Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран»




Скачать 16.01 Kb.
НазваниеТезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран»
страница4/26
Дата03.02.2016
Размер16.01 Kb.
ТипТезисы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
РЕФЛЕКСИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ СИТУАЦИЯМИ С ПОМОЩЬЮ АНАЛИТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ

И.П. Беляев, Е.А. Трофимов

{Москва, НИИ информационных технологий)

В основе принятия любого управленческого решения лежит знание и, при необходимости — анализ состояния предметной области. В этом ключе имеет смысл говорить не только о статистически накопленных дан­ных, их динамике, но и о различного рода связях между событиями, опи­сывающими предметную область (причинно-следственных, статистичес­ки определенных, ассоциативных и других связях).

Выявление «скрытых» связей между событиями, описывающими предметную область, их формальное представление в первую очередь по­зволяет лицу, принимающему решение построить рефлексивную модель поведения людей, влияющих на развитие событий.

Процедура аналитической обработки информации, программная ре­ализация которой обеспечивает эффект приращения знаний о состоянии предметной области и тем самым построение рефлексивной модели по­ведения субъектов, влияющих на развитие событий, автоматически вы­являет структуры статистически определенных связей, заданных на мно­жестве значений переменных (поисковых дескрипторов) базы данных.

В отличие от известных методов анализа данных (Data mining, OLAP, методы статистического анализа и пр.) метод, положенный в основу про­цедуры аналитической обработки информации, решает в некотором смысле задачу, обратную постановке задачи многокритериального выбора.

В соответствии с задачей многокритериального выбора определяется некоторое множество допустимых точек А = (а{, ..., ак) пространства па­раметров А, описывающих модель предметной области, в которых сово­купность задаваемых критериев Ф(А) не достигает наихудших значений. В нашем случае, точка А = (а{, ..., ак) пространства интерпретируется за­писью в базе данных, а множество параметров { а.} — поисковыми деск­рипторами. При этом задается минимальная размерность допустимого

19

пространства точек (выборы! записей в базе) и требуется определить сис­тему параметрических ограничений, которые могут характеризовать вы­борку заданной размерности. Тем самым выявляются «скрытые» статис­тически определенные связи между событиями предметной области.

Таким образом удается за счет выявления изначально скрытых связей на предметной области уменьшить «рыхлость» знаний лица, принимающе­го решения и тем самым более плотным планшет рефлексивного анализа.

ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ РЕФЛЕКСИИ И РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ

В.А. Бурое

{Москва, МГТУим. Н.Э.Баумана)

При построении модели рефлексии нам необходимо определить соб­ственную исходную эпистемологическую позицию.

В кажущейся нам «естественной» классической парадигме научного знания не учитывается то, что принятая в ней эпистемологическая пози­ция является отражением определенного типа субъективных пережива­ний и соответствует первой классической глобальной научной револю­ции XVII века. Молчаливо как аксиомы полагается, что субъект является индивидом, отнесенным к некоторой константной культуре, существую­щей постоянно и лежащей в некотором опыте.

Переходя к формирующейся сегодня в условиях четвертой глобаль­ной научной революции современной постнеклассической парадигме {B.C.Степан), включающей субъекта научного знания в схему теоретиза-ции, мы придаем научной теории характер субъектной реальности с со­ответствующим развитию внутренней организации субъекта динамичес­ким развертыванием и актуальным существованием. Следуя этой пара­дигме, мы должны дополнять теорию анализом реальности субъекта и его эпистемологической позиции.

В качестве примера одного из возможных вариантов эпистемологи­ческой позиции, отличной от классической, мы можем трансцендировать субъекта за пределы опыта, определить переживаемую им реальность как лишь частично представимую в языке. От когнитивной модели рефлек­сии мы можем перейти к балансу актуальной структуры реальности и ин­формационных представлений в этой структуре. Такая эпистемологичес­кая позиция будет близка к практикам традиционных культур и религи­озному опыту.

Возможность преобразований эпистемологической позиции сразу показывает необходимость решения проблемы идентификации {В.Е.Леп-ский) уже при создании теоретической модели — например, модели реше-

20

ния той же проблемы идентификации. Иначе мы опираемся на сложив­шееся в научном дискурсе догматическое закрепление одного из возмож­ных решений, кажущегося нам «естественным».

Таким образом, постнеклассическая модель рефлексии кроме рефлек-тируемой и рефлектирующей позиции должна включить решение про­блемы идентификации субъекта как актуальную динамическую состав­ляющую теоретической модели: постановка задач, структура реальности и язык идентификации будут актуализироваться субъектом. Можно лишь предложить ему начальную «точку отсчета» из нашего субъективного ре­шения проблемы идентификации, а также стратегию «навигации», сохра­няющую эту точку отсчета.

Наша модель постнеклассического знания, выделяющая в нем теоре­тические конструкты и медиаторы духовной культуры, является также и моделью решения задачи идентификации субъекта научного знания.

В этой модели построения теоретического знания за основу берутся две составляющих. Первая, формально-логическая — это теоретические конструкты, формальные схемы, фикции которые могут конструироваться на основе обобщения опыта или браться в готовом виде из других облас­тей знания. Вторая, смысловая — это медиаторы, вводится в теоретичес­кие схемы субъектом для их включения в пространство духовной культу­ры. В этом плане аспекты конструирования и медиации могут быть выде­лены в любой научной работе, некоторые из которых по своей сути пред­ставляют конструирование формальных схем, а другие — «медиацию на тему выбранного конструкта». Эти две составляющие теоретического зна­ния необходимо дополнить наполнением конструкта онтологией облас­ти, куда он перенесен, и структурированием эмпирики этой области на основе данного конструкта {В.С.Степан).

Таким образом субъектная составляющая теоретического знания в предлагаемой конструкции оказывается сведена к выбору медиаторов ду­ховной культуры.

Выбор ключевых медиаторов будем связывать с представлением о полноте объема бытия в данной культуре: статусе основных определен­ных Н.А.Носовым реальностей — телесности, сознания, личности, воли, внутреннего человека и духовности (виртуального тела субъекта).

Рассматривая вопрос сохранения национальных культур в современ­ном информационном мире, В.Е.Лепский ставит проблему идентифика­ции субъекта при «навигации» в поликультурном пространстве и форми­рования языка для решения этой проблемы.

В предложенной нами модели субъект поликультурной «навигации» может рефлектировать инокулыурные воздействия как возникающие вир­туальные (лишь актуально существующие) изменения статусов реальнос­тей его виртуального тела. Сделать это он может на основе сопоставления

21

с опытом переживаний в опорной исходной позиции. Исходная позиция представляет собой набор ключевых медиаторов этноса, за сохранением которых и предлагается следить в процессе поликультурной «навигации». При этом субъект может делать осознанный выбор принимаемых им трансформаций своей базовой культурной бытийной позиции или воз­вращения в исходную позицию «навигации», возможно обогащенную межкультурным диалогом.

В данной модели рефлектирующая позиция существует актуально как субъектная реальность и постоянно перемещается; это реальность тради­ционной культуры и реальность поликультурной «навигации». Субъект реф­лектирует свою «навигацию» из позиции традиционной культуры, а тради­ционную культуру — из позиции «навигации», и обе они включены в дина­мику своего актуального существования и эволюцию внутреннего психо­логического и духовного опыта субъекта. Возникает проблема вооружения средствами рефлексии двух культурных позиций субъекта с разным реше­нием в них проблемы идентификации, и следовательно выстраивания как бы двух рефлектирующих субъектов с разной идентификацией.

Примером такой рефлексии может служить работа с этическими си­стемами В.Лефевра как изменение базовой культуры в поликультурной «навигации» российского общества. Здесь возникает необходимость раз­вития рефлексивной культуры как для национальной, так и для надна­циональной позиции — с разным решением в них проблемы идентифи­кации.

НРАВСТВЕННОСТЬ КАК МОДЕЛЬ РЕФЛЕКСИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ

А.Ю. Буров (Украина, г. Киев, украинско-американское предприятие «Украинские информационные системы»)

Борьба со злом всегда была главным движителем сюжета в искусстве и политике. Для успешного следования написанному сценарию необ­ходимо столкновение двух моделей — героя положительного и героя от­рицательного. С этой целью на этапе завязки авторы сценария форми­руют у аудитории (читателя, зрителя или социума) модели (образы) глав­ных героев. При этом формирование осуществляется путем отражения их гиперболизировано положительного и отрицательного наборов па­раметров в сознании аудитории. Сопоставление моделей отражает кон­фликт действующих героев, а развязка показывает, какая из моделей лучше. Но если в сказке добро всегда побеждает зло, поскольку ее цель нравственно-воспитательная, то в политике такая развязка не всегда возможна. Ярким примером тому стали политические события 2003 г.

22

вокруг Ирака, когда модель зла оказалась ложной и положительный ге­рой вынужден признать: «доказательства» зла были ложными и «отри­цательный» герой не обладал теми негативными качества, которые ему приписывались.

В терминах математической логики военно-политическая операция против Ирака описывается не рефлексией (для которой справедливы по­строения типа «Если США — хорошая страна, она борется с террористи­ческими организациями; в регионе Ирака существуют центры подготов­ки террористов, значит, США должны бороться с Ираком»), а имплика­цией, при которой даже при ложной исходной посылке и ложных дей­ствиях возможен положительный результат.

И в политике, и в искусстве используется рефлексивное управление сознанием людей, но действия на физическом уровне (политические со­бытия и война как «продолжение политики другими средствами») и на психическом (искусство) реализуются по-разному.

Во-первых, потому что конфликт является локальным и персонифи­цированным — небольшое количество участников и достижение положи­тельного результата возможно для одного конкретного индивидуума либо группы людей.

Во-вторых, поскольку существует добро, то существует и зло — если есть свет, то есть и тень. Разделение между ними происходит по отноше­нию к конкретному объекту, одна сторона которого оказывается в этом случае положительной, а другая отрицательной. Математическим анало­гом такого раздела является нулевая точка на шкале измерения (точка отсчета).

В то же время в социально-психологическом аспекте понятия «хоро­шо-плохо» имеют выраженное историко-географическое значение. Если до 1917 г. «слово русского офицера» было гарантией честного выполне­ния обязательств (максимумом порядочности и честности), в последние 10-15 лет ценность подобного утверждения приближается к нулю и ис­пользуется для дезинформации собеседника (формирование у него иска­женного модели событий), а максимальным ценным становится умение получить «свое» любой ценой.

Разница в географических нравственных ценностях видна на приме­ре Европы и Северной Америки. Если в Европе национальными героями становились защитники отечества, то в США ими становились участни­ки захвата чужих территорий.

Разница в критериях заключается не в «извращенности» идеалов, а в точке отсчета, точнее, в ее смещении по оси «добра-зла». В действи­тельности, в рефлексии социального поведения на шкалу нравственно­сти следует выделить несколько интервалов, т.е. шкала должна быть ин­тервальной.

23

1. Нравственность индивидуума. Оценка событий строится по от­ношению к своему «Я», «добро» — это то, что положительно лич­но для меня, «зло» - то, что для меня неприемлемо.

2. Нравственность группы. Оценка события строится по отношению к идеалам и целям группы. Индивидуум либо согласует свои лич­ные интересы с групповыми, либо покидает группу.

3. Мораль социума (государство, общество). Чаще всего она регла­ментируется определенными юридическими правилами и закона­ми. Может не соответствовать интересам многих групп и индиви­дуумов, т.к. отражает модель социального поведения в интересах господствующей группы или групп.

4. Общечеловеческие ценности. Правила социального поведения индивидуумов и групп в интересах выживания биологического вида.

Совершенно очевидно, что между шкалами может существовать не­соответствие, вызванное несовпадением точек отсчета и, как следствие, смещенная модель рефлексии социального поведения. Формирование нравственности индивидуума и группы состоит в совмещении «нуля» со­ответствующих шкал и рефлексивном управлении формированием мо­дели их нравственного поведения с учетом исторических, географичес­ких, этнических особенностей индивидов.

РЕФЛЕКСИЯ В ИЗМЕНЕННЫХ СОСТОЯНИЯХ СОЗНАНИЯ

А.А. Бухтояров

{Москва, Институт компьютерных психотехнологий РАЕН)

1. Существует целый спектр состояний сознания, которые качествен­но отличаются как от обычного, так и друг от друга. Наше сознание, как и всё в этом мире, квантовано.

Содержание акта рефлексии полностью зависит от формы сознания, в котором она осуществляется. Между тем всё еще бытуют предположе­ния, что существует только одно состояние сознания, и стандартом этого состояния является сам исследователь.

2. Наше сознание так и останется управляемым при помощи мифов, пока из всей <Короны> его состояний будет использоваться только одно. В этом случае можно говорить только о рефлексии в рамках одного состо­яния сознания, огороженного <красными флажками>. Зацикленность в одном дискрете сознания — цена управляемости людской массы.

3. Многомерное сознание, позволяющее <рвануть за флажки>, ста­новится востребованным из-за катастрофичного характера, который при­обрело современное развитие. Его выпускают на сцену Бытия потому, что

24

<нормальные> решения и сценарии выхода из мирового цивилизацион-ного кризиса не разрабатываются.

4. Вопреки утверждённому наукой восхождению по спирали, цик­лоиде и т.п., существует и одновременно действует и нисхождение по этой же спирали. И тогда пространство бытия человека задаётся только тем, какой процесс идёт быстрее. Бодрое детское сознание весело утверждает: всё тайное станет явным! Но переключение во взрослый режим говорит, что это вряд ли удастся. Явное может становиться тайным ещё быстрее. И жить нам, как информационному существу, станет негде.

5. Сегодняшнее положение вещей в глобальном плане невозможно поменять при помощи метода постепенных улучшений мира по частям или метода сохранения существующего порядка вещей. Он может быть только целостно обновлён, и механизм такого процесса должен быть за­пущен в кратчайшие сроки.

НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ БИОИНФОРМАТИКА И РЕФЛЕКСИРУЮЩИЙ СУБЪЕКТ

А.В. Воронов

{Владивосток, Институт автоматики и процессов

управления ДВО РАН)

Существенное значение для изучения, поддержки и развития рефлек­сии индивидуумов могут оказать процессы информатизации, разработка и применение специализированных компьютеризированных средств. Рас­смотрим находящиеся на уровне идей и на уровне предварительных ре­шений новые информатизационные аспекты, которые могут представлять интерес для изучения, поддержки и развития рефлексии.

Сегодня все большее распространение получает идея необходимости создания интеллектуальной комплексной среды, содержащей интеллекту­альные интерфейсы, обеспечивающие взаимодействие человека с разно­образными машинами и доступ человека к распределенному сетевому зна­нию. Такая среда может содержать также интеллектуальные объекты вир­туальной реальности, интеллектуальные мобильные роботы, технологии обучения эффективному взаимодействию человека с интеллектуальной средой и др.

Эффективное взаимодействие человека с машинами предлагают реа-лизовывать с помощью биологических сигналов человека. Чаще из био­логических сигналов предлагают: электрокулограммы — записи сигналов движения глаз, электромиограммы — записи сигналов напряжения мышц, электрокардиограммы — записи сигналов ритма сердечной мышцы, элек­троэнцефалограммы — записи биотоков головного мозга, альфа-волны,

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconЛитература по раннему возрасту
Воспитание детей раннего возраста" под редакцией Г. М. Ляминой Москва, издательство "Просвещение", 1978 год
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconПитер москва Санкт-Петарбург -нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев- харьков • Минск 2003 ббк 88. 1(0)
Л65 История современной психологии / Т. Лихи. — 3-е изд. — Спб.: Питер, 2003. — 448 с: ил. — (Серия «Мастера психологии»)
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconТезисы докладов Под редакцией К. Б. Грекова и А. Л. Рижинашвили Санкт-Петербург 2011 I всероссийская молодежная научная конференция «Естественнонаучные основы теории и методов защиты окружающей среды»
...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconТезисы докладов Международного Симпозиума "Приаралье на перекрестке культур" и второго полевого Семинара "Археология древнего Ташкырманского оазиса", посвященные 100-летию со дня рождения академика ан республики Узбекистан С. П. Толстова
Международного Симпозиума "Приаралье на перекрестке культур" и второго полевого Семинара "Археология древнего Ташкырманского оазиса",...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconФгбун «Центральный экономико-математический институт ран» фгбоу впо «Воронежский государственный университет»
Макаров Валерий Леонидович – академик ран, директор цэми ран, президент рэш, директор вшга мгу им. М. В. Ломоносова, Москва
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconФгбун «Центральный экономико-математический институт ран» фгбоу впо «Воронежский государственный университет»
Макаров Валерий Леонидович – академик ран, директор цэми ран, президент рэш, директор вшга мгу им. М. В. Ломоносова, Москва
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconВ. С. Нерсесянца Издательство норма москва, 2004
Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов / Под общ ред академика ран, д ю и., проф. В. С. Нерсесянца. — М.: Норма,...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconРоль семьи в воспитании детей по материалам книги «Все о младшем школьнике» под редакцией Виноградовой Москва,«Вентана -граф», 2004
«Все о младшем школьнике» под редакцией Виноградовой Москва,«Вентана -граф», 2004
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconВедущий научно-образовательный центр
Российской академии наук институт проблем информатики ран (ипи ран), Учреждением Российской академии наук институт проблем управления...
Тезисы IV международного симпозиума 7-9 октября 2003 г., Москва Под редакцией В. Е. Лепского Издательство «Институт психологии ран» iconМинистерство образования и науки российской федерации
Васильев С. Н., академик ран (Институт проблем управления ран, Москва). Индивидуализация учебного процесса в компьютерных обучающих...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница