Фонетическое преобразование – это замена не неприемлемых чужих звуков близкими им по качеству звуками заимствующего языка. Так, при заимствовании русским языком французских слов носовые гласные передаются соответствующим или русскими гласными в сочетании с гласными н или м. Например: aventure и авантюра и т. п.; также перестановку звуков Мalbert и мольберт; вставку гласных между согласными, Sits и ситец, перемещение ударения Decorateu`r и декора`тор.

Морфология


Морфологическое преобразование – это отнесение заимствованных слов к определенной части речи, в распределении их по словообразовательным типам и т. д. Каждое слово в русском языке получает соответствующее грамматическое оформление. Например, при переходе грецизмов они утрачивают окончание – Os, - on, а латинизмы – окончания – Us, - um: епископ (-Os), идол (-Os), мускул (-Us), декрет (-Us). Независимо от системы склонения в языке-источнике русский язык отнесет эти слова ко второму склонению. Приспособление к морфологической русского языка связано также с изменениями родовой принадлежности слова. Например, фр. La sorte (ж. р.) и русский сорт (м. р.), Le vase (м. р.) и русское ваза (ж. р.).

Тематические и лексико-сематические группы.

Заимствованные слова распределяются по тематическим и лексико-сематическим группам заимствующего языка в зависимости от их лексического значения. Так, русские глаголы малевать, рисовать, заимствованные из польского языка,…попали в лексико - семантическую группу (ЛСГ) глаголов созидания, тюркизмы алый, бумажный и т. п. расширили состав ЛСГ прилагательных цвета.

При заимствовании может измениться объем значения слов. Обычно происходит его сужение. Так, слово пудра во французском языке обозначает порошок, пудру, порох, пыль, песок (для присыпки чернил), а в русском – только пудру.


Народная этимология.

Нередко происходит переосмысление слова. Так, например, тюркское сарай означает «дворец», а в русском языке – это строение для хранения различного имущества или «большое и неуютное, неблагоустроенное жилище».

У заимствованного слова может появиться значение. Как правило, заимствуются слова чужие как немотивированные обозначение предметов, явлений, процессов. В народном языке существует тенденция «пристроить» их к созвучным своим словам, ввести в круг родственных слов и осмыслить их в этом кругу. Так, немецкое слово werrkstatt (мастерская) превратилось в русское верстак (от верстать). Это явление называется


ЗАИМСТВОВАННЫЕ СЛОВА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ, ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОЙ И В РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ. ОШИБКИ В ИХ УПОТРЕБЛЕНИИ.

Использование русскими писателями иностранных слов отражает их отношение к проблеме лексических заимствований. Сатирики 18 века зло пародировали жаргон светского общества, насыщенный французскими (часто искаженными) словами. Так, у Д. И. Фонвизина советница в «Бригадире» говорит: «Я капабельна взбеситься: Вам время уже себя этабелировать» (устроить).

Традицию сатирического осмеяния светского жаргона продолжил Н. В. Гоголь: «Юбка вся собирается вокруг, как бывало в старину фижмы, далее сзади немножко прокладывают ваты, чтобы была совершенная бельфам (прекрасная женщина); Словом, скандальезу наделал ужасного, вся деревня сбежалась, ребенки плачут: все кричит, никто не поншшет: ну просто оррер, оррер, оррер! (ужас)».

Речь, насыщенная варваризмами, называется макаронической. В 19 веке широкой популярностью пользовались макаронические стихи И. М. Мятлева «Сенсации и замечания госпожи Курдюковой за границею…», в которых высмеивалась речь тамбовской барыни, попавшей в Париж: «Тут собирался целый мир изо всех концов Европы: Адонисы и Езопы, Богачи и пролетер, Ом д’эта имилитер (т. е. бедные, «государственные мужи» и военные)».

Сатирически изобразил французоманию высшего общества Л. Н. Толстой в «Войне и мире». А. Н, Островский, Ф. М. Достоевский, Н. С. Лесков, А. П. Чехов, А. Н, Толстой, А, И, Куприн использовали иноязычные слова в речевых характеристиках персонажей. Писатели пародировали неправильное употребление французских слов и искажение русских на иностранный манер. Вот пример рассуждения Бальзаминовой из пьесы Островского «Свои собаки грызутся, чужая не приставай»: «Вот что, Миша, есть такие французские слова, очень похожие на русские, я их много знаю; ты бы хоть их звучал когда, на досуге. (…) Вот слушай! Ты все говоришь: «Я гулять пойду!» Это, Миша, нехорошо. Лучше скажи: «Я хочу прачинаж сделать!» (…) Про кого дурно говорят, это мораль. (…) А вот если кто заважничает, очень возмечтает о себе, и вдруг ему форс-то собьют, это «асаже» называется». Советские писатели осмеивали употребление в речи заимствованных слов, которые затрудняют ее понимание. Этой теме посвящено, например, стихотворение В. В. Маяковского «О фиасках, апогеях и других неведомых вещах».

Однако писатели всегда считали, что часть заимствованной лексики нужна литературному языку как яркое стилистическое средство живописного изображения быта других народов или как наиболее действенное средство выражения мысли. При описании нерусской действительности для воссоздания кавказского колорита экзотизмы мастерски применяли М. Ю. Лермонтов, Л. Н, Толстой и др.

В 19 веке в русский язык вошла интернациональная лексика; она несла в себе идеи просвещения, прогрессивной философии Запада. Эту лексику широко использовали В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов («Россия видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиетизме, а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности». – Бел.). Знаменитую статью «Взгляд на русскую литературу 1847 года» Белинский открыл волнующим рассуждением о пользе для русского языка заимствованного слова прогресс.

Современная публицистика, призванная отражать оперативную жизнь во всем ее многообразии, не может отказаться от использования иноязычных слов, получивших распространение в общении. Поэтому некорректно обвинять публицистов в популяризации заимствований. Описывая ту или иную ситуацию, журналист обращается к принятой в этом случае лексике, включая и заимствования. Например:

Александр Лукашенко упорно не хотел соглашаться с датой референдума – 24 ноября, считая своим числом удачи 7 ноября. Люди, близкие к администрации президента, утверждали, что эту дату ему рекомендовали придворные колдуны, экстрасенсы, маги. (…) Теперь в листе за импичмент необходимые 70 подписей есть. В числе вновь прибывших оказалось и имя спикера Семена Шарецкого. (из газет).


В особых случаях может быть сатирически оправдано обращение автора даже к варваризмам, если они вводятся «цитатно», например: «Во всем мире под «отмыванием» денег имеется в виду перевод наличных на легальный банковский счет. А наши криминалы всеми правдами и неправдами стремятся мифические нули и другие цифры со своих счетов перевести в вожделенный «кэш» - наличные.»

Некоторые заимствования последних лет получили в русском языке особую экспрессивную окраску: они звучат шутливо, что позволяет журналистам использовать их в ироничном контексте: «Маша долго не могла привыкнуть к своему бой-френду»; «…Где нынешнему студенту взять грины, если он будет аккуратно посещать лекции?..» Журналисты вправе использовать как средство юмора и окказионализмы, образованные по модели модных заимствований; нельзя, например, отказать в остроумии автору корреспонденции о празднике 8 марта, опубликованной под заголовком «Бизнесмены поздравили бизнесвуменов» (англ., «вумен» - женщина).

Острый сатирический эффект создает пародийное употребление иноязычных слов в макаронических стихах, публикуемых также в газетах.

Осмеяние «звонкого иноязычия», думается, наиболее действенная форма «борьбы» с засилием иностранных слов, потому что запреты и призывы отказаться от заимствований не оказывают заметного влияния на развитие языка. Требование деятелей русской культуры разумно предпочитать заимствованным словам исконно русские, если они точно передают соответствующее значение, не имеет ничего общего с пуризмом, то есть с консервативным стремлением к сохранению языка в неизменном виде, к ограждению его от каких бы то ни было новшеств, заимствований.

Как правило, в русском языке не закреплялись слова, которыми пуристы предлагали заменить иноязычные заимствования. В мир преданий отошли придуманные А. С. Шишковым просад – аллея, шарокат – бильярд, книжница – библиотека, водомет – фонтан, мокроступы – галоши, наконец, чистяк – турист. Не привились и сочиненные Далем ловкосилие – гимнастика, мироколица – атмосфера, живуля – автомат, насыл – адрес и др. Не разделяя пуристических взглядов, мы, тем не менее, можем приветствовать экспансию «звонкого иноязычия» в современный русский язык. Однако употребление тех или иных заимствований в конкретном тексте (до его опубликования) попадает в поле зрения редактора, который должен нести ответственность за перенасыщение речи иностранными словами, за их неправильное употребление искажение. Именно эта сторона проблемы стилистической оценки заимствований в современном русском языке представляет специальный интерес для практической стилистики.


Один из важнейших вопросов речевой культуры – мотивированность использования заимствованных слов. Неоправданное введение в текст слов наносит больший ущерб художественной речи. Речь обесцвечивается, если разнообразным и ярким русским синонимам предпочитают слова книжные и выразительные.

Злоупотребление заимствованными словами, имеющим ограниченную сферу использования, желательно и в нехудожественных текстах. Авторов научных работ часто справедливо упрекают в неоправданном увлечении иностранной терминологией, которая затрудняет чтение текста, а иногда становиться непреодолимым препятствием для его понимания.

Не следует употреблять заимствованные слова, если у них есть русские эквиваленты, точно передающие то же значение. Публицистам следует знать, что непонятные иноязычные слова неуместны в заголовках, ведь именно название статьи призвано привлечь внимание читателя. Сможет ли он разгадать смысл таких, например, заглавий? – «В войне трейлеров – временное затишье», «Ошибка киллера» и т. п.

Составители реклам наносят себе значительный урон, щеголяя варваризмами, экзотизмами. Ведь читатель не сможет заинтересоваться предложением рекламодателя, если не поймет публикации. В газетных статьях недопустимо употребление узко специальных иноязычных терминов. Употребление заимствованной книжной лексики нередко вносит стилистический разнобой, так как функционально закрепленные слова оказываются неуместными в нейтральном контексте. Недопустимо смешение слов, принадлежащих различным терминологическим системам, стилям. Не может быть оправдано использование экзотизмов при описании русской жизни. ( Был я и стюардом на волжских пароходах), а также заимствованных слов, освоенных языком сравнительно недавно, при описании прошлых событий (В углу кают–компаний висела икона святого Николая угодника – шефа Российского флота)

Грубые лексические ошибки возникают при употреблении заимствований без учета их значения. С употреблением заимствованных слов может быть связана и речевая избыточность. В этом случае рядом с заимствованными словами используется русское, очень близкое по смыслу, а иногда и дублирующее его значение. Прейскурант (цен), (юный) вундеркинд, (свободная) вакансия,( внутренний) интерьер, арсенал (оружия).

Вдумчивое отношение к заимствованным словам, использование их в соответствии с точным значением и стилистической окраской может избежать лексических ошибок в речи.


Желая показать начитанность и осведомленность, мы используем иноязычные слова слишком часто, даже если смысл сказанного можно передать русскими словами. Так. Например, нет необходимости говорить элиминация влияния художественной литературы, если можно заменить непонятное слово элиминация русским устарение. Вместо «Сэйлы: их мало, но они есть» лучше написать: «Распродажи. Их мало, но они проводятся».

В некоторых случаях немотивированное использование заимствованных слов приводит к двусмысленности, коммуникативной неудаче. В газете «Известия» (1999, октябрь) в статье под заголовком «Уникальное издание «Медного всадника»» читаем: «Художник Юлий Перевезенцев и эстампная студия Никиты Скрябина презентовали новое издание поэмы «Медный всадник»». В данном контексте уместнее было бы использовать русское слово представили, желательно также указать, кому именно оно было представлено новое издание (общественности, критике). В противном случае может возникнуть непонимание смысла фразы, так как глагол презентовать в русском языке одно значение. Презентовать – устар., шутл. Дарить (подарить), преподносить (преподнести в подарок).

В газете «Привет, Петербург» (1998, декабрь) опубликовано объявление: «Элитная школа- студия профессионального макияжа «эстетика» принимает на обучение профессиям: визажист-стилист, бьютимейкер. Стажировка за рубежом». Видимо, авторы объявления решили таким образом приукрасить показавшуюся им слишком обычной или заурядной профессию косметолога. Слово бьютимейкер, несмотря на его значение – создатель красоты, - представляется настолько уродливым, что самые грубые речевые ошибки возникают тогда, когда иноязычные слова употребляются без учета их значения: «Вопреки некоторым скептическим прогнозам, в зале был аншлаг» («Попутчик». 1999. №44). Аншлаг – Объявление о том, что все билеты проданы. Поэтому в зале аншлага быть не может. «Эта видеотехника, про которую я сейчас говорю, просто бестселлер этого года!» (радио). Бестселлер – наиболее раскупаемая книга, издаваемая большим тиражом, поэтому нельзя называть бестселлером видеотехнику.

Очень часто в речи путают значения близких по смыслу заимствованных слов, например, спонсор и меценат. Меценатом называют того, кто покровительствует ученым и деятелям искусства. Поэтому употребление этого слова в тексте предвыборной программы в депутаты является немотивированным: «Однако, Анатолий Несмеянов считает, что все проблемы разрешимы также, как решается сейчас проблема финансового обеспечения программы «Семейный врач»: деньги будут получены не у пациентов, а у крупных питерских меценатов, уже выразивших готовность вложить деньги в это прибыльное дело». В данном контексте нужно было использовать слово спонсор, которое означает «лицо или организацию, оказывающую финансовую поддержку какому-либо делу, предприятию».

Иноязычные слова должны быть понятны и доступны читателю или слушателю. Если новое слово заимствовано совсем недавно и еще не попало в словари, чтобы быть адекватно понятным, пишущий должен дать описательное толкование слова в статье, докладе или лекции, предназначенных для широкого круга читателей. Если же автор публикации не считает нужным разъяснять значение того или иного слова непосредственно в тексте, может возникнуть непонимание со стороны читателя и как следствие – коммуникативная неудача. Так, например, в журнале приводится заметка под заголовком: «Большая дорога транкинга» - и под ним: «Через год объем услуг транкинговой связи в Петербурге может увеличиться вдвое». В самом тексте небольшого обозрения содержится неупорядоченная информация о преимуществах транкинговой связи (отсутствие повременной оплаты, надежность и доступность радиоканалов), но нет определения явления. Особенности этого вида связи так и остаются непонятными для читателя: ведь слова транкинг нет ни в одном из последних словарей новых слов.

Многие иностранные слова, уместные и необходимые в специальной, научной и технической литературе, неуместны в текстах, обращенных к широкому кругу читателей и не затрагивающих узкоспециальных научных и технических вопросов. Приведем небольшую цитату из газеты «Московское время» (1998. №17): «Грядут выборы, и политики снова вспомнили, что вино губит людей и лишает их возможности сделать правильный выбор. Человек, известное дело, глуп и выгоды своей не понимает. Поэтому к благу его надо приводить силой закона. И понеслись над страной очередные призывы законодательно истребить дипсоманию». В «Толковом словаре иноязычных слов» Л. П. Крысина слово дипсомания приводится с пометой «медицинское». Это периодически возникающее неудержимое влечение к алкоголю, периодический запой. Очевидно, что это слово неуместно в тексте обычной московской газеты, рассчитанной не на специалиста, а на широкого читателя.

В местной печати очень часто можно встретить заголовки статей с заимствованными словами. В «Вечер Елабуги» я сталкивалась с такими названиями: «Шерше ля фам» (11 мая, 2005 г.), «Супер стар» (1 июня, 2005 г.), «Мародеры вышли на жатву» (9 ноября, 2005 г.); Мародер – человек, грабящий убитых и раненых на поле сражения; человек, грабящий население во время военных действий, катастроф и др. бедствий.

В статье «В ажурном обрамлении» (14 января, 2007 г.) слово ажурный можно было заменить синонимичным словом сквозной, кружевной, сетчатый.

Следующая статья «Легко ли попасть в дачную амнистию» (5 февраля, 2007 г.), где амнистия значит полное или частичное освобождение от наказания лиц, осужденных с судом, законодательно проводимое верховной властью.

«Гаранты кредитов» (5 февраля, 2007 г.), «Елабуга в авангарде европейской медицины» (5 февраля, 2007 г.), «Социальная ипотека» (28 февраля, 2007 г.), «Правила игры диктуют монополисты» (10 января, 2007 г.), «Вандализм» (10 января, 2007), «…Лямур, тужур, бонжур…» из статьи «Виртуальная любовь» (10 января, 2007 г.), «Пиратский рынок петард и хлопушек» (3 января, 2007 г.), «Предновогодние вандалы» (3 января, 2007 г.), «Демография пошла на взлет» (3 января, 2007 г.), «Уникальный депутат» (3 января, 2007 г.) – статьи с такими заголовками встречаются чуть ли не на каждой полосе страниц. И это очень досадно.

Иноязычные слова в речи использовать можно и нужно, но не стоит ими злоупотреблять, а главное, используя заимствованное слово, нужно быть уверенным в том, что значение его понятно. В противном случае неизбежны коммуникативные неудачи.


ВИДНЫЕ ДЕЯТЕЛИ О ЗАИМСТВОВАННЫХ СЛОВАХ

Об отношении к употреблению в литературной русской речи иноязычных слов говорилось не раз – и очень авторитетными представителями науки, литературы и общественной жизни. Так, В.Г. Белинский писал: «Нет сомнения, что охота пестрить русскую речь иностранными словами без нужды, без достаточного основания, противна здравому смыслу и здравому вкусу; но она вредит не русскому языку и не русской литературе, а только тем, кто одержим ею. Но противоположная крайность, т. е. неумеренный пуризм, производит те же следствия, потому что крайности сходятся. Судьба языка не может зависеть от произвола того или другого лица. У языка есть хранитель надежный и верный: это – его же собственный дух, гений. Вот почему из множества вводимых иностранных слов удерживаются только немногие, а остальные сами собою исчезают».

Интересен взгляд на иностранное слово в русской речи молодого Л. Толстого: «Как ни говори, а родной язык всегда по душе, ни одного французского слова в голову нейдет, а ежели хочешь блеснуть, тогда другое дело».

По-видимому, вот это «ежели хочешь блеснуть» и побуждает многих пишущих и говорящих, особенно на темы газетно-публицистические и научные, вставлять в речь без всякой необходимости иноязычную лексику, несмотря на то, что она мешает общению, в особенности, если применяется в неотчетливом значении.

Вот авторитетное мнение М. Горького: «Было бы, пожалуй, гораздо полезней, если б все мы писали проще, экономнее, так, «чтобы словам было тесно, мыслям – просторно», а не так, например:

«…Мы должны отвергнуть тенденцию к аполитации дискуссии».

Ведь можно сказать менее премудро: мы отвергаем намерение устранять политику из наших споров. Нет ничего такого, что нельзя было бы уложить в простые и ясные слова. В. И. Ленин неопровержимо доказывал это».

В. И. Ленин придавал большое значение доступности, действенности речи и осуждал неумеренное стремление пестрить русскую речь иноязычными словами. В статье «Об очистке русского языка» Ленин писал: «Русский язык мы портим. Иностранные слова употребляем без надобности. Употребляем их неправильно. К чему говорить «дефекты», когда можн6о сказать недочеты или недостатки или пробелы?

Конечно, когда человек, недавно научившийся читать вообще и особенно читать газеты, принимается усердно читать их, он невольно усваивает газетные обороты речи. Именно газетный язык у нас, однако, тоже начинает портиться. Если недавно научившемуся читать простительно употреблять, как новинку, иностранные слова, то литераторам простить этого нельзя. Не пора ли нам объявить войну употреблению иностранных слов без надобности?

Сознаюсь, что если меня употребление иностранных слов без надобности озлобляет (ибо это затрудняет наше влияние на массу ), то некоторые ошибки пишущих в газетах совсем уже могут вывести из себя. Например, употребляют слово «будировать» в смысле возбуждать, тормошить, будить. Но французское “bouder» (буде) значит сердиться, дуться. Поэтому будировать значит на самом деле «сердиться», «дуться». Перенимать французски-нижегородское словоупотребление значит перенимать худшее от худших представителей русского помещичьего класса, который по-французски учился, но во-первых, не доучился, а во-вторых, коверкал русский язык.

Не пора ли объявить войну коверканью русского языка?»


Можно усмотреть нечто общее в отношении к иноязычным словам представителей русской классической литературы и критики – и в отношении к тем же словам В. И. Ленина. Но Ленин строже, отчетливее, категоричнее формулирует социальную задачу – объявить войну коверканью русского языка.

30 января 1974 г. «Литературная газета» опубликовала статью члена-корреспондента АН СССР Н. Федоренко «Не перевести ли на русский язык?» В статье речь идет о проникновении в русскую научную прозу наших дней не вызываемых никакой необходимостью иноземных слов-терминов. Правда, Н. Федоренко взял лишь одну область научного знания – литературоведение; но и в других областях науки положение едва ли лучше.

Н. Федоренко пишет: «В ряде статей широко используются такие слова, как «тренд», «секуляризация», «дискретность», «детант», «интерперсонализация», «доминанта», «конформизм», «нонконформизм», «антиконформизм», «масс медиа», «истеблишмент», «хеппенинг», «бестселлер» и т. д. Их применение стало, чуть ли не самым хорошим тоном. Наряду с отдельными терминами используются различные словосочетания. Приведу несколько иллюстраций: «Методологическая консепция эстетического прогресса», «реальные потенции аналитического метода», «с позиций формально-компаративистской методологии», «типологический анализ эстетической структуры», «исторические параметры», «атомизирующие и механизирующие тенденции в прогрессе научно-технической революции».

Тут количество явно на грани перехода в качество, имя которому – потеря чувства меры. Не может не возникнуть вопрос: неужто русский язык действительно оскудел, обеднел литературоведческими терминами, а потому заставляет вновь и вновь обращаться к спасительным иноязычным заимствованиям?

Указывая на «потенциальную тенденцию к социальному отказу», автор одной «ученой» статьи говорит об «антиинституционной и антитрадиционной позиции интеллектуалов». Им поднимается также проблема «вторичной традиции интеллектуалов: сентизм, популизм, национализм и прочее, которые зародились в среде «неинституционализированных интеллектуалов», и поясняется, что современный интеллектуал институционализируется ускоренными темпами».

А затем целый каскад: «аморфность категории «интеллектуал» в современной буржуазной социологии…признак элигизма…атрибут любой консепции «интеллектуала» может по конъюнктурным соображениям раствориться в массе интерпретирующих»… Или: «колоритнейшая парадигма предвизантийского западно-восточного синтеза»…

«Новые слова иностранного происхождения вводятся в русскую речь беспрестанно и часто совсем без надобности. Надо беречь наш богатый и прекрасный язык от порчи», - писал еще в 1878 году Н. С. Лесков.

«Погоня за новым, «красивым», звучным, а иногда и непонятным для «непосвященных» названием приводит к тому, что крестьянин-единоличник (говоря «простым» языком – арендатор) хочет быть только фермером, бандит-вымогатель называется не иначе, как рэкетир (можно еще звучнее – рэкетмен), женщина легкого поведения и совсем уж необычно, красиво и загадочно – путана», - пишет профессор Н. В. Новиков.


Составитель «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимир Иванович Даль писал: «Мы не гоним анафемой все иностранные слова из русского языка, мы больше стоим за русский склад и оборот речи, но к чему выставлять в каждую строчку: моральный, оригинальный, натура, артист, грот, пресс, гирлянда, пьедестал и сотни других подобных, когда без малейшей натяжки можно сказать то же самое по-русски? Разве нравственный, подлинный, природа, художник, пещера хуже? Нисколько, но дурная привычка ходить за русскими словами во французский и немецкий словарь делает много зла. Мы очень нередко видим, что писатели вставляют самым странным образом французское слово, явно против воли и желания своего только потому, что не могли в скорости найти русского, или даже не знали его – неужели это хорошо и извинительно».


СЛОВАРИ ИНОСТРАННЫХ СЛОВ

  • Алексеев М. П. «Словари иностранных языков в русском азбуковнике 17 в.». Исслед., тексты и комментарии. Л. «Наука», 1968.

  • Бабкин А. М., Шендецов В. В. «Словарь иноязычных выражений и слов, употребляющихся в русском языке без перевода». В 2-х книгах М., «Наука» 1966.

  • «Новые слова и значения». Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х гг., под ред. К. З. Котеловой и Ю. С. Сорокина. М., «Совет энциклопедия», 1973.

  • Скляревская Г. Н. «Новейшие и наиболее распространенные заимствования в современном русском языке». Краткий словарь-справочник. М., СП 6: Академия, 200-224 стр.

  • «Словарь древнерусского языка (6 – 14 вв.)». В 10 т. (А. Н. СССР, Ин-т рус. яз.); Гл. ред. Р. И. Аванесов, - М. Рус. яз. 1988.

  • «Словарь иностранных слов в русском языке».(Под ред. И. В. Лехина, Ф. К. Петрова. – М., ЮНВЕС, 1996, - 832 стр.

  • Чагина Л. И. «Методические указания к собиранию материала для областного словаря Елабуги», 1961.

  • Локшина С. М.«Краткий словарь иностранных слов» 9-е изд., - М.: Рус. яз., 1988

  • «Новейшие словари иностранных слов и выражений». М.: АСТ, 2002.

  • Подосинов А. В., Белов А. М. «Русско-латинский словарь». М.:Флинта,2000.

  • Поцелуев В. А. «Словесин предков» М.: ВЛАДОС,1997

  • «Словарь иностранных слов» М.: Рус. яз.1982.

  • «Школьный словарь иностранных слов» (В. В. Одинцов и др.). Под ред. В. В. Иванова. М., Просвещение,1990.

  • «Толковый словарь иноязычных слов». А. П. Крысин. Изд. «Эскимо» М., 2005.

  • «Новейший словарь иностранных слов и выражений» М., АСТ 2002.

  • «Словарь иностранных слов и выражений». М; Олимн; ООО «Изд-во АСТ-ЛТД», 1997.

  • «Русский словарь иностранных слов в русском языке» М – Юнвес» 1996


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Большинство заимствований обусловлены изменением общественно-политического устройства России в последние десятилетия 20 века и принадлежат сферам человеческой деятельности, претерпевшим в связи с этим изменением коренную ломку, ставшим более актуальными: политика, право, экономика, религия, новые технологии и т. п. Можно без преувеличения сказать, что произошел лингвистический взрыв. Иноязычные слова в речи использовать можно и нужно, но не стоит ими злоупотреблять, а главное, используя заимствованное слово, нужно быть уверенным в том, что значение его понятно. В противном случае неизбежны коммуникативные неудачи.

При непосредственном контакте народов заимствование происходило устным путем. Именно этим путем пришли в русский язык слова из скандинавских, финских и тюркских языков. Письменным путем заимствовались слова из латинского языка. Грецизмы заимствовались как устным, так и письменным путем.

Большинство слов в русском языке не обладают яркими приметами, по которым можно было бы определить, из какого языка они пришли. Однако определенная их часть имеет «родимые пятна», т. е. сохраняет приметы, характерные для того или иного языка.

В последние 3-5 лет русский язык интенсивно пополняется заимствованными словами. Особенно много слов вошло в общественно-политическую и экономическую лексику. Это происходит потому, что страна вступила в новую общественно-политическую формацию, а также в свободные рыночные отношения. Идет процесс разгосударствления, делается попытка проведения реформ в различных сферах жизни. Язык же всегда быстро и гибко реагирует на потребности общества.

На основе приведенных примеров можно сделать несложный вывод о том, что количество заимствованных слов, обозначающих самые разные понятия, очень велико и продолжает расти. Если заимствование совсем новое, то его может и не быть в словарях. В таких случаях журналисты обычно дают своеобразное «толкование» слова в статье.


1   2   3   4   5   6

Похожие:

Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов iconПоложение о гуманитарной конференции Окружная научно-практическая конференция по литературе
Гуманитарная научно-практическая конференция «Духовно-нравственные истоки русской литературы» проходит в базовых школах юао города...
Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов iconНаучно-практическая конференция «курсовое проектирование: практическое и научное значение»
Конференция проводится с целью создания условий, способствующих развитию интеллектуального и творческого потенциала студентов и преподавателей,...
Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов iconНаучно-практическая конференция, как средство формирования профессиональной компетенции путем привлечения студентов к научному творчеству
Научных знаний, формирования профессиональной компетенции, развития навыков научно-исследовательской работы, публичного выступления,...
Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов iconНаучно-практическая конференция неврологов XIX всероссийская конференция
Санкт-Петербург, гостиница «Холидей Инн – Московские ворота», Московский пр., 97А
Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов iconОбластная научно-практическая конференция учащихся “Молодость науке” памяти А. Л. Чижевского Симплекс-метод “спешит на помощь”. г. Калуга
Областная научно-практическая конференция учащихся “Молодость науке” памяти А. Л. Чижевского
Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов iconОбластная научно-практическая конференция учащихся “Молодость науке” памяти А. Л. Чижевского Начальная статистическая обработка информации или
Областная научно-практическая конференция учащихся “Молодость – науке” памяти А. Л. Чижевского
Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов icon1 Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии: материалы сообщений
Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии: материалы сообщений. М.: Смысл, 2001. — 000 с
Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов iconРешение № Положение о научно-практической конференции «Студенческие Дни науки»
Научно-практическая конференция «Студенческие Дни науки» (далее конференция) является ежегодным мероприятием, проводимым в апреле...
Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов iconСборник статей d Ставрополь, 2012 удк (082): 159. 9: 616-085:=>616-089: 616-053. 2: 616. 31 Ббк 72. 471. 3я431(2Рос-4Ста) и 66 Научно-практическая конференция с международным участием «Инновации молодых учёных»
Научно-практическая конференция с международным участием «Инновации молодых учёных», посвященная 75-летию гбоу впо «Ставропольская...
Научно-практическая конференция История возникновения заимствованных слов iconТематический план мероприятий Международного научно-технического конгресса
Международная научно-практическая конференция «Энергоэффективные и экобезопасные технологии ХХI века»
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница