Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение»




Скачать 19.89 Kb.
НазваниеЮрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение»
страница3/10
Дата03.02.2016
Размер19.89 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
NB: Книга куплена в начале 21-го века. Малая серия (зелёная) Библиотеки поэта. Полюбил сразу: и за стихи, и за страшную судьбу их автора. Потом в течение 5–6 лет покупал эту книгу заново и неоднократно – дарил всем, кто тосковал по поэзии в годы перемен и дефолта


Павел Васильев

Снегири <взлетают> красногруды...

Скоро ль, скоро ль на беду мою

Я увижу волчьи изумруды

В нелюдимом, северном краю.


Будем мы печальны, одиноки

И пахучи, словно дикий мед.

Незаметно все приблизит сроки,

Седина нам кудри обовьет.


Я скажу тогда тебе, подруга:

«Дни летят, как по ветру листьё,

Хорошо, что мы нашли друг друга,

В прежней жизни потерявши всё...».

1937

NB: Павел Васильев – любовь с первого курса университета (филфак). Никогда не воспринимался как подъесенинец. Думается, Павел Николаевич был помощнее Сергея Александровича. Посвежее. Поинтереснее. Поопаснее. Попрямее. Подурнее. Побезбашеннее. Ну и, наконец, помоложе.


Владимир Набоков

Благодарю тебя, отчизна,

за злую даль благодарю!

Тобою полн, тобой не признан,

я сам с собою говорю.

И в разговоре каждой ночи

сама душа не разберет,

мое ль безумие бормочет,

твоя ли музыка растет...

NB: Стихи из «Дара». С Набоковым всё не так просто: сначала проза – русская, иная. Потом стихи. Затем разочарование в его прозе (исключая раннюю и рассказы) и любовь к стихам. Умирая, Владимир Владимирович признался сыну, что он всегда считал себя прежде всего поэтом. Так оно и есть.

Нет, бытие – не зыбкая загадка!

Подлунный дол и ясен, и росист.

Мы – гусеницы ангелов; и сладко

вгрызаться с краю в нежный лист.


Рядись в шипы, ползи, сгибайся, крепни,

и чем жадней твой ход зеленый был,

тем бархатистей и великолепней

хвосты освобожденных крыл.

1923

NB: Знаю 25 лет. Люблю. Восхищаюсь. Часто вспоминаю. Повторяю. Не могу без него. Он как погода. Просто есть.


Владислав Ходасевич

Когда б я долго жил на свете,

Должно быть, на исходе дней

Упали бы соблазнов сети

С несчастной совести моей,


Какая может быть досада,

И счастья разве хочешь сам,

Когда нездешняя прохлада

Уже бежит по волосам.


Глаз отдыхает, слух не слышит,

Жизнь потаенно хороша,

И небом невозбранно дышит

Почти свободная душа.

1921

NB: Настоящий Серебряный век мы узнали (начали узнавать) с конца 80-х. Хотя имена были во рту, а несколько стихотворений – в сердце. Как они доходили до меня? На папиросной бумаге. Через Майю Никулину, Игоря Сахновского, Женю Касимова, Диму Воронкова, Наталию Купину и др. Ходасевич для меня – не равный (по ощущениям онтологическим), как Лермонтов и Пушкин. Он – старше. И страшнее. Беспощаднее к себе и к миру. Строже даже Цветаевой. Он – сам себе судия.

Перед зеркалом

Nel mezzo del cammin di nostra vita

Я, я, я! Что за дикое слово!

Неужели вон тот – это я?

Разве мама любила такого,

Желто-серого, полуседого

И всезнающего, как змея?


Разве мальчик, в Останкине летом

Танцевавший на дачных балах, –

Это я, тот, кто каждым ответом

Желторотым внушает поэтам

Отвращение, злобу и страх?


Разве тот, кто в полночные споры

Всю мальчишечью вкладывал прыть,-

Это я, тот же самый, который

На трагические разговоры

Научился молчать и шутить?


Впрочем – так и всегда на средине

Рокового земного пути:

От ничтожной причины – к причине,

А глядишь – заплутался в пустыне,

И своих же следов не найти.


Да, меня не пантера прыжками

На парижский чердак загнала.

И Вергилия нет за плечами, –

Только есть одиночество – в раме

Говорящего правду стекла.

1924

NB: Всё так и есть. В мои 55 лет. Стихи узнал от Сергея Марковича Гандлевского. Раньше не замечал – видел другое. Странно. Выбор любви или выбор тебя любовью – процесс божественный.


Николай Языков (1803–1846 / 47

Молю святое провиденье:

Оставь мне тягостные дни,

Но дай железное терпенье,

Но сердце мне окамени.

Пусть, неизменен, жизни новой

Приду к таинственным вратам,

Как Волги вал белоголовый

Доходит целый к берегам.

NB: Это стихотворение прочёл и запомнил с первого раза (что со мной не случается лет так с 40) три дня назад. Оно – обо мне, о душе моей нынешней, убитой разлукой с Собеседником. Это и моя молитва.


Фёдор Туманский (1799–1853)

Птичка

Вчера я растворил темницу

Воздушной пленницы моей:

Я рощам возвратил певицу,

Я возвратил свободу ей.

Она исчезла, утопая

В сияньи голубого дня,

И так запела, улетая,

Как бы молилась за меня.

NB: Явный образец вторичных, посредственных (весьма) стишков. Но – две последние строки. В этом стихотворении нет сентиментальности. А это хорошо. И вообще я люблю птиц и ангелов в стихах. В стихах любительских, наивных: Я несу коробку с кошкой, / С кошкой, спящей понарошку. / Поклонюсь – поставлю тут – / Дальше ангелы несут… – стихи Елены Шароновой. Ангелы – мои.


Яков Полонский

К портрету М. И. Лопухиной

Она давно прошла, и нет уже тех глаз,

И той улыбки нет, что молча выражали

Страданье - тень любви, и мысли - тень печали.

Но красоту ее Боровиковский спас.


Так часть души ее от нас не улетела,

И будет этот взгляд и эта прелесть тела

К ней равнодушное потомство привлекать,

Уча его любить, страдать, прощать, молчать.

NB: Глухонемые стихи. Но – зрящие. Узнал их, когда мне было под 40. И когда наступила усталость от стереосемантической поэзии с ассоциативной паутиной и смысловыми провалами. Последняя строка – чудо.


Михаил Муравьев (1757–1807)

Ночь

К приятной тишине склонилась мысль моя,

Медлительней текут мгновенья бытия.

Умолкли голоса, и свет, покрытый тьмою,

Зовет живущих всех ко сладкому покою.

Прохлада, что из недр прохладныя земли

Восходит вверх, стелясь, и видима в дали

Туманов у ручьев и близ кудрявой рощи

Виется в воздухе за колесницей нощи,

Касается до жил и освежает кровь!

Уединение, молчанье и любовь

Владычеством своим объемлют тихи сени,

И помавают им согласны с ними тени.

Воображение, полет свой отложив,

Мечтает тихость сцен, со зноем опочив.

Так солнце, утомясь, пред западом блистает,

Пускает кроткий луч и блеск свой отметает.

Ах! чтоб вечерних зреть пришествие теней,

Что может лучше быть обширности полей?

Приятно мне уйти из кровов позлащенных

В пространство тихое лесов невозмущенных,

Оставив пышный град, где честолюбье бдит,

Где скользкий счастья путь, где ров цветами скрыт.

Здесь буду странствовать в кустарниках цветущих

И слушать соловьев, в полночный час поющих;

Или облокочусь на мшистый камень сей,

Что частью в землю врос и частию над ней.

Мне сей цветущий дерн свое представит ложе.

Журчанье ручейка, бесперестанно то же,

Однообразием своим приманит сон.

Стопами тихими ко мне приидет он

И распрострет свои над утомленным крилы,

Живитель естества, лиющий в чувства силы.

Не сходят ли уже с сих тонких облаков

Обманчивы мечты и между резвых снов

Надежды и любви, невинности подруги?


Уже смыкаются зениц усталых круги.

Носися с плавностью, стыдливая луна:

Я преселяюся во темну область сна.

Уже язык тяжел и косен становится.

Еще кидаю взор — и всё бежит и тьмится.

NB: Чудесные стихи. 18 век! А в них уже и «Невыразимое» Жуковского и «Пора, мой друг, пора…» Пушкина, и Баратынский, и Батюшкова вздохи. Каков язык! Номинации бесхитростно-прямые. Стихи эти узнал случайно: в поезде в какой-то старой (дореволюционной) хрестоматии. Хрестоматийное открытие!

Георгий Иванов

Мелодия становится цветком,

Он распускается и осыпается,

Он делается ветром и песком,

Летящим на огонь весенним мотыльком,

Ветвями ивы в воду опускается...


Проходит тысяча мгновенных лет,

И перевоплощается мелодия

В тяжелый взгляд, в сиянье эполет,

В рейтузы, в ментик, в «Ваше благородие»,

В корнета гвардии – о, почему бы нет?..


Туман... Тамань... Пустыня внемлет Богу.

– Как далеко до завтрашнего дня!..


И Лермонтов один выходит на дорогу,

Серебряными шпорами звеня.

NB: Георгия Иванова долго не любил (из-за ахматовского «Жоржики» – и об Адамовиче тож). Но однажды (в конце 80-х) нашёл у Ю. Анненкова в мемуарах стихи «Голубая речка…» И – всё. Понял. Ощутил. Глубоко трагический человек и поэт (эмиграционный период). Предсмертные стихи – потрясающие.


Гаврила Державин

Река времен в своем стремленьи

Уносит все дела людей

И топит в пропасти забвенья

Народы, царства и царей.

А если что и остается

Чрез звуки лиры и трубы,

То вечности жерлом пожрется

И общей не уйдет судьбы.

NB: Ощущение – знал эти стихи всегда. Узнал же, видимо, в последнем классе школы. Часто и помногу (чуть было не написалось по-ахматовски «трудно» и «всю ночь») говорили об этом стихотворении с Олегом Дозморовым и Борисом Рыжим: акростих – не акростих и всё такое.


Александр Твардовский

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они – кто старше, кто моложе –

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь, –

Речь не о том, но всё же, всё же, всё же…

1966

NB: Есть ещё и «Перевозчик-водогрёбщик, парень молодой, перевези меня на ту сторону, сторону домой…». Но это – из песни. Покаяние Твардовского за не-вину / вину мне в тысячу раз дороже есенинского дикого бахвальства, что никого по тюрьмам он не мучил и зверьё не бил по голове. Что-то у парня с душой не так было. А у Твардовского ещё и «Василий Тёркин» есть, и «Новый мир» был. Спасибо ему. И – Тане Снигирёвой, которая буквально спасла многотомник поэта, который я решил утопить. Спасла. И многотомник. И меня.


Николай Ушаков

Вино

Г. В. Шелейховскому

Я знаю,

трудная отрада,

не легкомысленный покой,

густые грозди винограда

давить упорною рукой.

Вино молчит.

А годы лягут

в угрюмом погребе, как дым,

пока сироп горячих ягод

не вспыхнет

жаром золотым.

Виноторговцы — те болтливы,

от них кружится голова.

Но я, писатель терпеливый,

храню, как музыку, слова.

Я научился их звучанье

копить в подвале и беречь.

Чем продолжительней молчанье,

тем удивительнее речь.

NB: Не помню, где и когда. Помню, что нашёл сам. Где-то на Северном флоте. На Кольском полуострове.


Владимир Бенедиктов

Гроза

В тяжелом воздухе соткалась мгла густая;

Взмахнул крылами ветр; зубчатой бороздой

Просеклась молния; завыла хлябь морская;

Лес ощетинился; расселся дуб седой.


Как хохот сатаны, несется, замирая,

Громов глухой раскат; – и снова над землей

Небесный пляшет огнь, по ребрам туч мелькая,

И грозно вдруг сверкнет изломанной чертой.


Смутилась чернь земли и мчится под затворы...

Бегите! этот блеск лишь для очей орла...

Творенья робкие, спешите в ваши норы!


Кто ж там - на гребне скал? Стопа его смела;

Открыта грудь его; стремятся к небу взоры,

И молния – венец вокруг его чела!

1835

NB: Прочёл в Москве, в середине 80-х, в серии «Библиотека поэта». После долгой заграницы и ограниченного чтения – удивился. Воспринимается как вариант (1835!) «Грозы» Заболоцкого.


Арсений Тарковский

Красный фонарик стоит на снегу.

Что-то я вспомнить его не могу.


Может быть, это листок-сирота,

Может быть, это обрывок бинта,


Может быть, это на снежную ширь

Вышел кружить красногрудый снегирь,


Может быть, это морочит меня

Дымный закат окаянного дня.

1973

NB: Эти стихи мучают меня с 1976 года. Книгу подарила Вера Юрьева на сельхозработах (она – II курс, я – I-ый). Была влюблённость. Первые две строки – языковой эталон выражения дежавю. Поэзия, видимо, вообще дежавю. Обрывки воспоминаний о прошлой и грядущей жизни – жизни до меня, со мной и без меня. Тарковского люблю всего.


Николай Заболоцкий

Сон

Жилец земли, пятидесяти лет,

Подобно всем счастливый и несчастный,

Однажды я покинул этот свет

И очутился в местности безгласной.

Там человек едва существовал

Последними остатками привычек,

Но ничего уж больше не желал

И не носил ни прозвищ он, ни кличек.

Участник удивительной игры,

Не вглядываясь в скученные лица,

Я там ложился в дымные костры

И поднимался, чтобы вновь ложиться.

Я уплывал, я странствовал вдали,

Безвольный, равнодушный, молчаливый,

И тонкий свет исчезнувшей земли

Отталкивал рукой неторопливой.

Какой-то отголосок бытия

Еще имел я для существованья,

Но уж стремилась вся душа моя

Стать не душой, но частью мирозданья.

Там по пространству двигались ко мне

Сплетения каких-то матерьялов,

Мосты в необозримой вышине

Висели над ущельями провалов.

Я хорошо запомнил внешний вид

Всех этих тел, плывущих из пространства:

Сплетенье ферм, и выпуклости плит,

И дикость первобытного убранства.

Там тонкостей не видно и следа,

Искусство форм там явно не в почете,

И не заметно тягостен труда,

Хотя весь мир в движенье и работе.

И в поведенье тамошних властей

Не видел я малейшего насилья,

И сам, лишенный воли и страстей,

Все то, что нужно, делал без усилья.

Мне не было причины не хотеть,

Как не было желания стремиться,

И был готов я странствовать и впредь,

Коль то могло на что-то пригодиться.

Со мной бродил какой-то мальчуган,

Болтал со мной о массе пустяковин.

И даже он, похожий на туман,

Был больше материален, чем духовен.

Мы с мальчиком на озеро пошли,

Он удочку куда-то вниз закинул

И нечто, долетевшее с земли,

Не торопясь, рукою отодвинул

1953

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconСтихотворения (О чем стихотворение?)
А) композиция (как построено стихотворение? На какие части можно его разделить? О чем каждая часть?
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconФгоу спо «Яранский аграрный техникум» «посвящение в профессию»
Пока читается стихотворение, выносят парту со стульями, включается свет и начинается сценка «Стихи о бухгалтерском учете», ее исполняют...
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconА. С. Пушкин Задани Прочитайте стихотворение А. С. Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны»
Задани Прочитайте стихотворение А. С. Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны»
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconТема : Два портрета (Стихотворение Н. Заболоцкого и портрет А. П. Струйской кисти Ф. С. Рокотова)
Тема: Два портрета (Стихотворение Н. Заболоцкого и портрет А. П. Струйской кисти Ф. С. Рокотова)
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconЛитературная игра для учащихся 9-х классов
Торжественное стихотворение, посвященное какому-либо историческому событию (ода)
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» icon5. в строке Нежней и бесповоротней / Никто не глядел Нам
К какому типу лирики относится стихотворение М. И. Цветаевой «Никто ничего не отнял»?
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» icon«Лирика «сильнейших страстей» иглубоких страданий» /анализ стихотворения М. Ю. Лермонтова
На доске записывается стихотворение или выводится на экран через проектор, которое прочитывается учителем
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» icon«Лирика «сильнейших страстей» иглубоких страданий» /анализ стихотворения М. Ю. Лермонтова
На доске записывается стихотворение или выводится на экран через проектор, которое прочитывается учителем
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconСценарий гостиной. На фоне тихой музыки звучит стихотворение В. А. Солоухина «Чета белеющих берёз»
Центр краеведения и возрождения народных традиций мо «Павловское сельское поселение»
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconЛитературное чтение Роман Е. В., учитель начальных классов моу осош №1
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница