International banking institute X международная научно-практическая конференция




Скачать 41.51 Kb.
НазваниеInternational banking institute X международная научно-практическая конференция
страница3/14
Дата03.02.2016
Размер41.51 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Макеевский экономико-гуманитарный институт

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВЫЗОВЫ
И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ


Несмотря на наличие несомненных, порой выдающихся достижений экономико-теоретической мысли ХХ и начала ХХІ века в исследовании и объяснении фундаментальных закономерностей экономического развития, экономическая наука оказалась не в состоянии предсказать такие экономические катаклизмы, как Великая депрессия, катастрофический экономический спад начального этапа рыночной трансформации в постсоциалистических странах и тяжелейший глобальный экономический кризис последних лет.

В связи с этим закономерно возникает ряд принципиальных вопросов. Какие глубинные тенденции, какие критические сочетания эндогенных и экзогенных факторов приводят к тому, что в современной самоорганизующейся рыночной экономике вдруг начинают преобладать неравновесные, турбулентные, энтропийно-хаотические непериодические процессы, обуславливающие непредсказуемую смену устойчивого роста на катастрофические, кризисные явления? Какие новые актуальные (а также нерешенные старые) фундаментальные проблемы дальнейшего развития теоретических основ экономической эволюции необходимо по возможности быстро и эффективно решить, чтобы современный экономический анализ был в состоянии разработать и предложить действенные методы своевременного выявления и предупреждения (или хотя бы смягчения) негативных проявлений экономической динамики и обеспечения долговременного устойчивого роста мировой экономической системы и национальных экономик? В чем кроются причины разрыва между уровнем развития производственно-экономических отношений и достижениями экономической теории и насколько велико это запаздывание?

Суть сформулированной проблемы состоит в необходимости глубокого критического междисциплинарного анализа текущего состояния и конструктивного осмысления основных тенденций развития различных ветвей современной экономической теории, на основе которых естественно ожидать в обозримом будущем нового видения причинно-следст­венных и количественных связей в мировой экономике.

Современная мировая экономика является сложно организованной эволюционирующей системой национальных экономик, тесно взаимосвязанных процессами интеграции, глобализации и международного разделения труда, с высокой динамичностью нелинейных взаимодействий огромного разнообразия экономических систем различных уровней. В этом ее коренное отличие от предыдущего экономического мироустройства.

Институциональные изменения и трансформация экономических отношений, как известно, совершаются в первую очередь под воздействием государства, которое всегда играло решающую роль в выборе направлений институционального развития в течение всей новейшей истории. При этом ведущие направления современной экономико-теоретической мысли по-разному видят сущность экономической эволюции и, соответственно, расходятся в оценках необходимости, направлений, целей и результатов государственного регулирования экономики.

Согласно неоклассическому подходу, экономический рост характеризуется как устойчивый процесс и, соответственно, неоклассическая доктрина отрицает необходимость вмешательства государства в направленность экономических процессов. Наоборот, неокейнсианское направление считает эволюцию капиталистической системы потенциально нестабильной, и его представители руководствуются положениями Кейнса о том, что правительство может стабилизировать экономику, принимая верные политические решения. Одной из основных проблем неокейнсианской теории является вопрос о том, каким образом стабилизировать экономическую систему.

В рамках эволюционно-институционального подхода, возникшего в западной науке в начале ХХ века, ответ на этот вопрос состоит в том, что экономическая политика государства должна сочетать направленную эволюцию уже существующих экономических систем с созданием условий для их самостоятельной аутоэволюции, предполагая не революционную ломку, а эволюционное изменение саморегулирующихся социально-экономических институтов. Основными объектами внимания еще одного активно развивающегося направления современного экономического анализа – теории экономической динамики – традиционно являются экономический рост и деловые циклы. С точки зрения синергетической экономики, претендующей на роль обобщающего предыдущие экономические теории направления, любое экономическое решение должно опираться на предвидение будущих событий, поскольку влияние политики может быть успешным только в том случае, если будущее предсказуемо. Однако если экономическая система хаотична, точно узнать влияние конкретной политики невозможно. Поэтому государственное вмешательство должно быть связано с ориентацией регулирующих воздействий на стимулирование процессов самоорганизации в регулируемых системах. В настоящее время обладание современным математическим аппаратом превращает теорию экономической динамики и синергетическую экономику в мощные средства изучения эволюции экономических систем и моделирования реальных, а значит, неустойчивых и неравновесных экономических процессов.

Таким образом, интенсивные исследования динамики социо-эконо­мических систем как на макро-, так и на микроуровне в настоящее время связывают с такими направлениями современной экономико-теорети­ческой мысли, как институциональная теория (институциональный подход, институциональная динамика), эволюционная теория (эволюционно-экономический подход, эволюционная динамика), экономическая динамика, синергетическая экономика. В этой связи, естественно, возникает проблема структуризации взаимоотношений рассматриваемых течений экономической мысли, а также выявления их точек соприкосновения с другими ведущими направлениями современной экономической теории (неоклассическим, неокейнсианским).

В.-Б. Занг определяет задачи современного этапа развития аналитической экономики (так называемого «пятого шага», рассматривающего проблемы, относящиеся к эволюции и переменам в нелинейных неустойчивых экономических системах) как разработку методологии исследования поведения экономических систем в зависимости от времени, то есть создание теории сравнительной динамики.

Развивая эти идеи, современные ученые-экономисты не только выдвигают в качестве актуальной проблему разработки общей нелинейной динамической экономической теории, но и видят дальнейший прогресс экономической науки на путях реализации более глобальной цели формирования основных контуров синтетической теории экономической эволюции и даже синтеза эволюционно-институциональной и неоклассической теорий. При этом значимость ожидаемых результатов трудно переоценить, поскольку решение этой проблемы будет означать революционный шаг в преодолении существующей разобщенности различных ветвей современной экономической теории и достижении на этой основе стратегической цели – минимизации разрыва между экономической теорией и практикой.


Павлова Ирина Петровна
pavirinapetr@rambler.ru
Россия, Санкт-Петербург
Международный банковский институт

ПРОБЛЕМЫ ПОСТКРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ

Глобальный финансово-экономический кризис выявил и обострил все проблемы в экономике России – и настоятельную необходимость всесторонней модернизации экономики, и важность поддержки населения, которое в результате роста цен на самые необходимые товары и ЖКУ находится на грани взрыва, и ликвидации бюджетного дефицита, коррупции, обеспечения экономической безопасности страны и массу других. К тому же приближаются выборы президента и его команды. А тут еще летняя засуха, потеря урожая и пожары, необычные снегопады, сосульки, гололед нынешней зимой, строительство в Сочи и предстоящий чемпионат мира по футболу! Все проблемы не решить сразу.

В итоге – в правительстве наблюдаются «метания» от одной стратегии к другой, а в целом все сводится к «тушению пожаров» во всех смыслах. Сначала ставится задача спасти банковскую систему как якобы основу стабилизации. Но огромные средства, потраченные на это, не пошли в реальную экономику, т. е. не стали оплотом выхода из кризиса. Максимальная сумма, выданная банкам РФ в рамках беззалогового кредитования, была зафиксирована в феврале 2009 г. – 1924 млрд руб.1 При этом денежные средства так и остались в финансовом секторе.

Предстоящие выборы вынуждают правительство вкладывать средства в повышение жизненного уровня населения. Но инфляция (не заявленная официально, а реальная для бедных и средних слоев населения) съедает эти попытки. Правительство бессильно перед монопольной политикой роста цен. Якобы, монополисты «терпят убытки». Так ли это? По некоторым данным, объем полученной прибыли в 2009 г. в секторе производства и распределения электроэнергии, газа и воды вырос на 99,5 % за счет роста тарифов на услуги естественных монополий, в добыче полезных ископаемых – на 5 % благодаря восстановлению цен на нефть (в настоящее время этот показатель существенно вырос). А в АПК и без того низкая рентабельность упала на 15 %.2 Возникает и обостряется явное противоречие в политике правительства. С одной стороны, его монетарная политика направлена на сокращение инфляции, а с другой – неограниченное повышение цен и тарифов выступают главными источниками инфляции.

В то же время, если можно так выразиться, Россию «любит Бог». Цены на нефть неуклонно растут. Но на пользу ли это ей? Ведь опережающий рост доходов сырьевого сектора – это известный симптом углубления «голландской болезни». Но Россия пока не может отказаться от сырьевой направленности в экономике.

Правительство ставит в качестве приоритетной задачу модернизации экономики, но тут же обнаруживает, что в действительности нет в обществе конкретных слоев, заинтересованных в ней. Громадные средства вкладывают в инновационные проекты, в Сколково (куда приглашают ученых из-за рубежа (министр образования Фурсенко обещал им мегагранты по 5 млн дол. каждому). А когда будет и будет ли реальная отдача от этих средств, очень сложно сказать. В то же время в мировой экономике возникло достаточное число инновационных моделей, показавших отличные результаты (см. таблицу).

Какой вывод можно сделать из этой таблицы: 1) если самые разные страны сумели реализовать инновационные модели, то, очевидно, это доступно и России; 2) к сожалению, такая реализация требует довольно продолжительного времени – не меньше 20 лет. А это не вписывается в сроки полномочий наших президентов.

Таблица

Страновые инновационные модели: сроки строительства3

Страна

Начало осознанных действий
правительства

Вход в устойчивое развитие

Длительность периода разгона

США

начало 1960-х

1980-е

25 лет

Тайвань

начало 1970-х

конец 1990-х

25 лет

Израиль

1980-е

начало 2000-х

20 лет

Южная Корея

1980-е

начало 2000-х

20 лет

Сингапур

1980-е

начало 1990-х

10 лет

Финляндия

1980-е

2000-е

20 лет


Но все же, есть ли у правительства России внятная стратегия развития или хотя бы стабилизации?

Независимо от варианта стратегии, общество сталкивается с рядом следующих проблем:

  • протестным движением со стороны тех социальных слоев, на которых ложится основное бремя преобразований (к счастью, российский народ очень терпелив, но тревожна ситуация в странах Африки и Во­стока);

  • формированием группировок, объединенных общими политическими интересами, между которыми разворачивается борьба;

  • усложнением принятия решений по мере осуществления преобразований;

  • появлением социальных групп, выигравших от перемен и не заинтересованных в дальнейших преобразованиях.

Достижение общественного согласия – социальная предпосылка успеха реформ. При слишком неравномерном распределении доходов и собственности возникает политическая и социальная нестабильность, которые, в свою очередь, становятся основой низкого уровня инвестирования и экономического роста. В связи с этим, прежде всего, необходимо четко выразить позицию государственной власти по существенной корректировке курса реформ, включая признание допущенных ошибок, объективный анализ их причин. Необходимо отказаться от идеологического отождествления государственного регулирования с тоталитарной системой.

Единое рыночное пространство опирается на конкурентный механизм. Но сам по себе рынок не в состоянии поддерживать конкуренцию. Поддерживая конкуренцию, борясь с монополией, государство находится и в рамках рыночной модели, и вне ее, гарантируя стабильность рыночной системы в целом. От выверенной, активной роли соответствующих государственных институтов зависят и благоприятный социальный климат в стране, и устойчивость финансовой системы, и прозрачность фондового рынка, и адекватная степень открытости национальной экономики, и расширение производства общественных благ. Поэтому даже в теоретической рыночной модели государству принадлежит важнейшая роль – сохранение самой рыночной системы путем выражения общих или общественных интересов. Ни один частный бизнес, каких бы гигантских размеров он ни достиг, по своей природе не может игнорировать свои собственные интересы и взвалить на себя интересы всего общества.


Пешехонов Андрей Владимирович
peshav@post.ru
Россия, Санкт-Петербург
Международный банковский институт

Транснациональные
Финансово-промышленные группы России


За счет транснациональных финансово-промышленных групп (ТФПГ) состав международных компаний России существенно увеличивается. Во многих экономически развитых странах успешно функционируют подобные структуры, и их опыт успешно демонстрируется. Около 25 % индустриального производства, в том числе основная часть наукоемкого, контролируется шестьюстами транснациональными финансово-про­мышленными группами.

Транснациональные ФПГ снабдили развитие научно-технического прогресса во всех направлениях: начиная от повышения качества продукции, технического уровня и результативности производства и заканчивая совершенствованием форм маркетинга и менеджмента. Обернули мировое производство в международное. Они действуют по единой сбытовой, научно-производственной и финансовой стратегии через свои филиалы и дочерние предприятия во многих странах мира. К тому же ТФПГ располагают огромным рыночным и научно-производственным потенциалом, обеспечивающим динамичность развития.

Транснациональные ФПГ контролируют больше половины внешней торговли, одну треть промышленного производства, около 4/5 лицензий и патентов на новейшую технику, технологии и ноу-хау. В них занято около 100 миллионов человек.

Потребность формирования подобных интегрированных структур в России постоянно подтверждается растущим количеством официально зарегистрированных транснациональных финансово-промышленных групп.

Транснациональные ФПГ отличаются от национальных главным образом тем, что они ТФПГ имеют в своем составе юридических лиц, находящихся под ответственностью других стран, которые осуществляют там сбытовую или производственную деятельность.

Следует отметить, что российские предприятия прикладывают массу усилий для формирования ТФПГ с участием СНГ. Примером может послужить Финансово-промышленная группа «Нижегородские автомобили». Участники этой ФПГ ориентированы на связи с организациями Белоруссии, Киргизии, Латвии, Украины. В составе этой Группы Латвийская компания АО «РАФ» поставляет комплектующие для Нижегородского АО «ГАЗ» и принимает от него шасси, готовые детали и узлы. Украинские участники ФПГ поставляют Центральной компании ФПГ автошины и карданные валы. Для нужд Группы АО «Киргизский автосборочный завод» поставляет радиаторы охлаждения, принимая взамен шасси. В отрасли машиностроения создание таких структур является особенно плодотворным, поскольку здесь довольно-таки давно складывались тесные технологические связи.

В настоящее время организуется свыше 10 проектов формирования транснациональных финансово-промышленных групп с участием организаций Белоруссии, Казахстана (многоотраслевые группы), Украины (производство алюминия, авиационных двигателей) и Узбекистана (авиационная техника). В отрасли авиационной техники подписано соглашение между Украиной и Россией, в отрасли металлургии – между Казахстаном, Украиной и Россией. Осуществляется проект создания финансово-про­мышленной группы в сфере атомной энергетики, где будут участвовать Казахстан, Россия и Украина.

Желание развития транснациональных финансово-промышленных групп в рамках военно-промышленного комплекса за последнее время увеличилось. Это предприятия авиационной, космической, ракетной промышленности РФ и стран СНГ. Так, образованная крупнейшими машиностроительными заводами Узбекистана и России АООТ «Евразия» преобразуется в транснациональную финансово-промышленную группу с участием финансовых институтов, а также коммерческих и промышленных структур Киргизии и Казахстана.

Планируется также расширение российской финансово-промыш­ленной группы «Сокол» в результате привлечения организаций Киргизии и Казахстана.

Через каналы транснационализации финансового и инвестиционного капитала в отраслях машиностроения до конца XXI века Россия могла бы в 1,5–2 раза увеличить вывоз в страны Содружества машин и оборудования, узлов и деталей к ним, современных информационных и производственных технологий. В свою очередь компаньоны из стран СНГ, могли бы увеличить экспорт машиностроительной продукции в РФ, а также в страны дальнего зарубежья.

Кроме того, для стран СНГ и бывших партнеров по СЭВ транснациональные институты выступают «интеграционным ядром».

Романов Александр Викторович

a.romanov@eurostroi.ru

Россия, Санкт-Петербург

Санкт-Петербургский государственный университет
экономики и финансов

ОЦЕНКА ПОТЕНЦИАЛА МАЛОГО ИННОВАЦИОННОГО
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В ИНДУСТРИИ ЗДОРОВЬЯ


Особенностью индустрии здоровья является традиционное доминирование в ее структуре малого предпринимательства, которое гибко реагирует на дифференциацию спроса, является более экономически эффективным в условиях быстрой смены инноваций, чем крупное предпринимательство. В условиях роста инновационного характера деятельности, а также в связи со сменой модели инновационного развития (активизацией аутсорсинга НИОКР) именно малое инновационное предпринимательство (МИП) становится важнейшим элементом инновационного процесса, обеспечивая крупные компании результатами НИОКР.

Одной из важнейших проблем, препятствующих развитию МИП в секторе индустрии здоровья в России, является отсутствие необходимых инвестиций, нежелание инвесторов вкладывать средства в одну из самых рискованных сфер предпринимательства. Это обусловлено как отсутствием общепринятых методик оценки потенциала МИП с учетом рисков, так и неспособностью предпринимателей вырабатывать соответствующие стратегии развития бизнеса и управления рисками, отсутствием опыта инновационной деятельности и незнанием специфических особенностей, стадий развития, вариантов финансирования, моделей поведения малых инновационных компаний (МИК), направленных на снижение рисков.

Привлекательность сектора индустрии здоровья обеспечивается высокой динамикой его развития. Так, расходы на здравоохранение в большинстве стран ОЭСР4 постоянно растут, даже несмотря на мировой экономический кризис, и в среднем составляют 8,9 % от ВВП (в России – 3,5 %). Лидерами по затратам являются США (15,3 %), Швейцария (11,3 %), Франция (11,1 %).5

В 2009 году Россия занимала тридцать девятое место по затратам на здравоохранение на душу населения (495 дол.) среди 60 стран и четвертое среди крупных развивающихся рынков (Южной Кореи, Бразилии, Турции, Мексики, Китая и Индии). При этом затраты на здравоохранение в РФ постоянно растут, что обосновывает важность данного сектора экономики.

Анализ динамики развития инновационного сектора экономики показал, что ключевыми отраслями, на которые приходятся 70 % всех глобальных НИОКР, являются: автомобильная, компьютерная и электронная промышленность, а также индустрия здоровья. Именно эти отрасли в России развиты наиболее слабо. Так, в индустрии здоровья доля России настолько мала, что не может быть оценена даже в десятых долях.6 Этот факт свидетельствует о том, что пока государство не создало благоприятных условий для прихода частных инвесторов в инновационные сектора экономики, в частности в индустрию здоровья, хотя такая задача и ставилась начиная с 2007 года.

Глобальная практика показывает, что эффективность НИОКР в секторе индустрии здоровья снижается. Так, в 2007 году затраты на НИОКР возросли на 12,8 % (составив 13,4 % объема продаж), а объем продаж вырос только на 9 %.7 В период экономического кризиса эти показатели ухудшились.

Помимо этого, сектор индустрии здоровья сталкивается со значительными переменами. К 2012 году заканчиваются патенты на многие популярные лекарства, оставляя без доходов компании топ-100. Отсюда стратегическое инновационное развитие будет ориентировано не столько на совершенствование имеющихся продуктов и процессов производства, сколько на революцию в науке, на поиск новых биопрепаратов от комплексных болезней. Поскольку внутренние возможности компаний топ-100 практически исчерпаны, они активно ищут новые идеи, используя аутсорсинг НИОКР. Крупные компании поощряют открытые инновации в фундаментальные исследования при одновременном проведении все большего количества клинических испытаний и переносе основных стадий продуктового развития в страны с более низкими издержками по всему миру.

Таким образом, модели бизнеса и инновационного развития обновляются: крупные фармацевтические компании постепенно (медленнее, чем в других инновационных секторах), но все больше в качестве источника инноваций используют МИП, представленное небольшими биотехнологическими и медицинскими фирмами, сконцентрированными на фундаментальных исследованиях. Эти компании показали более высокую производительность в течение последнего десятилетия. Крупные компании все более сосредотачиваются на решении вопросов регулирования бизнеса и массовой дистрибьюции. Параллельно глобальные фармкомпании открывают по всему миру инновационные центры, в которых работают малые передовые биотехнологические компании.

В условиях роста глобальной привлекательности сферы индустрии здоровья особо возрастает необходимость комплексной поддержки (не только государственной) российских медицинских компаний, которые могут предложить новые идеи глобальному бизнесу. Но чтобы быть интересными потенциальным инвесторам, необходимо уметь представить свой инновационный потенциал, продвинуть себя на международный рынок, что требует не только государственного финансирования и поддержки МИП, но и развития методов оценки его потенциала, определяющего инвестиционную привлекательность МИК.

Автором было проведено качественное исследование малых компаний, относящихся к медицинской промышленности. Выявленные проблемы были сгруппированы в три основные группы:

1. Отсутствие крупных инвесторов в силу узости рынка, непонимания инвестором потенциала изобретения, неспособности инноваторов обеспечить привлекательность своих проектов.

2. Неэффективное госрегулирование и поддержка МИП: отсутствие в государственной медицине регламента, связанного с оборотом интеллектуальной собственности; отсутствие каких-либо льгот для МИП, неравенство условий доступа на российский рынок для отечественных и зарубежных производителей; отсутствие в России инфраструктуры, позволяющей производить качественные инновационные продукты, и т. п.

3. Серьезные маркетинговые проблемы у МИП, неспособность эффективно продвигать собственную продукцию в силу отсутствия опыта и средств на продвижение.

Инвестиционная привлекательность МИП оценивается его совокупным потенциалом, поскольку потенциал является категорией развивающейся, а не статичной. При этом специфика индустрии здоровья, ее социальная направленность, а также природа медицинской услуги обусловливают необходимость оценки не только экономического потенциала нововведения (это стандартная процедура для оценки привлекательности любых инвестиционных проектов), но и социального, и медицинского. Два последних вида потенциала являются лидирующими для МИП индустрии здоровья, поскольку обеспечивают не только социальную значимость проектам, но и их стратегическую экономическую привлекательность.

Поэтому автором отдельно выделяется необходимость оценки потенциала медицинского нововведения, состоящего из социальной, медицинской, конкурентной, юридической и маркетинговой эффективности.

Под совокупным потенциалом МИК предложено понимать имеющиеся у компании ресурсы и способности по их использованию в совокупности с имеющимися рыночными возможностями (рыночным потенциалом), определяющие инвестиционную привлекательность МИП. Потенциал МИК показывает привлекательность бизнеса как для учредителя, так и для потенциального инвестора. В качестве наиболее важных составляющих совокупного потенциала МИК автором выделены потенциал продукта, рынка, инновационный, управленческий и экономический потенциалы, потенциал взаимодействия с партнерами.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

International banking institute X международная научно-практическая конференция iconМеждународная шинная выставка и конференция сентябрь 1996 г., Акрон, Огайо, США international Tire Exhibitionand Conference itec 96
Д. Киллиан, Международный институт производителей каучука The global outlook for synthetic rubber demand and supply into the new...
International banking institute X международная научно-практическая конференция iconТематический план мероприятий Международного научно-технического конгресса
Международная научно-практическая конференция «Энергоэффективные и экобезопасные технологии ХХI века»
International banking institute X международная научно-практическая конференция iconНазвание работы
Наименование конференции: Международная научно-практическая конференция «Первые шаги в науку»
International banking institute X международная научно-практическая конференция iconИнформационный бюллетень №1 январь 2013 г
Международная научно-практическая конференция «Государство и общество: проблемы взаимодействия»
International banking institute X международная научно-практическая конференция iconVii международная научно-практическая дистанционная конференция "Современная психология: теория и практика" 21-22 декабря 2012 г
Оргкомитет Международной научно-практической конференции «Наука, техника и высшее образование» (Science, Technology and Higher Education)...
International banking institute X международная научно-практическая конференция iconТринадцатая международная научно-практическая конференция
Управление по обеспечению деятельности подразделений специального назначения и авиации мвд россии
International banking institute X международная научно-практическая конференция iconВ пвгус прошла VII международная научно-практическая конференция
«запад – россия – восток: политическое, экономическое и культурное взаимодействие»
International banking institute X международная научно-практическая конференция iconМинистерство здравоохранения украины национальный медицинский университет имени А. А. Богомольца
Международная научно-практическая конференция ко всемирному дню здоровья, который
International banking institute X международная научно-практическая конференция iconIi международная межвузовская научно-практическая конференция студентов магистратуры
Актуальные проблемы международного бизнеса и маркетинга. Заседание секции проводится на английском языке
International banking institute X международная научно-практическая конференция iconМеждународная студенческая научно-практическая конференция
Ананов С. К. Первый заместитель Председателя Комитета по туризму города Москвы, Президент Российского союза туриндустрии
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница