А. В. Ахметова история архивов в россии




Скачать 38.01 Kb.
НазваниеА. В. Ахметова история архивов в россии
страница5/10
Дата03.02.2016
Размер38.01 Kb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

6. АРХИВЫ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ДВОРЯНСКОЙ РОССИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVIII ВЕКА


Во второй половине XVIII в. произошли существенные изменения в составе и организации архивов. В 1763 г. в связи с реформой Сената ликвидировалась его Московская контора, а её документы слились с фондом Разрядного приказа и составили самостоятельный Разрядно-Сенатский архив. Одновременно в Санкт-Петербурге функционировал при Сенате свой архив как архив действующего учреждения. Он стал крупным хранилищем источников по внутренней истории России XVI – XVIII вв., сосредоточившим около 500 тыс. дел. Сенат следил за разработкой справочников в архиве. Разборка и описание дел самого Разрядного приказа проводилась с начала XVIII в. Но работа протекала медленно, причём составленные описи по своему качеству были хуже описей XVII в. Это объяснялось тем, что в XVIII в. довольно широко практиковалось прикомандирование сотрудников других учреждений к Разрядному архиву для проведения описательных работ. Как правило, сюда присылались «служители престарелые», которые жаловались на слабое зрение, или совсем молодые, не подготовленные «к чтению старинного письма». Поэтому до 1763 г. материалы Разрядного приказа не удалось привести в порядок. Теперь такой работе уделялось особое внимание. Значительно возросший объём архива усложнял упорядочение материалов. В 1787 г. был назначен четырёхлетний срок для окончания разборки и описания дел. На этот срок именным указом увеличивался его штат до восемнадцати человек. О ходе работы руководство архива должно было сообщать генерал-прокурору Сената. Архивистам было дано специальное «наставление», характеризующее заботу дворянства преимущественно об описании своих документов. Необходимо было распределить материалы по учреждениям, затем расположить их по хронологии. Дела, важные в справочном отношении, следовало подробно описать, на остальные – составить лаконичные реестры. Кроме того, к делам, по которым выдавались справки о дворянских фамилиях, следовало составлять алфавиты. За четыре года сотрудникам архива удалось лишь описать дела о дворянских фамилиях. Тем не менее, прикомандированные чиновники были отправлены в свои учреждения, а обер-прокурор 6-го департамента Сената, которого удовлетворила проделанная работа, потребовал, чтобы дела впредь не пришли «в беспорядок и замешательство» и чтобы архив завершил описание своими силами. К концу XVIII в. разборка дел бывшего Разряда была завершена, на его материалы составили описи.

Реорганизация Сената и местных учреждений в 60 – 70-е гг. XVIII в. привела к затуханию деятельности коллегий и их ликвидации (кроме коллегий иностранных дел, военной и морской). Большое количество документов коллегий, их контор и канцелярий передавались в Петербургский и Московский государственные архивы старых дел, учреждённые в 1780 и 1782 гг. Архивы получили свои штаты и самостоятельное вневедомственное положение, подчиняясь Сенату. Санкт-Петербургский архив пользовался преимуществами по сравнению с московским. Его штат насчитывал 22 человека, и на его содержание отпускалось ежегодно 5203 рублей. В Московском архиве всего было 19 сотрудников, и отпускалось ему 4343 рубля, хотя в последнем количество дел было в шесть раз больше. Советник архива, асессоры и секретарь составляли «присутствие», на заседаниях которого решались наиболее важные вопросы. Архив размещался в шестнадцати кладовых нижнего этажа коллежского здания. Здесь материалы «страдали от сырости, глухоты и темноты».

В Санкт-Петербургский архив материалы сдавались, как правило, в плохом состоянии. По подсчётам, сделанным в 1830 г., здесь находилось свыше 1 млн. дел 49 ликвидированных центральных и местных учреждений: петербургские конторы Вотчинной, Экономии, Коммерц-, Мануфактур-коллегий, Петербургской соляной конторы, конторы Главного магистрата, в которых получила освещение история промышленности, торговли, сельского хозяйства за XVIII в. Интересны также материалы Юстиц-, Ревизион- и Штатс-контор, Розыскной и Монетной экспедиций, Главной полиции и др.

Упорядочение и описание дел продвигалось медленно. Основная причина заключалась в том, что подавляющее большинство материалов поступало в архив в плохом состоянии, зачастую без сопроводительных описей. К тому же дела сильно страдали от наводнений. Составление описей на такие материалы производилось, но результативность работы была очень низка. Описи составлялись в основном на фонды, по которым больше всего поступало запросов (Вотчинная контора, Юстиц-контора и др.).

Московский государственный архив старых дел также возглавляло присутствие, в состав которого входили советник и два асессора. Штат архива был несколько меньше Санкт-Петербургского, но зато он имел право принимать «приказных служителей... сверх штата на своё содержание... впредь до освобождения вакансии». Уже в 1786 г. насчитывалось 16 сверхштатных служителей. Присутствие архива могло принимать на службу иностранцев. Так, в 1786 – 1787 гг. здесь служил канцеляристом француз Н. Ледо. Плохо обстояло дело с помещением. Лишь в 1787 г. «архив был помещён в новом кремлёвском здании, где для него довольное число покоев и шкафов уже приготовлено».

После этого комплектование, которое раньше сдерживалось нехваткой помещения, пошло быстрыми темпами. В Московский государственный архив старых дел поступило около 6 млн. дел из 40 учреждений (фонды коллегий – Ревизион, Камер, Юстиц, Мануфактур, Экономии; контор – Берг и Главной соляной; приказов – Сыскного, Каменного и др.). Это дела по внутренней истории России XVIII в., экономике, развитию промышленности, торговли, строительного дела и др. Архив ежемесячно докладывал в Сенат о ходе работы по приёмке дел. В мае 1802 г. был принят комплекс документов Московского отделения тайной экспедиции Сената (1762 – 1801), вместе с которым поступили материалы Тайной канцелярии (1718 – 1726), Московской конторы тайных розыскных дел (1731 – 1762) и др. Дела передали в 52 сундуках, в которых они и хранились в архиве, запечатанные сенатской и архивной печатями.

Концентрация фондов в Санкт-Петербургском и Московском государственных архивах старых дел не была прочной. В самом конце XVIII в. коллегии были восстановлены, и некоторые из учреждений затребовали документы обратно. Возвратили дела Берг-конторе и Соляной конторе, а материалы Мануфактур-коллегии даже перевезли в Петербург. Но количество возвращённых дел было невелико; из-за неупорядоченности их отказывались брать назад.

С 1765 г. до середины XIX в. проводилось Генеральное межевание, которое узаконило за помещиками огромное количество земель, самовольно захваченных дворянами. Для проведения межевания была создана Межевая экспедиция Сената, преобразованная в 1794 г. в Межевой департамент. Указом этой экспедиции от 14 января 1768 г. предписывалось «после окончания межевания каждой губернии» всю документацию «содержать в особливо» учреждающемся при Московской межевой губернской канцелярии межевом архиве. В 1788 г. Межевой архив переместили во вновь построенное здание присутственных мест в Кремле.

После разрешения вопроса с помещением комплектование архива пошло весьма интенсивно. К концу XVIII в. здесь находилось около 900 тыс. дел. Архивисты не успевали разбирать материалы. Поэтому для приведения документов в порядок в декабре 1796 г. Межевой архив разделили на два отделения: чертёжное и канцелярское (последнее в начале XIX в. получило наименование «писцовое»). Были установлены две должности директоров. В дореволюционной литературе эти отделения часто именовали самостоятельными архивами. В чертёжном отделении хранились утверждённые планы с межевыми книгами, уездные планы, атласы, экономические примечания и алфавиты или реестры всех хранящихся планов. Систематизация картографических материалов (по сравнению с архивными документами Сената и коллегий) была хорошо разработана. В её основу положили территориальный признак. Источники распределялись по губерниям и уездам, на шкафах имелись наименования города или региона, документы которых здесь хранились. Благодаря этому нужные материалы можно было быстро отыскать.

Картографическая документация (планы, карты, атласы) и текстовая (межевые книги, экономические примечания) были тесно связаны между собой. Особый интерес представляют экономические примечания, т.е. объяснительные записки к картографическим материалам. Их составлению, полноте и точности уделялось большое внимание. В постановлении Межевой экспедиции в июле 1766 г. вырабатывались инструкции, в которых уточнялись и дополнялись требования к составлению экономических примечаний. В них заносились фамилии владельцев, сведения о количестве и качестве земли, составе почвы, породах леса, глубине и ширине рек, наличии полезных ископаемых, технике сельского хозяйства, возникновении и росте городов, стихийных бедствиях, торговых заведениях и народных промыслах.

В писцовом отделении было сконцентрировано делопроизводство по межеванию: поверочные планы, чертежи, полевые журналы, судебные решения, крепостные акты и др. Здесь же отлагались дела, поступившие из губернских контор по межеванию (продажные, спорные, следственные дела, указы Сената, документы различных межевых инстанций и т.д.).

В Межевом архиве интенсивно велась разработка справочников, причём основное внимание уделялось составлению алфавитов. В 1797 г. вышел указ Межевого департамента Сената, который предписывал разрабатывать к экономическим примечаниям два алфавита: первый – с наименованием земельных участков, второй – с фамилиями владельцев. Это облегчало справочную работу и одновременно способствовало улучшению сохранности материалов.

В конце XVIII – XIX в. Межевой архив стал играть роль наиболее важного в стране хранилища документов, связанных с поземельными отношениями, сохраняя вплоть до 1917 г. функции действующего архивного учреждения. Он доминировал в этом отношении над Поместно-вотчинным архивом, все больше становившемся исключительно историческим архивохранилищем. В 1812 г. Межевой архив получил для эвакуации документальных фондов больше подвод, чем все остальные московские архивы вместе взятые.

По словам современного исследователя В.Г. Бухерта, Межевой архив, один из крупнейших и «тщательно оберегаемых» в Российской империи, являлся собранием документов, фиксировавших состояние помещичьего землевладения на протяжении полутора столетий. Главной функцией его было документальное обеспечение права частной собственности на землю как основы существующего в России государственного строя.

В самом конце XVIII в. началась концентрация важнейших военных документов. В 1797 г. возникло собственное Его (Её) Императорского Величества депо карт, в которое передали более 20 тыс. карт, планов и атласов из упраздненного департамента Генерального штаба, некоторые картографические материалы из Эрмитажа. Вскоре сюда поступило небольшое количество текстовой документации из кабинета Екатерины II, канцелярии
генерал-прокурора П.В. Лопухина. Ценное пожертвование было сделано канцлером А.А. Безбородко. Депо карт размещалось в нескольких комнатах Зимнего дворца, и нехватка помещения сдерживала его комплектование.

Средства на нужды архивов отпускались явно недостаточные. К концу ХVШ в. архивы были снабжены шкафами и полками, но, как правило, в недостаточном количестве. Поэтому документы складывали в ящики и другие вместилища или просто сваливали на пол.

В 1763 г. Сенат, обнаружив большие недочёты в работе архива Вотчинной коллегии, вновь категорически запретил выносить дела из архива, а сам архив «содержать за печатями». Но и этот указ не был выполнен. Фактически же работа в архивах не считалась престижной, и их сотрудниками являлись, как правило, бесперспективные чиновники. Сенатский указ 1781 г. предписывал учреждениям передавать в архив дела в упорядоченном состоянии и в сопровождении реестров.

Знакомство с законодательными материалами позволило позднее Д.Я. Самоквасову назвать это время «золотым веком» для архивов. Однако указы не были воплощены в жизнь, хотя за их неисполнение законодательство грозило штрафами и наказаниями.

В XVIII в. выявились два подхода к организации хранения документов. В «текущих» архивах действующих учреждений в основном сохранялся прежний порядок классификации архивных дел по принципу происхождения – «провениенции». Исключения из этого правила вызывались плохими условиями хранения, частыми перемещениями архивных фондов и т.д.

В исторических архивах начинает проявляться иной подход, который в своей основе можно назвать библиографическим: каждый отдельный документ рассматривался в качестве самостоятельного объекта и приравнивался в классификационном отношении к книге. Документы стали классифицироваться по предметному признаку, на основе жёстких формально-логических схем. Характерно, что распределение материалов по принципу принадлежности – «пертинентности» – в России происходило в исторических архивах, не особенно больших по объёму хранящихся дел. Это можно объяснить тем, что многомиллионные документальные массивы просто невозможно было подвергнуть подобной классификации при ограниченном количестве архивных сотрудников. Перегруппировка документов по принципу «пертинентности» была проведена в Московском архиве КИД.

Ещё в середине XVIII в. его управляющий М.Г. Собакин разработал план, согласно которому материалы делились на две части: «старый архив», заключавший дела до 1700 г., и «архив новый», в который входили дела за последующий период (документы Посольской канцелярии, КИД и её Московской конторы). Документы внутриполитического характера хранились отдельно от дипломатических. Последние должны были концентрироваться по государствам. Но полностью реализовать свой план
М.Г. Собакину не удалось.

Решительную реорганизацию хранения документов в этом архиве провел Г.Ф. Миллер в 70-е гг. XVIII в. Он применил формально-логи-ческий принцип систематизации материалов по искусственно созданным тематическим коллекциям и выдвинул план, согласно которому все дела делились на две основные группы: общие государственные и частные
государственные. Однако такая система хранения дел в дальнейшем получила отрицательную оценку.

Созданная при Петре I сеть местных архивов функционировала до 70-х гг. XVIII в. Законченную форму порядок работы местных учреждений, их структура и функции приобрели в законе «Учреждения для управления губерний» от 7 ноября 1775 г. В результате реформы государственного аппарата в 1775 – 1785 гг. количество местных учреждений и архивов при них ещё более возросло. Губернские и уездные учреждения получили развитое внутреннее устройство: общее присутствие (коллегиальный
орган), состоявшее из советников и асессоров. Оно решало основные вопросы, входившие в компетенцию данного учреждения, заседания присутствия протоколировались за подписью всех его членов.

В процессе деятельности административных, судебных и финансовых органов создавались обширные комплексы документов. Они откладывались в многочисленных архивах. Сюда поступали также неоконченные дела ликвидированных центральных учреждений, которые теперь относились к компетенции местных властей и по указам 1780 и 1782 гг. о создании государственных архивов старых дел рассылались для решения на места. Таким образом, наряду с концентрацией фондов центральных учреждений, наблюдалось рассредоточение их по местным архивам, губернским правлениям и казённым палатам.

Но в 60-е гг. XVIII в. значение Кабинета резко упало, и он стал учреждением, которое заведовало в основном личным имуществом Екатерины II. Это отразилось на содержании документов его архива, в котором концентрировались написанные царицей инструкции должностным лицам, автографы её литературных трудов, прошения различных лиц на имя Екатерины II и её статс-секретарей и др. При Екатерине II зародилась, а при Павле I оформилась личная канцелярия носителей верховной власти. В архиве канцелярии откладывались важные документы, восходившие на рассмотрение царя: донесения Сената, мнения крупных сановников, жалобы, прошения и др.

Изучение архивных богатств страны в XVIII – первой половине XIX в. было затруднено из-за ограниченности доступа исследователей: к ученым занятиям в стенах крупнейших архивохранилищ (сохранявших в значительной мере ведомственный характер) допускались только персоны, занимавшие (или прежде занимавшие) официальное положение; работы велись по темам, в которых было заинтересовано правительство. Таким образом, учреждения, сосредоточившие главный корпус документальных памятников по отечественной истории, весьма мало напоминали современные государственные архивы-библиотеки России с широким доступом к материалам. Однако было бы неправильным считать, что темпы развития научного элемента в архивном деле связаны исключительно со строгими правилами доступа к документам. Научное сознание в его традиционной общеевропейской форме ко временам Г.Ф. Миллера, М.М. Щербатова и Н.М. Карамзина имело весьма недолгую историю в России всего лишь около полустолетия; научные запросы образованного общества еще не были столь требовательны к архивной службе. Более того, Российская империя до начала ХIХ в. не располагала разветвленной системой академиче­ской науки и высшей школы, а, следовательно, не существовало учреждений, способных подготовить квалифицированных ученых-архивистов, обеспечить грамотную массовую публикацию письменных памятников прошлого и их исследовательское освоение. Таким образом, не создавалось диспропорции между общим уровнем развития российской науки и состоянием архивного дела в стране.

Ярко выраженный подъем научной работы в архивных учреждениях относится ко второй четверти XIX в. Он не связан с обеспечением широкого доступа исследователей к документальным комплексам архивохранилищ (до этого еще не дошло). Этот процесс происходил на фоне ускоренного, по сравнению с XVIII – началом ХIХ в., развития академической и университетской науки.

Преобразования государственного аппарата, произведенные в царствование Екатерины II, привели к тому, что изрядная доля дел, ранее находившихся в компетенции центральных органов, перешла к местным административным учреждениям. Результатом этого было рассредоточение
архивной документации, ее децентрализация.


Контрольные вопросы


1. В чем заключались изменения архивного дела в связи с реформами государственного аппарата в 60 – 70-х гг. XVIII в.?

2. В чем состояла реорганизация архивного дела в губерниях?

3. В чем заключались причины создания Межевого архива?


Рекомендуемая литература


1. Автократова, М. И. Поместно-Вотчинный архив / М. И. Автократова, В. Н. Самошенко // Советские архивы. – 1986. – № 6. – С. 28-32.

2. Бухерт, В. Г. Архив Межевой канцелярии (1768 – 1918) / В. Г. Бухерт. – М. : РГГУ, 1997. – 111 с.

3. Долгова, С. Р. Г.Ф. Миллер и Московский архив Коллегии иностранных дел. 1766 – 1783 гг. / С. Р. Долгова // Исторический архив. – 2006. – № 1. –
С. 9-28.

4. Маяковский, И. Л. Очерки по истории архивного дела в СССР / И. Л. Ма-яковский.– 2-е изд., испр. и доп.  Ч. 1. – М. : МГИАИ, 1960. – 338 с.

5. Самоквасов, Д. Я. Архивное дело в России. В 2 кн. Кн. 2. Прошедшая, настоящая и будущая постановка архивного дела в России / Д. Я. Самоквасов. – М. : Московский архив Министерства юстиции, 1902. – 329 с.

6. Самошенко, В. Н. История архивного дела в дореволюционной России / В. Н. Самошенко – М. : Изд-во ВЗПИ, 1989. – 251 с.

7. Самошенко, В. Н. Исторические архивы Москвы и Петербурга (XVIII – начало XX в.) / В. Н. Самошенко. – М. : Изд-во ВЗПИ, 1990. – 214 с.

8. Хорхордина, Т. И. Российская наука об архивах / Т. И. Хорхордина. – М. : РГГУ, 2003. – 525 с.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

А. В. Ахметова история архивов в россии iconМинистерство культуры и архивов Иркутской области
Главный дирижер и художественный руководитель Заслуженный деятель искусств России Илмар лапиньш
А. В. Ахметова история архивов в россии iconТематическое планирование по курсу «всемирная история. История россии и мира с древнейших времён до конца 19 века» Профильный уровень. 10 Класс
России (профильный уровень), 2004 год и программы Загладина Н. В., Козленко С. И загладиной Х. Т. «Всемирная история. История России...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconИстория возникновения и развития нового научного междисциплинарного направления атлантологии
Использованы материалы из зарубежных и российских государственных и частных архивов. Данная статья написана специально для первого...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconРабочая программа по учебному курсу «История» («История России», «Всеобщая история») 9 «Ж» класс Составила: Кравцова В. А

А. В. Ахметова история архивов в россии iconИстория история России Соловьев С
«История государства Российского» и др.); Костомаров И. Н. («Русская история в жизнеописаниях» и др.); Платонов С. Ф. («Полный курс...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconКалендарно-тематическое планирование интегрированного курса по истории «История России: xx-начало XXI века» и«Новейшая история» в 9 классе
Страны Запада: характерные черты общества и экономического развития. Научно-технический прогресс. Центры и периферия индустриального...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconРабочая программа учебного предмета «история России»
С. И. Козленко, «Программы общеобразовательных учреждений. История. Академический школьный учебник. 5-11 классы», Москва: «Просвещение»,...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconКалендарно-тематическое планирование курса «история россии» Пояснительная записка Класс
Учебник – А. А. Данилов, Л. Г. Косулина «История России с древнейших времён до конца ХVI в. 6 класс» – Просвещение – 2008
А. В. Ахметова история архивов в россии iconРабочая учебная программа по истории для 5-9 классов
Г. И. Годер, И. С. Свенцицкая), «История средних веков» (Автор В. А. Ведюшкин), «Новая история» ( Авторы: А. Я. Юдовская, Л. М. Ванюшкина),...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconИстория России
Буганов В. Г. «История России с древнейших времен до конца 17 века» глава 23 стр. 181 – 200 в этой книге историк В. Г. Буганов рассказывает...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница