Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение»




Скачать 19.89 Kb.
НазваниеЮрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение»
страница4/10
Дата03.02.2016
Размер19.89 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
NB: У Заболоцкого знаю и люблю десятки стихотворений («Гроза», «Городок», «Столбцы», «Вчера о смерти…» и многое другое). Родная душа. Но – прохладная. Чистая. Умудрённая страданием и анализом. Синтеза – меньше. Синтез – занятие Бога.


Велимир Хлебников

Россия забыла напитки,

В них вечности было вино,

И в первом разобранном свитке

Восчла роковое письмо.


Ты свитку внимала немливо,

Как взрослым внимает дитя,

И подлая тайная сила

Тебя наблюдала хотя.

1908


Когда умирают кони – дышат,

Когда умирают травы – сохнут,

Когда умирают солнца – гаснут,

Когда умирают люди – поют песни.

1910–12


Сегодня снова я пойду

Туда, на жизнь, на торг, на рынок

И войско песен поведу

С прибоем рынка в поединок!

1911–12

NB: Хлебникова нельзя любить. Он как туман самовольный – повсюду и нигде. Знаю со школьных лет. Мучает двуязычием русским, славянским, космическим.


Марина Цветаева

Вот опять окно,

Где опять не спят.

Может – пьют вино,

Может – так сидят.

Или просто рук не разнимут двое.

В каждом доме, друг,

Есть окно такое.


Крик разлук и встреч –

Ты, окно в ночи!

Может – сотни свеч,

Может – три свечи…

Нет и нет уму

Моему – покоя.

И в моем дому

Завелось такое.


Помолись, дружок, за бессонный дом,

За окно с огнем!

1916

NB: Мне 15 лет. Брожу ночами по Уралмашу. Интеллигентный мальчик. Но – спортсмен. Здоровяк. Хотя худ, вернее – тощ. Но сила огромная (100 кг. штангу поднимал). На весь ночной околоток – 5–6 светящихся окон. И – эти стихи. Люблю. Их. Всех. Девочку одну. Цветаеву (какая искусственная фамилия!)… Через 30 лет брожу ночью по Каменке. Смотрю на звёзды. Тоже окна.

Рябину

Рубили

Зорькою.

Рябина –

Судьбина

Горькая.

Рябина –

Седыми

Спусками…

Рябина

Судьбина

Русская.

1934

NB: Просто ах! Рябина – моё деревце. Дерево. В саду моём молодом их две: разница в 4 года. Младшая со мной разговаривает. Жестами. Поворачивает ко мне кисти листевые. Садили её вместе с Еленой. Когда ушла – рябинка стала засыхать. Она умирала. Просидел с ней ночь. Говорил с ней. Просил не умирать. Не умерла. Как Россия.

NB-2: Моё любимое четверостишие, которое вполне адекватно моему состоянию:

…Не надо мне ни дыр

Ушных, ни вещих глаз.

На твой безумный мир

Ответ один – отказ.

Правда, я произношу «Один ответ» – в таком порядке. Произношу вслед безумию, производящему в душе моей боль. Такое ощущение, что – вечную.


Иннокентий Анненский

К портрету Достоевского

В нем Совесть сделалась пророком и поэтом,

И Карамазовы и бесы жили в нем, –

Но что для нас теперь сияет мягким светом,

То было для него мучительным огнем.

NB: Неужели натяжение совести слабеет?

Только мыслей и слов

Постигая красу, –

Жить в сосновом лесу

Между красных стволов.


Быть, как он, быть как все:

И любить, и сгорать…

Жить, но в чуткой красе,

Где листам умирать.

NB: «Листве» было бы точнее и лучше. Так и живу теперь – 3 года: 3 дня лекций, 3 дня Каменка, день на переезд.

Среди миров

Среди миров, в мерцании светил

Одной Звезды я повторяю имя…

Не потому, чтоб я Её любил,

А потому, что я томлюсь с другими.


И если мне сомненье тяжело,

Я у Неё одной молю ответа,

Не потому, что от Неё светло,

А потому, что с Ней не надо света.

NB: Знаю стихи эти класса с третьего, переписал из чьей-то тетради в свою (в те поры стихи, переписываясь, распространялись по стране, как погода). Твердил его и в армии, и в горячей точке, и в дисбате. И теперь – с болью и прибавлением цветаевского «Один ответ – отказ!».


Владимир Высоцкий

Ну, вот исчезла дрожь в руках,
Теперь – наверх!
Ну, вот сорвался в пропасть страх
Навек, навек.

Для остановки нет причин,
Иду, скользя.
И в мире нет таких вершин,
Что взять нельзя.

Среди нехоженых путей
Один – пусть мой.
Среди невзятых рубежей
Один – за мной.

А имена тех, кто здесь лег,
Снега таят.
Среди нехоженных дорог -
Одна моя.

Здесь голубым сияньем льдов
Весь склон облит.
И тайну чьих-нибудь следов
Гранит хранит.

И я гляжу в свою мечту
Поверх голов,
И свято верю в чистоту
Снегов и слов.

И пусть пройдет немалый срок,
Мне не забыть,
Как здесь сомнения я смог
В себе убить.

В тот день шептала мне вода:
– Удач всегда! -
А день, какой был день тогда?
Ах, да – среда!..

NB: Высоцкий – это все 70-е и 80-е годы. Магнитофон. «Охота на волков». «Банька» (вернее – две «Баньки»). «Кони привередливые» и так далее. Потом дома появилась пластинка (французская «Натянутый канат»). Запилили. Шура Субботин, Алик Соколовский, Эльвира Гендерт и венгерская девочка Ира Молнар. Женя Касимов. Серёга Фунштейн. И другие. Такой вот пьяный резистанс. И безнадежный взгляд на Родину. На диссидентов, которые, как теперь оказалось, работали – невольно – заодно с тоталитаризмом, выхолащивая и охаивая мою страну. Страну моего языка, моей культуры, моей словесности, моей поэзии. И если бы не Высоцкий – сколько бы душ погибло. Спасибо ему. И ещё. В нём есть чистая поэзия:

… Наши мертвые нас не оставят в беде.

Наши павшие – как часовые…

Отражается небо в лесу, как в воде,

и деревья стоят голубые…

Потрясающе. И точно. И так глубоко-высоко, что дух захватывает. До сих пор.


Иван Козлов

Вечерний звон

Т. С. Вдмрв-ой

Вечерний звон! Вечерний звон!

Как много дум наводит он

О юных днях в краю родном,

Где я любил, где отчий дом.

И как я, с ним навек простясь,

Там слушал звон в последний раз!


Уже не зреть мне светлых дней

Весны обманчивой моей!

И сколько нет теперь в живых

Тогда веселых, молодых!

И крепок их могильный сон;

Не слышен им вечерний звон.


Лежать и мне в земле сырой!

Напев унылый надо мной

В долине ветер разнесет;

Другой певец по ней пройдет;

И уж не я, а будет он

В раздумье петь вечерний звон.

1827

NB: Песня моей бабушки. И источник вечернего звона разъяснила она: тогда храмов было мало; да их и не было – на весь Свердловск 2 церкви. Колокола молчали. Гудели они только в душе. У бабушки моей. Песню помню с пелен. А ещё Иван Козловский, жидкий тенор с лицом слепца. И тёзка его, поэт, – слепец. Это меня поразило. Сам я был немтырь. Заика тотальный. Два сапога пара. И не было и нет между нами двухсот лет. Он, слепой, поёт – я, немой, слушаю.


Пётр Вяземский

Чувств одичалых и суровых
Гнездилище душа моя:
Я ненавижу всех здоровых,
Счастливцев ненавижу я.

В них узнаю свои утраты:
И мне сдается, что они —
Мои лихие супостаты
И разорители мои,

Что под враждебным мне условьем,
С лицом насмешливым и злым,
Они живут моим здоровьем
И счастьем, некогда моим.

NB: Парню крепко за 70. А какова самоирония!.. Стихи узнал, учась в университете, или чуть позже, когда прочёл дневник Петра Андреевича и зауважал его как умницу, остроумца и мудреца. Так поэт здоровается – без фамилиарности – со смертью.


Евгений Баратынский (Боратынский)

NB: Мне ближе написание фамильного имени поэта с «а». Так почему-то гармоничнее (тюркский сингармонизм гласных) и мучительнее. Баратынский – мой мучитель лет этак с 15–16.

Мой дар убог, и голос мой не громок,

Но я живу, и на земли моё

Кому-нибудь любезно бытиё:

Его найдет далекий мой потомок

В моих стихах; как знать? душа моя

Окажется с душой его в сношенье,

И как нашел я друга в поколенье,

Читателя найду в потомстве я.

NB: Евгений Абрамович не только мучил меня, но и одарил как-то бутылкой шампанского. Как-то при коллеге (кандидат филологический наук, лингвист, Анна N.) произнёс «Абра́мович». «Да ну!» – отозвалась она. – «Шутишь опять, Юра!». Поспорили. Принесла. Выпили. Спасибо, Абрамыч!

Чудный град порой сольется

Из летучих облаков,

Но лишь ветр его коснется,

Он исчезнет без следов.

Так мгновенные созданья

Поэтической мечты

Исчезают от дыханья

Посторонней суеты.

1829

NB: И ещё: Баратынский оставил и небольшие и огромные (по объёму) стихотворения. Он – квантитативно – разнообразен. Думаю сейчас: что переписать – «Запустение» или «Осень»? Ладно, иду на подвиг рукописный. Да благословит меня Акакий Башмачкин. Вперёд.

Запустение

Я посетил тебя, пленительная сень,

Не в дни веселые живительного мая,

Когда, зелеными ветвями помавая,

Манишь ты путника в свою густую тень,

Когда ты веешь ароматом

Тобою бережно взлелеянных цветов,-

Под очарованный твой кров

Замедлил я моим возвратом.

В осенней наготе стояли дерева

И неприветливо чернели;

Хрустела под ногой замерзлая трава,

И листья мертвые, волнуяся, шумели;

С прохладой резкою дышал

В лицо мне запах увяданья;

Но не весеннего убранства я искал,

А прошлых лет воспоминанья.

Душой задумчивый, медлительно я шел

С годов младенческих знакомыми тропами;

Художник опытный их некогда провел.

Увы, рука его изглажена годами!

Стези заглохшие, мечтаешь, пешеход

Случайно протоптал. Сошел я в дол заветный,

Дол, первых дум моих лелеятель приветный!

Пруда знакомого искал красивых вод,

Искал прыгучих вод мне памятной каскады;

Там, думал я, к душе моей

Толпою полетят виденья прежних дней...

Вотще! лишенные хранительной преграды,

Далече воды утекли,

Их ложе поросло травою,

Приют хозяйственный в нем улья обрели,

И легкая тропа исчезла предо мною.

Ни в чем знакомого мой взор не обретал!

Но вот по-прежнему, лесистым косогором,

Дорожка смелая ведет меня... обвал

Вдруг поглотил ее... Я стал

И глубь нежданную измерил грустным взором,

С недоумением искал другой тропы.

Иду я: где беседка тлеет

И в прахе перед ней лежат ее столпы,

Где остов мостика дряхлеет.

И ты, величественный грот,

Тяжело-каменный, постигнут разрушеньем

И угрожаешь уж паденьем,

Бывало, в летний зной прохлады полный свод!

Что ж? пусть минувшее минуло сном летучим!

Еще прекрасен ты, заглохший Элизей,

И обаянием могучим

Исполнен для души моей.

Тот не был мыслию, тот не был сердцем хладен,

Кто, безыменной неги жаден,

Их своенравный бег тропам сим указал,

Кто, преклоняя слух к таинственному шуму

Сих кленов, сих дубов, в душе своей питал

Ему сочувственную думу.

Давно кругом меня о нем умолкнул слух,

Прияла прах его далекая могила,

Мне память образа его не сохранила,

Но здесь еще живет его доступный дух;

Здесь, друг мечтанья и природы,

Я познаю его вполне;

Он вдохновением волнуется во мне,

Он славить мне велит леса, долины, воды;

Он убедительно пророчит мне страну,

Где я наследую несрочную весну,

Где разрушения следов я не примечу,

Где в сладостной тени невянущих дубров,

У нескудеющих ручьев,

Я тень, священную мне, встречу.

1834

NB: Знаю стихи со школы. Наизусть – только фрагменты: начало и финал. Чу́дные стихи: масса многосложных слов. Думаю, ни у кого нет такого обилия длинных слов в одном стихотворении. Ни у кого из гениев. Баратынский «разбудил» Бродского (признание самого Иосифа Александровича). Его стихи пришли к читателю через 50 лет после смерти поэта. Да. Через два поколения. Но – читателя поэт нашёл. Меня – точно.

Осень

1

И вот сентябрь! замедля свой восход,

Сияньем хладным солнце блещет,

И луч его в зерцале зыбком вод

Неверным золотом трепещет.

Седая мгла виется вкруг холмов;

Росой затоплены равнины;

Желтеет сень кудрявая дубов,

И красен круглый лист осины;

Умолкли птиц живые голоса,

Безмолвен лес, беззвучны небеса!


2

И вот сентябрь! и вечер года к нам

Подходит. На поля и горы

Уже мороз бросает по утрам

Свои сребристые узоры.

Пробудится ненастливый Эол;

Пред ним помчится прах летучий,

Качаяся, завоет роща, дол

Покроет лист ее падучий,

И набегут на небо облака,

И, потемнев, запенится река.


3

Прощай, прощай, сияние небес!

Прощай, прощай, краса природы!

Волшебного шептанья полный лес,

Златочешуйчатые воды!

Веселый сон минутных летних нег!

Вот эхо в рощах обнаженных

Секирою тревожит дровосек,

И скоро, снегом убеленных,

Своих дубров и холмов зимний вид

Застылый ток туманно отразит.


4

А между тем досужий селянин

Плод годовых трудов сбирает;

Сметав в стога скошенный злак долин,

С серпом он в поле поспешает.

Гуляет серп. На сжатых бороздах

Снопы стоят в копнах блестящих

Иль тянутся, вдоль жнивы, на возах,

Под тяжкой ношею скрыпящих,

И хлебных скирд золотоверхий град

Подъемлется кругом крестьянских хат.


5

Дни сельского, святого торжества!

Овины весело дымятся,

И цеп стучит, и с шумом жернова

Ожившей мельницы крутятся.

Иди, зима! на строги дни себе

Припас оратай много блага:

Отрадное тепло в его избе,

Хлеб-соль и пенистая брага;

С семьей своей вкусит он без забот

Своих трудов благословенный плод!


6

А ты, когда вступаешь в осень дней,

Оратай жизненного поля,

И пред тобой во благостыне всей

Является земная доля;

Когда тебе житейские бразды,

Труд бытия вознаграждая,

Готовятся подать свои плоды

И спеет жатва дорогая,

И в зернах дум ее сбираешь ты,

Судеб людских достигнув полноты,—


7

Ты так же ли, как земледел, богат?

И ты, как он, с надеждой сеял;

И ты, как он, о дальнем дне наград

Сны позлащенные лелеял...

Любуйся же, гордись восставшим им!

Считай свои приобретенья!..

Увы! к мечтам, страстям, трудам мирским

Тобой скопленные презренья,

Язвительный, неотразимый стыд

Души твоей обманов и обид!


8

Твой день взошел, и для тебя ясна

Вся дерзость юных легковерий;

Испытана тобою глубина

Людских безумств и лицемерий.

Ты, некогда всех увлечений друг,

Сочувствий пламенный искатель,

Блистательных туманов царь — и вдруг

Бесплодных дебрей созерцатель,

Один с тоской, которой смертный стон

Едва твоей гордыней задушен.


9

Но если бы негодованья крик,

Но если б вопль тоски великой

Из глубины сердечныя возник

Вполне торжественный и дикой,—

Костями бы среди своих забав

Содроглась ветреная младость,

Играющий младенец, зарыдав,

Игрушку б выронил, и радость

Покинула б чело его навек,

И заживо б в нем умер человек!


10

Зови ж теперь на праздник честный мир!

Спеши, хозяин тороватый!

Проси, сажай гостей своих за пир

Затейливый, замысловатый!

Что лакомству пророчит он утех!

Каким разнообразьем брашен

Блистает он!.. Но вкус один во всех,

И, как могила, людям страшен;

Садись один и тризну соверши

По радостям земным твоей души!


11

Какое же потом в груди твоей

Ни водворится озаренье,

Чем дум и чувств ни разрешится в ней

Последнее вихревращенье —

Пусть в торжестве насмешливом своем

Ум бесполезный сердца трепет

Угомонит и тщетных жалоб в нем

Удушит запоздалый лепет,

И примешь ты, как лучший жизни клад,

Дар опыта, мертвящий душу хлад.


12

Иль, отряхнув видения земли

Порывом скорби животворной,

Ее предел завидя невдали,

Цветущий брег за мглою черной,

Возмездий край, благовестящим снам

Доверясь чувством обновленным,

И бытия мятежным голосам,

В великом гимне примиренным,

Внимающий, как арфам, коих строй

Превыспренний не понят был тобой,—


13

Пред промыслом оправданным ты ниц

Падешь с признательным смиреньем,

С надеждою, не видящей границ,

И утоленным разуменьем,—

Знай, внутренней своей вовеки ты

Не передашь земному звуку

И легких чад житейской суеты

Не посвятишь в свою науку;

Знай, горняя иль дольная, она

Нам на земле не для земли дана.


14

Вот буйственно несется ураган,

И лес подъемлет говор шумный,

И пенится, и ходит океан,

И в берег бьет волной безумной;

Так иногда толпы ленивый ум

Из усыпления выводит

Глас, пошлый глас, вещатель общих дум,

И звучный отзыв в ней находит,

Но не найдет отзыва тот глагол,

Что страстное земное перешел.


15

Пускай, приняв неправильный полет

И вспять стези не обретая,

Звезда небес в бездонность утечет;

Пусть заменит ее другая;

Не явствует земле ущерб одной,

Не поражает ухо мира

Падения ее далекий вой,

Равно как в высотах эфира

Ее сестры новорожденный свет

И небесам восторженный привет!


16

Зима идет, и тощая земля

В широких лысинах бессилья,

И радостно блиставшие поля

Златыми класами обилья,

Со смертью жизнь, богатство с нищетой

Все образы годины бывшей

Сравняются под снежной пеленой,

Однообразно их покрывшей,—

Перед тобой таков отныне свет,

Но в нем тебе грядущей жатвы нет!

1836-1837

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconСтихотворения (О чем стихотворение?)
А) композиция (как построено стихотворение? На какие части можно его разделить? О чем каждая часть?
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconФгоу спо «Яранский аграрный техникум» «посвящение в профессию»
Пока читается стихотворение, выносят парту со стульями, включается свет и начинается сценка «Стихи о бухгалтерском учете», ее исполняют...
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconА. С. Пушкин Задани Прочитайте стихотворение А. С. Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны»
Задани Прочитайте стихотворение А. С. Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны»
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconТема : Два портрета (Стихотворение Н. Заболоцкого и портрет А. П. Струйской кисти Ф. С. Рокотова)
Тема: Два портрета (Стихотворение Н. Заболоцкого и портрет А. П. Струйской кисти Ф. С. Рокотова)
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconЛитературная игра для учащихся 9-х классов
Торжественное стихотворение, посвященное какому-либо историческому событию (ода)
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» icon5. в строке Нежней и бесповоротней / Никто не глядел Нам
К какому типу лирики относится стихотворение М. И. Цветаевой «Никто ничего не отнял»?
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» icon«Лирика «сильнейших страстей» иглубоких страданий» /анализ стихотворения М. Ю. Лермонтова
На доске записывается стихотворение или выводится на экран через проектор, которое прочитывается учителем
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» icon«Лирика «сильнейших страстей» иглубоких страданий» /анализ стихотворения М. Ю. Лермонтова
На доске записывается стихотворение или выводится на экран через проектор, которое прочитывается учителем
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconСценарий гостиной. На фоне тихой музыки звучит стихотворение В. А. Солоухина «Чета белеющих берёз»
Центр краеведения и возрождения народных традиций мо «Павловское сельское поселение»
Юрий Казарин Моё стихотворение Приложение-2 к антологии-монографии «Последнее стихотворение» iconЛитературное чтение Роман Е. В., учитель начальных классов моу осош №1
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница