Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран»




Скачать 16.01 Kb.
НазваниеТезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран»
страница15/26
Дата03.02.2016
Размер16.01 Kb.
ТипТезисы
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   26
91

должны были бы воспользоваться слабостью местных элит, напасть, и в результате их нашествия должен был бы начаться новый политико-де­мографический цикл. Но Западной Европе повезло: на нее не нашлось сильного завоевателя (это связано с ее лесистостью, пересеченностью ре­льефа и периферийным положением на континенте). Норманны и венг­ры, терроризировавшие Европу в IX-X веках, были заурядными разбой­никами, которые только способствовали укреплению власти местной знати над крестьянами: чем дожидаться помощи от далекого короля, луч­ше спастись в замке местного графа (правда, затем будешь этому графу многим обязан, но тут уж ничего не поделаешь). Наличие слабого внеш­него врага привела к уникальному результату: к XI веку Западной Европе сформировалась и закрепилась примогенитура — принцип наследования, когда после смерти владельца земельный надел не дробится, а целиком наследуется лишь одним (как правило, старшим) из сыновей. Это нело­гичный для аграрного общества принцип, он противоречит коллективи­стской морали, понятию справедливости в рамках второй этической си­стемы (можно сказать, что это была своеобразная этическая флуктуация). Однако этот принцип оказался «полезным» в условиях средневековой Европы: благодаря ему окрепли экономические и политические пози­ции местной знати, что позволило ей самостоятельно противостоять на­бегам разбойников.

Примогенитура в крестьянских хозяйствах повысила их устойчивость, поставила преграду обезземеливанию, стабилизировала демографическую ситуацию. В итоге в Западной Европе на длительный срок была законсер­вирована раздробленность, которая сформировала новую политическую культуру — культуру договорных отношений на разных уровнях социаль­ной иерархии (европейский феодализм, а затем и парламентаризм), куль­туру сдержек и противовесов, политических коалиций, препятствующих усилению какой-либо одного политического субъекта.

Примогенитура в крестьянских хозяйствах, остановив перманентный процесс уменьшения размеров земельных наделов, стабилизировала сель­скохозяйственное производство, экономически усилило крестьянство. Одновременно, значительная часть населения (младшие братья, которым не достался в наследство земельный надел) стали работать по найму, что способствовало внедрению рыночных отношений на селе. Они же (млад­шие братья) стали демографической подпиткой растущих городов, фак­тором роста класса бюргеров. Необходимость самостоятельно добивать­ся устойчивого состояния в жизни без надежды на наследство способство­вало развитию предприимчивости, индивидуализма в сознании, форми­рованию первой этической системы.

Таким образом, эти и ряд других уникальных обстоятельств, сложив­шихся в Западной Европе к XI веку, прервали циклическую эволюцию

92

аграрного общества и ввели его в бифуркационное состояние, закончив­шееся переходом на принципиально новую траекторию развития.

Литература

1. Маяков СЮ. Две этические системы: две стороны одной медали (см. настоя­щий сборник).

2. Лефевр В.А. Алгебра совести. М., Когито?Центр, 2003.

3. Нефедов С.А. О демографических циклах в истории средневекового Египта [http://histl.narod.ru/Science/Egipt/EgiptSV.htm]; О демографических циклах в истории Ирака и Ирана (VII7XIII вв.) [http://histl.narod.ru/Science/Babilon/ Irak.htm] и др.

Работа поддержана РФФИ (проект № 01-06-80142) и РГНФ (проект № 01-03-00332)

ПРЕДМЕТ КРИТИКИ И ПРОСТРАНСТВО РЕФЛЕКСИВНОГО РАЗМЫШЛЕНИЯ

В. Марача

{Москва, фирма «Навигатор. Учетные системы»)

1. Критика подразумевает параллельное развертывание двух «ленто­чек» размышления.

1.1. В первой «ленточке» осуществляется разбор(ка), реконструкция и оценка содержания текста, который является предметом критики. В этом смысле «осуществлять критику» означает не «ругать» (с чем у многих ас­социируется глагол «критиковать»), а «оценивать» — и притом делать это взвешенно, тщательно реконструируя предмет критики и приводя разум­ные основания своих суждений. На такой идее «взвешенной обществен­ной оценки», которую И. Кант связывал со способностью суждения, по­строен институт художественной критики. Философская и научная крити­ка, сверх того, предполагают восстановление пространства оценки, по­зволяющего отделять правомерные суждения о предмете критики от не­правомерных (хорошей аналогией могут служить нормы о допустимости доказательств, принимаемые в уголовном процессе).

1.2. Вторая «ленточка» есть рефлексивное размышление по поводу первой, восстанавливающая пространство рациональной реконструкции и оценки предмета критики.

Иногда для восстановления такого пространства бывает достаточно сформулировать рациональный критерий оценки, привести общее поня­тие или теорию, под которую предмет критики «подводится» как част­ный случай. Но когда предмет критики сам является сложным теорети­ческим построением, для предъявления оснований его оценки требуется разворачивание особого рассуждения — параллельного исходному. Подоб-

93

ное рассуждение может включать формулирование антитезиса — тогда критика переходит в спор, полемику. Это происходит далеко не всегда, но в любом случае необходимым условием критики является «двухленточ-ная» организация дискурса.

2. Пространство реконструкции и оценки предмета критики — это объемлющая его система «рефлексивного мышления», включающая основа­ния выделяемого содержания, контексты, в которые оно помещается, используемые мыслительные средства (понятия, схемы, идеальные объек­ты и т.п.) и способ их употребления в исходном тексте.

3. В истории философии появление «рефлексивного мышления» в ука­занном выше смысле «надстройки над» и «рефлексивного охвата» неко­торого «первичного» размышления связывается с именем И. Канта. В дан­ном контексте его «Критику чистого разума» (1781) и «Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей появиться как наука» (1783) мож­но рассматривать как первую попытку построения рефлексивного раз­мышления, по отношению к которому предшествующая «докритическая» философия становится «первой ленточкой» — и, стало быть, предметом критики.

4. Осуществляемый рефлексивным мышлением анализ способов упот­ребления мыслительных средств в исходном тексте позволяет выйти на проблемные области: обнаружить противоречия между разными средства­ми, указать на методологические ограничения, недостаточность исполь­зуемых средств, наметить путь «достройки» имеющейся системы средств до целостного подхода.

5. Реализация намеченного пути в дальнейшем подразумевает отрыв рефлексивного размышления от предмета критики и переход от критики в описанном выше смысле (как мышления двумя параллельными «лен­точками») к самостоятельному движению мысли, полагающему собствен­ное «позитивное» содержание (именно так действовал К. Маркс по отно­шению к «классической буржуазной политэкономии»).

6. В методологическом плане рассмотренное понятие критики опи­рается на представление о том, что «всякая мыслительная деятельность всегда предполагает, как минимум, две интенциональности. Одна связана с полаганием объектов и предметов мысли, вторая — с полаганием про­странств, в которых эти предметы и объекты существуют (могут суще­ствовать).

7. Вторая интенциональность (которая еще в средневековой филосо­фии получила название «intencia seconda») связана с введением новых пра­вил предметизации и может опосредоваться специальными понятийны­ми, онтологическими или логическими конструкциями.

8. Наличие двух указанных интенциональностей в любом акте мыс­ли, на наш взгляд, создает сам феномен мышления и делает его объемлю-

94

щим процессом по отношению к другим интеллектуальным процессам». При этом частные интеллектуальные процессы (важнейшими из которых являются понимание и рефлексия) «сосуществуют и развертываются внут­ри пространства мыслительной работы. Мышление... задает принципы и способы сборки, соорганизации этих процессов, их место, назначение и роль в названном пространстве» (см.: Щедровицкий П.Г. С чем войдем в XXI-й век? // Народное образование. 1992).

9. Сказанное позволяет соотнести две «ленточки» размышления, об­разующих конструкцию рассмотренного понятия критики, с двумя ин-тенциональностями, и уточнить привязку каждой из них к интеллекту­альным процессам.

9.1. Вторую интенциональность можно связать «с рефлексией и реф­лексивным мышлением; именно рефлексия отвечает за выявление фона, контекста, конституирование пространства существования. Функция реф­лексии есть функция проведения контуров и границ; всякая рефлексия есть прежде всего ограничение и оконтуривание.

9.2. Первая интенциональность, напротив, будет связана с привнесени­ем смысла как материала мышления и рефлексии, выявлением «пятен» объектности и предметности (на этом фоне), конструированием объектов, и сопряжена с процессами понимания» (см.: там же).

ЗАДАННАЯ РЕФЛЕКСИЯ И МОДИФИКАЦИЯ ДЕВИАНТНОГО СУБКУЛЬТУРНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Н.Е. Маркова

(Москва, ИСЭПНРАН)

Практическое изучение контркультурных явлений, вызванное широ­ким распространением молодежных субкультурных течений в последнее десятилетие, ставит под сомнение основные подходы западной офици­альной науки:

а) «теорию субкультуры» британских социологов, рассматривающих молодежные движения как «момент идеологического сопротивления бур­жуазным ценностям современного западного общества»

б) функционалистский подход американских социологов, определя­ющих молодежные субкультуры как переходный период от детства к взрос­лости в современном индустриальном обществе.

Исследования показывают, что основную роль в формировании суб­культурной идеологии как у отдельного субъекта, так и в субкультурных течениях и группах играет заданная рефлексия. Адрес формирования и направление заданное™ выражены известной формулой Лазарсфельда. Становление субкультуры сопровождается информационной поддержкой

95

в виде кинофильмов, журнальных и газетных статей, художественной и публицистической литературы, сайтов и форумов в интернете.

Направление рефлексии субъекта, затронутого субкультурной ком­муникацией, определяют стимулы, присутствующие в подобной инфор­мации и мощно воздейст-вующие на сферу чувств. Затрагивая важную для субъекта потребность, стимул опре-деляет заданность рефлексии. Система благоприятных стимулов позволяет формировать желательный тип поведения. Положительные подкрепления формируют мотивацию субъекта.

Прагматичной приманкой субкультурной мифологии, транслируемой в информационное пространство, является удовлетворение потребности. Часто информация такого рода обусловлена половым стимулом и содер­жит обещание субъективной трансформации, расширение, увеличение личности, т.е. стимулирует потребности самоактуализации и реализации потенциала. Так происходит информационное заражение.

Субкультурная модель (поп-звезда, киноактер, спортсмен), трансли­рующая сексуальный стимул, обусловливает субкультурные внешние коды, положительно подкрепляя стимулирование. Изменение внешних кодов на субкультурные вознаграждает субъекта присоединением к груп­пе и отвечает потребности принадлежности и приятия. Группа, объеди­ненная рефлексией, заданной мифологией субкультуры, модифицирует девиации, чему способствует действие законов группы и психотехника ритуалов девиантной направленности, обозначенных в мифологии суб­культуры:

1. Объединение единым ритмом (кричалки, речевки, хоровое чтение заклинаний);

2. Общее заражение эмоцией, обозначенной субкультурным текстом;

3. Последующее нивелирование индивидуальных личностных качеств индивидуумов-участников группы в сторону групповой идентификации, сопровождающейся эффектом регрессивной идентификации, выражае­мой повышенным ощущением жизни, восторгом, эйфорией одновремен­но с резким понижением умственного уровня. Положительное подкреп­ление характерных реакций определяет дальнейшую рефлексию, прибли­жает поведение к нужному типу модификации.

Регрессивная идентификация позволяет легко перейти к инициации, изменяющей нормы личности. Ритуальная инициация, выражающаяся в каких-либо совместных девиантных или преступных действиях против врагов, обозначенных в мифологии, изменяет личность и закрепляет мо­дифицированные реакции. Субъект, совершивший девиантный поступок, оказывается вне общества. Происходит чудовищная подмена. Вместо трансформации увеличения, расширения личности — прямо противопо­ложная субъективная трансформация — сужение, уменьшение личности.

96

Вместо самоутверждения и счастья — потеря себя, глубочайшее несчас­тье. «Это хорошо известное явление аналогично потере души у первобыт­ного человека...» (К.Г. Юнг).

Признание субъекта девиантом ведет за собой стигматизацию, т.е. еще большее отчуждение от общества. Нарушение социальных норм по­рождает депрессию. Возникает порочный круг «депрессия - негативное самоощущение — депрессия». Члены модифици-рованной девиантной группы употребляют идеологически санкционированные субкуль-турой наркотики, совершают девиантные поступки и состоят в оппозиции к обществу.

Заданная рефлексия изменяет класс реакций (социальную норму) субъекта на прямо противоположный, характерный для данной субкуль­турной группы. Среди них: совместное преступление социальных норм, разрушение этических, физиологических, половых табу. Исходя из реально исполняемых девиантной субкультурой функций, можно предположить, что цели модификации субкультурного поведения — изменение соци­альных и культурных норм, распространение девиаций, маргинализация части общества.

Исследования выполнены на средства гранта РГНФ №020318103 а



РЕФЛЕКСИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ИНФОРМАЦИОННОЙ КОММУНИКАЦИИ

Л.В. Матвеева

{Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова)

Глобализация информационного пространства и технические дости­жения в области СМИ превратили телевидение и Интернет в мощней­ший фактор воздействия на картину миру как отдельного человека, так и политических и экономических коллективных субъектов. СМИ в настоя­щее время представляют собой громадный этнокультурный перекресток, на котором осуществляется попытка построения «информационной Ва­вилонской башни», проводятся информационные войны и реализуются сценарии информационного терроризма. Основной целью такого мощ­ного информационного вторжения является структура индивидуального и коллективного сознания человеческого сообщества.

Главной задачей психологии в области информационной безопасно­сти, на наш взгляд, является научная рефлексия характера информаци­онных взаимодействий в ментальном плане с участием СМИ. Прежде все­го нам хотелось бы выделить три основных черты, характеризующих су­ществование человечества в информационной «глобальной деревне» Мак-люэна.

97

1) Развитие средств массовой коммуникации породило феномен «де­фицита от изобилия» (Г.Г. Дилигенский). Этот дефицит выражается не «... в недостатке фактических сведений, а в типичном именно для обществен­но-политического познания каузальном дефиците (т.е. недостатке инфор­мации о причинно-следственных связях)»[1].

2) Повсеместное распространение мультимедийных средств комму­никации модифицировало все стороны жизни общества (общественно-политическую жизнь, информационные взаимодействия, межличност­ное общение и т.д.) в спектакль, отрежессированный как по содержа­тельной, так и по пространственно-временной характеристике, т.е. по­родило еще одну размерность в картине мира человека — перфомансность, что находит свое выражение в смешении игровой и практической дея­тельности. Все это Хейзинга называет универсальной характеристикой современной культуры, выражающейся в категрии «пуерилизма» (ребяч­ливость), и видит проявление этого феномена в потребности в баналь­ных развлечениях, тяге к сенсациям, массовым зрелищам, а также в по­требности поведения как бы по мерке отроческого и юношеского воз­раста, что выражается в обычаях, привычках и современных формах ду­ховного общения [2].

3) Доминирование опосредствованных способов взаимодействия меж­ду людьми привело к тому, что визуальная коммуникация, визуальные коды и визуальные образы стали основным средством передачи инфор­мации. Понятие харизмы видоизменяется в понятие имиджа, а понятие красоты видоизменяется в понятие выразительности.

Все это приводит к размыванию нормативов человеческого сообще­ства в информационном обществе, человек начинает искать базисные, устойчивые категории для самоидентификации и находит их в половой и этнокультурной сфере. В силу этого основными категориями анализа меж­культурного информационного пространства являются этнические сте­реотипы и этническая картина мира, которая характеризуется прежде всего ритуалами, характером восприятия пространства и времени, системой ценностей и отношениями личности и общества.

В связи с вышесказанным мы можем выделить несколько типов гра­ниц психологической безопасности в информационном пространстве: биологический уровень — воздействие на человека может осуществлять­ся с помощью изменений в технологии передачи аудиовизуальной ин­формации через технические средства коммуникации; психофизиоло­гический уровень — воздействие возможно через модификацию про­странственно-временных характеристик сложных сигналов; собствен­но психологический уровень — воздействие осуществляется с помощью демонстрации определенных форм поведения индивидов, межличнос­тного взаимодействия и характера реализации всех форм проявления

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   26

Похожие:

Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconЛитература по раннему возрасту
Воспитание детей раннего возраста" под редакцией Г. М. Ляминой Москва, издательство "Просвещение", 1978 год
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconПитер москва Санкт-Петарбург -нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев- харьков • Минск 2003 ббк 88. 1(0)
Л65 История современной психологии / Т. Лихи. — 3-е изд. — Спб.: Питер, 2003. — 448 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»)
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconТезисы докладов Под редакцией К. Б. Грекова и А. Л. Рижинашвили Санкт-Петербург 2011 I всероссийская молодежная научная конференция «Естественнонаучные основы теории и методов защиты окружающей среды»
...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconТезисы докладов Международного Симпозиума "Приаралье на перекрестке культур" и второго полевого Семинара "Археология древнего Ташкырманского оазиса", посвященные 100-летию со дня рождения академика ан республики Узбекистан С. П. Толстова
Международного Симпозиума "Приаралье на перекрестке культур" и второго полевого Семинара "Археология древнего Ташкырманского оазиса",...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconФгбун «Центральный экономико-математический институт ран» фгбоу впо «Воронежский государственный университет»
Макаров Валерий Леонидович – академик ран, директор цэми ран, президент рэш, директор вшга мгу им. М. В. Ломоносова, Москва
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconФгбун «Центральный экономико-математический институт ран» фгбоу впо «Воронежский государственный университет»
Макаров Валерий Леонидович – академик ран, директор цэми ран, президент рэш, директор вшга мгу им. М. В. Ломоносова, Москва
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconВ. С. Нерсесянца Издательство норма москва, 2004
Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под общ ред академика ран, д ю и., проф. В. С. Нерсесянца. — М.: Норма,...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconРоль семьи в воспитании детей по материалам книги «Все о младшем школьнике» под редакцией Виноградовой Москва,«Вентана -граф», 2004
«Все о младшем школьнике» под редакцией Виноградовой Москва,«Вентана -граф», 2004
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconВедущий научно-образовательный центр
Российской академии наук институт проблем информатики ран (ипи ран), Учреждением Российской академии наук институт проблем управления...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconМинистерство образования и науки российской федерации
Васильев С. Н., академик ран (Институт проблем управления ран, Москва). Индивидуализация учебного процесса в компьютерных обучающих...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница