Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран»




Скачать 16.01 Kb.
НазваниеТезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран»
страница10/26
Дата03.02.2016
Размер16.01 Kb.
ТипТезисы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   26
58

карьеры являются степень адаптации выпускников вузов, колледжей к потребностям рынка труда, а также соответствие качества подготовки молодых специалистов требованиям работодателей (И.Г.Кухтина). С вступлением в «профессиональную жизнь» решение жизненных задач в личностно и социально значимых ситуациях переходит в разряд профес­сионально значимых, и, в конечном итоге, затрагивая интересы государ­ства, в разряд государственно значимых.

В основе выделения ситуаций, значимых для профессиональной ка­рьеры, на наш взгляд, могут быть мотивационный и ориентировочный критерии. Мотивационный критерий определяет заинтересованность субъекта в решении жизненных задач, ориентировочный — направлен­ность «Я» — усилий по достижению задач.

Результаты сравнительного анализа рефлексирующего самосознания педагога

Признаки

ПЗЖС

Вхождение в профессию

Вынужденная незанятость

1. Ведущая деятельность

Учебно-профессиональная

Профессионально-учебная

2. Этапы профессиональной карьеры

Начало карьеры

Завершение начатой или начало новой карьеры

3. Отношение к жизненному пути

Поиск и осознание смысла жизни, выбор жизненного пути

Переосмысление и корректировка жизненного пути

4. Отношение к миру профессий

Осмысление богатства самой профессии педагога и профессиональ­ное самоопределение

Переосмысление богатства мира профессии и повтор­ное профессиональное самоопределение

5. Отношение к «жизненным обстоятельствам»

Строительство «жизненных обстоятельств»

Перестройка «жизненных обстоятельств»

6. Ориентация на взаимодействие

Помощь и поддержка педагогов старшего поколения

Самопомощь и самопод­держка (собственная активная работа души)

Рефлексирующее самосознание, с одной стороны, обеспечивает внутренний рост и активность личности, а с другой стороны, осуществ­ляет регуляцию внешнего воздействия и самоподдержку. По данным раз­личных социологических исследований 40-46% выпускников профес­сиональных учебных заведений сегодня не могут трудоустроиться сразу после окончания учебы. Они не могут отрефлексировать ситуацию «по-

59

тери работы» и определить для себя личностно-психологические послед­ствия незанятости, так как работу они не потеряли, а не нашли. Таким образом, ситуация профессиональной востребованности реально взаи­мосвязана как с ситуацией вхождения в профессию, так и вынужденной незанятостью.

Процедура выявления новой информации, предложенная А.А.Криу-линой и использованная нами в работе с группами безработных Клуба ищущих работу города Курска, служит важным средством трудовой дея­тельности, доступным для применения практическими психологами, от­крывает большие возможности в плане развития рефлексии как самого тренера, так и участников организуемого процесса. Сравнительный ана­лиз элементов рефлексирующего самосознания будущих педагогов в си­туации вхождения в профессию и педагогов в ситуации вынужденной не­занятости позволил установить различия по ряду признаков.

Анализ показывает, что по форме, количеству составляющих эле­ментов рефлексия будущего педагога и безработного педагога идентич­на, а по ее субъективному содержанию, наполняемости и субъектив­ной значимости этого содержания обнаруживаются существенные раз­личия. Такие различия стимулируют по-новому взглянуть на процесс развития человека в современном обществе, его персонализацию и ин­дивидуализацию .

О СИСТЕМАХ, СРАВНИМЫХ С КОНСУЛЬТАНТОМ

ПО СОВЕРШЕНСТВУ ИЛИ О БОЖЕСТВЕННОСТИ ПОЗИЦИЙ

ИССЛЕДОВАТЕЛЯ И КОНСУЛЬТАНТА

В.А. Королев

{Санкт-Петербург, НП «Северо-Западный центр корпоративного управления»)

Предложенный В.А. Лефевром [1] формальный аппарат применим для исследователя, не относящегося к миру, в котором существуют персона­жи X и Y, исследующие друг друга. Такая позиция была названа «позици­ей Бога», при этом ее нельзя считать сравнимой с исследователем по со­вершенству, поскольку исследователь в позиции Бога более совершенен.

Предложенный формальный аппарат не может быть использован дру­гими персонажами, за исключением гипотетического наблюдателя, в си­туации, для которой он заявлялся: в ситуации исследования системы, срав­нимой с исследователем по совершенству. Это аппарат для запредельно совершенного исследователя — Бога.

Какой вывод относительно различия между позициями исследовате­ля и консультанта можно сделать из этого рассуждения, если вместо ис-

60

следователя Z мы предположим позицию консультанта Z (или конфлик­толога Z)?

Ответ напрашивается сам собой: поскольку консультант Z должен в какой-то момент вмешаться в ситуацию Хм Y, то его тело должно принад­лежать реальному миру Т, и, в какой-то момент, оно с неизбежностью обозначится в картинах мира персонажей ХмТ.вТхмТу. Причем кроме тела Z обозначиться может и картина мира консультанта: Tz, в которой найдут свое отражение и персонажи Хм 7с их телами, и их картины мира. Единственное, чего не будет в этом спектакле — того, что в [1] обознача­лось как Т — единого для всех персонажей «внешнего мира», полностью включающего их тела.

Встает вопрос, что необходимо для того, чтобы построить аппарат, пригодный для реальных персонажей?

Вместо «внешнего (по отношению к Богу) мира» Т, объединяющего тела персонажей, следует в качестве «внешнего (по отношению к персо­нажам) мира» ввести Т, являющийся пересечением миров, внешних для каждого из действующих персонажей (мир в узком смысле слова).

Миром в «широком смысле слова», обозначаемым как Г, называется то, что в [1] обозначалось как Т— единый для всех персонажей «внешний мир», полностью включающий их тела, т.е. это внешний мир, с точки зре­ния Бога, не принадлежащего к этому миру.

Кроме этого вводится понятие «границы» между «внешним» и «внут­ренним» миром каждого из персонажей, обладающей следующим свой­ством: она не является «внешней» (т.е. наблюдаемой принадлежностью внешнего мира) для данного конкретного персонажа, и одновременно является элементом «внешнего мира в широком смысле слова», наблю­даемым остальными персонажами и Богом. Она обозначена как G с ин­дексом в скобках (например, G(x) для персонажа X), где индекс — имя пер­сонажа, а скобки указывают на иное использование индекса, по сравне­нию с принятым в аппарате Лефевра: на то, что это не граница с «точки зрения» данного персонажа, а наблюдаемая извне другими участниками его граница.

Естественным продолжением является понятие мира «в среднем смыс­ле слова». Это значит, что каждый персонаж может наблюдать мир, вклю­чающий в себя как Т, так и наблюдаемые границы других персонажей (за исключением собственной). Этот мир можно назвать «миром в среднем смысле слова» Г(ср) и также обозначать его с индексом в скобках, по­скольку каждому персонажу будет соответствовать его персональный мир Г(ср). Например, персонажу X соответствует мир в среднем смысле сло­ва, обозначаемый как Г(х) = Т' — G(x).

Таким образом, необходимо 1) различать «внешние миры» по типам в зависимости от способностей персонажей их наблюдать; 2) ввести поня-

61

тие «границы персонажа», ненаблюдаемой им самим и наблюдаемой дру­гими персонажами.

Граница G(x) персонажа X (признак X, наблюдаемый другими персо­нажами и Богом) — это «наблюдаемый» признак. Состав собственной кар­тины мира персонажа X(внутренний мир X) — это «представляемый» при­знак. Ее до начала взаимодействия и коммуникации с другими персона­жами могут наблюдать только сам Хм Бог.

С точки зрения виртуального наблюдателя (Бога), участник X может быть представлен как сумма его идентифицирующих признаков, отлича­ющих его как от мира Т, так и от других персонажей:

Х= G(x) + Т(х)х = G(x) + Тх + G'(x)x = ( в случае 3 персонажей X,Y,Z)= = G(x) + (Т+ G(y)+ G(z))x.

Отметим, что состав картины мира персонажа X всегда будет отли­чаться от состава картин мира других персонажей отсутствием в его кар­тине мира представления о его собственной границе G(x).

Другие персонажи представляются персонажу Хтолько в виде их гра­ниц (?(/), т.е. только в виде «наблюдаемых» идентифицирующих призна­ков. Аналогично, сам персонаж X представляется другому персонажу У и консультанту ZKaK G(x). В этом отличие восприятия персонажа X Богом от восприятия другими персонажами.

Литература

1. Лефевр В.А. Рефлексия. М.: "Когито-Центр", 2003. (Статья «Системы, срав­нимые с исследователем по совершенству». С. 408-414).



РЕПУТАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРА КАК КАТЕГОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ

А.Ю. Кошмаров

(Москва, Информационно-аналитический центр НОВОКОМ)

Развитие информационных инфраструктур, обеспечивающих поли­тическое общение в государстве, привело к тому, что телевизионная ком­муникация приобрела решающее значение при формировании обра­за политического лидера в системе отношений «власть-народ». По наше­му мнению, образ политического лидера имеет сложную структуру и яв­ляется результирующей составляющей таких подкатегорий, как имидж и репутация. Под образом в широком смысле слова в психологии понима­ется «субъективная картина мира или его фрагментов, включающая са­мого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий» (Психологический словарь, М., 1983). Под имиджем, как правило, понимается экспрессивная, выразительная сто-

62

рона образа (Почепцов, 2000). Под репутацией, в свою очередь, понимает­ся «приобретенная кем или чем-нибудь общественная оценка, создавше­еся общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого или чего-либо» (С. Ожегов. Словарь русского языка. М., 1975). Следовательно, образ политического лидера на телевизионном экране строится из взаимодей­ствия формальных и содержательных характеристик. В практическом вза­имодействии, как правило, категория образа подменяется категорией ре­путации.

Категория репутации в политической коммуникации нами понима­ется как сложное полисемантическое образование, содержащие имидже­вую часть и содержательную часть. Имиджевая часть представлена таки­ми составляющими как внешний вид, репертуар невербального поведе­ния, индивидуальный стиль речевой коммуникации. Содержательная часть включает в себя личную идеологию, миссию, личную легенду и дек­ларируемые принципы.

Основная работа с имиджем политического лидера в политической коммуникации, по нашему мнению, должна строиться на основе ряда пси­хотехник, выявляющих точки личностного роста конкретного политичес­кого лидера, медиатренинга, формирующего харизматические черты пуб­личного поведения. В свою очередь работа с содержательной частью ре­путации политического лидера предполагает создание концепции поли­тической платформы, определение роли политического лидера в тех кри­зисных ситуациях, которые сложились в данный момент в обществе, про­работку «героической легенды» становления его как политического ли­дера в обществе и оформление в медиасредствах основных политических принципов.

Предлагаемая нами технология репутационного менеджмента, кото­рая была апробирована в ряде региональных предвыборных кампаний и зарекомендовала себя с положительной стороны. В частности, мы выде­ляем следующие этапы в технологии репутационного менеджмента: ос­новная цель — выстраивание и упорядочивание информационных пото­ков в интересах лидера; стратегия — выделение референтных групп, выс­траивание моделей взаимодействия между референтными группами, ди­агностика существующей репутации, создание образа «идеальной репу­тации» конструирование новой репутации; тактика — конструирование и трансляция несущей метафоры репутации (НМР), конструирование и трансляция мифа лидера, смысловое соподчинение информационных по­токов, внутренний командный PR; реализация репутационного менедж­мента в предвыборной кампании: разработка информационных поводов, блокировка неблагоприятных информационных ситуаций, мониторинг, разработка и проведение PR-акций, работающих на закрепление пози­тивной репутации, подготовка официальных и тематических информа-

63

ционных материалов, налаживание личных контактов, организация внут­рикорпоративных мероприятий.

Экспериментальная работа, проведенная методом психосемантики, позволила нам выделить основные конструкты коллективного сознания электората, на основе которых строится образ политического лидера. В частности, на примере изучения московского электората, разделенного на четыре группы по возрастному и тендерному признакам (молодые муж­чины, молодые женщины, пожилые мужчины, пожилые женщины, кри­териальный возраст — 35 лет), мы выявили следующие категории оценки образа политического лидера. В группе молодых мужчин (перечислены в порядке убывания рейтинга): Сила личности, Артистизм, Близость к на­роду, Этика, Искренность. В группе молодых женщин: Сила личности, Близость к народу, Этика, Артистизм, Искренность. В группе пожилых мужчин: Близость к народу, Сила личности, Артистизм, Этика, Религи­озность. И наконец, в группе пожилых женщин: Близость к народу, Сила личности, Артистизм, Этика, Искренность. Содержательно выделенные категории имеют свои особенности в каждой группе. Таким образом мы выявили как сходства, так и различия в восприятии образа политическо­го лидера разными группами электората.

РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРАКТИКИ, ИНФРАСТРУКТУРЫ

И ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ - ОСНОВА РЕКОНСТРУКЦИИ

РОССИИ

Ю.В. Крупное

{Москва, Общественное объединение «Партия Россия»)

Основное дело в России на ближайшие десятилетие — восстановле­ние и развитие страны как мировой державы (см. Ю. Крупное. Стать ми­ровой державой. — М., 2003). Это возможно в том случае, если мы примем идеологию реконструкции страны (представлена в разработанной и из­данной фондом «Стратегия развития» аналитическом докладе «О страте­гии российского развития» (М., «Русский путь», 2003)).

Данные дело и идеология могут быть реализованы исключительно на основе принципиально новых практик и систем их обеспечения. Все по­пытки выстраивания реконструкции страны вокруг сложившихся и отра­ботанных практик обречены на провал. К сожалению, анализ ситуации в армии, дипломатии, образовании, базовых отраслях промышленности и в других, буквально всех, сферах деятельности однозначно показывает их тупиковое состояние. Устоявшиеся и массовые практики, которые мы имеем в наличии в РФ сегодня, принципиально не могут быть перестро­ены (идеология «перестройки» конца 80-х годов), не могут быть рефор-

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   26

Похожие:

Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconЛитература по раннему возрасту
Воспитание детей раннего возраста" под редакцией Г. М. Ляминой Москва, издательство "Просвещение", 1978 год
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconПитер москва Санкт-Петарбург -нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев- харьков • Минск 2003 ббк 88. 1(0)
Л65 История современной психологии / Т. Лихи. — 3-е изд. — Спб.: Питер, 2003. — 448 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»)
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconТезисы докладов Под редакцией К. Б. Грекова и А. Л. Рижинашвили Санкт-Петербург 2011 I всероссийская молодежная научная конференция «Естественнонаучные основы теории и методов защиты окружающей среды»
...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconТезисы докладов Международного Симпозиума "Приаралье на перекрестке культур" и второго полевого Семинара "Археология древнего Ташкырманского оазиса", посвященные 100-летию со дня рождения академика ан республики Узбекистан С. П. Толстова
Международного Симпозиума "Приаралье на перекрестке культур" и второго полевого Семинара "Археология древнего Ташкырманского оазиса",...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconФгбун «Центральный экономико-математический институт ран» фгбоу впо «Воронежский государственный университет»
Макаров Валерий Леонидович – академик ран, директор цэми ран, президент рэш, директор вшга мгу им. М. В. Ломоносова, Москва
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconФгбун «Центральный экономико-математический институт ран» фгбоу впо «Воронежский государственный университет»
Макаров Валерий Леонидович – академик ран, директор цэми ран, президент рэш, директор вшга мгу им. М. В. Ломоносова, Москва
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconВ. С. Нерсесянца Издательство норма москва, 2004
Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под общ ред академика ран, д ю и., проф. В. С. Нерсесянца. — М.: Норма,...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconРоль семьи в воспитании детей по материалам книги «Все о младшем школьнике» под редакцией Виноградовой Москва,«Вентана -граф», 2004
«Все о младшем школьнике» под редакцией Виноградовой Москва,«Вентана -граф», 2004
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconВедущий научно-образовательный центр
Российской академии наук институт проблем информатики ран (ипи ран), Учреждением Российской академии наук институт проблем управления...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconМинистерство образования и науки российской федерации
Васильев С. Н., академик ран (Институт проблем управления ран, Москва). Индивидуализация учебного процесса в компьютерных обучающих...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница