А. В. Ахметова история архивов в россии




Скачать 38.01 Kb.
НазваниеА. В. Ахметова история архивов в россии
страница8/10
Дата03.02.2016
Размер38.01 Kb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

9. АРХИВНОЕ ДЕЛО В РОССИИ В КОНЦЕ XIX –
НАЧАЛЕ XX ВЕКА



Революционное движение начала XX в., приведшее к буржуазно-демократической революции 1905 – 1907 гг., породило совершенно новый тип учреждений – Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Манифест 17 октября 1905 г. декларировал принцип конституционализма. Созыв Государственной Думы допускал ее участие в законодательной деятельности. Одновременно в противовес Думе Государственный совет в 1905 г. получил статус законодательного органа. Законопроекты, принимаемые Думой, должны были поступать на рассмотрение Государственному совету, а после этого – на утверждение императору.

Организационное устройство Государственных дум всех созывов определялось «Учреждением Государственной думы» от 20 февраля 1906 г. Формально Думе принадлежали законодательные права, которые, однако, ограничивались как самим Учреждением, так и последующими правилами. Аппарат Государственной думы состоял из общего собрания, канцелярии, отделов и комиссии.

Для государственного аппарата России в годы Первой мировой войны было характерным создание общественных буржуазных организаций (Всероссийский земский и Всероссийский городской союзы, военно-промышленные комитеты), а также создание в противовес им особых совещаний – высших правительственных учреждений под председательством отдельных министров, подотчетных только царю. Уже в этом проявились первые признаки кризиса самодержавия.

Ценные источники концентрировались в фонде Государственной Думы (1906-1917). Хотя Думе принадлежали законодательные права, однако законодательная инициатива и её деятельность в сфере утверждения бюджета были ограничены. В стенографических отчётах заседаний Думы и журналах заседаний комиссий получили освещение основные аспекты её деятельности. Архивные источники характеризуют аграрную политику начала XX в.: проекты земельных законов 9 ноября 1906 г. и 14 июня 1910 г. и материалы к ним; дела о выдаче ссуд крестьянам, выходящим на отруба; дела об отпуске кредитов на мероприятия по переселению и др. Финансовая политика нашла отражение в проекте ежегодной государственной росписи доходов и расходов, финансовых сметах ведомств и отчётах об их выполнении; в законопроектах о введении налогов.

Документы в архиве Государственной Думы хранились по созывам. К ним были составлены описи. Научная общественность получила информацию о составе и содержании ряда комплексов дел этого законосовещательного учреждения, так как была издана "Опись дел архива канцелярии Государственной Думы" (СПб., 1914-1915). В ней были даны аннотации на материалы Думы I и II созывов.

После упразднения в апреле 1906 г. Комитета министров боль­шинство его функций унаследовал Совет министров (1905-1917), который являлся, по существу, новым органом власти. Он был создан для усиления борьбы с революционным движением. В архиве Совета министров отлагались журналы заседаний, материалы об учреждении Государственной Думы, преобразовании Государственного Совета, отчёты ведомств; дела о местном управлении и самоуправлении; финансовых преобразованиях и введении новых налогов; состоянии отдельных отраслей промышленности; проведении Столыпинской аграрной реформы; переселенческой политике.

Бурное экономическое развитие и усиление революционного движения в стране вызвали необходимость создания Министерства торговли и промышленности (1905-1917). В архив вновь созданного министерства передавались материалы из других ведомств: из Министерства финансов  дела об управлении и надзоре за рядом казённых и частных промышленных предприятий; из бывшего Министерства земледелия и государственных имуществ  документы об управлении горной промышленностью; из Министерства внутренних дел  бумаги о купеческих обществах, купеческих и ремесленных управах. В архиве были сосредоточены источники о развитии промышленности и торговли с XVIII в., но преобладали материалы второй половины XIX  начала XX в. Экономическая история России получила освещение в отчётных материалах о состоянии промышленности, документах о постройке железных дорог и каналов; описаниях заводов, рудников и нефтяных промыслов; геологических картах и т.д.

Архивы образовывались в результате деятельности учреждений Временного правительства. В архиве канцелярии хранились журналы заседаний Временного правительства, доклады министров и другие материалы. В архиве Министерства внутренних дел отлагались документы по вопросам местного самоуправления, переписка об образовании и деятельности Советов рабочих и солдатских депутатов, крестьянских восстаниях.

Одна из наиболее спорных фигур российского архивного дела прошлого столетия – Д.Я. Самоквасов, очередной управляющий МАМЮ в 1892-1911 гг. Этот человек был, несомненно, крупным оригинальным ученым и замечательным преподавателем. Сфера его научных интересов была весьма широка. Она включала в себя историю древнерусского права (История русского права. Варшава, 1878-1884. Т. 1-2; Исследования по истории русского права. М., 1896. Вып. 1-2; Древнее русское право: Лекции 1902/3 гг. М., 1903), средневековые города (Древние русские города. СПб, 1873), археологию и архивное дело (как в Европе, так и в России).

Смелость мысли, способность критически оценивать практическую работу архивных учреждений и глобальное видение современных задач архивного дела России сочетались в нем с отталкивающими чертами характера – резкостью, доходящей до экстравагантности, и тяжелым характером, который был назван в воспоминаниях одного из сотрудников МАМЮ злым и деспотическим. В отечественном архивоведении до сих пор существуют два образа Д.Я. Самоквасова: Самоквасов – задира и заносчивый начальник, и рядом с ним Самоквасов – одинокий борец за преобразования в архивном деле, блестящий ум, талантливый ученый. Надо полагать, энергическая и одаренная натура этого человека сочетала в себе и то, и другое – талант и деспотизм, дальновидность и избыток страсти, вкладываемой в полемику по научным и административным вопросам.

В конце 1890-х гг. Самоквасов выступил с новым проектом реформы российских архивов. Жестко критикуя малоэффективную работу ГУАК, он предложил создать центральный орган управления архивами, который должен был подчиняться непосредственно Государственному совету. По замыслу Самоквасова, делопроизводство высших и центральных правительственных и общественных учреждений по 1800 г. следовало сосредоточить в одном архиве (МАМЮ). По его проекту в 12 крупных городах, которые являлись центрами учебных округов (последние включали в себя несколько губерний), следовало учредить архивы древних актов для хранения материалов местных учреждений до 1800 г. Делопроизводство с 1800 г. должно было образовать архивы-регистратуры в столице и в каждой губернии. Самоквасов называл их архивами новых актов. Проект был вынесен на 11-й Археологический съезд. Самоквасов ощущал мощное противодействие со стороны ГУАК и их идейного центра – Петербургского археологического института. В научной периодике появились статьи, где негативно оценивалась его деятельность; в ряде случаев оппоненты Самоквасова инкриминировали ему такие деяния и мнения (в частности,
осквернение памяти покойного Калачова), от которых он был весьма далек. ГУАК внесли на тот же Археологический съезд собственный проект, отстаивавший полезность их работы. Постепенно шло согласование двух точек зрения, Самоквасов делал определенные уступки.

Немалой научной заслугой Самоквасова следует считать издание книги «Архивное дело в России» (М., 1902. Кн. 1 – 2). В ней с необыкновенной четкостью и ясностью изложены недостатки устройства российских архивов и основные требования к планируемой архивной реформе. Ученый предлагал, во-первых, учредить в Московском и Киевском университетах архивоведческие профессуры, а при государственных архивах Москвы и Киева – архивные институты, деятельность которых следовало бы организовать по западноевропейскому образцу. Эти меры помогли бы восполнить недостаток образованных архивных специалистов.

Во-вторых, издать закон о немедленном прекращении уничтожения архивных дел в учреждениях всех ведомств России. Самоквасов боролся с уничтожением архивных богатств, но порою перегибал палку: немыслимо сохранять хоть сколько-нибудь существенную часть текущего делопроизводства, ведь бумажный поток из года в год нарастает, и всякие задержки его грозят создать заторы, для ликвидации которых впоследствии понадобятся дополнительные средства.

В-третьих, необходим закон об учреждении центрального органа архивного управления в России. Этот пункт – наиболее бесспорный и наиболее наболевший в проекте Самоквасова.

В-четвертых, необходим закон о централизации губернских и уездных архивов. В данном случае Самоквасов стоит за внесение большего порядка и контроля в работу провинциальных архивных учреждений; кроме того, названная мера уменьшила бы расходы по их содержанию.

В-пятых, необходим закон о помещении государственных архивных материалов в зданиях, специально построенных и приспособленных для хранения документов и научных занятий. Под этим пунктом мог бы подписаться любой архивист Российской империи. Наконец, всю книгу буквально пронизывает требование унификации архивного законодательства страны.

Самоквасовым был разработан поэтапный порядок проведения реформы и сделаны приблизительные расчеты средств, необходимых для ее выполнения.

Однако итог судьбы самоквасовского проекта в его окончательном виде был печальным – правительственные инстанции «утопили» его, не дав хода. Таким образом, вопрос о преобразованиях в области архивного дела был вновь отложен – на этот раз уже до 1917 г.

В конце жизни Н.В. Калачов немало сил отдал проекту создания при МАМЮ еще одного археологического института, однако эта его мечта осуществилась через много лет после смерти Калачова. В 1907 г. был открыт Московский археологический институт, а при нем специальное архивное отделение. Учебная программа института была шире, чем в Петербурге. Здесь преподавались русская история, историческая география и широкий круг вспомогательных исторических дисциплин, архивоведение и другие, причем впервые в нашей стране было введено преподавание истории русского искусства, истории русской архитектуры, геральдики, генеалогии, музееведения, библиотековедения, эпиграфики и хронологии. В течение нескольких лет новый институт завоевал необыкновенную популярность. Уже к 1913 г. количество слушателей МАИ почти вдвое превосходило их число в ПАИ.

Использование документов носило традиционный характер. Как и в предшествующие периоды, материалы привлекались для обслуживания работы государственного аппарата и подготовки ответов на запросы частных лиц. В начале XX в. сотрудники учреждений и архивисты подготавливали большое количество справок по запросам вышестоящих инстанций, причём они порой публиковались с определённым ограничительным грифом (в зависимости от степени секретности).

В годы Первой мировой войны объём справочной работы снизился. Её сокращение можно объяснить следующим: сокращением числа запросов, что было вызвано условиями военного времени; поступлением в некоторые архивы больших комплексов дел; уходом в армию архивистов; эвакуацией ряда архивных учреждений.

На размеры справочной работы влияла публикация справочников и документов. Так, неплохих результатов в этой области добился Московский архив Министерства юстиции. В связи с этим возросла его справочная работа. В 60 – 70-е гг. XIX в. он выдавал ежегодно около 30 ответов на запросы, а в начале XX в. – в два раза больше. Возросло количество посетителей читальных залов, в том числе и в таких архивах, которые раньше были малодоступными.

Отличительная черта этого периода – резкое нарастание научно-технической документации, что было вызвано развитием науки и техники. Появление таких материалов поставило перед архивистами вопрос о необходимости овладеть навыками работы с технической документацией. Существенно изменился также характер документов. Появилось большое количество машинописных материалов, телеграфные бланки и ленты, записи телефонограмм и радиограмм, фотографии, кинофильмы, звукозаписи. Вопросы хранения многих источников представляли сложную проблему, которую предстояло решать архивистам.

Продолжал перениматься зарубежный опыт. Самоквасов побывал во многих архивах Западной Европы, что помогло ему при разработке архивной реформы. Он ввёл также в русское архивоведение понятие «фонд». Отечественные архивисты довольно успешно разрабатывали теоретические вопросы архивоведения, в том числе историю архивного дела. Наряду с публиковавшимися статьями по истории отдельных архивов, подготавливались более серьёзные исследования. Одним из них является книга
С.А. Белокурова «Московский архив иностранных дел в 1812 г.» (М., 1913). Автор посвятил эту книгу освещению одного из трудных периодов истории архива. Он приводит интересные данные об эвакуации, героизме архивистов, оставшихся в Москве.

Наиболее ценным исследованием стала книга Д.Я. Самоквасова «Архивное дело в России», выход которой был приурочен к 50-летию Московского архива Министерства юстиции. Она основана на документальных источниках и личных наблюдениях автора. Это первое серьёзное исследование по истории отечественного архивного дела, в котором приведены важные сведения об архивном строительстве XVII – XIX вв.

Значительно расширило источниковую базу истории архивного дела издание «Сборника материалов, относящихся до архивной части в России» (Пг., 1916 – 1917). Видную роль в его разработке сыграли акад. А.С. Лаппо-Данилевский и А.И. Андреев. В нём собраны наиболее важные материалы: законодательные акты, циркуляры, инструкции, проекты реорганизации архивного дела и др. Несмотря на некоторую неполноту и не совсем удачную систематизацию материалов, выход этого издания стал значительной вехой в разработке истории отечественного архивного строительства. В организации хранения документов в этот период возобладал принцип происхождения. Однако материалы в большинстве исторических архивов продолжали храниться разделёнными на тематические коллекции.

Работа по составлению и отчасти изданию архивных источников в эти годы значительно усилилась. Вышли описи архивов Синода, Государственного Совета, Сената, некоторых министерств. Однако в методике подготовки описей наблюдался большой разнобой. Так, на рубеже XIX – XX вв. насчитывалось 17 видов описей. Имели место случаи, когда на одни и те же комплексы документов составлялись различные виды архивных справочников. Наиболее интенсивно работу по публикации справочников проводил Московский архив Министерства юстиции. Его сотрудники составляли квалифицированные справочники. Особо отметим разработанный С.А. Шумаковым «Обзор грамот Коллегии экономии» (М., 1899 – 1917). Большая работа в архиве проводилась по описанию материалов Разрядного приказа. Эти описи были опубликованы в «Описаниях документов и бумаг, хранящихся в Московском архиве Министерства юстиции» (т. 9 – 20).

Успешно продолжалось упорядочение дел в других архивах. В 1905  1914 гг. вышло четыре тома «Каталога Военно-учёного архива», в котором опубликованы аннотации примерно на одну треть источников этого хранилища. Названные справочники прочно вошли в научный оборот, не потеряли они своего значения и в настоящее время. Гораздо шире проводилась работа по упорядочению дел в Лефортовском архиве. Созданное в 1901 г. Особое делопроизводство по описанию материалов архива, в которое входили офицеры и вольнонаёмные сотрудницы – составительницы каталожных карточек, упорядочило около 166 тыс. единиц хранения. Продолжалась работа по составлению описей на материалы Московского дворцового архива. В этом была большая заслуга А.И. Успенского, разрабатывавшего справочники на записные книги дворцовых приказов, а затем на столбцы Оружейной палаты. Два справочника, подготовленных видным архивистом С.М. Горяиновым и посвященных делам Отечественной войны 1812 г. и императорской фамилии, были изданы Государственным архивом МИД.

Несмотря на определённые успехи, архивные учреждения испытывали значительные трудности. Уничтожение документов в большинстве архивов продолжалось очень интенсивно. Обрекались на гибель ценные источники Главного межевого архива, Государственного архива МИД и др.

Использование архивных документов носило традиционный характер. Как и в предшествующие периоды, материалы привлекались для обслуживания работы государственного аппарата и подготовки ответов на запросы частных лиц. В эти годы гораздо шире использовались дела архивов органов политического сыска. Квалифицированный справочный аппарат позволял жандармским архивистам справляться со всё возрастающим объёмом запросов, вызванным усиливающимся революционным движением.

Сотрудники учреждений и архивисты подготавливали большое количество справок по запросам вышестоящих инстанций, причём они порой публиковались с определённым ограничительным грифом (в зависимости от степени секретности).

В этот период возник ещё один проект реорганизации архивно­го дела. Видный архивист Ф.А. Ниневе обратился весной 1917 г. к министру иностранных дел Временного правительства П.Н. Милюкову с предложением провести реорганизацию архивов правительственных учреждений. В качестве первой меры он предлагал создать образцовый архив на базе документов Государственной думы или военного ведомства. Он справедливо отмечал, что в одном Петрограде имеется свыше 20 военных архивов, не считая полковых, причём каждый из этих архивов обслуживают военные и гражданские чиновники. Ниневе предлагал «все эти архивы соединить в один центральный архив Военного министерства и дать ему... достаточный и хорошо научно подготовленный личный состав с наивысшими окладами». В результате должны выйти значительная экономия плюс образцовый во всех отношениях архив. Аналогичным путём Ниневе предлагал создать центральные архивы в других ведомствах. Он также считал целесообразным разделить страну на провинциальные архивные округа с тем, чтобы в каждом из них для хранения местной документации был создан окружной архив. Под архивохранилища он рекомендовал обратить дворцы членов дома Романовых. Для разрешения всех вопросов архивного строительства он также предлагал создать комиссию, в состав которой следовало включить историков, юристов, архитекторов и других компетентных лиц.

Кроме того, А.Ф. Ниневе волновали многочисленные случаи гибели документов органов политического сыска. Он предлагал принять должные меры к их охране и одновременно обратиться с воззванием к народу о недопустимости уничтожения ценных источников. Однако его предложения не были приняты.

В начале XX в. исторические архивы находились в подчинении различных ведомств. Однако стали заметными пути к консолидации этих учреждений. В ведении Министерства юстиции находились два исторических архива: Московский архив Министерства юстиции и Главный межевой архив; МИД  Московский главный архив и Государственный архив МИД; Военного министерства – Военно-ученый и Лефортовский архивы; Министерства народного просвещения – местные исторические архивы. В связи с тем, что названные ведомства обладали различными возможностями и авторитетом, положение архивов было далеко неодинаково. Лучше обстояли дела дипломатических и военных архивов, гораздо хуже  местных архивных учреждений. Хотя о создании единого руководящего архивного органа вопрос неоднократно ставился Н.В. Калачовым, Д.Я. Самоквасовым и другими авторами проектов, но общая архивная служба, которая бы уравняла положение архивов, так и не была учреждена. Наметившаяся консолидация протекала такими медленными темпами, что понадобилось бы не одно десятилетие, чтобы объединить исторические архивы под общим руководством.

Большинство исторических архивов в этот период не комплектовалось, так как они хранили документы по XVIII в. включительно. Но отдельные крупные поступления были. После смерти в 1898 г. коллекционера Ф.Ф. Мазурина его наследники передали Московскому главному архиву МИД богатое собрание источников.

Незначительное количество материалов из Петербургского главного архива МИД было передано в Государственный архив МИД. Некоторые материалы поступали в Московский архив Министерства юстиции (документы некоторых нотариальных контор). Интенсивно комплектовался Лефортовский архив. Сюда передали значительное количество источников о русско-японской войне (1904 – 1905 гг.), а также перевезли из Общего архива Главного штаба Военного министерства большое количество документов. В остальные исторические архивы существенных поступлений не было.

Продолжалось уничтожение особо ценных документов, а после смерти Н.В. Калачова в 1885 г. оно возобновилось во всевозрастающих размерах. Это сильно обеспокоило историческую общественность. Московское Археологическое общество в 1898 г. поручило Д.Я. Самоквасову, видному археологу и историку русского права, управляющему Московским архивом Министерства юстиции в 1892 – 1911 гг., провести анкетирование центральных и местных архивов. Анкета содержала вопросы о штатах, помещении, объёме документов, наличии справочного аппарата и т. д. Хотя в стране имелось огромное число архивов, на анкету ответило незначительное количество архивных учреждений. Но даже из этих материалов было видно, что положение архивного дела в России оставалось тяжёлым.

Для изучения зарубежного опыта Д.Я. Самоквасова командировали за границу. Он внимательно ознакомился с состоянием архивного дела в Германии, Франции, Бельгии и других странах и результаты своих наблюдений опубликовал в книге «Централизация государственных архивов Западной Европы в связи с архивной реформой в России» (М., 1899) и ряде других работ. Самоквасов, настаивая на прекращении уничтожения документов, подчёркивал их научную, практическую и политическую ценность. Он негативно оценивал деятельность Археологического института и губернских учёных архивных комиссий. Институт не выполнил задачи по подготовке архивистов, поэтому положение с кадрами (особенно на местах) было тяжёлым.

Губернские учёные архивные комиссии не могли спасти от уничтожения ценные документы. Не хватало помещений для собираемых материалов, образовательный уровень членов комиссий был невысок, они не несли ответственности за уничтожаемые документы, что объяснялось отсутствием руководящего и контролирующего архивного органа. Самоквасов предлагал избирать в члены комиссии губернатора, архиепископа, предводителя дворянства и др.

Выступления Самоквасова в печати и на археологических съездах показали полную несостоятельность Археологического института и губернских учёных архивных комиссий в деле подготовки кадров и спасения архивных материалов. Самоквасов внёс на рассмотрение XI Археологического съезда, проходившего в г. Киеве в 1899 г., проект архивной реформы, который уже получил одобрение со стороны московской исторической общественности. Его проект заключался в следующем. Для управления архивами государственных и общественных учреждений создаётся центральный орган. Делопроизводство высших и центральных государственных и общественных учреждений до 1800 г. концентрируется в Московском архиве Министерства юстиции (за исключением некоторых министерств, обладающих благоустроенными архивами). В центральных городах учебных округов учреждаются областные архивы, которые хранят документы местных правительственных и общественных учреждений до 1800 г. Их штаты аналогичны архивам древних актов, созданным в 1852 г. Губернские учёные архивные комиссии вливаются в областные архивы. Делопроизводство с 1800 г. образует в столице единый «архив-регистратуру», а в каждой
губернии – по одному губернскому «архиву-регистратуре», в который поступают материалы губернских, уездных и волостных правительственных и общественных учреждений. По своей чёткости и последовательности проект Самоквасова превосходил все предшествующие проекты.

Губернские учёные архивные комиссии под руководством Петербургского археологического института выступали за то, чтобы вместо областных архивов и губернских «архивов-регистратур» создавались единые губернские архивы, хранившие документацию губернских, уездных и волостных правительственных и общественных учреждений. Губернским учёным архивным комиссиям должна была отводиться главная роль в
организации и руководстве этими едиными губернскими архивами.

В годы первой мировой войны были предприняты меры по собиранию документов военного характера. Дела штаба верховного главнокомандующего сдавались непосредственно в Военно-учёный архив. При штабах фронтов учреждались полевые отделения Военно-учёного архива, а при штабах армий  особые делопроизводства. Они должны были передавать в Центральное хранилище военно-исторических дел действующей армии, созданное в сентябре 1914 г., наиболее важные документы: подлинники журналов военных действий и приказов, дела оперативного, отчётного и разведывательного характера, трофейные документы, а также материалы, представляющие военно-историческую ценность.

Весной 1916 г. было учреждено Московское отделение Военно-учёного архива. Но его оборудование продолжалось до декабря 1916 г. В конце 1916 – начале 1917 г. Московское отделение приняло незначительное количество дел, большинство их продолжало храниться в Лефортовском архиве. Часть документов с фронта поступала также в другие города – Нижний Новгород и Ярославль.

В этот период было создано большое количеств военно-промыш-ленных комитетов, союз земств и союз городов, которые были призваны мобилизовать промышленность и распределять между фабриками и заводами заказы на военные нужды. В результате деятельности этих органов возникло огромное количество документов. Накопление очень большого количества дел военного характера – первая отличительная черта архивного дела тех лет.

Второй особенностью является массовая гибель архивных источников. Документы гибли от артиллерийских обстрелов, пожаров и особенно от эвакуации. Она проводилась плохо, документы оставались без надзора, много дел не было вывезено, и они были захвачены врагом. Так, в 1915 г. важнейшие архивы Закавказья эвакуировали в Краснодар, Ставрополь и близлежащие хутора и станицы. Дела разместили в сырых подвалах, сараях без должной охраны. Это привело к гибели многих комплексов документов. В годы войны деятельность архивов была сильно затруднена. Многие архивисты были призваны на военную службу, новое оборудование практически не поступало, возникали сложности даже с канцелярскими принадлежностями.

Значительно сократилась научная работа архивов. Выпуск документальных изданий и справочников прекратился. Сильно уменьшилось число исследователей. Исключениями являлись Московский Главный архив МИД и архив Синода, в которых и в военные годы число учёных оставалось стабильным.

Развитие капиталистических отношений требовало более гибких форм документирования, большей оперативности. Это обусловило появление новых черт процесса документирования и документационного обслуживания учреждений.


Контрольные вопросы


  1. Какие проблемы выделил Д.Я. Самоквасов в архивном деле России?

  2. Сравните проекты архивной реформы Н.В. Калачова и Д.Я. Самоквасова.

  3. В чем заключались изменения в архивном деле в период первой мировой войны?

Рекомендуемая литература


  1. Автократов, В. И. Из истории формирования классификационных представлений в архивоведении XIX – начала XX в. / В. И. Автократов // Археографический ежегодник за 1981 г. – М. : Наука, 1982. – С. 3-20.

  2. Бухерт, В. Г. Архив Межевой канцелярии (1768 – 1918) / В. Г. Бухерт. – М. : РГГУ, 1997. – 111 с.

  3. Мазин, К. А. Монография Д.Я. Самоквасова «Архивное дело в России» как исторический источник / К. А. Мазин // Архивы СССР: история и современность. – М. : МГИАИ, 1989. – С. 58-65.

  4. Макарихин, В. П. Губернские ученые архивные комиссии России /
    В. П. Макарихин. – Н. Новгород : Волго-Вятское кн. изд-во, 1991. – 120 с.

  5. Маяковский, И. Л. Очерки по истории архивного дела в СССР / И. Л. Ма-яковский.– 2-е изд., испр. и доп.  Ч. 1. – М. : МГИАИ, 1960. – 338 с.

  6. Самоквасов, Д. Я. Архивное дело в России. В 2 кн. Кн. 2. Прошедшая, настоящая и будущая постановка архивного дела в России / Д. Я. Самоквасов. – М. : Московский архив Министерства юстиции, 1902. – 329 с.

  7. Самошенко, В.Н. Исторические архивы Москвы и Петербурга (XVIII – начало XX в.) / В. Н. Самошенко. – М. : Изд-во ВЗПИ, 1990 – 214 с.

  8. Самошенко, В. Н. Д.Я. Самоквасов как историк-архивист / В. Н. Самошенко // Историография и источниковедение архивного дела в СССР: межвуз. сб. – М. : МГИАИ, 1984. – С. 53-62.

  9. Самошенко, В. Н. История архивного дела в дореволюционной России / В. Н. Самошенко. – М. : Изд-во ВЗПИ, 1989. – 251 с.

  10. Хорхордина, Т. И. Российская наука об архивах / Т. И. Хорхордина. – М. : РГГУ, 2003. – 525 с.

  11. Шобухов, М. Н. Описание документальных материалов в архивах дореволюционной России / М. Н. Шобухов. – М. : Изд-во МГИАИ, 1955. – 69 с.

  12. Шохин, Л. И. О подготовке серийного документального издания «Сборник московского архива Министерства юстиции» / Л. И. Шохин // Археографический ежегодник за 1989 г. – М. : Наука, 1990. – С. 199-213.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

А. В. Ахметова история архивов в россии iconМинистерство культуры и архивов Иркутской области
Главный дирижер и художественный руководитель Заслуженный деятель искусств России Илмар лапиньш
А. В. Ахметова история архивов в россии iconТематическое планирование по курсу «всемирная история. История россии и мира с древнейших времён до конца 19 века» Профильный уровень. 10 Класс
России (профильный уровень), 2004 год и программы Загладина Н. В., Козленко С. И загладиной Х. Т. «Всемирная история. История России...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconИстория возникновения и развития нового научного междисциплинарного направления атлантологии
Использованы материалы из зарубежных и российских государственных и частных архивов. Данная статья написана специально для первого...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconРабочая программа по учебному курсу «История» («История России», «Всеобщая история») 9 «Ж» класс Составила: Кравцова В. А

А. В. Ахметова история архивов в россии iconИстория история России Соловьев С
«История государства Российского» и др.); Костомаров И. Н. («Русская история в жизнеописаниях» и др.); Платонов С. Ф. («Полный курс...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconКалендарно-тематическое планирование интегрированного курса по истории «История России: xx-начало XXI века» и«Новейшая история» в 9 классе
Страны Запада: характерные черты общества и экономического развития. Научно-технический прогресс. Центры и периферия индустриального...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconРабочая программа учебного предмета «история России»
С. И. Козленко, «Программы общеобразовательных учреждений. История. Академический школьный учебник. 5-11 классы», Москва: «Просвещение»,...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconКалендарно-тематическое планирование курса «история россии» Пояснительная записка Класс
Учебник – А. А. Данилов, Л. Г. Косулина «История России с древнейших времён до конца ХVI в. 6 класс» – Просвещение – 2008
А. В. Ахметова история архивов в россии iconРабочая учебная программа по истории для 5-9 классов
Г. И. Годер, И. С. Свенцицкая), «История средних веков» (Автор В. А. Ведюшкин), «Новая история» ( Авторы: А. Я. Юдовская, Л. М. Ванюшкина),...
А. В. Ахметова история архивов в россии iconИстория России
Буганов В. Г. «История России с древнейших времен до конца 17 века» глава 23 стр. 181 – 200 в этой книге историк В. Г. Буганов рассказывает...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница