Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран»




Скачать 16.01 Kb.
НазваниеТезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран»
страница2/26
Дата03.02.2016
Размер16.01 Kb.
ТипТезисы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
. (USA) Modeling Social Influence with Reflexive Processes......161

Kramer, Xenia (USA); Kaiser, Tim (Germany); Lefebvre, Vladimir;

Schmidt, Stefan E.; Davidson, Jim (USA) Reflexive Models

in Decision-Making.....................................................................................163

Kaiser, Tim B. (Germany); Schmidt, Stefan E. (USA) Reflexive Model

for Terrorist Recruitment .............................................................................164

Lefebvre, Vladimir A. (USA) Reflexive Theory and Matching Law......................164

Mamta, Dr. (India) Reflexive System -A Conceptual Knowledge.......................166

Weaver, Christopher A. (USA) 9/11 Made Americans Report an Improved

Self Image. Can This Be?: A Reflexive Understanding ...................................167

ПРЕДИСЛОВИЕ

Ключевые темы данного симпозиума — высокая социальная цена и возможности теории рефлексивных процессов и практики рефлексивно­го управления для создания современного научно-методического обес­печения постановки и решения стратегических задач, на примере разви­тия России, поиск организационных форм включения такого рода науч­но-методического обеспечения в реальные процессы управления и раз­вития российским государством и обществом в целом.

Прошли два года после предыдущего симпозиума, которые отчетли­во продемонстрировали отсутствие позитивных тенденций на сближение научного подхода в целом, и рефлексивного в частности, с практикой принятии стратегических решений. Решения принимаются, как прави­ло, на основе интуиции и фрагментарных представлений, последствия оказываются неожиданными и катастрофичными.

Под флагом борьбы с терроризмом процветают индивидуализм, эго­центризм и рациональность. Гасится роль демократических институтов, истинные причины терроризма подменяются надуманными причинами, занижается роль нравственных и межцивилизационных аспектов реше­ния стратегических проблем человечества.

Показательна полная неадекватность прогнозов последствий развя­зывания войны в Ираке. То, что воспринималось, как ликование от встречи с демократией, обернулось многомиллионными демонстрациями рели­гиозной направленности, равно как и массовыми грабежами. Расхищены ключевые для памяти человечества ценности культуры, а, значит, подо­рваны и корневые истоки становления его рефлексивных процедур. Кро­ме того война перешла в стадию затяжной партизанской с трудно пред­сказуемой продолжительностью, большими человеческими жертвами и гигантскими материальными затратами.

Ситуация в сфере принятия стратегических решений в России опре­деляется симптомами «бессубъектности», доминированием интересов коррумпированных чиновников и полным разрывом реальных механиз­мов управления с наукой.

Претензии справедливы и в адрес науки, которая уделяет недостаточ­но внимания междисциплинарным исследованиям, созданию научного обеспечения новых высоких гуманитарных технологий на основе исполь­зования информационно-аналитических систем. Которые позволили бы преодолеть многолетнее отставание «кабинетных ученых» от проблем ре­альной практики, разрыв между гуманитариями и естественнонаучника-ми, обеспечить их совместную работу в «полевых условиях».

В работе симпозиума планируют принять участие около 200 специа­листов. Представлены страны: Беларусь, Германии, Индия, Канада, Кыр­гызстан, Литва, Молдова, Россия, Украина, США.

Сборник тезисов в основном отражает планируемые выступления на секционных заседаниях и совсем не отражает содержание Круглых сто­лов и Проектных групп, материалы которых будут опубликованы в оче­редных номерах журнала «Рефлексивные процессы и управление».

Председатель оргкомитета симпозиума

В.ЕЛепский www.reflexion.ru

РЕФЛЕКСИВНЫЙ АНАЛИЗ И «ОБРАТНЫЕ» ЗАДАЧИ ИГРОВОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ

Л. ЧАбаев

{Москва, Российский институт стратегических исследований)

В настоящее время игровое моделирование является достаточно эф­фективным и применяемым на практике инструментом анализа сложных социально-политических, экономических, военных задач, в которых не­обходим учет разнонаправленных интересов акторов (игроков), опреде­ляющих существенное влияние на исследуемый процесс. При этом важ­ную роль в игровом моделировании играет рефлексивный анализ, позво­ляющий учесть не только возможные действия других акторов, но и оце­нить, а при необходимости, и скорректировать собственные стратегии поведения, исходя из взгляда на себя со «стороны».

Одним из важных аспектов рефлексивного анализа и игрового моде­лирования является так называемая «стратегическая рефлексия» [1], ис­следующая вопрос о принципах принятия решений акторами и, соответ­ственно, о результатах (ситуациях), порождаемых данными принципами. В этой связи важнейшей проблемой становится проблема целеполагания.

В классической теории игр (в частности, при анализе биматричных игр с ненулевой суммой) обычно предполагается, что интересы каждого игрока полностью определяются его функцией полезности, причем по­ведение игрока считается рациональным в том смысле, что он старается максимизировать свою функцию полезности, при этом ему безразлично значение функции полезности другого игрока. На практике такой подход далеко не всегда имеет место. Ярким примером не рационального, а кон­фликтного поведения сторон является период «холодной» войны между СССР и США, когда выбор той или иной стратегии поведения часто дик­товался стремлением не столько улучшить собственное положение, сколь­ко ухудшить положение «противника».

Поэтому становится необходимым учет типологии игроков. В [2] были предложены классификация типов поведения акторов и соответ­ствующие определения одного из базовых понятий теории игр — ста­бильной ситуации (или ситуации равновесия) — для случая биматрич­ных игр.

Обобщенным типом поведения сторон при этом можно считать «сме­шанный» тип поведения, который задается для каждого игрока вектором (а', Р'), где а' характеризует степень приоритетности для /-го игрока мак­симизации собственной функции полезности, а Р' — степень приоритет­ности минимизации функции полезности «противника». В этом случае стабильная ситуация определяется следующим образом.

8

Определение: (io,jo) — стабильная ситуация <=>

tf-K&jj - P4(w'o) > tf-K&jj - РЧвЛ)v'"»

а2^2(/00) - Р2-^(/00) > а2^2(/0,у) - Р2^2(/О,у) Vy,

При этом частные случаи (когда а' = 0 или Р' = 0) будут соответство­вать рациональному типу поведения (и, соответственно, стабильные си­туации будут тождественны ситуациям равновесия по Нейману-Нэшу), конфликтному типу поведения сторон или конфликтно-рациональному (соответствующему теории игр с противоположными интересами).

Учет типологии игроков позволяет рассмотреть «обратную» задачу игрового моделирования.

Если в «прямой» игровой задаче решением являются стабильные си­туации и соответствующие им стратегии поведения акторов, то в «об­ратной» задаче стабильная ситуация предполагается заданной. Соот­ветственно, каждой стабильной ситуации будет соответствовать неко­торая область в многомерном пространстве а1 х Р1 х а2 х Р2 приоритетов акторов.

Таким образом, появляется возможность определить характер отно­шений игроков друг к другу, соответствующий различным стабильным ситуациям. Это позволяет понять, до некоторой степени, не только ха­рактер реальных взаимоотношений между акторами на момент рассмот­рения текущей ситуации (в предположении, что она стабильная), т.е. «по­смотреть и на других, и на себя со стороны» (а это и есть рефлексивный анализ), но и определить, какой тип поведения игроков позволит перей­ти к другим стабильным отношениям, в т.ч. и к более желательным для оперирующей стороны. Таким образом, становится возможным, коррек­тируя свой тип поведения, реализовать в игровых моделях процедуру реф­лексивного управления.

Рассмотренный подход может быть обобщен и на игры N лиц с не­противоположными интересами.

Разработанные методы решения «обратных» задач игрового модели­рования были апробированы в Российском институте стратегических ис­следований при исследовании ряда проблем международных отношений и показали свою практическую значимость.

Литература

1. Новиков ДА., Чхартишвили А.Г. Рефлексивные игры — М.: СИНТЕГ, 2003.

2. Абаев JI. Ч. Учет типологии сторон в играх с непротивоположными интереса­ми/ Труды международной научно-практической конференции «Теория ак­тивных систем» — М.: ИПУ РАН, 2001.

КОММУНИКАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ ТЕЛЕКОММУНИКАТОРА

Т.А. Аникеева

(Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова)

В современных условиях, когда технически опосредствованное обще­ние начинает постепенно преобладать по объему и содержательному мно­гообразию над межличностным общением, очень важно проследить особенности существования в этих условиях коллективной смысловой ре­альности — ее форм, взаимодействия с индивидуальной смысловой сфе­рой субъектов, трансформаций смыслового поля и т.д.

Проведенное исследование личностных особенностей телевизионных коммуникаторов, выполненное автором с применением ряда психодиаг­ностических методик, а также изучение восприятия аудиторией экранных образов партнеров по общению позволяет выделить личностные особен­ности телекоммуникатора в качестве основания, определяющего выбор им диалогического/монологического стиля общения в условиях телевизион­ной коммуникации и, следовательно, позволяющего прогнозировать ус­пешность его взаимодействия с аудиторией в контексте актуализации лич­ностных смыслов. Именно диалог, способствуя восприятию человека на экране как личности, обладающей своей «жизненной позицией» (Ю.В. -Мочалова, 2002), ценностями, идеалами, оригинальным взглядом на мир и т.д., делает возможным как смысловую трансляцию в телевизионной ком­муникации, так и (в редких случаях) возникновение новых смыслов у теле­аудитории при восприятии ею телевизионных сообщений.

Выделено два психологических типа телекоммуникатора, характери­зующихся определенными личностными особенностями, определяющи­ми тип его коммуникативной стратегии и возможность реализации про­цесса телевизионной коммуникации в форме диалога. Личностные осо­бенности первого типа («экспрессивность проявлений личности»), а имен­но: активность в установлении контактов, открытость, общительность, естественность и непринужденность поведения, независимость мышле­ния, уверенность в себе и своих силах, эмоциональная гибкость и разви­тое чувство своей защищенности, ответственность, склонность к лидер­ству, предприимчивость, склонность к экспериментированию, любовь к риску и острым ощущениям, способность добиваться своей цели, ради­кальность, стремление действовать смело, энергично и активно, избегая компромиссов, переносить трудные жизненные ситуации. Все это спо­собствует яркости и открытости самовыражения человека на экране, де­монстрируя таким образом зрителю авторскую позицию по отношению к содержанию сообщения, реализуя коммуникативную стратегию первого типа и позволяя воспринимать телекоммуникатора как личность, полноп-

10

равного партнера по телеобщению, апеллирующего к личности зрителя — собеседника в диалоге, сопровождающемся непрерывным «обменом» личностных смыслов. Другой психологический тип («экономность про­явлений личности») характеризуется следующими личностными особен­ностями: сознательность, обязательность, чувство долга, стремление к со­блюдению моральных норм, дисциплина эмоций, социальная опытность, владение социальными навыками и манерами, способность к самоорга­низации и самоконтролю, уравновешенность, реалистичность, практич­ность, требовательность к себе и окружающим. Перечисленные качества позволяют реализовывать коммуникативную стратегию второго типа и строить диалог со зрителем путем вовлечения его в реальность диалога с гостями телевизионной программы, причем такой диалог разворачивает­ся именно как открытое, субъект-субъектное общение с непредсказуемым для самих участников результатом. При этом происходит актуализация смысловой сферы собеседников (в число которых включены и телезрите­ли), способствующая обмену их личностных смыслов и порождению но­вых смыслов по отношению к предмету диалога.

Соблюдение условия, при котором телекоммуникатор обладает лич­ностными особенностями, относящими его к одному из описанных ти­пов, способствует реализации им определенной коммуникативной стра­тегии и осуществлению телевизионной коммуникации в форме диалога Автора телесообщения и Зрителя, при котором возможна трансляция смыслов телевизионной аудитории. Участникам такого диалога важно по­мнить о том, что процесс переосмысления зрителями тех или иных ас­пектов реальности, происходящего в результате восприятия телевизион­ных сообщений, не всегда может быть ими отрефлексирован.

Работа выполнена при поддержке Гранта РГНФ 02-06-00241а

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ИНЖЕНЕРИИ

О.С. Анисимов

{Москва, Московский государственный социальный институт)

1. Социальная инженерия опирается на идею подчинения социальных процессов некоторой идее путем налаживания механизма корректирова­ния процессов в рамках любой идеи. Естественно, что произвольное из­менение неприемлемо ни для вмешательства в природу, ни для вмеша­тельства в социальную динамику. Однако, если природа имеет свои зако­ны существования, соотнесенные с законами универсума, «космически-

11

ми» законами или предначертаниями создателя, то социодинамика стро­ится людьми, впределах способностей следовать своей воле. Поэтому сами социальные процессы могут быть предметом усовершенствования, если вводящий идею коррекции, доказал наличие «несовершенства» соци­альных процессов. Тем самым, социальный инженер изначально должен осуществлять реализацию рефлексивной функции критики текущих со­циальных процессов и показывать несоответствие этого процесса неко­торому идеалу. Вся история реальной практики инженерного отношения к социальным процессам, к обществу в целом изобилует образцами кри­тики и последующего социального и социально-политического, а также социально-экономического, социокультурного и т.п. проектирования.

2. Практика показывает, что последствия корректировочного воздей­ствия на социальные процессы часто вызывают вторичную критику пос­ледующих социальных инженеров или выразителей негативного от­ношения к предыдущим инженерным усилиям. Гораздо реже инженер­ное отношение оценивалось как «положительное» в модальности безус­ловного. Обычно оценки были в модальности относительного или про­сто негативного. Чтобы преодолеть возможные «ошибки», социальный инженер вовлекал в процесс принятия социально-инженерных решений (СИР) различные формы исторического и научного изучения социальных коррекций, социального управления. Однако, при достаточно тщатель­ной реконструкции образцов инженерных воздействий на социальные процессы, даже при более или менее глубоком построении знаний о сущ­ности социальных процессов и факторов их изменений ответ на исход­ные вопросы об оправданности или неоправданности социально-инже­нерного воздействия (СИВ) остается достаточно сложным.

3. Чтобы придать вопросам и ответам, касающимся СИР и СИВ, же­лаемую определенность, обоснованность, следует, прежде всего, обратить внимание на механизм СИР и СИВ, так как только в его рамках выявля­ется зона ответственности за действия социального инженера. Основу механизма СИР составляет механизм «принятия решений» (ПР) и его наиболее проявленная и развитая форма — механизм «принятия управ­ленческих решений» (ПУР). Современные теории ПР и ПУР остаются преимущественно эмпирическими и в лучшем случае несут следы эмпи­рической схематизации. Для того, чтобы придать анализу и технологи­ческим формам ПР и ПУР необходимую глубину требуется сущностное изучение мира деятельности, использование самых фундаментальных по­ложений «теории деятельности», ее языковой основы — «языка теории де­ятельности». Однако до сих пор этот язык (ЯТД) остается неизвестным большинству аналитиков процессов ПР, ПУР, ПСИР.

4. Общие контуры учения о деятельности имелись в философии (на­пример, Аристотель, Плотин, Фихте, Гегель и др.). Но современный вид

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconЛитература по раннему возрасту
Воспитание детей раннего возраста" под редакцией Г. М. Ляминой Москва, издательство "Просвещение", 1978 год
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconПитер москва Санкт-Петарбург -нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев- харьков • Минск 2003 ббк 88. 1(0)
Л65 История современной психологии / Т. Лихи. — 3-е изд. — Спб.: Питер, 2003. — 448 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»)
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconТезисы докладов Под редакцией К. Б. Грекова и А. Л. Рижинашвили Санкт-Петербург 2011 I всероссийская молодежная научная конференция «Естественнонаучные основы теории и методов защиты окружающей среды»
...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconТезисы докладов Международного Симпозиума "Приаралье на перекрестке культур" и второго полевого Семинара "Археология древнего Ташкырманского оазиса", посвященные 100-летию со дня рождения академика ан республики Узбекистан С. П. Толстова
Международного Симпозиума "Приаралье на перекрестке культур" и второго полевого Семинара "Археология древнего Ташкырманского оазиса",...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconФгбун «Центральный экономико-математический институт ран» фгбоу впо «Воронежский государственный университет»
Макаров Валерий Леонидович – академик ран, директор цэми ран, президент рэш, директор вшга мгу им. М. В. Ломоносова, Москва
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconФгбун «Центральный экономико-математический институт ран» фгбоу впо «Воронежский государственный университет»
Макаров Валерий Леонидович – академик ран, директор цэми ран, президент рэш, директор вшга мгу им. М. В. Ломоносова, Москва
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconВ. С. Нерсесянца Издательство норма москва, 2004
Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под общ ред академика ран, д ю и., проф. В. С. Нерсесянца. — М.: Норма,...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconРоль семьи в воспитании детей по материалам книги «Все о младшем школьнике» под редакцией Виноградовой Москва,«Вентана -граф», 2004
«Все о младшем школьнике» под редакцией Виноградовой Москва,«Вентана -граф», 2004
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconВедущий научно-образовательный центр
Российской академии наук институт проблем информатики ран (ипи ран), Учреждением Российской академии наук институт проблем управления...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconМинистерство образования и науки российской федерации
Васильев С. Н., академик ран (Институт проблем управления ран, Москва). Индивидуализация учебного процесса в компьютерных обучающих...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница