А. В. Ахметова история архивов в россии




Скачать 38.01 Kb.
НазваниеА. В. Ахметова история архивов в россии
страница6/10
Дата03.02.2016
Размер38.01 Kb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

7. АРХИВЫ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В РОССИИ
В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА



В первой половине XIX в. в России произошли изменения во всех сферах экономики, значительно увеличилось применение наемного труда, на смену мануфактурному производству пришло фабричное, происходила дальнейшая механизация производства, повысилась товарность помещичьих имений. Отечественная война 1812 г., восстание декабристов, крестьянские волнения и рабочее движение в 30 – 40-х гг. XIX в., сложная международная обстановка, включение в состав Российской империи территории многих национальностей – таковы были особенности развития России в первой половине XIX в.

В этот период абсолютизм достиг своего апогея. Самодержавие искало пути приспособить государственный аппарат к новым явлениям в экономической и общественной жизни страны.

Реформой центрального управления занялся Негласный комитет (1801 – 1803 гг.). Первым шагом в создании законосовещательного органа стало образование Непременного совета в 1801 г. Он был упразднен в
1810 г. в связи с созданием Государственного совета.

Комитет министров (1802 – 1906 гг.) был создан для согласования деятельности ведомств и рассмотрения некоторых законопроектов. Его председатель одновременно возглавлял Государственный Совет (до
1865 г.). В архив Комитета министров поступали материалы по надзору за государственным аппаратом, журналы заседаний Комитета, отчёты министров, губернаторов, градоначальников и др.

Высший законодательный орган России – Государственный Совет (1810 – 1917 гг.) рассматривал проекты законов, сметы и штаты ведомств и учреждений, решал административные и судебные дела, превышающие компетенцию других органов власти и управления. Первым председателем Государственного Совета являлся известный коллекционер и меценат канцлер Н.П. Румянцев. В архиве этого органа власти отлагались важные источники: законопроекты, журналы и протоколы заседаний, проекты
уставов и правил, отчёты, доклады, сметы, проекты и записки о преобразовании ведомств и учреждений. Здесь концентрировались также фонды различных учреждений: Комитета охранения общей безопасности (1807 – 1829 гг.), Главного комитета по крестьянскому делу (1857 – 1861 гг.), Главного комитета об устройстве сельского состояния (1861 – 1882 гг.) и ряда других.

В архиве Собственной Его (Её) Императорского Величества канцелярии отлагались письма и донесения русских военачальников, журналы Главной квартиры о военных действиях, материалы о формировании ополчения и комплектовании армии, размещении военнопленных и др.

В январе 1826 г. были созданы I, II и III отделения Собственной Его (Её) Императорского Величества канцелярии. В архиве 1 отделения, которое унаследовало функции от канцелярии предшествующего периода, наряду с названными документами, хранились ведомости о ценах на продукты, проекты и мнения государственных деятелей, фонды сановников и другие материалы. Архив II отделения (1826 – 1882 гг.) хранил документы по истории законодательства за период с середины XVII в. Здесь концентрировались законодательные акты, выявленные в архивах и правительственных учреждениях, переписка с высшими и центральными учреждениями по составлению и изданию Полного собрания законов и Свода законов Российской империи, сводов военных и морских законов. Наиболее разветвлённым было III отделение (1826 – 1880 гг.), состоявшее из пяти экспедиций. Здесь сложились общий и два секретных архива, причём в последних отлагались наиболее важные в политическом отношении дела. Сюда поступали документы об организации политического сыска, сведения о результатах наблюдения за иностранцами и т.д. По своему происхождению дела III отделения можно разделить на две группы: документы, составленные революционными организациями (воззвания, прокламации, письма, дневники, рукописи произведений и т.д.), и материалы враждебного лагеря (сводки, обзоры, донесения сыщиков и провокаторов, протоколы дознаний и т.д.).

В архиве IV отделения (1828 – 1917 гг.), переименованного в 1880 г. в Собственную Его (Её) Императорского Величества канцелярию по учреждениям императрицы Марии, хранились дела по управлению воспитательными домами и другими благотворительными заведениями. Делопроизводство V отделения (1836 – 1866 гг.) состояло из материалов по управлению казёнными крестьянами Петербургской губернии. Архив VI отделения, наиболее кратковременного (1842 – 1845 гг.), хранил дела, относящиеся к политике правительства в Закавказье.

Указ 1802 г. о правах и обязанностях Сената определил его положение как «главного хранителя законов», которому формально предоставлялись большие полномочия, ограниченные сразу же в 1803 г.: он мог лишь давать замечания на ранее изданные законы, отменялась его обязанность рассматривать отчеты министерств.

Создание новых высших органов привело к уменьшению значения Сената, компетенция которого в самом начале XIX в. ограничивалась функциями высшей судебной инстанции и надзора за законностью. Это отразилось на составе и содержании его архивных документов. Кроме того, падение роли Сената привело к тому, что у архивов не стало высшего органа, который бы заботился о них и осуществлял контроль и проверку их деятельности. Изредка проводившиеся в губерниях сенаторские ревизии практически не оказывали воздействия на состояние архивов.

В 1802 г. вместо коллегий по типу наполеоновских установлений стали создаваться министерства, а в 1811 г. был утверждён основной закон об их деятельности («Общее учреждение о министерствах»). Коллегии были сохранены, они вошли в состав министерств (по одной или по несколько коллегий в одно министерство). Канцелярия при министре осуществляла связь с коллегией. В манифесте были перечислены документы, обеспечивавшие взаимоотношения между подчиненными учреждениями и верховной властью.

Согласно этому закону, архивы не имели права самостоятельной переписки с другими учреждениями, их архивами и частными лицами. Была создана более дробная система архивов, так как они учреждались при каждом департаменте. Множественная и дробная сеть архивов в рамках одного ведомства сильно затрудняла обеспечение сохранности и использования архивных документов. Это являлось отрицательной чертой в истории архивного дела. В данных архивах отложилось большое количество материалов – десятки миллионов дел, в которых получила освещение деятельность министерств.

Законодательным актом от 17 августа 1810 г. «Разделение государственных дел по министерствам» были уточнены и разграничены функции ряда министерств. Закон от 25 июня 1811 г. «Общее учреждение министерств» установил «предметы ведения государственных дел» 13 министерств, определил систему их взаимоотношений с другими учреждениями и четкую и единообразную структуру.

С изменением структуры государственного аппарата происходила реорганизация делопроизводства, которому придавалось большое значение в организации управления. Делопроизводство основывалось на четкой постановке задач и вопросов деятельности каждого органа управления. По закону 1811 г. единообразными по функциональному назначению стали канцелярии – структурные части учреждений, где сосредотачивалось «все письмоводство». Четко определялись их структура, задачи. В каждом министерстве была создана канцелярия для решения как общих дел, относившихся ко всем департаментам, так и дел, подлежащих разрешению непосредственно министром. Она являлась рабочим органом, координировавшим делопроизводство и осуществлявшим связь со всеми структурными подразделениями министерства, подчиненными и другими учреждениями. Канцелярия имела ту же структуру, что и департамент: отделения и столы. Для выполнения технической работы предусматривался большой штат секретарей, писцов, переводчиков.

Управленческий аппарат нуждался в специалистах, подготовленных по различным отраслям знаний. «Общее учреждение министерств» предусматривало при канцеляриях и департаментах иметь сверх штата молодых людей для специального обучения министерскому делопроизводству.

Обязанности чиновников определялись законами и инструкциями. Последние составлялись по четко выработанной форме: в первых разделах излагались обязанности должностного лица, в последующих – порядок обмена документами, их исполнения и организации хранения.

Для хранения дел в каждом учреждении создавался архив, который делился на текущий и окончательный. Согласно законодательству, текущий архив составляли «документы и книги, которые нужны для справок и соображений по текущему производству дел», окончательный архив –
«дела, не подлежащие более решению и исполнению», т.е. не нужные для текущей справочной работы. В этот архив предписывалось сдавать дела по истечении трех лет.

В законах обращалось внимание на организацию тщательной подготовки и оформления дел к сдаче в архив. Указывалось, что сдаваемые в
архив дела «должны быть содержимы в надлежащей исправности и порядке».

Для сдачи дел в архив составлялась опись всех дел за год, которая имела три графы, где указывались порядковые номера дел, их заголовки и количество листов. Опись подписывали начальники канцелярий, скрепляли делопроизводители. В конце описи помещался список дел, которые
оставались в канцелярии.

В учреждении составлялись два экземпляра описи. Один передавался в окончательный архив с надписью: «Принять в архив на законном основании». Второй экземпляр оставался в канцелярии, на нем делалась надпись: «Сдать в архив на законном основании». В архиве составлялись два вида описей: общая, по алфавиту всех дел, и частная, разделенная на столько частей, сколько было отделений в департаменте.

Заведовал архивом архивариус. У него был помощник, в штате архива были писцы. По закону от 20 февраля 1828 г. обязанности архивариуса состояли в принятии дел, организации их хранения, систематизации дел, составлении описей, выдаче справок. Особо указывалось, что архивариус должен принимать в архив дела, оконченные производством, пронумерованные, имеющие внутреннюю опись. Архив не имел права выдавать дело или выписку из документов без разрешения директора департамента,
губернатора или вице-губернатора.

В архиве Министерства внутренних дел концентрировались документы по управлению Россией. Они содержали сведения о борьбе с революционным движением, выступлениями крестьян, забастовками рабочих. В материалах архива освещены вопросы организации внутреннего управления государством, охраны государственных границ, организации полицейских сил, деятельности сословных организаций, бесправное положение присоединённых народов и т.д.

В архиве Министерства иностранных дел отлагались документы,
освещающие внешнюю политику. Документы Министерства народного просвещения содержали сведения о деятельности в области народного образования: организации учебных заведений, работе научных обществ и т.д. Архив Синода хранил документы о деятельности церкви, церковном образовании. Материалы Министерства юстиции, хранившиеся в Петербургском сенатском архиве, характеризовали работу судебных учреждений. Архивы Военного и Морского министерств хранили документы об организации армии и флота.

Характерная черта архивного дела во второй четверти XIX в. – начало концентрации департаментских архивов министерств. Жизнь показала непригодность столь дробной сети архивов в центральных учреждениях, и министерства постепенно начали переходить от департаментских архивов к общим. Под контроль правительства сначала стягивались наиболее важные для государственной власти комплексы дел. Кроме обязанностей по хранению, инвентаризации и выдаче справок на архив возлагалась работа по подбору материалов к различным изданиям.

С началом войны 1812 г. правительство не предприняло должных мер для спасения ценных исторических источников. Некоторые комплексы дел были вывезены из Петербурга. Петербургский сенатский архив получил возможность эвакуировать 36 ящиков с документами. Что касается Петербургского государственного архива старых дел, то отсюда вывезли лишь восемь ящиков, причём половину составляли дела Тайной экспедиции Сената. Эвакуация проводилась водным путём. На зиму дела разместили в крестьянском амбаре на берегу Онежского озера. Весной 1813 г. их возвратили в Петербург. Таким образом, эвакуация и реэвакуация петербургских архивов лишь на некоторое время нарушила порядок в хранении бумаг и справочной работе.

Сильно пострадали документы в городах, захваченных французами. Так, в г. Смоленске архивы были уничтожены почти полностью. Напротив дома губернатора, где находилась квартира Наполеона, захватчики сложили целый холм из архивных дел губернского правления, городского магистрата и православной консистории и подожгли его. Пять дней горели письменные источники, и Наполеон не мог не видеть пожара. Ясно, что это было не просто проявление вандализма солдат, а продуманное, планомерное уничтожение культурных ценностей русского народа.

Из Москвы эвакуировали незначительную часть архивных материалов. Их отправляли в основном в города Владимир, Нижний Новгород и Казань. Удалось вывезти важнейшие документы Московского архива КИД. Обоз из 120 подвод выехал 23 августа, т.е. значительно раньше других архивов. Довольно успешная эвакуация объясняется большим политическим значением документов и личной энергией управляющего архивом
Н.Н. Бантыш-Каменского. Эвакуации подвергся Межевой архив и Поместно-Вотчинный.

Очень сильно пострадали оставшиеся в городе документы. Большой урон был нанесён фонду Военной коллегии. В огне сгорели древние дела, особенно времён Петра I, за исключением незначительной части, случайно сохранившейся. В архивохранилищах часто располагались французские солдаты. Так, в здании Московского архива КИД они хозяйничали более месяца. Документы постигла печальная судьба: книги, ландкарты и прочие разбросаны, изорваны, потоптаны, частию сожжены и загажены». Многие материалы были похищены захватчиками: например, из библиотеки архива пропало 215 книг. Но всё-таки архив пострадал меньше, чем другие московские хранилища. В этом большая заслуга чиновников этого архива, оставшихся в Москве. Пожар не причинил особого вреда зданию. Архивисты несколько раз заливали огонь на чердаках. Спасая исторические документы, они даже не заметили, как сгорел находившийся рядом с архивом флигель, где они жили. Позднее ряд архивных материалов был похищен и распространялся в качестве обёрточного материала на рынках. Многие комплексы дел (например, трёхмиллионный фонд Ревизион-коллегии) были уничтожены французами. Но и уцелевшие дела находились в плачевном состоянии. В реестрах, составляемых после изгнания захватчиков, часто встречались пометы: «листы изорваны», «листов не оказалось», «листы ветхи и до половины оторваны» и т.д. К тому же часто не удавалось обнаружить описи и алфавиты, составленные в XVIII – начале XIX в. Это сильно осложняло работу архивистов.

Эвакуированные материалы исторических архивов и правительственных учреждений были возвращены в Москву в 1813 – 1814 гг. Сразу же началась интенсивная работа по разбору и упорядочению дел, проводившаяся сотрудниками Московского архива КИД и закончившаяся в основном в течение года. Большинству других архивов на это понадобилось свыше 20 лет.

Московский архив КИД, переименованный в 1832 г. в Московский главный архив МИД, являлся по-прежнему наиболее упорядоченным и доступным. В этом большая заслуга его руководителей Н.Н. Бантыш-Каменского, А.Ф. Малиновского, М.А. Оболенского. Сотрудниками архива являлись такие крупные учёные, как К.Ф. Калайдович и П.М. Строев. По штатам 1831 г. в архиве насчитывалось около 150 человек, т.е. по сравнению с началом XIX в. их количество сократилось вдвое.

Комплектование архива протекало медленными темпами. В 1830 г. сюда поступили дела главнокомандующего Молдавской армии, в которых получили освещение дипломатические аспекты войны с Турцией, а также некоторые материалы военно-административного характера по управлению Молдавией (около 1800 единиц хранения). Что касается дел военного характера этого комплекса документов, то они поступили в Архив Военно-топографического депо.

В 1836 – 1837 гг. в Московский главный архив МИД из петербургского дипломатического архива передали материалы за вторую половину XVIII в., а также за более ранний период. Это бумаги Екатерины II, дела канцелярии Г.А. Потёмкина (о войнах с Турцией конца XVIII в., «делах крымских, закавказских»); письма и переводы писем Лжедмитрия I и Лжедмитрия II. В архиве проводилась значительная работа по обеспечению сохранности материалов, их упорядочению и описанию. Весьма велик вклад в эту работу А.Ф. Малиновского и М.А. Оболенского. Под их руководством составлялись справочники, велась работа по копированию ветхих источников. С 40-х гг. XIX в. в архиве отсутствовало деление документов на секретные и несекретные. Он стал научным центром среди других архивных учреждений и своеобразным «клубом для историков».

По рекомендации И.У. Пейкера были проведены работы по реставрации материалов и частичной замене оборудования. Что касается писцового отделения, то здесь в марте 1835 г. было создано Временное отделение, которое функционировало два года. В его состав входили секретарь и 20 канцеляристов. Для них была выработана инструкция, согласно которой следовало проверять наличие дел, устанавливать их хронологические рамки и составлять справочники. Временное отделение разобрало и описало около 280 тыс. дел и выделило к уничтожению почти 16 тыс. дел. Материалы Межевого архива были в целом приведены в порядок.

В Межевом архиве были сконцентрированы ценные источники, имеющие важное практическое и научное значение. По сравнению с другими данному архивному учреждению оказывалось предпочтение. Правительство заботилось об обеспечении сохранности межевых материалов, их упорядочении, разработке учётно-справочного аппарата. Несмотря на большое значение этих документов, многие источники погибли.

Петербургский государственный архив старых дел, находившийся непосредственно в подчинении генерал-прокурора Сената, в 1818 г. перешёл в ведение обер-прокурора 1-го департамента Сената. Комплектование архива продолжалось до начала 30-х гг. В 1813 г. сюда передали дела экономического комитета Петербургского ополчения, а затем Комиссии для пересмотра прежних уголовных дел, департамента Камер-коллегии, комиссии о «построении» Казанского собора и др. Эти документы освещали экономическую историю страны XVIII – начала XIX в., развитие промышленности, сельского хозяйства, внутренней и внешней торговли и др. Архив существовал до 1834 г. Согласно специальной инструкции 1838 г. все «дела, находящиеся в сём архиве, подлежат к обращению или в Московский государственный архив, или в архивы разных существующих ныне ведомств государственного управления, или, наконец, в Петропавловскую крепость для хранения там, в приличных подвалах». В 1845 г. Государственный Совет принял решение, согласно которому документы совершенно «истлевшие», «не нужные ни для каких справок», «от принятия которых министерства отказались», обрекались на уничтожение. В московские архивы надо было отправить «дела судебные». Ведомствам передавались материалы в соответствии с их профилем.

В конце XVIII в. в правительственных кругах возникла идея сосредоточить секретные архивные материалы, а также политические документы особой важности в едином учреждении. Им должен был стать Государственный архив, подчиненный Коллегии иностранных дел.

Сама идея о концентрации и сохранении бумаг подобного рода в качестве единого массива свидетельствует об определенной зрелости архивного сознания. Прагматический подход в данном случае диктовал бы их уничтожение или создание не архивного учреждения, а строго секретного хранилища. Собирание же политических документов в данном случае явно имело целью сберечь их для потомков как важнейший источник по истории Государства Российского и пустить в научное и культурное обращение, как только исчезнет их политическая злободневность и опасность.

До начала XIX в. проект оставался без административных последствий, однако в 1801 г. были сделаны первые шаги по созданию названной коллекции документов. В первую очередь его основу составили фонды Екатерины II (частично) и крупнейшего государственного деятеля второй половины XVIII столетия, видного дипломата канцлера А. Безбородко. «В 1820 г. русскому правительству стало известно, что одно парижское частное издательство по очень дешевой цене приобрело переписку Павла I и Александра I с Наполеоном и намеревается ее выпустить в свет. Русский посол в Париже Поццо ди Борго повел переговоры с издательством о продаже русскому правительству этой коллекции писем. В конце концов, издательство все же согласилось уступить эти документы за 175 тысяч франков». Письма были отправлены в Петербург и попали в то же собрание.

На протяжении 1820-х – начала 1830-х гг. здесь скапливаются фонды, обязанные своим происхождением деятельности коронованных особ русского правящего дома (Петр I, Павел I, Александр I), крупных государственных деятелей, а также некоторых государственных учреждений, работа которых окружена была атмосферой секретности. Например, органы уголовного и политического сыска XVIII в., или Приказ тайных дел, созданный царем Алексеем Михайловичем в целях контроля за деятельностью прочих приказов, охраны особы государя от разного рода злоумышлений и выполнения прочих задач, относившихся к сфере государственной безопасности.

По указанию императора Николая I из архива Главного штаба в хранилище Министерства иностранных дел были переданы материалы о восстании 14 декабря 1825 г., вооруженного выступления Черниговского полка на юге, а также суда над участниками тайных обществ декабристов. В 1832 г. опять-таки из архива Главного штаба по распоряжению Николая I сюда были переданы бумаги о польских тайных обществах и о польском восстании 1830 – 1831 гг. В 1830 – 40-х гг. дела крупных петербургских и московских архивов подверглись просмотру на предмет наличия в них материалов, которые следовало бы передать в состав создаваемой коллекции; немало документов действительно были переведены на хранение в Петербургский архив МИД.

В начале 1830-х гг. это важнейшее с политической точки зрения собрание документов получило статус самостоятельного архивного учреждения. В 1832 г. оно получило наименование Второго главного архива Министерства иностранных дел, а в 1834 г. ему было присвоено название Петербургского государственного архива министерства иностранных дел (ПГАМИД). В качестве отдельного архива ПГАМИД просуществовал до 1917 г., однако пополнение его новыми материалами уже с 1840-х гг. замедлилось, поскольку увеличилось число ведомственных архивов, куда передавались документы тематики ПГАМИД. Важнейшими его приобретениями в этот период стали некоторые дела из дворцовых архивов Николая I и Александра II, а также архив известного дипломата и государственного деятеля графа И. Каподистриа.

В настоящее время это собрание документов находится в составе фондов Российского государственного архива древних актов. Оно состоит из нескольких десятков фондов, пребывающих под общим названием «Государственный архив Российской империи». По своему научному значению Государственный архив относится к числу наиболее важных документальных собраний всей России, его «популярность» у исследователей чрезвычайно высока.

Московские сенатские архивы – Старых дел, Поместно-Вотчинный и Разрядно-Сенатский – изменились незначительно. Однако заметно сократилось их комплектование. В Московский государственный архив Старых дел до конца 20-х гг. поступили материалы Ревизий и Камер-коллегий. После ликвидации Петербургского государственного архива Старых дел сюда перевезли часть его фондов (документы Юстиц-конторы, Комитета петербургского ополчения, Комиссии о строении Петербурга и Москвы и др.). В архив передавались также дела ряда московских учреждений (магистрата, управы благочиния).

Разрядно-Сенатский архив комплектовался делами московских департаментов Сената. В середине XIX в. он принял также свыше 1200 столбцов Верхотурской приказной избы и других учреждений XVII в.

В Поместно-Вотчинный архив поступило значительное количество дел бывшей Вотчинной конторы, которые раньше хранились в Петербургском архиве старых дел: «связок – 1189, в них столбцов 26 429, книг 1608». Лишь на некоторое количество поступивших материалов имелись краткие реестры, «но без обозначения в делах владельцев селений и пустошей и сим реестрам составлены частию алфавиты, всем же прочим ни реестров, ни алфавитов нет». До середины 30-х гг. плохо обстояло дело с составлением справочников и в других московских сенатских архивах.

В первой половине XIX в. возникло несколько новых исторических архивов. Военно-историческая документация отлагалась в двух хранилищах. Созданное ещё в 1797 г. Депо карт в 1804 г. было переведено в построенное для него здание на Дворцовой площади. Это дало новый импульс к комплектованию. В 1810 г. Л.А. Аракчеев передал в Депо карт обширную переписку военного и политического характера и другие материалы Военного министерства (военно-оперативную документацию, описания военных событий, мемуары и др.). С течением времени удельный вес текстовых материалов здесь возрастает.

По положению 1812 г. о Военном министерстве при нём учреждалось Военно-топографическое депо, куда вошло и Депо карт. Сюда в 1827 г. поступили военные материалы из кабинета Александра I, в 1837 г. дела из Главного архива МИД и канцелярий. В 1846 г. Военно-топографическое депо и его архив перевели в новое, специально построенное для них здание. Вообще этот архив постоянно находился в привилегированном положении. У него был значительный штат – восемь сотрудников. Одновременно из архива передавались некоторые непрофильные материалы другим ведомствам. Так, в Петербургский главный архив МИД были отправлены дела дипломатического характера о войне с Турцией 1806 – 1812 гг. Архив Военно-топографического депо продолжал комплектоваться планами, атласами и другими картографическими материалами. К 1851 г. здесь насчитывалось более 47 тыс. карт. С ними постоянно велись реставрационные работы: карты подклеивали, причём особое внимание уделялось картографическим материалам по Европейской России и Западной Европе. Возможно, это было вызвано тем, что они интенсивно использовались.

Таким образом, к середине XIX в. в архиве Военно-топографи-ческого депо были сконцентрированы карты, планы, атласы России и других государств и ряд комплексов важнейших военных документов, освещавших боевые действия русской армии за XVIII – первую половину XIX в.

Второй военный исторический архив – Московское отделение архива инспекторского департамента – был учрежден 7 февраля 1819 г. Он создавался для хранения документов Военной коллегии и Военного министерства по 1812 г., а также канцелярий и «дежурств» русских военачальников, штабов действующих армий, воинских соединений, частей и учреждений. Материалы размещались в нескольких комнатах в здании Сената в Кремле. Архив имел немногочисленный штат: столоначальник, его помощник, два писаря и два сторожа. Позднее количество писарей возросло до четырёх человек.

Перед архивом были поставлены следующие задачи: «устройство
сего отделения»; размещение материалов; разборка, приведение в порядок и проверка наличия дел (сверка с описями); составление новых описей; справочная работа; ведение текущего делопроизводства. С 1821 г. на архив возложили обязанность составлять «алфавиты для удобства при отыскании дел». Но составление справочников продвигалось медленно.

В 1851 г. возникла коллекция документов, известная как «Государственное древлехранилище хартий и рукописей». Оно имело статус особого отделения Оружейной палаты, но при этом находилось в ведении управляющего Московского главного архива МИД. «Согласно положению, утвержденному в 1853 г., в «Государственном древлехранилище хартий, рукописей и печатей» концентрировались древнейшие государственные акты, рукописи и печати, относящиеся к эпохе «до преобразований Петра Великого». Они поступали сюда из МГАМИД, Московской Синодальной библиотеки, Оружейной палаты и других хранилищ». Ныне Древлехранилище является одним из фондов Российского государственного архива древних актов.

Создание Древлехранилища свидетельствует о высоком уровне исторического сознания российского общества. Собрание грамот, вошедших в его состав, должно было составить вечный и несокрушимый аргумент «историчности» русского народа, красоты и величия его прошлого. По объему эта коллекция невелика: в 1873 г. в ней числилось 920 единиц хранения; в 1920-е гг. часть рукописей была передана в другие собрания (Отдел рукописей Российской государственной библиотеки, а также несколько фондов РГАДА). Поэтому в настоящее время она объединяет всего 470 единиц хранения. Однако значение Древлехранилища для русской истории громадно: дело не только в том, что древнейшие грамоты, включенные в его состав, представляют особый исследовательский интерес, но также и в том, что само собрание является своеобразным мемориалом российской державности. Таким образом, Древлехранилище относится к тем архивным собраниям, которые совершенно утратили практическое значение, но помимо того, что играют первостепенно важную научную роль, выполняют также важную общественную функцию.

Древлехранилище составили духовные и договорные грамоты удельных князей (XIV – XV вв.), договоры великих князей с Новгородской республикой (с 1264 г.), чины венчания на царство, великокняжеских и царских бракосочетаний, летописи. В состав коллекции вошли также важнейшие законодательные памятники средневековой России: утвержденная грамота об избрании на царство Михаила Федоровича – основателя новой династии Романовых (1613 г.), Русская правда в списке второй половины XIV в., Судебники 1497 и 1550 гг., Соборное Уложение 1649 г. В Древлехранилище попало немало рукописных и старопечатных книг: летописи, хронографы, исторические сборники.

Немаловажное место занимают среди прочих единиц хранения Древлехранилища художественно оформленные грамоты и рукописные книги, созданные живописцами и золотописцами Посольского приказа, Оружейной палаты. Патриаршего дома и более поздних мастерских. В их число входят, прежде всего, богато украшенные жалованные грамоты XVI в. и Титулярник («Большая государственная книга»). Титулярник «родился» в 1671 г. в художественной мастерской Посольского приказа. Он представляет собой огромную иллюстрированную книгу, в которую вошли портреты великих князей и царей вплоть до Алексея Михайловича, а также патриархов Восточной церкви и иностранных правителей с гербами и печатями их государств.

Московский архив Министерства юстиции (МАМЮ)  одно из крупнейших исторических по своему профилю архивохранилищ во всей дореволюционной России. Он образовался путем соединения трех учреждений: Московского государственного архива старых дел (МГАСД), Поместно-вотчинного архива (ПВА) и Разрядно-сенатского архива (РСА).

Громадным изменениям подверглось архивное дело во второй половине XVIII в. В 1760 – 1770-х гг. правительство Екатерины II производило масштабную реформу, коренным образом изменившую весь строй государственного управления Российской империи. Коллегии были ликвидированы. Часть их функций была передана Сенату. Вводилось новое управление губерниями. Если прежде местные учреждения подчинялись коллегиям, то в результате губернской реформы они были переподчинены непосредственно Сенату и верховной власти. После упразднения коллегий, их контор и канцелярий были оставлены лишь три введенных при Петре I центральных учреждения подобного рода: коллегия Иностранных дел, Военная и Морская, ведавшие высшими делами по обороне государства. Следовательно, архивы абсолютного большинства коллегий и коллежских контор оказались в числе архивов «старых дел», т.е. исторических.

В целях объединения всех этих архивов в обеих столицах России были образованы специальные самостоятельные вневедомственные учреждения: Петербургский государственный архив старых дел (ПГАСД, 1780 г.) и Московский государственный архив старых дел (МГАСД, 1782 г.). Первый из них объединил около 1 млн. сданных дел. Материалы ПГАСД до крайности страдали от наводнений. В МГАСД было собрано около 6 млн. дел.

Окончательная судьба двух этих учреждений различна: ПГАСД был в 1830-х гг. расформирован, и документы его распределили между собой различные правительственные органы. МГАСД влился в Московский архив Министерства юстиции как его главная составная часть.

РСА возник из соединения документов, принадлежавших к архиву московской конторы Сената (ликвидированной в связи с екатерининскими административными преобразованиями в 1763 г.) и бумаг бывшего Разрядного приказа XVII в. В официальных документах новый архив часто именовался Сенатским Разрядным архивом, или Разрядным архивом при московских департаментах Сената. В исторической литературе он получил название Разрядно-Сенатский архив (РСА).

В архиве, как позднее выразился видный архивист П.И. Иванов, концентрировалось «множество документов, необходимых для доказательства на право владения поземельной собственностью и на право приобретения родового дворянства». Основу РСА составили документы Разрядного приказа: боярские книги (именные списки представителей старомосковской знати и служилых людей высшей категории конца XV – XVII вв. со сведениями об их службе, земельных и денежных окладах), разрядные книги (книги записи распоряжений русского правительства о ежегодных назначениях князей, бояр и прочих служилых людей на военную, гражданскую и придворную службу) и др.

Позднее в состав фондов РСА вошли документы нескольких крупных правительственных учреждений, упраздненных в конце столетия. В их числе был и Сибирский приказ (расформирован в 1763 г.), управлявший громадной частью России и накопивший колоссальный делопроизводственный архив. Всего в начале ХIХ в. фонды РСА объединяли около полумиллиона дел.

ПВА был образован в 1786 г. после упразднения Вотчинной коллегии и включал в себя документацию, относящуюся к делопроизводству этого учреждения, а также – в качестве древнейшей части – фонд дел Поместного приказа (1540 – 1720 гг.), к которому, как уже говорилось, были присоединены архивы некоторых других приказных учреждений. В дореволюционной литературе ПВА часто именовался «Архивом вотчинного департамента».

В конце 1780-х – начале 1790-х гг. все московские исторические архивы (МГАСД, РСА, ПВА и Межевой) переехали в кремлевское здание присутственных мест. На протяжении нескольких десятилетий в стенах этих учреждений проводилась сложная и кропотливая работа: сотрудники составляли описи (реестры, «алфавиты») тех колоссальных фондов, которые вошли в состав архивных собраний. В ПВА ко времени начала Отечественной войны эти усилия фактически привели к достаточно полному описанию всей совокупности фондов.

Все три архива претерпели огромный ущерб от военной грозы
1812 г. и нуждались в составлении справочного аппарата или в обновлении старого справочного аппарата, оказавшегося негодным после прихода фондов в беспорядочное состояние. Во время наполеоновской оккупации Москвы лишь немногое было эвакуировано. Много архивных материалов было сожжено на кострах или выкинуто в кремлевский ров, французские солдаты использовали документы на подстилки. Понадобилось свыше 20 лет, чтобы привести в порядок уцелевшие материалы. МГАСД, ПВА и РСА сходны были тем, что объединяли в своих собраниях огромные массивы приказного делопроизводства допетровской эпохи и деловой документации ХVIII в. Практическая надобность в использовании материалов МГАСД, РСА и ПВА к середине ХIХ в. стала уже весьма невелика. Создались предпосылки для объединения трех крупных исторических архивов Москвы в единое учреждение. С 1835 г. работал Особый Комитет для описания этих архивов, а в 1840-х гг. дело объединения встало уже на рельсы административной работы. Наконец, в 1852 г. был образован Московский архив министерства юстиции (МАМЮ), куда влились миллионы дел МГАСД, РСА и ПВА.

Согласно «Положению об образовании МАМЮ», основные обязанности этого учреждения заключались: «а) в хранении, приеме к хранению дел и документов и б) в изготовлении и доставлении справок по требованиям присутственных мест и правительственных лиц и по прошениям
частных лиц». И только в примечаниях говорилось, что по указанию министра юстиции могли публиковаться материалы, заслуживающие «особенного внимания по историческому или юридическому значению своему,
собрание исторических, юридических и других сведений и проч.» Исследователи допускались в архив лишь с разрешения министра, а позднее (в 1870-е гг.) – управляющего архивом». Несмотря на столь прагматическую ориентацию МАМЮ, во второй половине XIX в. архив стал настоящим научным центром.

Создание новых исторических архивов имело положительное значение. Условия хранения документов в них были гораздо лучше. Благодаря этому важные источники дошли до нас.

Рост объёма документации, увеличение числа архивов вызвали ряд мероприятий правительства. Документы перемещались из некоторых переполненных архивов в другие, что приводило к дроблению фондов и затрудняло справочную и научную работу. Архивные материалы стали также складывать в пустующих помещениях. Как правило, это были старые башни, сараи, а также подвальные или чердачные помещения. Таким образом, учреждения, не заинтересованные в хранении дел, освобождались от материалов более чем десятилетней давности. Всё это приводило к хаотическому раздроблению архивных фондов, утрате и гибели многих источников. Наиболее отрицательным мероприятием явилось уничтожение дел. Оно проходило без соблюдения необходимых правил, которые охраняли бы от уничтожения ценные документы. Первые упоминания о сознательном отборе архивных источников к уничтожению относятся к концу 20-х гг.

В дореформенный период некоторые ведомства (Военное министерство, Министерство внутренних дел, Государственный контроль, Главное управление почты, Ведомство путей сообщения и публичных зданий, Министерство народного просвещения) разработали специальные правила и инструкции, в которых делалась попытка определить ценность различных категорий документов и сроки их хранения. В этих инструкциях документы, как правило, подразделялись на три группы («разряда», «отдела»): «всегдашнего» хранения, временного хранения (от 20 до 5 лет) и подлежащих уничтожению через один – три года. Эти правила служили учреждениям руководством при выделении дел к уничтожению. На такие материалы составлялись описи, которые представлялись на рассмотрение Комитета министров. Дела могли уничтожаться лишь с его санкции. Но затем такой порядок экспертизы был изменён. Уничтожение материалов постепенно освободилось от контроля высшей власти и приобрело узковедомственный и произвольный характер. Министерство внутренних дел в 1854 г. первым получило право самостоятельно разрешать вопросы.

В середине XIX в. разрешение уничтожать архивные документы получили местные органы власти. В связи с большим недостатком на местах опытных архивных работников в разборочные комиссии привлекались прокуроры, судьи, директора училищ и т.д. Фактически вопрос об уничтожении дел, потерявших справочное значение, решали чиновники, для которых понимание научной ценности архивных материалов было совершенно чуждо. Уничтожение проводилось следующим образом: секретные документы сжигались, несекретные продавались на бумажные фабрики в качестве сырья.

Для нормальной работы государственного аппарата необходимы были архивные материалы. Поэтому возникали проекты архивных реформ. На протяжении XIX столетия неоднократно выдвигались проекты реформы архивного дела в России. Первым из них был проект Г.А. Розенкампфа.

Г.А. Розенкампф был одним из руководителей Комиссии составления законов, учрежденной Александром I в 1804 г. Проект преобразований архивного дела он представил в 1820 г. Розенкампф рассматривал архивы прежде всего как хранилища документов, удостоверяющих права на недвижимую собственность и разного рода сделки с нею; хранение документов законодательного и административного характера отступало на второй план. Мотивируя необходимость реформы, Розенкампф прежде всего указывает на заинтересованность правительства и частных лиц в том, чтобы все акты на недвижимость были сосредоточены в одном месте. Он писал, что правительство обширной империи должно затрудняться и нередко иметь недостаток в нужных сведениях, когда документы, содержавшие в себе не только разные крепости, сделки и прочие акты на государственные и частные имущества, одним словом, самые источники законов рассеяны в ста и более местах. В качестве образца для предлагавшихся Розенкампфом преобразований послужила архивная система Баварии с ее двоецентрием: архивы двора и иностранных дел были объединены в одно учреждение, архивы же прочих административных ведомств составили второе единое учреждение – государственный архив, имевший статус отдельного министерства. Розенкампф и в России предлагал перестроить архивную систему с ориентацией на два центра. Первый из них должен был называться «Главное Управление архивов» и руководить всеми архивами обеих столиц, кроме МАКИД, который сохранял самостоятельность и становился вторым центром. Документы, связанные с правящей династией, с начала столетия передавались в МАКИД, так что этот архив действительно объединял в себе функции хранилища документов, как дипломатического ведомства, так и двора.

Все архивы, которые подвергнутся централизации, должны были, по мысли Розенкампфа, составлять единообразные реестры входящей документации, систематизированной по тематическому принципу. Затем эти реестры планировалось свести в единый алфавитный и систематический реестр.

Проект был весьма ограничен. В нём ничего не говорилось об архивах действующих учреждений и местных архивах. Московский архив КИД, хранивший политически важные документы, не подлежал включению в государственный архив, так как правительство на это бы не пошло. Однако даже такой ограниченный проект архивной реформы не получил осуществления.

В области описания архивных документов отечественное архивоведение достигло определённых успехов. В начале XIX в. появились новые виды архивных справочников – обзоры. Особо следует отметить подготовленный управляющим Московским архивом КИД Н.Н. Бантыш-Каменским «Обзор внешних сношений России (по 1800 г.)». Обзор содержит выписки из архивных документов, проливающих свет на дипломатические контакты России с европейскими государствами в XV – XVIII вв. Автор комментирует в подстрочниках не совсем ясные места, приводит тексты некоторых важных документов (например, по делу царевича Алексея Петровича приведены все разноречивые документы), даёт сведения об упоминающихся в тексте лицах. В рукописном виде обзор был доступен очень узкому кругу. Поэтому многие историки и архивисты говорили о необходимости его опубликования. Но лишь в 1894 – 1902 гг. он вышел в свет. Определённый вклад в развитие научно-справочного аппарата внёс Комитет 1835 г., созданный для описания документов трёх московских сенатских архивов (Старых дел, Разрядно-Сенатского и Поместно-Вотчинного), сильно пострадавших в 1812 г. Их состояние даже в 30-е гг. оставляло желать лучшего: многие дела были не пронумерованы, столбцы не развернуты, документы не описаны. Между тем с развитием русской исторической науки интерес к архивным документам возрос. Документы необходимо было использовать для наведения справок по запросам учреждений и частных лиц. За восемь лет своего существования Комитет сделал немало. Например, уже в 1835 г. в Разрядно-Сенатском архиве внесли в алфавиты свыше
45 тыс. фамилий. Всего было упорядочено значительное количество архивных дел и разработан ряд справочников. Основная заслуга в описании материалов принадлежала члену Комитета П.И. Иванову. Были опубликованы описания «трёх степеней».

Описание первой степени включало наименование фондообразователя, указание номеров дел и их хронологических рамок, рода дел, количество листов, замечания о ветхости или неполноте и т.д. Это была инвентарная опись в современном понимании. В качестве примера такой описи можно назвать изданное «Описание первой степени архива Вотчинного департамента, составленное учреждённым для сего особым комитетом» (М., 1839).

Описание второй степени состояло из обзора истории фондообразователя и характеристики отдельных групп документов (книги писцовые и ревизские и т.д.), т.е. представляло собой тип путеводителя. В качестве примера приведём подготовленные П.И. Ивановым «Путеводитель по государственным архивам, состоящим при правительствующем Сенате» (М., 1845) и «Описание государственного архива старых дел» (М., 1851). Такие справочники в нашей стране стали разрабатываться впервые. Их значение как необходимого элемента научно-справочного аппарата постоянно возрастало. Они очень облегчали работу по использованию архивных документов в научных и справочных целях.

Описание третьей степени включало исторические сведения, извлечённые из документов всех трёх московских сенатских архивов. Это описание напоминает современный тематический обзор. К их числу относятся подготовленные П.И. Ивановым «Обозрение писцовых книг по Московской губернии с присовокуплением краткой истории древнего межевания» (М., 1840) и «Обозрение писцовых книг по Новгороду и Пскову» (М., 1841).

Значительный прогресс заметен в разработке основного вида архивных справочников – описи. Как известно, описи XVIII в. носили инвентарный характер, т.е. они ставили цель обеспечить учёт и сохранность архивных дел, а не раскрыть их содержание. Теперь же наряду с такими справочниками стали составляться описи, предназначенные для исследователей и призванные раскрыть значение материалов как исторических источников.

Документы были упорядочены лишь в отдельных архивах. Таким являлся, например, Московский архив КИД. Здесь частыми гостями были «высокопоставленные особы». Например, в 1818 г. архив посетили Александр I и прусский король Фридрих-Вильгельм III. Во время этого визита архивистам был устроен «экзамен». Они должны были за 5 минут найти и принести указанную по описи единицу хранения, чтобы доказать порядок, «в каком содержались бумаги в архиве».

В этот период у архивных учреждений фактически не было высшего органа власти, который бы заботился о них и осуществлял контроль и проверку их деятельности. Иногда Сенат пытался улучшить положение архивов. Но теперь его функции были очень ограничены. К сожалению, ни одного законодательного документа, посвященного деятельности архивов в первой половине XIX в., принято не было.

В некоторых законах имелись параграфы, посвященные архивным учреждениям. Например, предписывалось ежегодно проводить проверки архивов губернских правлений с целью выявления и устранения недостатков.

В соответствии с законом документы в архивах следовало содержать «в надлежащей исправности и порядке», на материалы составлять описи и алфавиты, «дабы в случае справок не было затруднения в приискании и никакое дело не могло утратиться». Но и эти требования, как правило, не соблюдались.

Неоднократно указывалось на необходимость улучшить положение с помещениями и оборудованием. Так, «Учреждение губернских правлений» 1845 г. предписывало, что помещение «архива должно быть просторное, сухое, со сводами, с каменными или кирпичными полами», оборудованное «отдушниками» для очистки воздуха, теплое. Печи (во избежание пожара) должны были находиться «вне самого помещения». Дела следовало размещать в шкафах или на полках, чтобы «между ними был свободный проход». Однако на самом деле материалы складывались в большинстве случаев в неприспособленных, часто подвальных помещениях.

Если в XVIII в. предпринимались попытки провести концентрацию материалов местных учреждений, то теперь создавалась множественная и дробная сеть архивов. «Свод губернских учреждений» предписывал, чтобы в «присутственном месте» было два архива: «текущий и оконченных дел (окончательный)», причём если «архив текущий» составляли материалы (уставы, инструкции, документы, книги), «которые нужны для справок и соображений по текущему производству дел», то «архив окончательный составляют дела, не подлежащие более решению и исполнению». Законодательство не предъявляло никаких требований к архивным кадрам, не заботилось о повышении их профессионального и общеобразовательного уровней.

Возникшая ещё в XVIII в. тенденция к перегруппировке материалов исторических архивов по принципу принадлежности наблюдалась и в дореформенный период. Особенно явственно она проявилась в Московском главном архиве МИД. В 40-е гг. под руководством его управляющего
М. Оболенского проходила пересистематизация документов, которые разделили на три «разряда»: 1 – архив древний, содержащий в себе дела с 1265 по 1700 гг.; 2 – архив старых дел с 1700 по 1762 гг.; 3 – архив новых дел с 1762 по 1800 гг. В свою очередь, каждый разряд был разделён на два отделения, хранящие дипломатические материалы и документы внутри-политического характера. Дипломатические дела каждого разряда были расчленены на европейскую и азиатские части, а внутри них – по государствам и по хронологическому принципу. Кроме того, комплексы материалов подразделялись на группы в зависимости от делопроизводственных форм (книги, столбцы, грамоты и т.д.). Таким образом, начатая ещё
Г.Ф. Миллером перегруппировка материалов по искусственно созданным тематическим коллекциям была доведена до логического завершения и одновременно приспособлена к деятельности архива по выполнению запросов МИД и обслуживанию посетителей читального зала. Такая пересистематизация документов затронула также Государственный архив МИД. Ещё в 1834 г. по указанию царя источники стали концентрироваться в двух отделениях: в первом – преимущественно династические материалы, во втором – материалы о развитии русской общественной мысли (дела Тайной канцелярии, Тайной экспедиции Сената и др.). В 40-е гг. была предпринята попытка разделить материалы фондов Кабинета Его (Её) Императорского Величества, статс-секретарей и органов политического сыска XVIII в. по формально-логическому принципу. На основе этих источников было создано 20 коллекций. Таким образом, и в этом архиве отказались от организации хранения дел по принципу происхождения.

В архивах действующих учреждений России продолжал практиковаться метод классификации архивных материалов по делопроизводственным структурам. Как известно, циркуляр французского Министерства внутренних дел 1841 г., в котором был сформулирован принцип происхождения, рассматривался как поворотный пункт в истории архивного дела. Однако и в русском архивоведении был введён подобный подход к организации хранения документов. Закон «Учреждение губернских правлений» 1845 г. требовал в архиве «располагать и содержать дела постоянно в том самом порядке, в каком они были в Столе и в каком поступают... при подлинных настольных реестрах». Этот закон впервые в мировой практике поставил вопрос о сохранении внутренней структуры документальных комплексов, предписывая материалы располагать «по Отделениям, Столам и по годам... Вновь заводимый архивный порядок должен быть строго соблюдаем... а дела прежних лет приводятся последовательно в возможное устройство по тому порядку, как значатся в старых описях». В законе 1845 г. был хорошо выражен принцип происхождения. Отметим, что французский циркуляр 1841 г. предписывал перестраивать внутреннюю структуру фонда по тематическим рубрикам. Таким образом, отечественное архивоведение в данном вопросе имеет неоспоримый приоритет.

В
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

А. В. Ахметова история архивов в россии iconМинистерство культуры и архивов Иркутской области
Главный дирижер и художественный руководитель Заслуженный деятель искусств России Илмар лапиньш
А. В. Ахметова история архивов в россии iconТематическое планирование по курсу «всемирная история. История россии и мира с древнейших времён до конца 19 века» Профильный уровень. 10 Класс
России (профильный уровень), 2004 год и программы Загладина Н. В., Козленко С. И загладиной Х. Т. «Всемирная история. История России...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconИстория возникновения и развития нового научного междисциплинарного направления атлантологии
Использованы материалы из зарубежных и российских государственных и частных архивов. Данная статья написана специально для первого...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconРабочая программа по учебному курсу «История» («История России», «Всеобщая история») 9 «Ж» класс Составила: Кравцова В. А

А. В. Ахметова история архивов в россии iconИстория история России Соловьев С
«История государства Российского» и др.); Костомаров И. Н. («Русская история в жизнеописаниях» и др.); Платонов С. Ф. («Полный курс...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconКалендарно-тематическое планирование интегрированного курса по истории «История России: xx-начало XXI века» и«Новейшая история» в 9 классе
Страны Запада: характерные черты общества и экономического развития. Научно-технический прогресс. Центры и периферия индустриального...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconРабочая программа учебного предмета «история России»
С. И. Козленко, «Программы общеобразовательных учреждений. История. Академический школьный учебник. 5-11 классы», Москва: «Просвещение»,...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconКалендарно-тематическое планирование курса «история россии» Пояснительная записка Класс
Учебник – А. А. Данилов, Л. Г. Косулина «История России с древнейших времён до конца ХVI в. 6 класс» – Просвещение – 2008
А. В. Ахметова история архивов в россии iconРабочая учебная программа по истории для 5-9 классов
Г. И. Годер, И. С. Свенцицкая), «История средних веков» (Автор В. А. Ведюшкин), «Новая история» ( Авторы: А. Я. Юдовская, Л. М. Ванюшкина),...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconИстория России
Буганов В. Г. «История России с древнейших времен до конца 17 века» глава 23 стр. 181 – 200 в этой книге историк В. Г. Буганов рассказывает...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница