Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним




Скачать 18.36 Kb.
НазваниеН. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним
страница5/5
Дата03.02.2016
Размер18.36 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5
265

 

тыми приемами анализа оказывается, что степень выработки понятий здесь именно та, которая практически нужна и что она отвечает действительному опыту данного момента. Такого ро­да понятия и приемы имеют рабочую ценность, тогда как более тонкие были бы самодовлеющими и не находили бы себе осно­вания в прямых возможностях и задачах опыта. Таким обра­зом, на своих вершинах русская наука, там, где она была само­бытной, предвосхищала культуру будущего и, тем самым, да­вала основание рассчитывать на усвоение неметафизического подхода к явлениям и более широкими массами.

Намеченные выше черты науки будущего вообще, а элект­ротехнического материаловедения в особенности, указывают вместе с тем на те условия, в которых изучение электрических материалов может благоприятно развиваться. Главный при­знак такого изучения – это коллективизм. Необходимость изу­чать не то, что можешь, а то, в чем есть потребность, и не с тех сторон, к которым исследователь имеет личные возможности, а с тех, которые необходимы для целостного охвата данного мате­риала, – это ведет к потребности и даже необходимости вручить изучение материалов такому коллективу, который был бы в це­лом готов к всеохватывающему познанию данного объекта. Не­сомненно, что ни один исследователь, как бы широк и автори­тетен он ни был, не сумеет достаточно уверенно выполнить са­мостоятельно все функции, необходимые для данного изучения, и потому должен быть в сотрудничестве с целым кругом работ­ников, подготовленных в разных направлениях. Кроме того, необходимо учитывать также и количественную сторону материаловедческих исследований, всегда очень громоздких и слож­ных, так что и с количественной стороны никакого исследовате­ля не хватило бы на всестороннее изучение материалов, а меж­ду тем, именно изучение материалов в их совокупности, а не отдельного материала, ведет к выводам, необходимым для ма­териаловедения. Необходимость коллективного изучения созна­на не только у нас, но и, в гораздо большей степени, в Запад­ной Европе, и в особенности в Америке. Если взять, например, издание Вашингтонского бюро стандартов, то эта коллектив­ность работы выступает чрезвычайно ясно: исследование выпу­скается за подписью двух, трех, даже четырех исследователей, причем, как можно узнать из предисловия, в работе принимал участие целый ряд лиц. Следует отметить также, что в органи­зации современных американских лабораторий тесное и посто­янное общение и взаимодействие отдельных работников поддер­живается помощью своеобразной меры – отсутствием дверей в отдельных комнатах, так что обособление и индивидуализм встречают естественное противодействие. Однако нам, особенно при нашей склонности створаживаться в отдельные хлопья, не достаточно естественного стремления современности к коллек­тивной работе, но необходимо поставить коллективность соз­нательной целью.

266

Однако необходимо установить более определенно смысл слова коллективность. Электротехническое материаловедение нуждается в чрезвычайно многостороннем изучении материалов, но эта многосторонность не может быть механически приложен­ными друг к другу сведениями, добытыми отдельными работни­ками, но должна давать единое целостное представление о дан­ном материале, задуманная и разработанная согласно плану. При этом очевидно, что как построение такого плана, так и окончательное осуществление его из элементов, добытых отдель­ными исследователями, не может производиться формально без конкретного понимания именно данного материала и данных его функций: при формальной разработке по общему анкетному листу непременно случится, что рабочая ценность подобного изучения будет практически равна нулю, ибо изучить решитель­но все практически нет никакой возможности, а что именно под­лежит изучению в каждом отдельном случае, не предрешит ни­какая анкета. Этот охват материаловедческого вопроса в целом до произведенного изучения требует особого рода интуиции, чувства материала, его свойств и особенностей, которое возни­кает путем полусознательных умозаключений из непосредствен­но наблюдаемых и из уже изученных свойств данного материа­ла. Однако не достаточно еще иметь эту интуицию материала: чтобы реализовать ее, необходима способность к анализу соб­ственной интуицией, которая развивается далее в план работы, и к синтезу полученных частных данных, так как без этой за­вершительной обработки отдельные данные будут оставаться разрозненными и потому непонятыми. Таким образом, коллек­тивное изучение предполагает, во-первых, наличие объединяю­щего центра, без которого может быть лишь много испытаний и ни одного материаловедческого изучения, и группу работников, способных, каждый в своем особом разрезе, произвести ответ­ственно, точно и с наибольшей экономией времени и труда об­следование данного материала: необходимо отметить основное положение организации материаловедения: решительную необ­ходимость как одного, так и другого момента изучения — орга­низационного, объединяющего и углубляющего по отдельным направлениям. В лабораториях прежнего типа имелся обычно руководитель, при котором состояли ассистенты, лаборанты и прочий штат. Однако такая работа не может быть названа кол­лективной, так как при ней руководитель непосредственно отве­чал за все, и его ассистенты [были] или более простыми ис­полнителями, или же вели самостоятельные работы. Возникаю­щая в мире организация коллективного исследования не пред­полагает, что сотрудники лаборатории только исполнители: они существуют не только в качестве рук, но и как головы, думаю­щие о реализации специальных ветвей, они должны восполнять друг друга, не быть просто рядом друг с другом. Вместе с тем, организующий центр не может мыслиться как простое админи­стрирование, как пункт распределения работы: его деятельность,

267

 

согласно сказанному выше, – не формальное планирование, а творческое начало и оформление работы в целом.

Тут, при обсуждении этого способа работы, существенно от­личного от того, который привычен деятелям еще недавнего прошлого, необходимо остановиться на трудности, которая на первых порах, несомненно, будет становиться препятствием в организации дела. Учитывая неизжитую еще психологию XIX в., необходимо предвидеть эту трудность и учитывать ее; однако коллективная работа не просто желательна или представляет определенное преимущество, а безусловно необходима, и пото­му, чем значительнее будет указываемая психологическая инер­ция, тем с большей энергией необходимо бороться против нее. Трудность, о которой идет речь, – это вопрос об авторстве, о том, кто именно вправе считать себя автором данной работы. Вопрос этот, как будто маловажный или, во всяком случае, второстепенный, однако нередко становится первостепенным, так как служит источником активного противодействия при попытке правильно организовать работу. Там, где от успеха дела явно зависит жизнь (как, например, при военных операциях), общее дело говорит само за себя и сравнительно легко становится на первое место; за научной же работой обычно слишком мало ви­дят внутреннюю необходимость, и потому в этой области, как и за кулисами, интерес к самому себе становится выше интере­са к самому делу. Отсюда повышенная чувствительность автор­ского самосознания и нежеланье признать других действитель­ными участниками работы. А в силу этого – и стремление по возможности избавиться от сотрудников. Правда, и раньше у деятелей науки бывали помощники, осуществлявшие определен­ный план; но они, чаще всего, находились в бесправии, как ис­полняющие руки, хотя трудно провести резкую границу между замыслом и исполнением, особенно если этот замысел не пред­ставляет действительно нового творчества. Если инициатива ра­боты существенно важна для осуществления этой работы, то и построение плана, разработка приемов, опытная или вычисли­тельная проработка, затем обработка полученных материалов, и, наконец, литературное оформление полученных данных — тоже представляют необходимые моменты работы, и лишь в своей совокупности могут быть названы работою. Думать, что замысел есть почти все, а осуществление – что-то между про­чим, – это еще более ошибочно, чем если не видеть существенной разницы между действительностью и отвлеченным понятием о ней.

Для уединенного, оторванного от жизни сознания эта разни­ца действительно малочувствительна, и тогда легко возникает чрезмерная самооценка инициатора работы и недооценка со­трудников, содействовавших осуществлению замысла. При этом такая недооценка обычно оправдывается указанием на возмож­ность замены этих сотрудников какими-либо другими, и пото­му не безусловную их необходимость в осуществлении данной

268

работы; но при этом забывается, что подобное же соображение может быть применено и к самому инициатору работы, так как и он, разве за очень немногими исключениями, не может счи­таться безусловно незаменимым. Таким образом, авторство на­учно-технических работ, понимая это слово в старом смысле, не только не должно быть удерживаемо, но и фактически посте­пенно лишается своего прежнего содержания: научная работа не только должна принять коллективные формы, но и перешла уже на этот путь, так что от нас зависит лишь большее или меньшее содействие этому естественному процессу.

Наконец, при настоящем обсуждении организации научной работы, особенно в области материаловедения, необходимо хо­тя бы в нескольких словах коснуться вопроса о подборе буду­щих деятелей лабораторной работы. Прежде всего необходимо отметить, что вопрос о кадрах в этой новой области Э. М. полу­чает особый вес как с количественной, так в особенности с ка­чественной стороны. Если в хорошо подготовленных работни­ках различных научно-технических областей сейчас по разным причинам обнаруживается большой недостаток, то электромате­риаловедов просто нет по той причине, что их почти некому и почти негде учить. Кроме того, большая сложность этой дис­циплины и далекость ее от академического мышления застав­ляет рассчитывать на воспитание такого рода работников ско­рее в самих лабораториях исследовательских институтов, чем в учебных заведениях. Современный дидактический лозунг о не­прерывной производственной практике, т. е. о подготовке буду­щих деятелей в естественных рабочих условиях, при участии в настоящей работе, а не искусственных условиях дидактической теплицы, по отношению к Э.М. получает особый смысл и осо­бую ценность. Следует, по крайней мере в обсуждаемой нами области, приветствовать этот лозунг, но вместе с тем необхо­димо твердо настаивать на действительном соблюдении его и на недопустимости подменять непрерывную производственную практику обычной школьной практикой, хотя бы она и прово­дилась в исследовательских или заводских лабораториях. Меж­ду тем, учебные заведения, приняв производственную практику желают инструктировать производство и исследовательские ла­боратории в проведении практики и требуют пестрого, поверх­ностно-демонстративного ознакомления практикантов с веду­щимися процессами. Такой экскурсионный подход к производ­ству или к исследовательским лабораториям, несомненно, в са­мой сути противоречит понятию производственной практики и если будет проводим, то даст результаты даже значительно худшие, чем при обучении в школьных лабораториях, посколь­ку там имеются специально приставленные к такому обучению и специально подготовленные руководители. Необходимо пре­сечь это стремление сделать из производства или исследова­тельской лаборатории 6 и отчетливо противопоставить то поло-

269

 

жение, согласно которому учащийся приходит на производствен­ную практику, чтобы принять участие в общей работе и тем учиться, а не занять в исследовательской лаборатории место стороннего зрителя или экскурсанта. Правда, в некоторых слу­чаях учащемуся, привыкшему к дидактике и к состоянию объ­екта педагогического внимания, подобный переход к настоя­щей работе и к состоянию субъекта не нравится, ему начинает казаться, что при такой практике он получает слишком мало и слишком медленно. Действительно, в тепличных условиях его можно было бы ознакомить слегка с более пестрым материа­лом, давая ему понемногу. Однако это ведь и было способом, проводимым в учебных заведениях, который показал себя мало жизненным. Зачем делать теперь отрывочно и сравнительно случайно то, что признано неудовлетворительным даже при хо­рошо проводимой системе. Более правильный путь – отучать поступающих практикантов от желания наскоро ознакомиться со многим, вместо того, чтобы овладеть, чем можно: работа в лаборатории требует не только понятия о том, как она дела­ется, но и навыков, приобретаемых путем многих повторений и при деловой установке необходимых ничуть не менее, чем со­ответственные навыки в музыке.

Путь переучивания – это полумера, или во всяком случае одна из мер. Следует остановиться на одной мере, осущест­вить которую может быть и не удастся сразу, но которая зато обещает дать действительно наиболее рациональное решение вопроса о кадрах, в особенности когда дело идет о кадрах материаловедческих.

Согласно всему, что говорилось в настоящих чтениях, Э. М. требует от работника в этой области сложной совокупности различных свойств, из которых даже каждое в отдельности может отсутствовать, если взять человека на удачу. В частности, тут следует особенно отметить момент интуиции – непосредственно­го чутья материала и вкуса к нему, до известной степени род­ственного художественному вкусу. Можно хорошо знать отдель­ные школьные дисциплины – математику, физику, химию и т.д., и все-таки не подходить к материаловедческой лаборатории, по­тому что мысль и естественные склонности не возвращают к материалу, как непосредственно ощущаемому чем-то привлека­тельным, а напротив, влекут от этого материала в отвлеченные схемы, и требуется каждый раз внутреннее или внешнее наси­лие, чтобы вернуться к нему. Психологическая разница между отвлеченным мышлением и конкретным и глубокий разрыв меж­ду ними достаточно известен; электроматериаловедом может быть лишь склонный к мышлению конкретному, попытка же привлечь к этой деятельности человека отвлеченного мышления поведет к дальнейшей необходимости насилия над ним, с выте­кающими отсюда трениями и столкновениями; по меньшей ме­ре такой сотрудник не окажется в материаловедческой лабора­тории полноценным. Другое качество, которое необходимо осо-

270

бо отметить, тесно связано с предыдущим. Это именно склон­ность к опыту, непосредственное удовлетворение от самого про­изводства экспериментальной работы. Работа экспериментатора непосредственно оценивается не только как средство проверить отвлеченную схему, но и сама по тебе привлекательна. Кроме конкретности мышления такая склонность, предполагает изве­стный интерес и соответственную способность к ручной работе. Наконец, среди многих других качеств, которые еще требуются от материаловеда, необходимо отметить известные черты нрав­ственного характера или, может быть, точнее, особенности так называемого в современной психологии поведения. Говорить более подробно об этих признаках было бы здесь неуместно, но функционально они определяются как такие, которые благопри­ятствуют коллективной работе.

Сочетание здесь названных и многих других признаков встре­чается вообще не часто, а в большей своей части не таково, чтобы могло быть создано искусственно, по крайней мере, в большей своей части. Несомненно, что подобное сочетание, по крайней мере, большей части признаков, получается по законам наследственности, как благоприятная встреча наследственных ген. Ни принадлежность к какой угодно народности, классу, ни прохождение тех или других курсов сами по себе не обеспечи­вают требуемого сочетания признаков. Люди, способные быть деятелями обсуждаемой нами дисциплины при ее надлежащем развитии, могут встречаться всюду, но вместе с тем они, осо­бенно при неизжитости установок и привычек, чрезвычайно ред­ки. Чтобы не встречаться с неприятными неожиданностями в дальнейшем необходимо сказать себе вполне отчетливо, что предрасположенность к Э. М. есть особый биологический дар, и притом крайне редкий в силу малой вероятности встречи по­требных признаков. Поэтому рационализация народного труда требует в этом отношении особой заботы и особых мер по из­влечению этих прирожденных материаловедов из широких масс. Подобно тому, как для добычи крупинок золота приходится про­мывать тонны песка, необходимо для извлечения нужных мате­риаловедению людей просмотреть и прощупать сотни тысяч че­ловек, особенно в тех кругах, где по дальнейшем выяснении через исследования состава общества найти их представляется более вероятным. Глубоко здоровая мысль о выдвиженстве не­редко искажается применением неправильных способов отбора, когда выдвигание производится не на основании объективного обследования личности и ее природных данных, установленных соответственными приемами, а случайными людьми; наличие повышенных способностей вообще – не есть основание думать, что данное лицо приспособлено к любой области работы, и мо­жет даже легко случиться, что в области, в которую это лицо без достаточного рассуждения выдвигается, оно может оказать­ся слабее среднего уровня. Впрочем, как бы ни обстояло дело с выдвиженством в других областях, Э. М. требует выдвиженст-

271

 

ва совсем другого рода, а именно основывающегося на соответ­ственном психофизиологическом испытании. Если рационализа­ция труда, особенно в Америке, даже в областях, нуждающих­ся в сравнительно простых данных, в настоящее время не об­ходится без психофизиологического испытания, в частности при помощи психотехнических тестов, то в несравненно большей сте­пени необходимость такого испытания выступает в Э.М. Одна из существенных задач организации этой отрасли знания, как рычага электропромышленности, и тем самым – общей государ­ственной экономики, состоит в учреждении при ВЭИ лаборато­рии психотехнического испытания для подбора соответственных кадров. Однако было бы ошибкой отдавать такую лабораторию в руки одних только психотехников, которые по существу дела не могут знать, что требуется для Э. М.; указываемая лабора­тория должна быть организована совместными усилиями элект­роматериаловедов разных уклонов и психотехников, причем от­крытию лаборатории должна, конечно, предшествовать предва­рительная разработка системы тестов. Через такую лабораторию следовало бы затем пропускать как можно больше людей особенно молодежи, с тем, чтобы путем последовательного про­сеивания через все более узкие психотехнические сита отбирать материал, наиболее подходящий для тех или других применений в области материаловедения. Тут можно было бы установить основные типы работников разных назначений и в лабораториях разного типа, соответственно подготовлять их и затем снаб­жать ими лаборатории заводские и другие учреждения, где есть соответственная потребность. Не будем скрывать от себя известных трудностей этой работы отбора. Но тем не менее она должна быть произведена, и если не будет сделана в ближайшее время нами, то неминуемо станет предметом чьей-нибудь инициативы помимо нас. Необходимо сказать вполне ясно: нельзя говорить о рационализации народного труда в таком ответственном деле, как реконструкция матерьяльного базиса электропромышленности, и не знать при этом тех человеческих ресурсов, которыми страна обладает на самом деле.

<272>


1В оригинале знак не вписан. Расчет сделан С. С. Демидовым.

2 Обобщения П. А. Флоренского относятся к социально-экономической си­туации, сложившейся в этих странах в 20-е годы.

 

3 Периодизация авторская.

4 Так в оригинале.

 

5 Утрата согласования, очевидно, вызвана ошибкой при перепечатке.

 

6 Так в оригинале.

 
1   2   3   4   5

Похожие:

Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconI историографические традиции «антоновщины»
В последние годы на наших глазах рассыпалось немало исторических мифов. Это относится и к изучению повстанческого крестьянского движения...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconФизической культуры и здоровьесбережения, к п. н
В последние годы усиливается роль физической культуры в обеспечении здорового образа жизни населения России, меняется социальный...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconПрограмма «История Великобритании» была апробирована в течение трёх лет. При разработке данного курса, был учтён опыт преподавания предмета «Страноведение»
В последние годы базовые учебные курсы разделены на общеобразовательные, профильные и элективные. За последние годы на базе школы...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconЭлектромеханический преобразователь комбинированной энергетической установки гибридного автомобиля
...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconТульская епархия в 1943 1945 годы
Уполномоченного Совета по делам Русской Православной Церкви при снк СССР по Тульской области
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconЮрген Граф, Томас Кюес, Карло Маттоньо
Приказ Генриха Гиммлера от 5 июля 1943 года и ответ Освальда Поля от 15 июля 1943 года 9
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconН. К. Гаврюшин «поновления стихий» в древнерусской книжности
Клавдия Птоломея Подобно своим греческим учи­телям древнерусские книжники разделяли представление о космосе как целостном, упорядоченном,...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconПлан выступления
Однако в последние годы в педагогической литературе все большее отражение находят разработки не столько методической стороны воспитательного...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconСмогут ли они нести ответственность за сохранение окружающей природы?
В последние годы наблюдаются вхождение России в систему мировой культуры. В связи с этим следует вспомнить совет В. Г. Белинского...
Н. К. Гаврюшин П. А. Флоренский и его работа «Электротехническое материаловедение» Об ученом-энциклопедисте и деятеле культуры Павле Алек­сандровиче Флоренском (1882-1943) в последние годы написа­но немало. Напомним iconГеоргий Федотов Святые Древней Руси
Православное дело". Редактор журнала "Новый Град" (1931-1940). В 1943 г переехал в США. С 1946 г преподавал в Свято-Владимирской...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница