Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение»




Скачать 19.89 Kb.
НазваниеЮрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение»
страница10/10
Дата03.02.2016
Размер19.89 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Б. Р.

На кладбище беременная, вот

она, как дождь, сквозь заросли идет,

выходит на дорожку, где мальчишка

пинает что-то лопнувшее – шишка

сосновая, а рядом, дождевик

швырнув на пень, с лопатою мужик,

подвыпивший, советуется с глиной,

где начинать, и с трелью соловьиной

в носу – бродяга горсткою конфет

прохожих угощает, он поэт,

но мертв давно, и вот его волненье

передается воздуху в груди:

так он идет с собакой впереди –

отпущенный землею в увольненье.


***

Кто-то в печной трубе

делает на губе,

локоть вонзив в колено,

траурного Шопена.


Сажа не горяча,

не горячей плеча –

теплится еле-еле,

но поперёк метели.


Музыка вверх пошла,

сажа её бела,

и не болит колено

у печника Шопена.


***

Меж безднами двумя
то лодка, то ресница
качается, стоймя
стоит себе — и длится…

Утешь меня, утешь,
глагол, своим недугом —
своим зияньем меж
значением и звуком.


***

Хочешь свою страну

в губы поцеловать,

в серую седину,

в снежную благодать,

в белый, как полотно,

в долгих слезах простор, –

соединив в одно

губы, мороз, топор…


***

Запомнишь ли – не мысль, не звук,

не губ гончарную работу,

а исчезающую вдруг

земную ноту.


Чтоб там, где смерть и рождество

ещё в одном – в одном сосуде,

собой расширить вещество,

мерцающее в каждом чуде.


И времени знакомый хруст

не помешает за плечами

услышать полное молчанье

из первых уст.


***

Кто-то спросил: – Ну, как? –

ночью в пустом дому.

Я говорю: – Никак, –

этому никому.


Поздно. Я спать пошёл.

Просто оставлю свет.

И положу на стол

парочку сигарет.


***

Пойти проведать непогоду,

ворону, палую листву,

природы полную свободу

и сон деревьев наяву.

Увидеть, как дела у коршуна

и как лещи себя ведут,

и сколько прямо с неба скошено

сухой воды в осенний пруд.

Махнуть на всё заморской удочкой,

порвать капроновую нить

и за пчелой последней – дурочкой –

сквозь слёзы горькие следить.


***

Плачет коза, поднимаясь в горку.

Кто-то затеял в лесу уборку.

Осень. В отхожее сыплют хлорку,

чтобы осело. Курю махорку.

Вот на окошке заело шторку.

Стало светлее. Пусть будет так.

Это, наверно, хороший знак:

коршун выписывает восьмёрку…


***

Е.

Ходит музыка по коже.

Серебрится вдоль дорог

что-то медленное. Боже

мой, я тоже одинок.


Ничего. Я умираю.

И, с закушенной губой,

непогода пахнет с краю

азиатского – тобой.


Ты без музыки танцуешь,

смотришь небу прямо в рот.

Трижды воздух поцелуешь –

и собака подойдёт.


***

Е.

О, вещий холодок, дыхание свободы,

когда, ещё жива, ты плачешь надо мной.

Когда б ты знала, что конец одной природы

есть появленье, может быть, иной.


Ни страха, ни тоски и никакой погоды:

иное вещество, иные дух и твердь,

текущие всегда, как свет, песок и воды,

как то, что вы у вас легко зовёте: смерть.


***

Antony Hegarty / Энтони Хегарти

Прости меня и отпусти,

как дым табачный на свободу –

в окно, которое в горсти

не унести, как свет и воду,

как зимний воздух с белым лбом,

когда морозная надсада

стирает в небе голубом

следы дождя и снегопада.


***

В окне – снегопад: прохудился карман,

наверное, главный – и ты засыпаешь.

Обратно в чернильницу первый роман

из полуистлевшей тетради ссыпаешь.

От уст эпилога вся жизнь потекла

из смерти в рожденье и дальше – к зачатью,

к тяжёлому синему женскому платью,

свисающему, как Байкал, со стола.

К трельяжу, одетому в чьё-то пальто,

к дверям, не умеющим настежь открыться,

покуда за ними никто и ничто:

не ангел, не ангел, а снег на реснице.

Не ангел, не ангел, а снежный покров

теснит потолок ослепительной тенью

и, распространяясь, подобно растенью,

мерцает изнанкой неведомых слов.


***

Е.

Эта собака не для езды.

Имя собаки – имя звезды.


Имя собаки – имя цветка

цвета любви и её языка:


Словно от зноя зевнула земля.

Или собака. Собака моя.


Имя собаки – выдох и вдох.

Отчество – Бог.


***

Позолоченная стружка.

Ветром выструганный лес.

Заведёт земная вьюшка

злую вытяжку небес.


Чёрный дрозд летит по краю

неба, белого вдали.

Отвыкаю, отвыкаю,

отвыкаю от земли.


***

Медленно, медленно ваза,

выпав из левого глаза,

бьётся. На звук и на свет

вся распадается. Нет,

и на цветы, и на воду,

на пустоту и свободу

полного небытия…


Вечная ваза моя.


***
Е.

Что-то ещё я хотел… Никак.

Впрочем, уже не важно.

Знаешь, душа возмужала так,

что умирать не страшно.


Стужа слепила пяток ресниц

в свет, в ледяную ржавость,

чтоб не забыть перезябших птиц,

чтобы слеза держалась.


***

М. Никулиной

Зима в деревне холоднее:

в сугробах бездна, леденея,

сухим огнём отражена.

Какая близкая она.

Живу в деревне – прямо в небе,

о боге думаю, о хлебе.

И ангелы средь бела дня

с рябины смотрят на меня.


***

Погладил печь – спадает жар,

я глину мял и плакал ночью,

и на плечах всю ночь держал

округу волчью.


Распеленай меня. Темно

под коркой глины, льда и хлеба

тому, что делает окно

необходимой частью неба.


***

Убивал. Великолепил.

Забывал. Кричал во сне.

Твои губы сжаты в пепел –

в сердце, сжатое во мне.


Прозреваю. Вырываю

взгляд из глаза своего,

чтоб обуглилось по краю

нашей жизни вещество.


Чтобы жгло окно в конверте

белом, снежном, голубом.

Что мне делать после смерти,

к чьей руке прижаться лбом…


В недочитанном романе

два забытых мертвеца:

я и ты – в чужом тумане,

снящаяся без лица.


***

Ищу тебя. Иду по краю,

где льёт луна, где льёт левша.

Левее – к сердцу. Пропадаю.

Сначала тень. Потом душа.


Во мне зима. Она сквозная.

И я везде. К чему спешить.

Как будто умер я, не зная,

как эту вечность пережить.


***

Курю в больничном туалете,

тайком, почти на этом свете,

где лампочка из-за угла

беднее зимнего тепла,

где мёртвые ладошки моли,

черпнувшие чрезмерной боли,

навстречу машут, дураку,

и сыплют пепел на башку…


***

Мышка больничная, жизнью шурша,

ищет пожрать. Зачесалась душа

у тишины, темноты, немоты,

шторок, прикрывших квадратные рты,

чтобы беззвучно крича, не вспугнуть

смерти немного и хлеба чуть-чуть,

капельку света откуда-нибудь…


Ангелу ночью очей не сомкнуть.


***

Когда я умер, стало мне

понятно всё: в каком огне,

во сне, в окне, в каком бреду

куда я, Господи, иду.


Когда я умер, ты прошла

тропою пекла и тепла

по мне, по мне, по мне, по мне,

по мне – во сне, в окне, в огне…


***

Небо опрокидывается – никак

не опрокидывается. Ни капли.

Левый в больнице сожму кулак –

это для капельницы, для цапли.


Небо опрокидывается – к нему

я запрокину лицо навстречу:

вижу взгляд, голубую тьму,

отболевшую сном и речью.


Всё, что длится как выдох-вдох,

сверху не льётся, но вверх струится, –

это Бог. Это просто Бог –

слева ангел, а справа птица.


***

В полуслезах, в полубреду

с подземной музыкой иду

к другой – неслыханной, небесной –

оборонять свою беду

и слушать ангелов во льду…


Мне хорошо в твоём аду

молчать над бездной.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconСтихотворения (О чем стихотворение?)
А) композиция (как построено стихотворение? На какие части можно его разделить? О чем каждая часть?
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconФгоу спо «Яранский аграрный техникум» «посвящение в профессию»
Пока читается стихотворение, выносят парту со стульями, включается свет и начинается сценка «Стихи о бухгалтерском учете», ее исполняют...
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconА. С. Пушкин Задани Прочитайте стихотворение А. С. Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны»
Задани Прочитайте стихотворение А. С. Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны»
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconТема : Два портрета (Стихотворение Н. Заболоцкого и портрет А. П. Струйской кисти Ф. С. Рокотова)
Тема: Два портрета (Стихотворение Н. Заболоцкого и портрет А. П. Струйской кисти Ф. С. Рокотова)
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconЛитературная игра для учащихся 9-х классов
Торжественное стихотворение, посвященное какому-либо историческому событию (ода)
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» icon5. в строке Нежней и бесповоротней / Никто не глядел Нам
К какому типу лирики относится стихотворение М. И. Цветаевой «Никто ничего не отнял»?
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» icon«Лирика «сильнейших страстей» иглубоких страданий» /анализ стихотворения М. Ю. Лермонтова
На доске записывается стихотворение или выводится на экран через проектор, которое прочитывается учителем
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» icon«Лирика «сильнейших страстей» иглубоких страданий» /анализ стихотворения М. Ю. Лермонтова
На доске записывается стихотворение или выводится на экран через проектор, которое прочитывается учителем
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconСценарий гостиной. На фоне тихой музыки звучит стихотворение В. А. Солоухина «Чета белеющих берёз»
Центр краеведения и возрождения народных традиций мо «Павловское сельское поселение»
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconЛитературное чтение Роман Е. В., учитель начальных классов моу осош №1
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница