Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним




Скачать 18.36 Kb.
НазваниеН. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним
страница3/5
Дата03.02.2016
Размер18.36 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5
253

 

ни, подобно всякой школьной задаче, придуманной нарочно так, чтобы она была вполне разрешима. Вместе с тем, или точнее сказать, именно в силу указанной постановки вопросов, большинство задач действительно выдвигаемых жизнью, боль­шинство предметов, с которыми на самом деле приходится иметь дело, большинство процессов, протекающих в природе, оказыва­лись вне поля зрения каждого из исследователей и выбрасыва­лись оттуда, нередко с презрением, как что-то смутное, не ана­лизируемое и потому недостойное внимания. Поэтому, несмотря на изобилие научных работ, большая часть всего действитель­но важного нередко оказывалась вовсе не исследованной или ис­следованной весьма поверхностно, тогда как отдельные частные области были исследованы подробно не соразмерно степени своей важности, но и эта исследованность обычно относилась к одним сторонам и совершенно не затрагивала других. Новое знание, имея целью самую действительность, располагает объ­екты по степени их важности и задается познанием во что бы то ни стало тех сторон, которые насущно необходимы. Конеч­но хорошо решить вопрос изящно; но если это не удается в данный момент, то необходимо решить как-нибудь. Хорошо най­ти точное решение, но если этого нельзя, приходится искать приближенного, а если и такового не находится, то хотя бы са­мого грубого, лишь ориентировочного. Решающим должно при­знать не изящество и законченность сами по себе, а необходи­мость и своевременность. Точно также точность решения сама по себе не есть решающий признак необходимости соответствен­ной задачи, как и наоборот неточность не свидетельствует про­тив данной задачи. Одна задача должна быть решена каким угодно способом, изящно или неизящно, точно или неточно, дру­гая же напротив, не заслуживает в данный момент особого вни­мания и усилий, хотя и могла бы быть решенной с блеском; это решение в настоящий момент может быть просто ненужным, хотя через некоторое время потребности могут измениться, и тогда эта задача приобретет иной характер. Это требование ставить задачи не те, которые могут быть решены (данным ли­цом и данными способами), а те, которые должны быть реше­ны во что бы то ни стало, и притом в более или менее опре­деленный срок, существенно перестанавливают как объекты ра­боты, так и способы самой работы над ними, а то и другое ве­дет к новому требованию — соответственной организации на­учной работы, и далее соответственной перестройке рабочей психологии.

Прежде всего, необходимо вникнуть в вопрос об объектах исследования, как он ставился во всей науке, так называемой в истории нового и новейшего времени, примерно от эпохи Воз­рождения до конца XIX века3. Как уже давно выяснено исто­риками мысли, наука этого времени была практически осуществ-

254

лением предпосылок возрожденского мышления, а его, по наи­более яркому и ответственному представителю научной работы, математике, имевшей дело с функциями аналитическими, на­зывали мировоззрением аналитическим (повторяю, не от слова «анализ», а от термина «аналитическая функция»). Главный и наиболее характерный инструмент этого мышления – дифферен­циальные уравнения, основная задача – выразить все процессы природы в соответственных дифференциальных уравнениях. Од­нако самая постановка такой задачи содержит в себе предпо­сылку, которую можно назвать отвлеченно метафизической или антидиалектической – предпосылку о несуществовании целого во времени и в пространстве, или, точнее, об иллюзорности его существования. Задача познания – не в том, чтобы схватить это целое, как некоторый процесс, как организацию, а в том, чтобы обойти его, уничтожить целое и, разбив его на элемен­ты, качественно инородные целому, не содержащие именно той стороны явления, которая представляет особый интерес и ради которой было поставлено изучение, воспостроить изучаемый объ­ект из этих инородных ему элементов. Истинный смысл этого единообразного и чрезвычайно монотонного приема нового зна­ния заключается в стремлении доказать несуществование цело­го и возможность кажущегося появления его без действительно развивающегося во времени и пространстве процесса. Однако на самом деле это уничтоженное целое, там, где оно оказыва­ется воспостроенным из чуждых ему элементов (дифференциа­лов), в сумму этих элементов (интеграл) контрабандно привно­сится. Прямая и настоящая задача аналитического мышления – толочь действительность в порошок, обращать ее в тончайшую пыль; на этом кончается то, что может оно сделать последова­тельно и в духе своих предпосылок, там же, где аналитиче­ское мышление доводит дело до конца и, растолокши действи­тельность в порошок, вновь строит из него подобие разрушен­ного целого, она на самом деле обращается не только к разби­тым элементам, но и к целому, т. е. делает, что называется в логике, ложный круг.

Образно говоря: берется мраморная статуя и для позна­ния ее как целого, как некоторой материально осу­ществленной ценности культуры, она растирается в самую тон­кую пыль. Эту пыль можно далее исследовать в отношении фи­зических и химических свойств и узнать много полезного о ха­рактере каменной породы, из которой была сделана статуя, однако очевидно, никакое рассмотрение этой пыли хотя бы в самые сильные микроскопы и никакой химический анализ, хо­тя бы спектральный, не даст ни малейшей возможности сколь­ко-нибудь понять и оценить разбитое целое – статую. Если же из полученной пыли статуя все-таки будет восстановлена, ну, например, в виде искусственно мраморной, путем замешивания этой пыли со склеивающим веществом и отливки полученной массы, то из этого будет очевидно, что где-то была зафиксиро-

255

вана форма разбитой статуи, например путем гипсовой отливки, но что форма восстановленной статуи никак не может быть вы­ведена из свойств обсуждаемого порошка.

Это – сравнение, но не совсем только сравнение. Обратим­ся же теперь к более близкому, и притом типичному, приме­ру. Вся наша работа в электротехнике обусловлена знанием полей, электрических, магнитных, тепловых, диффузионных и т. д.; можно сказать, что знание полей составляет не меньше трети всего знания в этой области. Спрашивается, какие же орудия математического анализа имеются у нас. Ответ простой (речь идет о науке до начала XX века): это уравнение Пуассо­на или, частный его случай, уравнение Лапласа, которые могут подвергаться различным видоизменениям с помощью преобразо­вания системы координат.

Теперь спросим себя, что дают нам эти уравнения – они ус­танавливают некоторую общую закономерность, которой подле­жат решительно все поля, и притом во всех своих точках, они нивелируют все конкретные случаи поля, и именно потому, что разбили все поля на мельчайшие элементы. То, что говорят эти уравнения, относится собственно не к данному полю и не к ка­кому бы то ни было другому конкретному полю в его целом, а исключительно к тем элементам, к тем пылинкам, на которые мы разбиваем всякое поле. Отсюда явствует, что какие бы глу­бокие изыскания на дифференциальное уравнение Пуассона мы ни производили и как бы ни были сами по себе значительны полученные результаты мы не вернемся обратно ни к одному конкретному полю, хотя бы по той очевидной причине, что ес­ли это уравнение относится ко всем полям, то, следовательно, в нем нет ничего такого, за что можно было бы зацепиться для познания данного поля: пыль от любой статуи, высеченной из мрамора данного месторождения, совершенно одинакова.

Как явствует из сказанного выше, воспостроить разбитое поле на основании уравнения Пуассона можно столь же мало, как и вытащить яичницу из шляпы, если только для произ­водства такого фокуса заранее не подложено то, что надо вы­тащить. А между тем нам надо знать в каждом случае вовсе не то, что можно говорить о поле вообще, а строение именно данного поля, которое представляет собою нечто целое, так как в нем все части взаимно связаны и взаимно друг друга опреде­ляют, но вовсе не пассивно лежат рядом друг с другом; строе­ние этого целого обусловлено пограничными условиями и рас­пределением масс, но ни те, ни другие в уравнение не входят. Поэтому совершенно естественно, что на самом деле анализ (опять имеется в виду так называемый классический анализ) не справляется с задачей о полях, а в тех случаях, когда кар­тина поля может быть установлена, это делается при помощи различных уловок и искусственных приемов или сведением бо­лее сложных случаев к найденным подобным уловкам, как это делается, например, при конформном преобразовании.

256

Тот же возрожденский подход с его коренными ошибками в установке обнаруживается во всех областях науки нового вре­мени. Нам при настоящем обсуждении следует несколько ос­тановиться на дисциплинах физического и химического харак­тера. Относительно первых необходимо отметить схемостроительство метафизического характера, причем схемы эти во мно­гих случаях все-таки не позволяют довести решение до кон­кретных данных и лишь обещают такое решение, но, однако, решение это, по самой своей сложности, идет медленнее, чем появление новых схем. Так, например, даже наиболее разрабо­танная схема электронного строения материи дает возможность вычислить механическую прочность вещества только для слу­чаев кристаллов правильной системы и простейшего химиче­ского состава, причем резкое расхождение с опытом прихо­дится мотивировать различными дополнительными предполо­жениями и построениями. Перед веществами сколько-нибудь сложного химического состава и кристаллическими системами, отличными от правильной, электронная схема отступает, одна­ко, что самое неприятное, не по своей несостоятельности, а по практической невозможности довести дело до расчета, который позволил бы проверить степень состоятельности. Тем более, электронной теории нечего сказать в отношении механических свойств в телах поликристаллических и криптокристаллических, каковые, собственно, и представляют интерес в качестве мате­риалов. Иначе говоря, электронная теория и другие построения в таком же роде притязают решить все загадки мироздания и как будто охватывают всю область материалов; однако на са­мом деле их возможности ограничены лишь небольшим числом случаев школьного значения, да и то проводимых вовсе не глад­ко, вся же действительно требующая помощи область знания остается просто вне кругозора. Подобного рода схемы заняты не столько действительностью, как самими собою, сглаживани­ем своих внутренних шероховатостей, прилаживанием друг к другу различных дополнительных предпосылок, т. е. вращаются в области чистой метафизики, слегка приспосабливаемой, как и всякая несмелая метафизика, к некоторым данным опыта; но эти отвлеченные схемы не служат орудиями производства научно-технической мысли и последняя вынуждена идти дру­гими путями.

Схемостроительство науки нового времени не всегда и не во всех областях бывало откровенно метафизическим. В некото­рых случаях схема может строиться не только на бумаге, но и более конкретно, в виде модели, процесса или продукта, при­чем эти наглядные образы отвлеченной схемы на самом деле, конечно, не тождественны самой схеме, но иллюстрируют ее настолько выразительно, что при непривычке к логическому анализу можно действительно существующий и конкретный об­раз схемы принять за самую схему и потому поверить в реаль­ность этой последней. Если [с] помощью пружин, грузов, бло-

257

 

ков, рычагов, вязких жидкостей и т. д. строится модель диэлект­рика, то модель эта, несомненно, действительно существует и обладает рядом признаков, которые не учитываются и не мо­гут учитываться в самой схеме, этою моделью изображаемой, мало того, многие признаки модели по существу не допустимы в означенную схему. Однако маловдумчивый обыватель физи­ки, пожалуй, уверует, что в действительно существующем ди­электрике на самом деле скрыт механизм подобной схемы. Но схемы этого рода, поддающиеся иллюстрации, ближе к дей­ствительности и потому более способны служить в качестве рабочих.

В химии, наряду со схемами явно метафизического харак­тера, существует много иллюстративных схем, во многих слу­чаях весьма полезных, но, тем не менее, способных тормозить научно-техническое знание, если нет достаточно ясного понима­ния их отвлеченной природы. Подобные схемы могут быть в особенности опасны в Э.М. В частности, и, пожалуй, в осо­бенности, следует отметить здесь обычное представление о составных частях так называемых смесей, сплавов и т. д., якобы наперед существующих подобного рода телах и лишь извлекаемых оттуда различными процессами. В настоящее вре­мя уже никому не придет в голову утверждать, что продукты сухой перегонки, например, дерева, торфа, каменного угля и т. д., заранее существовали в подвергаемых перегонке те­лах и лишь извлечены оттуда, как бы просеяны, с помощью нагрева, а не созданы этим нагревом, причем исходный мате­риал представлял особое вещество или смесь веществ, не име­ющих ничего общего с продуктами сухой перегонки. Пора до­статочно твердо сказать, что фракционная разгонка кипением, фракционное выкристаллизовывание вымораживанием, осмоти­ческий диализ, разделение осмосом газов через пористые или полупроницаемые перегородки и множество других подобных процессов не просто выделяют из среды то, что там уже было, а производят деструкцию тела, разрушение его не только фи­зического, но и химического строения, и создают новые веще­ства, более простые, чем исходное, и выделяют именно эти новообразования вместо того, чтобы непосредственно подойти к исходному. В гистологии хорошо известны структуры тканей и клеток, не присущие самим тканям и клеткам, но возникаю­щие как результат различных сложных химических обработок тканей, это – так называемые артефакты, искусственные об­разования. Необходимо хорошо усвоить этот термин и в дру­гих областях, потому что все они, и в особенности химия, изо­билуют артефактами. При этом нельзя даже сравнить эти ар­тефакты с кирпичами, на которые разносят дом под предлогом изучить его архитектуру: в нашем случае это даже не кирпичи (что соответствовало бы данным элементарного анализа), а частью куски стен, частью же новые постройки из этих кусков или отдельных кирпичей. Если бы из величественного здания,

258

разнеся его по кирпичу, были настроены будочки, печки, на­стилки тротуаров и т. д., и кто-нибудь стал уверять нас, что все это уже было в разрушенном здании и мысленно объединенное равнозначаще со зданием, то подобное утверждение было бы оценено как явная нелепость; однако именно так поступает химик.

Разрушение какого-либо тела до элементарных веществ еще имеет смысл, тот, что каким бы путем оно ни было проведено, конечные результаты будут получатся всегда одни и те же; разложение же на разные промежуточные продукты зависит от условий разложения и, при видоизменении последних, могут получатся продукты весьма различные. Даже разгонка помощью кипения не всегда дает фракции независимые от условий ки­пения. Кроме того, необходимо напомнить, что основные поня­тия химии – об однородности химического продукта, о моле­кулярном весе и различных константах, связанных с этим по­следним, вообще нуждаются в существенном пересмотре, осо­бенно если приходится пользоваться ими в отношении жидко­го и, тем более, твердого тела. Ведь всякое тело обладает ко­нечным объемом и ограничено некоторою поверхностью, у ко­торой свойства тела вследствие поверхностного натяжения и различных взаимодействий с окружающей средой, например, вследствие адсорбции, существенно отличны от таковых же внут­ри обсуждаемого объема. Как известно, поверхностные процессы нельзя, как это иногда делается в виду тонкости слоя, ими за­нимаемого, нельзя считать чем-то пренебрегаемым: напротив, поверхностные факторы во многих случаях оказываются реша­юще важными и определяющими состояние всего тела. Можно сказать даже, что эта двухмерная физика и двухмерная химия во многих случаях — одни только и известны нам; в самом де­ле, чтобы испытать тело в каком-то отношении, чаще всего необходимо соприкоснуться испытующим органом испытания – прибором, реактивом или просто глазом, рукою и т. д. с его поверхностью, причем мы лишены возможности проникнуть внутрь тела: ведь всякая попытка внедрить указанное орудие испытания внутрь тела ведет к образованию внутренней поло­сти с соответственной поверхностью отграничения тела от ок­ружающей среды и к дальнейшему соприкосновению с телом испытующего органа именно по этой поверхности. Таким обра­зом, уже не в метафизическом, а в просто в физическом смыс­ле, можно сказать: «внутренность вещей нам недоступна». Cor­pora non agunt nisi in suprficie – тела действуют только на поверхности. Отсюда вытекает чрезвычайно важный вывод о том, что физические или химические свойства тела, установлен­ные в отношении поверхности, источать на весь объем этого тела было бы поспешной экстраполяцией, и она по мень­шей мере требует особого доказательства своей правомерности. Может возникнуть вопрос: почему же однако мы не замечаем последствия этой, неоправданной, а во многих случаях заведомо

1   2   3   4   5

Похожие:

Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconI историографические традиции «антоновщины»
В последние годы на наших глазах рассыпалось немало исторических мифов. Это относится и к изучению повстанческого крестьянского движения...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconФизической культуры и здоровьесбережения, к п. н
В последние годы усиливается роль физической культуры в обеспечении здорового образа жизни населения России, меняется социальный...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconПрограмма «История Великобритании» была апробирована в течение трёх лет. При разработке данного курса, был учтён опыт преподавания предмета «Страноведение»
В последние годы базовые учебные курсы разделены на общеобразовательные, профильные и элективные. За последние годы на базе школы...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconЭлектромеханический преобразователь комбинированной энергетической установки гибридного автомобиля
...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconТульская епархия в 1943 1945 годы
Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при снк СССР по Тульской области
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconЮрген Граф, Томас Кюес, Карло Маттоньо
Приказ Генриха Гиммлера от 5 июля 1943 года и ответ Освальда Поля от 15 июля 1943 года 9
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconН. К. Гаврюшин «поновления стихий» в древнерусской книжности
Клавдия Птоломея Подобно своим греческим учи­телям древнерусские книжники разделяли представление о космосе как целостном, упорядоченном,...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconПлан выступления
Однако в последние годы в педагогической литературе все большее отражение находят разработки не столько методической стороны воспитательного...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconСмогут ли они нести ответственность за сохранение окружающей природы?
В последние годы наблюдаются вхождение России в систему мировой культуры. В связи с этим следует вспомнить совет В. Г. Белинского...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconГеоргий Федотов Святые Древней Руси
Православное дело". Редактор журнала "Новый Град" (1931-1940). В 1943 г переехал в США. С 1946 г преподавал в Свято-Владимирской...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница