Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним




Скачать 18.36 Kb.
НазваниеН. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним
страница4/5
Дата03.02.2016
Размер18.36 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5
259

 

ошибочных экстраполяции, и не содержится ли в этом житей­ском факте возможности незамечания доказательства, что раз­ница между свойствами поверхности и свойствами внутреннего обмена на самом деле не так велика, чтобы иметь практиче­ское значение. Нет, подобный вывод был бы поспешным и да­же прямо неверным; при всех обращениях с данным телом мы соприкасаемся с ним по его поверхности и не входим во внут­ренние недра, то есть другими словами, всегда выступают те же самые, наблюденные нами на поверхности свойства тела. Мы не видим свои ошибки по той же причине, по какой чело­век, отравленный сантонином, видит все в желтом свете, а от­равленный марганцем,— в красном, и не может увидеть иначе, пока причина окрашенного зрения, которую он носит в себе, не будет устранена. Точно так же и мы, испытуя в большинстве случаев вещи по их поверхности, которая отличается особыми свойствами, не замечаем этого, потому что всегда соприкасаем­ся именно с поверхностью. Но, как указано выше, свойства поверхности должны быть отличны от свойств внутреннего объ­ема и, следовательно, ни одно тело не может быть рассматри­ваемо ни физически, ни химически, как действительно однород­ное. Оно представляет некоторое целое, обладающее определен­ным строением, можно сказать определенной морфологией, и эта морфология вещества должна приниматься в расчет; час­тично то, о чем говорится здесь, уже проводится – в молеку­лярной физике, в коллоидной химии и других дисциплинах; но этот взгляд должен быть сделан руководящим всюду, и тогда необходимо произойдет существенная перестройка соответствен­ных дисциплин. К представлению о теле, как о целом, необхо­димо перейти еще и по другим основаниям, в частности ввиду результатов структурного анализа с помощью рентгеновских и в новейшее время катодных лучей, а также связанной с этими результатами электронной схемой строения твердых тел. Нали­чие кристаллической решетки с распределенными по узлам атомами, но не молекулами, ставит под вопрос, какое именно сочетание атомов следует называть, и, следовательно, что сле­дует разуметь под молекулярным весом и объемом. Период кристаллической решетки выделить как нечто самостоятельное и принимать его не за условную единицу отсчета, а за дискрет­ное слагающее вещества, нет никаких оснований, но тем не ме­нее оснований принять за таковое некоторое число указанных периодов, выделив их как самодовлеющую единицу.

Таким образом, по-видимому, ничего не остается, как при­нять за таковую все тело целиком, как действительно обособ­ленную единицу, тем более что оно снабжено отъединяющим его от смежной среды кожицей поверхностного слоя и, следова­тельно, обладает некоторой формой как целое.

В свете вышеуказанных разъяснений об уничтожении струк­туры при некоторых методах химического анализа и о необхо­димой перестановке в понятии молекулы становится отчасти

260

понятным, почему наиболее типичные и крайне нуждающиеся в изучении классы тел, как-то: древесина, смолы естественные и искусственные, битумены, белки и т. д. до сих пор не полу­чили достаточно убедительной химической характеристики.

Необходимо отметить тот выразительный факт, что боль­шинство тел, которые встречаются в природе, и с которыми имеет дело техника, не получили в химии структурной схемы и в соответствии с этим оказываются не в центре внимания этой последней. С одной стороны, изучены чрезвычайные тонкости, но искусственного происхождения и способные возникать и су­ществовать лишь в искусственных условиях химической лабо­ратории, а с другой стороны, тела, в истолковании которых мы особенно нуждаемся, предоставлены в большинстве случаев истолкованию ненаучному и самому грубому. Многочисленность таких тупиков анализа в большинстве наиболее ответственных и практически необходимых областей естественных материалов заставляет задуматься о правильности самого подхода к есте­ственным материалам. Но, кроме того, необходимо наметить следующее: в человечестве установились понятия об известных классах материалов, живым свидетельством чего служат обще­человеческие названия этих классов. Когда применяются такие термины, как асфальт, белок, смола, древесина, воск и т. п., то мыслятся классы, достаточно известные; при этом известная са­мозамкнутость таких классов показала себя достаточно прак­тичной в течение веков и даже тысячелетий, и для замены этих делений какими-либо другими нужны веские основания. Когда говорят термины «асфальт», «воск», «смола» и т. д., то имеется в виду некоторый инвариантный комплекс признаков, логическое образование достаточно плотно сплетенное, и задача ближай­шего, очевидно, состоит прежде всего в выяснении, какие имен­но признаки мыслятся объединенными в целое в том или дру­гом случае. Существует много различных представителей дан­ного класса тел, но собраны они в один класс вовсе не так случайно, как эхо кажется на основании, например, рассмот­рения продуктов, полученных деструктивным анализом данных тел. Очевидно, задача состоит в том, чтобы выяснить инвариант признаков, характеризующих данный класс, и затем объяснить эту инвариантность, подыскав его химического носителя. Это­го рода атомные группировки — носители определенных свойств или их совокупностей уже найдены для многих случаев. Так, например, можно назвать носителей цветности (хромофорные и хромогенные группы), носителей индуктивности (электрофорные и электрогенные группы), носителей флуоресценции (флу-орогенные группы), носителей комплекса свойств смолы, носи­телей запахов; можно указать носителей пластичности восковости и т. д., но, тем не менее, несмотря на значительный нако­пившийся материал, общая мысль о химии качества никем не поставлена в упор и в полном объеме. Дело идет о системати­ческом установлении соответствия между определенными фи-

261

зико-химическими и психофизиологическими качествами или из­вестными комплексами их, обозначаемыми особыми терминами (воск, битум и т. д.), неподдающимися достаточно четкому даль­нейшему анализу и применяемыми в технике как таковые, с родом атомных-группировок, причем во многих случаях, кото­рые можно назвать общим термином морфогенные, форморож-дающие, формообразующие. Природа морфогенных группиро­вок не выяснена достаточно и составляет задачу ближайшего будущего, но и сейчас можно высказать положение о том, что активность принадлежит здесь не столько самим атомам, как известным формальным соотношениям между ними. Дальней­шая задача обсуждаемой здесь химии качества состоит в раз­работке своего рода исчисления качества, т. е. символического качества и позволяющих 4 сознательно направлять химический процесс в сторону получения или определенного изменения об­суждаемого качества. Вероятно, в дальнейшем удастся опери­ровать с символическими уравнениями, непосредственно содер­жащими качества или несущими их атомные группировки, при­чем все прочие атомные массы, связанные с данным носителем и служащие ему основой, но более или менее безразличной, в этих уравнениях можно будет просто опускать. Представляется вероятным, что ряд сложных вопросов о химическом строении многих тел просто отпадает, как, во-первых, ввиду своей ненуж­ности, так и вследствие неопределенной многозначности реше­ния, ибо данное качество осуществляется носителем его и мо­жет быть какими-либо ближайшими к нему группировками, тогда как все прочие группировки периферия структуры 5 ока­зывается безразличной и может быть или просто бывает неоп­ределенно разнообразной, от случая к случаю. Но, каковы бы ни оказались в данном отношении позиции химии будущего, электротехническое материаловедение ближайшим образом нуждается в химии качества, разработанной именно в указан­ном смысле, т. е. концентрации внимания не на составе тел вообще, причем исчезает понимание естественных группировок по качествам, а в изучении состава как производящего извест­ные качества и способного обслуживать определенный техниче­ский эффект.

Обычно, при указании на неизученность большинства дей­ствительно существующих тел в степени, совершенно не соот­ветствующей внимательному отношению к веществам искусственным, это странное явление объясняют огромной сложностью естественных тел и вытекающими отсюда непосильными труд­ностями решить интересующие технику вопросы. Как раз по­добные же отговорки можно было слышать и в отношении дру­гих действительно нужных жизненно задач – в физике, мате­матике и т. д. Однако эти отговорки следует считать правиль-

262

ными лишь формально, т. е. на фоне известных предпосылок, наличие которых объясняется исторически. Но считать эти пред­посылки внутренно необходимыми нет никаких оснований и не­сомненно они могут быть преодолены и частично уже преодо­леваются во всех отраслях. Утверждение сложности известного объекта имеет смысл лишь в отношении тех частей, из которых он предполагается состоящим; следовательно, в отношении объ­екта, который не изучен, утверждение сложности либо совер­шенно произвольно, либо указывает на предвзятое намерение разбить этот объект на такие части, при которых он окажется сложным. Иначе говоря, если исключить первую возможность, то утверждение сложности означает желание во что бы то ни стало подходить к данному роду объектов с методологическими категориями и приемами исследования, которые оказались цен­ными в отношении каких-то других объектов. И еще, говоря иначе, утверждение сложности объекта может указывать про­сто на естественные границы применимости известных способов подхода и необходимость разрабатывать новые. Ведь все дело в уловлении каких-то естественных линий объекта, плоскостей его спайности, по которым он расчленяется наиболее просто. Платон делает сравнение диалектика с поваром: хороший по­вар расчленяет рыбу по суставам, а плохой рубит, где попало, и последнее оказывается точно. Точно также и диалектик — хо­роший расчленяет понятие по преднамечающимся в нем мес­там раздела, а плохой делит понятие в местах несоответствен­ных. Можно продолжить сравнение и сказать далее, что плохой диалектик стал бы затем жаловаться на трудность расчленить данное понятие и отступился бы от такой задачи. Можно при­вести другой пример: если бы кто-нибудь решил рассечь кри­сталл исландского шпата на кубики, то он испортил бы кри­сталл и не добился бы результата; однако этот неуспех означал бы только, что он не представляет себе направление плоскостей спайности.

Если обратиться теперь к затруднениям с естественными ма­териалами в химии, то возникающие трудности объясняются желанием во что бы то ни стало применять привычные хими­кам структурные схемы и привычные приемы анализа, причем те и другие окостеневают, как вечная истина, в своей метафи­зической окончательности. Между тем научный подход к при­роде есть подход феноменологический, а не метафизический, валютой науки должны считаться непосредственно наблюдае­мые явления, тогда как всевозможные схемы и субституции представляют различные денежные знаки условной ценности, и ни в коем случае не должны рассматриваться как нечто са­модовлеющее. Любая схема может быть хороша, если и по­скольку она полезна, т. е. действительно может служить рабо­чей схемой; и, напротив, любая схема может быть вредной, когда она притязает стать метафизической истиной, чем-то са­модовлеющим и ставимым наравне или даже выше опыта.

263

 

Тогда-то и начинается недиалектическое применение данной схемы ко всему многообразию объектов, кромсание их вместо расчленения, искажение несоответственными приемами обра­ботки и заявление, что тот или другой класс объектов, не под­дающийся этим приемам, вообще не поддается изучению. Необ­ходимо твердо наметить служебный и производный характер отвлеченной мысли, которая есть одно из орудий производства и должна диалектически гибко подходить в каждом случае к объектам особого рода. При таком подходе речи о непреодоли­мой сложности потеряют смысл и, несомненно, многие из объ­ектов, считающиеся недоступными по сложности, окажутся вполне доступными и даже типически простыми, исходными для дальнейшей работы над другими объектами. Для каждого ро­да величин требуется своя единица. Точно также для каждого рода объектов в основу должна быть положена какая-то це­лостность своего рода, в отношении которой объекты этого ро­да оказываются легко расчленяемыми. Поэтому путь феномено­логического построения знания требует нахождения исходных целостностей, своего рода инвариантов качества, неделимых комплексов элементарных свойств, и когда такие комплексы ус­тановлены, то изучение становится на правильный путь и не представляется безнадежно сложным, как это получается, ког­да пытаются воспостроить объект изучения из чуждых ему единиц. Понятие о так называемых неразрешимых задачах ма­тематики пора внедрить во все области знания: неразрешимая задача вроде решения уравнения высших степеней, квадрату­ры круга, трисекции угла и т. д., это задача, которую во что бы то ни стало хотят решить приемами в данном случае бессиль­ными, т. е., попросту говоря, задача неправильно поставленная. Путь к решению состоит в перестановке самой задачи, т. е. в отказе от одних способов решения и в обращении к другим. В данном случае, в случае материалов, перестановка прежде всего должна направиться к исканию тех типических цельностей, действительно наблюдаемых в опыте, которые могут быть изучены и которые могут быть средствами сравнительно про­стого анализа. Когда в биологии в основание кладется извест­ный морфологический тип или в психопатологии – тип консти­туциональный, то, с точки зрения геометрии или физики в пер­вом случае или с точки зрения старинной ассоциационной пси­хологии, эти исходные категории могут казаться чрезвычайно сложными и даже не анализируемыми достаточно отчетливо. Однако пользование такими категориями, раз только они при­няты за основу, чрезвычайно полезно и быстро дает анализ в области соответственных явлений; наоборот, если исходить из этих категорий, то самые основные понятия геометрии, физики или старинной психологии оказываются чрезвычайно сложными и не анализируемыми. Таким образом, дело совсем не в том, чтобы для инородной области исходные понятия казались про­стыми, а в том, чтобы в своей собственной области они могли

264

служить категориями и наиболее экономно приводили к жела­тельным результатам. Если же подходить к основным понятиям с анализом из инородных областей, то окажутся под обстрелом прежде всего те области знания, которые представляются наи­более незыблемыми, и прежде всего математика: понятие чис­ла, основных алгорифмов, основные геометрические понятия — все это логически, психологически и философски весьма сложно, не проанализировано до сих пор безупречно и должно было бы считаться неприменимым, если бы применимость была дейст­вительно связана с легкой расчленяемостью в чуждом направ­лении.

Если теперь, после сделанных разъяснений, вернуться к мысли о необходимости установить в материаловедении свои категории, основанные на действительном опыте, а не на спе­куляции чуждых областей, то тут можно отметить благоприят­ные признаки возможности, если обратить внимание на особый, до сих пор не достаточно оцененный характер нашей науки. Антиметафизический феноменологический подход вообще свой­ствен русской науке, но, к сожалению, мы до сих пор не сдела­ли из этого соответственных выводов. Деятельность Менделее­ва, как в области закона периодичности, так и в отношении тео­рии растворов и изучения газов, всецело проникнута феномено­логической установкой. Еще более ярко выражено это направ­ление в деятельности ряда наших ученых, сумевших с чрез­вычайно простым, но углубленным анализом подойти к исклю­чительно сложным явлениям природы, в которых сплетаются в одно целое химические, физические, биологические, географиче­ские, метеорологические и геологические факторы, – здесь име­ется в виду блестящее развитие русского почвоведения трудами Докучаева и его школы, Дояренко с учениками и других, за­мечательное учение о растительных сообществах – лесе, степи, болоте, особенно захватывающая и изящная разработка науки о лесе Морозова. К тому же типу культуры относятся работы Менделеева статистико-экономического характера и т. д. По­добных примеров, свидетельствующих о склонности нашей нау­ки к феноменологическому анализу, и, в соответствии с этим, охвату природных целостностей как таковых, можно было бы привести и еще немало, однако за недостатком времени при­дется ограничиться сказанным, добавив сюда еще соображение о том, что особый характер русской математики (Лобачевский, Чебышев, Бугаев и др.) тоже можно считать обусловленным склонностью подходить к явлению как таковому, без посредства предвзятых отвлеченных схем. В этом подходе можно усматри­вать еще одну общую черту, вероятно, связанную с демократи­ческим строем русской науки. Это именно некоторая грубова­тость разработки, соответствующая деловой, рабочей установке анализа. На первый взгляд эта грубоватость кажется недостат­ком сравнительно с чеканкою схем в западной науке и отто­ченностью ее понятий; однако при обращении с этими грубова-

1   2   3   4   5

Похожие:

Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconI историографические традиции «антоновщины»
В последние годы на наших глазах рассыпалось немало исторических мифов. Это относится и к изучению повстанческого крестьянского движения...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconФизической культуры и здоровьесбережения, к п. н
В последние годы усиливается роль физической культуры в обеспечении здорового образа жизни населения России, меняется социальный...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconПрограмма «История Великобритании» была апробирована в течение трёх лет. При разработке данного курса, был учтён опыт преподавания предмета «Страноведение»
В последние годы базовые учебные курсы разделены на общеобразовательные, профильные и элективные. За последние годы на базе школы...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconЭлектромеханический преобразователь комбинированной энергетической установки гибридного автомобиля
...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconТульская епархия в 1943 1945 годы
Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при снк СССР по Тульской области
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconЮрген Граф, Томас Кюес, Карло Маттоньо
Приказ Генриха Гиммлера от 5 июля 1943 года и ответ Освальда Поля от 15 июля 1943 года 9
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconН. К. Гаврюшин «поновления стихий» в древнерусской книжности
Клавдия Птоломея Подобно своим греческим учи­телям древнерусские книжники разделяли представление о космосе как целостном, упорядоченном,...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconПлан выступления
Однако в последние годы в педагогической литературе все большее отражение находят разработки не столько методической стороны воспитательного...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconСмогут ли они нести ответственность за сохранение окружающей природы?
В последние годы наблюдаются вхождение России в систему мировой культуры. В связи с этим следует вспомнить совет В. Г. Белинского...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconГеоргий Федотов Святые Древней Руси
Православное дело". Редактор журнала "Новый Град" (1931-1940). В 1943 г переехал в США. С 1946 г преподавал в Свято-Владимирской...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница