Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним




Скачать 18.36 Kb.
НазваниеН. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним
страница2/5
Дата03.02.2016
Размер18.36 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5
247

 

сти одни дисциплины на другие и представить дело так, как если бы ничего принципиально нового не произошло. Однако де­ло вовсе не в том, что представитель старого или нового мыш­ления делает свои построения более или менее удачно, а в са­мой установке. Если мы говорим о необходимости новой дисцип­лины, то – не в том смысле, чтобы считали прежние неудачны­ми в своем роде; нет, речь идет о необходимости иного построе­ния, которое в настоящий момент, вероятно, будет страдать мно­гими недостатками, но, тем не менее, мы, хотя и не имеем сил в настоящий момент устранить все эти недостатки, однако зна­ем, в чем нуждаемся, и сознаем, почему нас не удовлетворяет построение, от которого мы отказались, хотя в своем роде оно и было достаточно законченно. Мы не будем касаться системати­чески всех новых дисциплин, которые возникли или должны во­зникнуть; ограничимся лишь нашей собственной областью, ве­сьма характерною для нового знания.

Материалы, конечно, всегда применялись, поскольку суще­ствовала техника как активное вмешательство в стихийные про­цессы природы и направление их, и соответственно с этим су­ществовало то или другое знание этих материалов. Но, тем не менее, это знание было рассеяно по разным дисциплинам, изу­чавшим природу пассивно, т. е. помимо цели вмешиваться в ее процессы. Если возникала необходимость оказать воздействие на то или другое природное сырье, то для этого нужно было на­водить справки и выводить косвенно необходимые данные. Ха­рактерно, что даже по общему материаловедению не имеется сколько-нибудь полных справочников, позволяющих ознакомить­ся хотя бы просто со свойствами данного материала. Специ­ально об электротехнических материалах подобные справочни­ки вовсе отсутствуют. Нельзя думать, чтобы такое отсутствие было случайным. В культуре недавнего прошлого отсутствовала потребность активного выбора материала и потому отсутствова­ли соответственные справочники. Вообще понятия об области материалов, как об едином предмете изучения, характеризую­щемся своими методами и задачами, вовсе не было.

На наш современный взгляд это кажется чрезвычайно стран­ным, непонятным и даже маловероятным; я уверен, многие из вас, особенно более молодые, подумают в ответ на мое утверж­дение, что я просто не знаю, как обстояло дело. Но, однако, оно обстояло именно так. Не будем говорить о широких кругах, о мелком потребителе, которые брали то, что поставлял рынок, задумываясь о природе материала столь же мало, как не ду­мают о воздухе, и переходя из одного магазина в другой, если материал казался неподходящим. Гораздо более характерно от­ношение к материалам со стороны крупных предприятий, ве­домств и заводов: в подавляющем большинстве случаев у них отсутствовало не только изучение материала, но даже какая-либо видимость технических условий, если не считать за техни­ческое условие приобретение материала от какой-то фирмы.

248

Конкуренция фирм давала известное основание рассчитывать на коммерческую честность, и в производственниках было живо убеждение, что фирмы лучше их знают, что для данного про­изводства требуется. Когда во время разъездов по заводам я искал принятых технических условий, то в большинстве случа­ев оказывалось, что они вовсе отсутствуют; при этом производ­ственники ссылались на ненужность технических условий в си­лу существовавшего доверия поставляющей привычной фирме. Проверка же полученного материала в тех случаях, когда она была, делалась на глаз, причем даже такая проверка была не установлением качества материала по существу, а лишь ото­ждествлением вновь полученного материала с применявшимся ранее. В лучших и исключительных случаях было стремление предупредить возможность грубой фальсификации, но совершен­но отсутствовала мысль о проверке, насколько данный матери­ал вообще может считаться наиболее подходящим к данному производству, и тем более, насколько материал данного рода в самом деле незаменим каким-нибудь другим с технической или экономической выгодой. Можно было бы много говорить о ма­териаловедении общем, но нам следует сосредоточить внимание на материаловедении электротехническом, в котором по разным причинам все вопросы, особенно заостряются. Прежде всего, мы должны вспомнить, что наука об электричестве стала делать­ся электропромышленностью лишь с конца XIX века, и лишь в XX веке стала крупной экономической областью.

[Далее в статье приводятся общеизвестные данные о росте электропромыш­ленности различных стран.]

Таким образом, требования, предъявляемые к материалам в электропромышленности, за короткий срок в 1/4 века возросли в степени, которую было бы невозможно представить себе лет 30 тому назад даже самому смелому воображению. Возраста­ние это относится прежде всего к количеству потребляемых электроматериалов с вытекающими отсюда экономическими по­следствиями. Во-вторых, возросло и требование на качество материалов.

В противоположность нередкому утверждению о снижении качества, сопровождающем массовое производство, электрома­териалы должны повышать это качество вместе со своим коли­чественным расширением. Мало того, известная высота качест­ва в этой области только и возможна при широком массовом производстве. Наконец, следует отметить возрастающее требо­вание на разнообразные материалы, приспособленные к особым функциям. Организация этой чрезвычайно сложной и в выс­шей степени ответственной отрасли хозяйства затрудняется еще тем, что в количественном отношении потребление электропро­мышленностью электроматериалов не может даже сравниваться с гораздо более мощным и гораздо менее ответственным потреб­лением разных других материалов. Отсюда понятно, что на За-

249

 

паде и в Америке производством электроматериалов в значи­тельной мере занимались фирмы среднего и малого размера, а также, между прочим, фирмы, прямая задача которых лежит в других областях. Ясное дело, что при таких условиях в произ­водстве изоляционных материалов должно быть чрезвычайно много нерациональности и несогласованности, до известной сте­пени преодолеваемых в борьбе между конкурирующими фирма­ми. Однако только при необходимости построить определенный план этой промышленности, т. е. в условиях, которые появи­лись в нашем Союзе, вышеуказанные трудности – нерациональ­ность и несогласованность – сделались вполне наглядными. А вместе с тем обнаружилась и безусловная необходимость по­дойти к этой отрасли промышленности научно-технически. От­сюда понятно, что задача электротехнического материаловеде­ния в своем настоящем объеме, который подлежит еще установ­лению в следующих беседах, обнаружилась впервые именно у нас в Союзе, как, равным образом, впервые здесь, в Москве, именно в ВЭИ, был создан самый термин электротехническое материаловедение. Правда, отдельные стороны этой новой дис­циплины существовали на Западе и в Америке и были разра­ботаны гораздо совершеннее, чем это сделано у нас. Но, тем не менее, эти отдельные моменты зарождались и вырастали в дру­гих дисциплинах, и не было концепции о самостоятельности и своеобразности единой дисциплины электротехнического матери­аловедения, которая должна воспользоваться этими отдельны­ми моментами – химии, физики, минералогии, петрографии, бо­таники, зоологии, экономики и т. д. – ассимилировать их и пре­вратить в ткани своего собственного организма. Нам, имеющим сейчас не только термин, но и отдел ВЭИ, предназначенный об­служивать эту дисциплину, а затем, в подражание ВЭИ, подоб­ные же отделы в некоторых других учреждениях, нам пред­ставляется странной мысль о том, будто электротехнического материаловедения когда-то не было. Мало того, справедливо отмечая ряд существенных дефектов в нашем осуществлении электроматериаловедческих задач, мы готовы думать, что это происходит просто от нашей отсталости. И, тем не менее, не­смотря на ряд наших вопиющих недостатков, мы оказываемся пионерами новой дисциплины и, скажу более, изобретателями нового термина. Еще несколько лет тому назад самый термин, наше название, пришлось брать с бою, и если мы его взяли, то исключительно хитростью: когда мы хотели назвать отдел Электротехническое Материаловедение, то нам возражали, что такого слова нет, а мы им отвечали, что есть. По правде ска­зать, наши противники были правы, а мы подразумевали, что этот термин есть в недрах самого Отдела. Этот маленький сек­рет теперь можно раскрыть, так как термин уже получил права гражданства и обществом усвоен.

Итак, подводим итоги. Особый характер наступающей но­вой культуры, с одной стороны, проявляется в активном подхо-

250

де к материалам, а с другой — нуждается в таком подходе. Опираясь на электричество как на основной вид энергии, но­вая экономика выдвинула требование на специальные электро­технические материалы. Необходимость рационализировать от­вечающую этому требованию область промышленности была причиной возникновения понятия и термина об новой дисципли­не предмет которой – выяснение общих оснований рационали­зации электроматериальной промышленности.

[Разделы II и III опущены.]

IV. Организация Э. М.

Если бы деятель науки сравнительно недавнего прошлого просмотрел очерченный выше и далеко не полный круг содер­жания предметов, подлежащих изучению в Э. М., то он несом­ненно брезгливо отвернулся бы от него и объявил это содержа­ние кучей обрывков из бесчисленных различных областей зна­ния, и нет никакого сомнения, что по своему, под углом зрения науки недавнего прошлого он был бы вполне прав. Но надо ска­зать с полной определенностью, что под указанным углом зре­ния ни материаловедения общего, ни тем более материалове­дения электротехнического не может быть вообще, содержание же его разносится по всему объему знания и делается тем са­мым практически неуловимым. Большинство специальных воп­росов, в объеме прежнего знания, деконцентрированы, не пред­ставляются достойными внимания, случайными, не обещающи­ми изящного решения или вовсе неразрешимыми; в тех же слу­чаях, когда они решимы или даже решены, узнать, в случае надобности, что такое решение имеется и найти его обычно пред­ставляет большие трудности, потому что неизвестно, у специа­листа какой именно из областей надо искать решение и в ка­кой форме задавать соответствующий вопрос. Таким образом понятно, что Э. М. не только не было, но и быть не могло, и что эта невозможность глубоко коренится в самом характере и организации знания, как оно было в недавнем прошлом.

Необходимо отметить с полной отчетливостью, что как самое сознание необходимости построить электротехническое материа­ловедение, так и возможность такого построения существенно связаны с глубоким превращением самого знания, происходя­щего на наших глазах и возникшего с начала XX века. Это пе­реустройство не есть, как, может быть, склонны толковать мно­гие, простая перестановка отдельных крупных единиц знания, простое перераспределение инвентаря науки, но представляет процесс молекулярный, перехода знания к действительно новому строению, причем внешние формы организации, вопреки проис­шедшему внутреннему превращению, до сих пор еще остаются в значительной мере неизменившимися. Можно сравнить современ­ное состояние знания с ромбическим кристаллом серы, который превратился в октаэдрический, так что кристалл помутнел и утра-

251

 

тил свою прочность, но пока еще сохранил внешние очертания. И предметы внимания, и способы подхода, и приемы изучения, и груп­пировки отдельных предметов становятся иными, чем были ранее. Однако изменение этого рода можно считать второсте­пенным сравнительно с наметившимся и частично уже осущест­вившимся изменением основных категорий научного мышления, что, в свой черед, определяется общей направленностью науч­ного внимания – тем, что в философии называется ориентаци­ей. Есть, несмотря на малую пока ширину, глубокая пропасть между характером знания бывшего, того, что остается на той стороне пропасти, и будущего, по сю сторону. Как один из признаков этого превращения, следует отметить момент соци­альный, а именно возникшее, хотя иногда и смутно, сознание о необходимости перенести научную деятельность из уединен­ных и обособленно живущих социальных групп к человечеству в целом. В связи с этим намечается другой важный признак – переход от знания как предмета роскоши, к знанию как пред­мету первой необходимости. Если внимательно присмотреться к большинству научных работ прежнего времени, то становится очевидным факт их возможности, но не необходимости: работа изящная, интересная, обнаруживающая виртуозность автора; но нет никакой особой необходимости, чтобы эта работа непремен­но существовала, и, тем более, нет необходимости, чтобы она была выполнена к известному сроку. Высказываемое сейчас суждение, как и все исторические характеристики, конечно, чрезвычайно схематично, и, конечно, можно выдвинуть против него много соображений, однако эти соображения будут лишь законными ограничениями и уточнениями мысли, а не опро­вержением ее. Необходимо установить тот факт, что знание прежнего времени — при всех высоких достоинствах и способ­ностях его деятелей и при несомненной полезности его в целом – все же носило характер не трудовой, а спортивный, было не обя­зательным уроком, а благородно использованным временем людей, обеспеченных помимо этой, научной, деятельности (за­нятия педагогические сюда в счет не входят). Было бы бесцель­но обсуждать, хорошо это или плохо, так как такая организа­ция знания определяется строением общества и вытекает из всего хода исторического процесса, но необходимо ясно пони­мать, что известная организация знания не может не отражать­ся на строении самого знания. И, в частности, по отношению к знанию прошлого необходимо отметить: во-первых, его инди­видуализм: естественно, что каждый, выбирая себе занятие по вкусу и по нраву, не желает быть связанным с другими, тем бо­лее, что отчасти спортивный характер знания ведет к стремле­нию возможно четко показать свои личные данные и противо­поставить их всему прочему. Pereant qui ante nos nostra dixe-runt («пропади те, кто раньше нас сказал наше»).

При такой организации знания субъективный момент, при­надлежность какой-то работы именно «мне», «наше» обычно

252


преобладает над объективным, над тем, что именно сказано. Это «мы» может быть индивидуальным, групповым, народным и т. д., но суть дела от того не меняется, ибо более или менее расширенное «я» составляет здесь центр внимания, а самая ра­бота есть только приложение к «я», способ его обнаружить. Ес­ли вы посмотрите работы прежнего времени, то в большинстве их неприятно поражает современный слух многократно повторя­емое кстати и некстати «я», «мы», «мое», «наше» и т. д., при­чем в подавляющем большинстве случаев это «я» решительно ничего не прибавляет к предмету изложения по существу. Так, можно сказать: «гром гремит после молнии», а можно: «я ут­верждаю факт, что гром гремит после молнии»; во втором слу­чае по существу дела сказано не больше, чем в первом, но пси­хологически ударение перенесено с наблюденной закономерно­сти на самого утверждающего, хотя для соответственной обла­сти знания не представляет ни малейшего интереса, утвержда­ет ли это х или у, а, кроме того, и в выражении «гром гремит после молнии» скрыто все равно содержится указание на то об­стоятельство, что высказывает его именно х. Как-то на од­ном докладе были записаны за одним весьма неглупым доклад­чиком подобные выражения с «я», и оказалось, что почти ни одна фраза не обходится без «я утверждаю», «я полагаю», «я установил тот факт» и т. д. и т. д., так что все главные предло­жения оказались с подлежащим «я», тогда как все прочие под­лежащие, т. е. объективные, объявленные самим предметом из­ложения, попали в предложения придаточные. Обсуждая орга­низацию знания в прошлом, можно, хотя и несколько преуве­личенно, сказать, что самый предмет был «придаточным к ка­кому-то «я», и что ценность полагалась в самом «я», для кото­рого объективное было лишь средою проявления, рамкою. Не­сомненно, и такое знание во многих случаях оказывало воздей­ствие на жизнь и находило себе жизненное применение; но не это последнее было его прямою целью.

Глубокое преобразование области знания, характеризующее наше время, состоит прежде всего в выходе знания за пределы чисто индивидуальной потребности и потому соответственного решения вопросов познания силами коллективными. Вместе с тем знание перестает быть предметом интереса или удовольст­вия, выходит за пределы благородного спорта и становится пред­метом первой необходимости. Это, конечно, не значит, что науч­ный интерес или научное тщеславие перестают существовать; нет но они перестают быть прямою целью и становятся в качество побочных. В прежнем знании выбор темы и способов прохож­дения к ней определялся преимущественно соображениями субъ­ективного порядка – возможностью закругленного и изящного решения, наличием известных экспериментальных средств, нали­чием известных знаний, выигрышностью известного вопроса, но­визною выводов и т. д. При этом как постановка задачи, так и решение ее имели характер искусственный, отвлеченный от жиз-

1   2   3   4   5

Похожие:

Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconI историографические традиции «антоновщины»
В последние годы на наших глазах рассыпалось немало исторических мифов. Это относится и к изучению повстанческого крестьянского движения...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconФизической культуры и здоровьесбережения, к п. н
В последние годы усиливается роль физической культуры в обеспечении здорового образа жизни населения России, меняется социальный...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconПрограмма «История Великобритании» была апробирована в течение трёх лет. При разработке данного курса, был учтён опыт преподавания предмета «Страноведение»
В последние годы базовые учебные курсы разделены на общеобразовательные, профильные и элективные. За последние годы на базе школы...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconЭлектромеханический преобразователь комбинированной энергетической установки гибридного автомобиля
...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconТульская епархия в 1943 1945 годы
Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при снк СССР по Тульской области
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconЮрген Граф, Томас Кюес, Карло Маттоньо
Приказ Генриха Гиммлера от 5 июля 1943 года и ответ Освальда Поля от 15 июля 1943 года 9
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconН. К. Гаврюшин «поновления стихий» в древнерусской книжности
Клавдия Птоломея Подобно своим греческим учи­телям древнерусские книжники разделяли представление о космосе как целостном, упорядоченном,...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconПлан выступления
Однако в последние годы в педагогической литературе все большее отражение находят разработки не столько методической стороны воспитательного...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconСмогут ли они нести ответственность за сохранение окружающей природы?
В последние годы наблюдаются вхождение России в систему мировой культуры. В связи с этим следует вспомнить совет В. Г. Белинского...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconГеоргий Федотов Святые Древней Руси
Православное дело". Редактор журнала "Новый Град" (1931-1940). В 1943 г переехал в США. С 1946 г преподавал в Свято-Владимирской...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница