I. Московский край в период древности




Скачать 26.74 Kb.
НазваниеI. Московский край в период древности
страница6/17
Дата03.02.2016
Размер26.74 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Глава V. «ВЕЛИКАЯ СМУТА» В МОСКОВСКОМ КРАЕ

НАЧАЛА XVII ВЕКА.


§ 1. Причины «Смуты» и её первый период.


В начале XVII столетия Московский край вновь оказался в центре исторических событий, в очередной раз решавших судьбу российского государства. Величайшая внутренняя смута в сочетании с польско-шведской интервенцией поставили русский народ перед реальной угрозой потери национальной независимости.

Причины Смутного времени складывались постепенно и особенно четко проявились на рубеже ХVI-ХVII веков. Длительная Ливонская война с 1558 по 1583 годы достаточно измотавшая силы страны закончилась поражением. Так называемые опричные «переборы» и грабежи при царе Иване Грозном, династический кризис, возникший в связи со смертью Федора Ивановича, расшатали старый уклад жизни и привычные отношения, внесли разлад и деморализацию в обществе. Но главной причиной обострения социальных противоречий стало усиление крепостной тягости и государственных повинностей крестьян и посадского населения. В 1592-1593 годах был издан царский указ об отмене крестьянского выхода даже в Юрьев день. Затем было издано еще несколько указов усиливавших крепостную неволю. Фактически в стране сложилась государственная система крепостного права. Такая политика вызывала огромное недовольство крестьянства, которое в то время составляло большинство населения в России. В деревнях периодически возникали волнения. Нужен был толчок для того, чтобы недовольство вылилось в «Смуту». Таким толчком стали неурожайные 1601-1603 годы и последовавшие за ними голод и эпидемии.

Борис Годунов, избранный царем Земским собором в 1598 году, делал многое, чтобы облегчить положение подданных: раздавал хлеб, сбивал цену, которая возросла в 80-100 раз, устраивал общественные работы, но последствия оставались тяжелыми. Только в Москве умерло от голода 120000 человек, при населении столицы в начале века в 50000. Следовательно, большинство умерших - жители подмосковных городов и деревень, искавшие в Москве спасения от голодной смерти. Многие от голода отдавали себя в холопы, а нередко господа, не в силах прокормить слуг, выгоняли их. Начались разбои и волнения беглых людей. Кульминацией «голодных бунтов» стало восстание под руководством Хлопка Косолапа в 1603 году. Главной его движущей силой стали крестьяне и холопы, из рядов которых вышел, судя по прозвищу, их предводитель.

Восстание охватило многие уезды Московского края. В нем участвовали жители Коломны, Волоколамска, Можайска. Летописец отмечает: «а иные воры... Федька Берсень с товарищами Можайск и Вязьму смутили». Для Давления восставших под Можайск был послан отряд окольничего Крюк-Колычева который беспощадно расправился с горожанами. Как пишет летописец: «Войска везде били злодеев, казнили пленных лютой смертью». Пока в окрестностях Москвы действовали малочисленные шайки «разбоев», правительство с ними справлялось. Но положение переменилось, когда «разбои» объединились в крупный отряд под предводительством Хлопка. Опасность была настолько велика, что Б. Годунов вынужден был послать против восставших войско во главе с воеводой И. Басмановым. Понадеявшись на свои силы, он вышел из городских ворот и попытался захватить Хлопка. Пятьсот повстанцев приняли бой. Басманов был убит. Лишь получив подкрепление из Москвы, правительственные войска разгромили восставших. Хлопка и других пленных привезли в столицу и там повесили. Многим из восставших удалось бежать на юг, где собирались все бесправные и

недовольные.

Всеобщее недовольство населения страны к 1604 году стало очевидным. Главным очагом брожения и беспорядков стала западная окраина государства Севёрская Украина, куда правительство ссылало из центра преступные или неблагонадежные элементы, которые были полны недовольства и озлобления и ждали только случая подняться против Московского правительства.

Такой случай вскоре представился. В 1601 году в Польше «объявился» первый самозванец, выдававший себя за царевича Дмитрия Ивановича, якобы чудом спасшегося от убийц Годунова. Московское правительство утверждало, что он был галичским боярским сыном Григорием Отрепьевым в монашестве «инок Григорий». В 1602 году он бежал в Литву, где получил поддержку польско-литовский знати.

Осенью 1604 года самозванец, которого назвали Лжедмитрием I , с 40-тысячным войском вошел в пределы Московского государства; издал воззвание к народу, что бог спас его царевича и призвал население принять его как законного наследника престола. На его сторону перешли все недовольные цар.емЛ>орйеом. Годунов послал против мятежников большое войско, но в его войске была «шаткость» и «недоумение» - не идут ли они против законного царя. А после смерти Бориса Годунова 6 апреля 1605 года, на сторону самозванца перешла большая часть царского,войска. Дворянское ополчение также не пожелало сражаться за Федора Годунова, ставшего царем после смерти отца.

Самозванец, собрав новое ополчение, продвигался к Москве. Скоро слух о приближении «истинного царя» разнесся по городу. Столица «загудела как улей» - кто брался за оружие, а кто напротив, готовился встречать «сына» Ивана Грозного. 1 июня 1605 года в подмосковное село Красное прибыли посланцы Лжедмитрия Гаврила Пушкин и Наум Плещеев и подняли его жителей на давно назревшее восстание. Восставшие двинулись к столице, заняли Красную площадь, а затем ворвались в Кремль и разгромили дворы Годуновых, патриарха Иова, дворы нескольких состоятельных придворных. Царевич Федор и его мать были задушены. Не оставили в покое и прах Бориса. Бояре - прислужники Лжедмитрия извлекли труп из Архангельского собора и вместе с останками сына и жены закопали за городом на простом и заброшенном кладбище.

Лжедмитрий шел к Москве, не встречая сопротивления, и летом 1605 года его войска остановились в селе Коломенском, где был построен военный городок из шатров, огражденных стеной с четырьмя башнями и воротами. 20 июня 1605 года самозванец торжественно въехал в Москву и стал русским царем. Это было удивительное зрелище. Вот как описал его Н.М. Карамзин: «самозванец вступил в Москву торжественно и пышно. Впереди поляки дружина всадников с копьями далее полки россиян, духовенство с крестами и Лжедмитрий на белом коне, в одежде великолепной, в блестящем ожерелье, ценою в 150 000 червонных, вокруг него 60 бояр и князей, за ними дружина литовская, казаки и стрельцы. Звонили во все колокола московские. Улицы были наполнены бесчисленным множеством людей. Видя Лжедмитрия, народ падал ниц с восклицанием: «здравствуй, отец наш, государь и великий князь Дмитрий Иванович, спасенный Богом для нашего благоденствия! Сияй и красуйся, о, солнце России!»».

Накануне коронации Лжедмитрий I пожелал возвращения в Москву инокини Марфы, в миру Марии Нагой, последней жены И. Грозного и матери убитогоГцаревича Дмитрия, чье имя присвоил самозванец. Свидание с ней было весьмаГ важно ДЯя Лжедмитрия, а равно и для всего народа русского. Царица должна была или признать в нем сына, или изобличить самозванца.

Встреча состоялась под Москвой в селе Тайнинское. На глазах многотысячной толпы вдова И. Грозного и беглый монах, впервые увидевшие друг друга, обнялись, обливаясь слезами. Бывшая царица признала «сына» и обошлась с ним~ласково. А он, как почтительный сын, три версты шел с непокрытой головой около кареты царицы-матери. Вскоре после этого состоялось венчание на царство.

Но Лжедмитрий недолго продержался на престоле. Он не сумел или не захотел заручиться поддержкой ни одной из социально-политических сил страны. Его падение стало неизбежным. Новому заговору предшествовала свадьба Лжедмитрия с Мариной Мнишек, дочерью литовского магната. Католичка была увенчана царской короной православного государства.

Вдобавок к этому насилия и грабежи разгулявшихся шляхтичей съехавшихся

на свадьбу вызвали резкое недовольство москвичей, Москва забурлила.

Восстание вспыхнуло в ночь на 17 мая. В два часа ударили в набат. Москвичи, вооруженные холодным оружием, пищалями и даже пушками, в разных концах города атаковали отряды польских панов, укрывшихся в каменных столичных дворцах. Толпа заговорщиков, до 200 вооруженных дворян во главе с Василием Шуйским и братьями Голицыными ворвалась в Кремль. После продолжительного сопротивления иноземцев-алебардщиков из личной ораны Лжедмитрий был убит. Через несколько дней труп его был сожжен. Московские пушкари, зарядив огромную пушку пеплом самозванца, выстрелили им в те ворота, коими он вступил в Москву, чтобы и праха его не

оталось. Только одиннадцать месяцев продержался на московском престоле чужеземный ставленник. Пленные поляки были разосланы по русским городам. Пана Мнишека и Марину отправили в Ярославль.

Лжедмитрий I лишился власти и жизни в результате дворцового переворота, организованного боярскими заговорщиками. Выходец из мелкопестной дворянской семьи, бывший боярский холоп, монах-расстрига Отрепьев, приняв титул императора всея Руси, сохранил в неприкосновенности все социально-политические порядки и институты. Его политика носила такой же продворянский характер, как и политика Б. Годунова. Его меры в отношении крестьян были пронизаны крепостническим духом. Однако кратковременное правление Лжедмитрия I не только не разрушило _ веру в «доброго царя», но и способствовало еще более широкому распространению в народе утопических взглядов и надежд.


§ 2. Крестьянская война под руководством И. Болотникова и Лжедмитрий II.


Спустя три дня после гибели Лжедмитрия I царем был «избран» родовитый боярин В.И. Шуйский - организатор заговора против самозванца. Воцарение Шуйского не прекратило «Смуту». Новый царь опирался на узкий круг близких ему людей. Даже внутри Боярской думы у него были недоброжелатели, сами претендовавшие на престол (Романовы, Голицыны, Мстиславские). Не был популярен Шуйский и у дворянства, которое сразу признало его «боярским царем».* Народные массы не получили никакого облегчения. Начались массовые розыски крестьян, бежавших от своих бояр и помещиков, тюрьмы заполнялись «крамольниками», замелькали топоры палачей.

Население страны было возмущено незаконным способом появления на московском троне навязанного ему «боярского царя». Против него началось широкое народное движение. В первый же месяц своего правления В. Шуйскому пришлось подавить несколько попыток выступлений московских городских низов. Летом 1606 года стихийные восстания охватили весь юг страны, который будоражили слухи о «спасении доброго Дмитрия». Центром борьбы стал город Путивль на северной Украине. Здесь восставшие крестьяне и посадские люди избрали «большим воеводой», прибывшего к ним с отрядом запорожцев, атамана Ивана Исаевича Болотникова.

И. Болотников был «боевым холопом» князя Телятевского. Бежал к казакам, был одним из атаманов волжской казацкой вольницы, попал в плен к татарам и был продан в рабство в Турцию. Был гребцом на галере, участником морских сражений, освобожден итальянцами. Затем" Венеция, Германия, Польша. В Путивле он становится во главе повстанческой армии.

Социальный состав движения под предводительством И. Болотникова был весьма разнообразным. Под его знаменами выступали беглые крестьяне и холопы, посадские и служилые люди, стрельцы и казаки, а позже к нему примкнули некоторые дворянские отряды. Такая социальная пестрота восставших отрицательно сказывалась на организованности и стойкости движения.

Летом 1606 года И. Болотников во главе 100000 ополчения восставших из района Путивля начал поход на Москву. Казацко-крестьянская армия под руководством энергичного, хорошо знающего военное дело И. Болотникова нанесла сокрушительное поражение силам В. Шуйского под Кромами, и маршрутом Калуга-Алексин-Серпухов двинулись на Москву. В первые дни октября войска Болотникова подошли к Серпухову, ворота которого ему открыли сами жители и влились в ряды восставших. Восстанием были охвачены ряд уездов юга и юго-запада Подмосковья. В 1606 году в состав городов, поддержавших восставших, вошли Можайск, Звенигород, Волоколамск, Серебряные Пруды. Они стали опорными пунктами и оказывали помощь воинству И. Болотникова не только продовольствием, подводами и снаряжением, но и живой силой при формировании боевых отрядов в походе на Москву.

Под Серпуховом успешное движение восставших пытались остановить войска молодого князя М.В. Скопина-Шуй.скас,о^с«боярами, но были быстро рассеяны, и поход продолжался. Одновременно И. Пашков, стрелецкий сотник взял Коломну. По пути к И. Болотникову присоединились крупные отряды служилых дворян выступавших против боярского царя Шуйского. Старший рязанский воевода П. Ляпунов и младший Г. Сунбулов привели рязанское ополчение, а И. Пашков - крупный отряд служилых людей.

В начале октября 1606 года армия И. Болотникова подошла к Москве и остановилась в селе Коломенское. Руководители народного восстания И. Болотников, И. Пашков, П. Ляпунов и Г. Сунбулов расположились в теремах царского дворца.

Вскоре И. Болотников предпринял попытку овладеть столицей. И. Пашкова он поставил в селе Красном, а П. и 7. "Ляпуновым~— поручил охрану Смоленской дороги, а сам, перейдя Москву-реку, ударил по дворянскому ополчению в Рогожской слободе. Но з наиболее ответственный момент сражения роковым образом сказалось различие целей у неоднородных по своему составу участников восстания. Дворянские отряды перешли на сторону В, Шуйского, а большая часть москвичей не поддержала восставших. 2 декабря И. Болотников потерпел поражение и отошел в Коломенское.

Началась осада села царскими.войсками. Лагерь восставших обстреливался «огненными ядрами», которые тушили с помощью мокрых воловьих шкур. В декабре 1606 года в сражении у деревни Котлы Болотников выл разбит и отступил в Калугу. Затем перешел в Тулу, где продержался до октября 1607 года, отбивая приступы царского войска. Наконец, обессиленные длительной осадой и голодом, защитники Тулы сдались. Вожди восстания были Казнены, а масса его участников рассеялась по центральным областям страны.

Поражение народного движения не упрочило положения правительства В. Шуйского. Оно по-прежнему оставалось крайне шатким. В стране продолжались антифеодальные выступления. Не утихла острая борьба между различными слоями внутри правящего феодального класса. В эту острую и сложную борьбу активно вторглись иноземные силы. Польская шляхта и католическая церковь не смирилась с неудачей, постигшей Лжедмитрия I. Они постарались извлечь выгоду из острых противоречий, раздиравших Россию.

Летом 1607 года в Стародубе объявился еще один «Дмитрий», будто бы чудом спасшийся в Москве в мае 1606 года. Вокруг нового самозванца собралось разношерстное войско. В его состав входили польско-литовские отряды, стрельцы, крестьяне, холопы и казаки.

С самого начала новый самозванец получил поддержку и материальную помощь со стороны польских магнатов. Он стал их послушной марионеткой. За зиму Тюйско Лжедмитрия значительно пополнилось остатками армии Болотникова. «Донские и волжские казаки и все те люди, которые в Туле сидели, - свидетельствует летописец, - к нему же, вору, присоединились, не хотя у царя Василия Ивановича в покорности быть...» Весной 1608 года многие жители городов Северной земли присягнули Лжедмитрию II. Почувствовав поддержку, самозванец двинул свои войска на Москву. Движение к Москве шло через Козельск, Калугу, Можайск и Звенигород. На своем пути он не встречал какого-либо сопротивления. Появление его в непосредственной близости от столицы вызвало необходимость сопротивления. В. Шуйский выслал навстречу самозванцу собранное войско. Воеводы М.В. Скопин-Шуйский и И.Н. Романов пытались остановить польскую кавалерию на реке Незнани между Москвой и Звенигородом. Однако «в полках начата быть шатость». Самозванец «поиде под Москву не тою дорогою» и в начале июня вышел к столице. Штурм её с ходу не удался. В боях у Химок и на Пресне он был остановлен, и самозванцу пришлось отступить.

Самозванец устроил свой лагерь на высоком холме за селом Тушино между реками Москва и Сходня в 17 верстах от столицы и решил взять её измором. Лжедмитрий II осаждал Москву 21 месяц и вошел в историю под именем Тушинского вора.

В Тушино были свои бояре и воеводы, свои приказы и даже свой патриарх: таковым стал митрополит ростовский Филарет - бывший боярин Федор Никитович Романов. В тушинский лагерь пришло из Москвы немало князей и бояр, хотя они знали, что идут служить самозванцу.

Война тем временем шла по всей Руси. Тушинцы, стараясь блокировать Москву, решили перерезать к ней все дороги и тем самым прекратить подвоз продовольствия. Сил для этого у них было достаточно. Войско самозванца достигало 40 000 человек. В начале сентября на север от столицы отправилось войско гетмана Сапеги, численностью около 30 000 пехоты и конницы, чтобы перерезать дороги на Ярославль и Владимир. Войска Хмелевского из Каширы двинулись на юг с целью овладения Коломной. Восточнее Москвы они должны были соединиться. Но этим планам не суждено было сбыться.

В борьбе с интервентами самое активное участие приняло население Подмосковья. Первыми в борьбу против польских захватчиков вступили северные города и деревни. Разбив войско царского брата Ивана Шуйского под селом Воздвиженским, Сапега 28 сентября 1608 года подошел к Троице-(5фгиеву~ монастырю. Располагая войском в 30 000 человек, он был уверен в быстрой победе. Ведь защитников крепости было не более 2500. Но на предложение осажденным сдаться они гордо ответили, что «даже десяти лет отроча посмеется вашему безумству и совету». Последовавший затем яростный штурм был отбит с большими потерями для нападавших. Интервенты вынуждены были перейти к планомерной осаде крепости.

Однако ни непрерывный обстрел из 63 орудий и многочисленные штурмы, ни подкопы и засылка лазутчиков с целью посеять вражду и измену - ничто не могло поколебать мужества и стойкости защитников крепости.

В тяжелых условиях тесноты и голода они не только держали героическую оборону, но и систематически нападали на противника, нанося ему значительный урон. Под огнем противника защитники выкопали ров вдоль восточной стены. Узнав о подкопе под угловую Пятницкую башню, они сделали против нее со стороны монастыря другую деревянную стену и организовали дерзкую вылазку, во время которой клементьевские крестьяне Никон Шилов и Петр Слота ценою своей жизни взорвали подкоп.

Особые трудности для осажденных сложились к зиме 1609 года. От скученности, недостатка свежей воды и продуктов начались эпидемические болезни - «моровое поветрие». Дочь Бориса Годунова Ксения, находившаяся в те дни в монастыре, писала в Москву: «Всякий день хоронят мертвых человек по двадцати и по тридцати и больше; а которые люди посяместо ходят и те собою не владеют, все обезножили».

Противник знал о тяжелом положении, создавшемся в крепости. Он рассчитывал новым, тщательно подготовленным штурмом овладеть, наконец, ею. Для решающего штурма были собраны все отряды, находившиеся в отъезде» От главных войск из-под Москвы вызвано подкрепление. На защиту стен крепости вышли все, кто еще мог ходить, включая женщин и детей. К утру, когда противник стал отходить, сами осажденные, выйдя через ворота и соскочивши прямо со стен, «побишя тогда множество преступных людей».

Сапегу и Лисовкого стали упрекать за слишком долгую осаду небольшого «лукошка», как в насмешку называли Троицкий монастырь другие воеводы самозванца. Незадачливые полководцы вновь бросают свои войска на яростные штурмы (27 июня и 28 июля). Но защитники крепости стойко оборонялись из последних сил.

Избавление обители от новых бед пришло от войска М. Скопина-Шуйского, 23-летнего племянника царя Василия Шуйского. Несмотря на Молодость, он был опытным полководцем. Скопин-Шуйский 12 января 1610 годаа снял осаду литовских людей и русских «воров» с Троице-Сергиева монастыря. Столь же героически проявили себя защитники Иосифо-Влоколамского монастыря. Когда в августе 1608 года отряды Лжедмитрия II взяли Волоколамск, его жители укрылись за стенами монастыря. Более года героическое сопротивление его защитников. И только голод заставил их сдаться.

Неудача постигла тушинцев на южном направлении. Был разбит направленный к Коломне отряд пана Хмелевского. Вскоре поляки снова стали угрожать Коломне - этому боевому форпосту Москвы, стоящему на важном торговом перекрестке. Василий Шуйский на помощь крепости послал опытного и надежного военачальника князя Дмитрия Пожарского. Так в тридцать лет он получил первый воеводский чин. На четвертые сутки рать Д. Пожарского подошла к Коломне. Получив разведанные о противнике, расположившемся в 40 верстах от Коломны, возле села Высокое (ныне г. Егорьевск). Д. Пожарский совершил скрытный маневр. Воевода разделили своих ратников на несколько отрядов, и ударил по противнику одновременно с разных сторон. Застигнутый врасплох, он не смог оказать организованного сопротивления. Многие погибли во время боя, большая часть сдалась в плен.

Весной 1609 года поляки решили попытаться еще раз овладеть Коломной. Но все штурмы большого отряда пана Млоцкого были отбиты. Однако дорога к Москве оставалась за тушинцами.

Не будучи в состоянии одолеть тушинцев, Шуйский обратился за помощью к шведам, которые согласились послать ему вспомогательный отряд наемников в 7 000 человек. Во главе Московского войска стал князь Михаил Скопин-Шуйский. Собрав ополчение в 20 000 человек, Скопин начал поход к Москве. Недалеко от Александровской слободы он разбил войско Сапеги и Ружинского. Используя систему острожков, Скопин теснил польские отряды. Вражеская конница оказалась бессильной перед тактикой русского полководца.

Положение ЛжеДмитрия II стало безнадежным. Тушинский лагерь разваливался. 12 января Ян Сапега снял осаду с Троице-Сергиева монастыря. Самозванец, Марина Мнишек и казацкий атаман Иван Заруцкий с небольшим отрядом тайно бежали в Калугу.

12 марта 1610 года Москва торжественно встречала победоносное русское войско, в которое влились земские ополчения из многих городов, Поднявшихся на борьбу с интервентами. Скопин-Шуйский вступил в столицу в расцвете своего полководческого таланта. В свои 24 года он пользовался большой любовью служилых людей, имел непререкаемый авторитет. Москва ожидала от него новых успехов в борьбе против неприятеля. Но в апреле Скопин внезапно заболел и умер. «И была болезнь его зла, - отмечает летописец, - беспрестанно шла кровь из носа». Народная молва указывала на отравителя - царя и его братьев.

Решение царя Василия Шуйского призвать на помощь иноземцев дорого обошлось России. Союз со Швецией обернулся крупными внешнеполитическими осложнениями. Швеция находилась в состоянии войны с Речью Посполитой, и польский король Сигизмунд III использовал русско-шведское соглашение как предлог для разрыва подписанного в 1601 году перемирия. Правящие круги Польши поняли, что добиться поставленных целей по завоеванию Российского государства при помощи Лжедмитрия II им не удастся. Тогда они пошли на открытую интервенцию. Польско-литовская армия осадила Смоленск.

Героическая оборона Смоленска, которую возглавил другой выдающийся русский полководец начала XVII века - воевода Михаил Шеин - почти на 2 года задержала главные силы польского королевского войска. Однако летом 1610 года сильный польско-литовский отряд гетмана Жолкевского двинулся к Москве. В сражении у села Клушино царское войско было разгромлено.

Василий Шуйский оказался в критическом положении. С запада на Москву двигалось польское войско, усиленное наемниками и действовавшее от имени короля. С юга столице вновь угрожал Лжедмитрий П, расположившийся у села Коломенское. На призыв о помощи царя Василия служилые люди не откликнулись. 17 июля 1610 года Василий Шуйский был свергнут с престола и насильно пострижен в монахи.

Власть в Москве перешла в руки Боярской Думы - «седмочисленных бояр», в просторечии - «семибоярщины». Страшась собственного народа и ида^ЗЭЙШ^--Р1..него? боярская клика провозгласила царем младшего сына Сигизмунда III королевича Владислава, «Лучше государю служить, говорили бояре, - нежели от холопов своих побитыми быть». Национальные интересы были принесены в жертву узкосословным. 17 августа 1610 года оформили соответствующий договор.

Тем временем бояре, заключившие с интервентами договор, потеряв доверие народа и столичного гарнизона, пошли на невиданное в русской истории национальное предательство. В ночь на 21 сентября они впустили в Москву 8 000 польское войско гетмана Жолкевского, которое заняло Кремль, Китай-город, Белый город и Новодевичий монастырь.

В октябре 1610 года Жолковский-"покинул Москву, возложив командование интервентами на пана Гонсевского. Управление Москвой полностью перешло в его руки. В Кремле были размещены роты немецких солдат. У ворот поставлена стража, артиллерия приведена в боевую готовность. Москвичам запрещалось ходить с саблями. Нельзя было продавать в городе Дрова, ибо из них могли изготовить колья. По вечерам в столице жизнь замирала. По улицам разъезжали польские патрули и убивали всех, кто попадался им на пути. С оккупацией в Москве начались грабежи, убийства и насилия. «Наши, - писал польский ротмистр Маскевич, - ни в чем не зная меры, не довольствовались миролюбием москвитян и самовольно брали у них все, что кому нравилось, силою отнимая жен и дочерей». Интервенты не давали ходить к заутрене не только мирянам, но и священникам. В Москве Гонсевскому прислуживал боярин М. Салтыков и «торговый мужик» Ф. Андронов, ведавший Казной, и другие изменники, засевшие в важнейших приказах.

Польская оккупация Москвы затягивалась. Правление поляков и клевретов в Москве возбуждало все большее неудовольствие. Но его как меньшее зло, ибо присутствие польского гарнизона в столице её недоступной для Тушинского вора. Но в декабре 1610 года Лжедмитрий II был убит в Калуге, и это событие стало поворотным пунктом в истории Смуты. Теперь у служилых людей и у «земских» вообще, и у тех казаков, у которых жило национальное сознание и религиозное чувство, остался один враг. Тот, который занимал столицу иноземными войсками и угрожал национальному русскому государству и православной русской вере.


§ 3. Героическая борьба патриотов Московского государства с интервентами.


Открытая интервенция Речи Посполитой против Российского государства, изменнически захваченная Москва вызвали широкий подъем патриотически-настроенных народных масс. Упорно сопротивлялись русские города-крепости.

Не захотел покориться интервентам и Зарайск, где с февраля 1610 года на воеводстве сидел князь Д.М, Пожарский. Крепость не раз отражала набеги крымских татар. Жарко было под Зарайском и в годы польской интервенции. Желая удержать такой важный для обороны Москвы город, царь В. Шуйский назначил Д.М. Пожарского воеводой, дав ему небольшой отряд стрельцов.

В июне 1610 года мирная жизнь зарайцев была нарушена, Тушинцы прислали в город грамоту с требованием присягнуть Лжедмитрию II. Пожарский отверг требование. В ответ на это в городе вспыхнул мятеж. Воевода с немногими людьми укрылся в Кремле, и, закрыв ворота, «сел в осаду». Через несколько дней мятежники, видя твердость и решимость своего воеводы, сдались. На переговорах решили: «Кто царь в Москве, тому и служить».

В смутное время одним из центров борьбы с польско-шведской интервенцией была и Коломна. Город и его округа не раз становились объектом и ареной ожесточенной борьбы между интервентами и русскими патриотами. При поддержке воеводы соседнего Зарайска, Д.М. Пожарского, коломничи успешно отбивали нападения тушинцев и интервентов и освобождали дорогу на Москву.

На южных рубежах Московского государства ключом к Москве оставался Серпухов. В начале XVII века город оказался в центре военно-политических событий. В 1609 году, во время польско-литовской интервенции Серпухов был захвачен польским отрядом под командой пана Млоцкого. Через некоторое время, не выдержав произвола интервентов, серпуховчане восстали и перебили находившихся в городе поляков. В ответ отряд Млоцкого напал на городской посад, много домов пожег и разграбил лавки на городском торгу и бросился на каменную крепость. Но засевшие в ней серпуховичи дали полякам жестокий отпор, и они были вынуждены покинуть город. В феврале 1611 года Серпухов стал сборным пунктом для отрядов народного ополчения К. Минина и Д. Пожарского из Тулы, Калуги, Алексина и Тарусы, которые внесли свой вклад в освобождение столицы.

Глубокий след оставили события Смутного времени в истории Можайска. Находясь на западной границе русского государства, он ранее других подмосковных городов оказался в орбите ожесточенной борьбы. Впервые поляки появились в городе вместе с Лжедмитрием I в 1605 году. В апреле 1606 года в городе останавливалась со свитой, проезжавшая в Москву Мнишек. Пребывание поляков в городе вызывало недовольство. Во время проезда через город послов короля Сигизмунда III, горожане и, и послы были вынуждены покинуть город.

В 1608 году войско Лжедмитрия II, двигаясь на Москву, подошло к Можайску. Гарнизон русской крепости оказал достойное сопротивление. Поляки вынудили его сдаться а, уйдя, оставили своего наместника - воеводу Николая Вильчек. Для горожан наступили тяжелые времена. Интервенты грабили и разоряли население, горели дома, гибли посевы.

В 1610 году царь Василий Шуйский со своим войском подошел к Можайску и тайно предложил тушинскому воеводе Вильчеку сдать город за вознаграждение в 100 рублей. Тушинцы и интервенты оставили Можайск. Но вскоре город заняли войска Сигизмунда III, устроившего поход на Москву.

После освобождения столицы в 1612 году началось изгнание польских интервентов, грабивших Можайскую землю. Её результаты были ужасны. Писцовые книги сообщали: «А посадских людей, их жен, детей в 1612-1613 годах польские и литовские люди побили и дворы пожгли». Из 205 дворов, бывших в Можайске в 1598 году, осталось лишь 99.

Горячо откликнулись жители подмосковных городов на пламенный призыв великих патриотов русской земли К. Минина и Д. Пожарского и в рядах народного ополчения приняли участие в освобождении Москвы и России от захватчиков.

Несмотря на произошедшую в 1610 году государственную катастрофу, в России и её столице еще оставались люди, не смирившиеся с победой жестокого врага. Во главе национально-религиозной оппозиции становится патриарх Гермоген, отличавшийся твердой волей и строгими нравственными принципами. Призыв к началу сопротивления зазвучал в рассылавшихся из Москвы по городам пламенных обращениях патриарха в защиту православной веры и московских святынь. Московские бояре донесли о патриарших грамотах оккупантам, которые посадили его под стражу, отняв перо и бумагу. А когда от Гермогена в ультимативной форме потребовали написать патриотам, чтобы они не шли освобождать столицу, он заявил: «Напишу, но только под условием, ... если изменники и люди короля выйдете вон из Москвы». За этот мужественный поступок патриарх Гермоген был заточен в холодное подвальное помещение Чудова монастыря, где и скончался 17 января 1612 года.

Голос патриарха Гермогена был скоро услышан. Уже в начале 1611 года начинается широкое патриотическое движение в стране. Города приписываются между собой, чтобы всем придти в соединение, собирать ратных людей и идти на выручку к Москве. На сборные пункты отправлялись Ратники, туда же свозилось воинское снаряжение.

Весною 1611 года к Москве подступило первое земское ополчение и начало осаду города. Князь Д. Пожарский во главе своего отряда выступил из Зарайска в начале марта. Подойдя к столице, его ратники небольшими группами и поодиночке проникали в московские слободы. То же самое делали воины из других отрядов, первыми подошедшими к окраине города. В самой Москве постепенно накапливались силы для выступления против интервентов. Руководители земского ополчения задумывали двойной удар - извне и изнутри столицы.

Восстание началось стихийно 19 марта. Волнение возникло на торгу, где польские пехотинцы попытались силой заставить возниц помогать им таскать пушки со стены Китай-города. Те ответили отказом. Польские драгуны врезались в толпу и учинили страшное побоище над безоружной толпой. В Китай-городе было убито около 7 000 москвичей.

Спасаясь, толпа хлынула в Белый город. Там раздавался набатный звон, призывая всех к восстанию. Разгромив Китай-город, интервенты двинулись в Белый город, но встретили там упорное сопротивление. Особенно ожесточенными были схватки на Никольской улице и Сретенке. В полдень, в самый разгар боя здесь появились ратники Д. Пожарского. Его дружина первая из земского ополчения вошла в Белый город. Собрав стрельцов и посадских людей, Д. Пожарский дал бой наемникам, появившимся на Сретенке.

Повсюду в разных концах Московского посада главными узлами сопротивления стали стрелецкие слободы. Видя, что исход боя сомнителен, Гонсевский приказал зажечь Замоскворечье и Белый город в нескольких местах. В горящей Москве восставшие не могли долго обороняться и побежали навстречу подходившему к Москве земскому ополчению. До конца держались лишь возглавляемые Д. Пожарским отряды. Они успешно отбивали попытки поляков зажечь ту часть города и Сретенки, где оборонялись. 20 марта в бою в укреплении около своего дома на Лубянке Д. Пожарский был трижды ранен. Падая на землю, он простонал: «Лучше мне было бы умереть, чем видеть все это». Оставшиеся в живых боевые товарищи Д. Пожарского увезли тяжело раненного воеводу сперва в Троице-Сергиев монастырь, а затем в вотчину Мугреево в Суздальском уезде.

Москва продолжала гореть 20 и 21 марта. Огромная, богатая и многолюдная Москва в три дня была обращена интервентами в пепелище. Пожар и уличная битва вошли в историю как «московское разорение».

Подошедшим под Москву 21 марта передовым отрядам земского ополчения открылась страшная картина. Между тем первое ополчение состояло из двух различных элементов: это были, во-первых, дворяне и дети боярские, во главе которых стоял знаменитый в то время рязанский воевода Прокопий Ляпунов. Во-вторых, казаки, под руководством бывшего тушинского боярина, князя Д. Трубецкого и казачьего атамана И. Заруцкого. Вскоре между руководителями ополчения начались разногласия в борьбе за первенство. И. Заруцкий и Д. Трубецкой, воспользовавшись тем, что власть в ополчении все больше переходила в руки «дворян добрых», организовали убийство Прокопия Ляпунова. После этого большая часть дворян покинула войско. Первое ополчение распалось.

Между тем, положение все больше осложнялось. Поляки после 20-месячной осады взяли Смоленск. Король Сигизмунд III открыто заявил о намерении лично занять московский престол. Однако новый подъем национально-освободительной борьбы русского народа помешал ему это сделать.

Спасение Москвы и всей России пришло из Нижнего Новгорода. Именно здесь началось формирование второго земского ополчения. Его организатором стал «земский староста» Кузьма Минин, обратившийся с призывом к нижегородцам: «если мы хотим помочь Московскому государству, то не будем жалеть своего имущества, животов наших. Не то что животы, но дворы свои Продадим, жен и детей заложим!». Тогда же, с одобрения нижегородцев был составлен приговор о сборе денег «на строение ратных людей». Призыв Минина был поддержан новгородцами. По его совету горожане добровольно отдавали «третью деньгу», то есть третью часть своего имущества. Сам К. Минин отдал на нужды ополчения не только «всю свою казну», но и серебряные и золотые оклады с икон и драгоценности своей жены. «Тоже и вы все сделайте», - заявил он посаду.

Решающую роль сыграл К. Минин и в выборе военного руководителя ополчения. Нижегородцы приговорили позвать «честного мужа, которому заобычно ратное дело и кто б был в таком деле искусен, и который бы во измене не явился». Начальником земского ополчения был приглашен «стольник и воевода» Д. М. Пожарский, способный военачальник и человек с незапятнанной репутацией. Хозяйственную и финансовую часть взял на себя «выборный человек всею землею» Кузьма Минин.

Второе ополчение к весне 1612 года дошло до Ярославля. Здесь был создан Совет всей земли из духовенства, боярской думы и выборных представителей сословий во главе с Д. Пожарским и К. Мининым.

В августе 1612 года ополчение подошло к Москве. Оно раскинуло свой лагерь у стен Троице-Сергиева монастыря. Известие о продвижении к Москве войск польского гетмана Ходкевича заставило Д. Пожарского ускорить движение рати, и утром 20 августа его войско вступило в Москву и заняло боевые позиции. Ровно через сутки подошли к Москве полки польского гетмана. Общие силы врага достигали 15000 человек. Им противостояла земская рать, не превышавшая 8000 - 10000 ратных людей. Интервенты имели некоторое численное превосходство, лучшее вооружение, большее количество профессиональных воинов и опытных военачальников. Зато важным преимуществом ополченцев был высокий воинский дух ратных людей - патриотов, сражавшихся за родную землю, за освобождение Российского государства, своей столицы от иноземных захватчиков. Русские воины приносили присягу: «Стояти под Москвою и страдати всем... и битись до смерти».

Боевые действия по освобождению Москвы начались 22 августа. В течение двух дней шли ожесточенные сражения. Интервенты непрерывно паковали передовые части ополчения, которые упорно сопротивлялись, сдерживая натиск превосходящих сил врага. Чашу весов в пользу русских склонили решительные действия Козьмы Минина. Три сотни конных дворян под его командованием незаметно переправились через Москву-реку и внезапно ударили во фланг войску Ходкевича. Удар был настолько силен и неожидан, что польские роты бежали к своему лагерю. В результате общей дружной атаки, интервенты были опрокинуты. В руки победителей попали огромный обоз в 400 возов с продовольствием, артиллерия, польские знамена и шатры. Польский гарнизон, не получивший подкреплений, продовольствия и боеприпасов был обречен. Более года продолжалась осада гарнизона в Кремле, И когда 22 октября «земской ратью» был взят штурмом Китай-город, следом, 26 октября 1612 года измученный голодом польский гарнизон Кремля сдался. Москва была освобождена от интервентов. В сражениях 22-24 августа в Москве участвовали и отличились ополченцы из подмосковных городов Коломна, Серпухов, Можайск и Зарайск. Они же принимали участие и в решающем штурме Белого города 22 октября 1612 года.

Одержанная победа окружила ореолом славы героев битвы за Москву «выборного человека всею землею» Козьму Минина и воеводу князя Дмитрия Пожарского. В 1613 году Д. Пожарскому, воину-освободителю дается чин боярина, а К. Минин производится в думные дворяне. Теперь он заседал в Боярской думе - высшем совете Российского государства. После победы К. Минин прожил менее 4-х лет: сказались старые раны. Власти не удостоили национального героя, коим он являлся для широких народных масс, торжественных похорон. По просьбе земляков - жителей Нижнего Новгорода К.З. Минина похоронили в Нижегородском Преображенском соборе. Весной 1695 года в Нижний Новгород для постройки флота прибыл Петр I. Он распорядился перенести прах великого патриота России в Нижегородский Кремль. Когда это было сделано, Петр 1 опустился на колени перед гробницей, сказав: «Здесь лежит спаситель России». Эти слова Петр 1 повелел написать на гробнице К. Минина.

Д. Пожарский был намного моложе своего боевого соратника. В разные годы он руководил работой различных приказов. Но главным в его жизни оставалась деятельность по защите Российского государства от вражеских нашествий. Он не раз получал военные назначения, когда возникала угроза России. Свой воинский долг он всегда выполнял добросовестно, с честью, на любых воеводских должностях.

Д.М. Пожарский скончался 20 апреля 1642 года. Погребли его в родовой усыпальнице Пожарских в суздальском Спасо-Евфимиевском монастыре. В 1885 году на могиле Д. Пожарского был сооружен памятник на средства, собранные по народной подписке на добровольных начатах.

Самый известный памятник великим русским патриотам воздвигнут в Москве, на Красной площади. Он сооружен по проекту талантливого архитектора скульптора И. П. Мартоса на собранные народом деньги. Бронзовый монумент изображает К. Минина, который поддерживает израненного Д. Пожарского и призывно указывает ему на московский Кремль. На пьедестале памятника высечена надпись: «Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия. Лета 1818». Этот памятник увековечивает память тысяч безвестных героев, погибших в борьбе с иностранными захватчиками в Смутное время. Память эта для нас священна.

В январе 1613 года на развалинах Москвы собрался земский собор, очень широкий по своему составу. Кроме боярской думы, высшего духовенства и столичного дворянства на соборе было представлено многочисленное Провинциальное дворянство, горожане, казаки и даже черносошные (государственные) крестьяне. Всего в Москву съехалось свыше 600 членов Земского собора. Главным был вопрос об избрании царя. Первым делом постановили никаких иноземцев, а тем паче иноверцев, на русский престол не избирать. Затем перебрали кандидатуры на царский трон и остановились на 16-летнем Михаиле Романове, двоюродном племяннике последнего царя из династии московских Рюриковичей - Федора Ивановича, что давало основания связывать его с законной династией. Юный царь не имел сильной воли и способностей к правлению. Его избрание всей землей стало символом единения сословий и уездов России.

Освобождение Москвы от интервентов еще не означало их изгнания из Российского государства. Прежде всего, надо было отразить новое наступление польских войск. Сигизмунд III и его сын Владислав, собрав новое войско в конце ноября 1612 года, из Смоленска двинулись к Москве. Население и гарнизоны русских городов оказывали им героическое сопротивление. Когда польский король попытатся взять Волок Дамский (Волоколамск), это ему не удалось. Трижды польская конница и наемная немецкая пехота ходили на приступ, но город не сдался. Между тем наступили морозы. Сигизмунд не имел средств вести зимнюю кампанию. В довершение всего высланный из Москвы под Волок Ламский большой конный отряд русских войск совместно с местными отрядами народных мстителей в двухдневном бою разбил войско короля, потерявшими только пленными более тысячи человек. Король ушел обратно в Польшу.

Однако поляки долго не унимались. В июле 1618 года королевич Владислав из района Вязьмы начал наступление на Москву. Летом 1618 года они осадили Можайск. Ожесточенные бои вокруг города не прекращались ни на один день. Артиллерия врага обстреливала Можайск. В городе возникла угроза голода. Подошедший на помощь отряд русских воинов во главе с князем Д.М. Черкасским разгромил войско Владислава. Та же участь постигла интервентов под Волоколамском. Оборону города возглавили казачий атаман Нелюб Марков и Иван Епанчин. Несколько раз подступали поляки к городу. Стычки были жестоки, но горожане и не думали сдаваться. Войско короля стало заметно редеть от голода и морозов. Король снял осаду и отступил от города. Был отбит натиск противника и под Серпуховом. Интервентам не удалось захватить столицу России. В таких неблагоприятных для польских завоевателей условиях, 1 декабря 1618 года в селе Деулине было Подписано перемирие с Польшей. Российское государство после 14 лет Интервенции получило продолжительную передышку, чтобы восстановить силы. Народ отстоял родную землю, свою национальную независимость.

Смутное время стало тяжелым потрясением для Московского государства. Первым и наиболее тяжелым его следствием было страшное разорение и запустение страны. В социальном составе общества произошло дальнейшее ослабление силы и влияние родовитого боярства. В политическом отношении смутное время показало, что государство Московское не было созданием и «вотчиною» своего государя. Оно было общим делом «всех городов и всяких чинов людей всего великого Российского царствия». И в этом велик вклад Московского края.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

I. Московский край в период древности iconВосточная Европа в древности и средневековье: Экономические основы формирование государства в древности и средневековье
Древнейшие государства Восточной Европы. 2010 г. Предпосылки и пути образования Древнерусского государства. М., 2012
I. Московский край в период древности iconКак прекрасен Чувашский край! На первый взгляд – это тихая и спокойная земля, но ее прелесть раскрывается не сразу, а постепенно. И чем больше узнаешь наш край, тем больше его любишь. Край лесов и полей, край берез и дубрав
Еста и особенно остро испытываем это чувство, когда уезжаем далеко и надолго. Истинную любовь к родному краю не могут заглушить ни...
I. Московский край в период древности iconРабочая программа спецкурса «Государство в древности: генезис и типология»
Рабочая программа спецкурса «Государство в древности: генезис и типология» составлена на основе требований государственного образовательного...
I. Московский край в период древности iconАнна Андреевна Ахматова и Тверской край. (Жизнь и ранний период творчества А. А. Ахматовой)
Обучающая познакомить учащихся с жизнью и творчеством А. А. Ахматовой; расширить представление учащихся о литературе Тверской области;...
I. Московский край в период древности iconИ. Ю. Холкина (сгу). Салофия от истоков до современности > Ю. А. Пухленко (сгу). Тенденции и противоречия межконфессиональных браков > А. Е. Тимофеев (сгу). Религия Египта в социальном плане: от древности до наших дн
А. Е. Тимофеев (сгу). Религия Египта в социальном плане: от древности до наших дней
I. Московский край в период древности iconКонкурс научных проектов школьников «Умники и умницы»
Я родился в станице Выселки Краснодарского края, поэтому моя малая родина – Кубань, чудесный, благодатный край. Край снежных гор...
I. Московский край в период древности iconКраткий курс лекций по Отечественной истории с древности до начала XXI века
Аксенов В. Б. Краткий курс лекций по отечественной истории с древности до начала XXI века. Часть От складывания древнерусского суперэтноса...
I. Московский край в период древности iconСценарий проведения Конференции День Земли по теме «Экология Алтайского края»
Что такое Алтай? Вы спросите об этом геолога. И геолог расскажет, геолог расскажет про золото. С давних – давних времен, с незапамятных...
I. Московский край в период древности icon09. 10. 04. «Форт Балаклава», соревнования по горному велоспорту, Севастополь
Сначала состоятся два отборочных тура на искусственном рельефе: в Москве 16 апреля и в Сочи 23 24 апреля. Затем идут местные финалы...
I. Московский край в период древности iconКонкурса чтецов на тему «Люблю тебя, мой край родной»
Конкурс чтецов «Люблю тебя, мой край родной» проводится среди учащихся 5-7 классов специальной (коррекционной) образовательной школы...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib2.znate.ru 2012
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница